Метажурнал
3.41K subscribers
166 photos
3 videos
15 files
851 links
Современная поэзия с комментариями.
Сайт проекта: https://metajournal.space Схрон (новости поэзии): https://t.me/skhronpoetry
Обратная связь: metajrnl@gmail.com
Download Telegram
Forwarded from Культурная инициатива (Danil Fayzov)
Мы завели скромную попытку краудфандинга на издание книги Алексея Колчева. Должен сказать, что большая часть текстов не публиковалась в прижизненных книжных изданиях. На мой скромный взгляд как одного из составителей, Колчев один из важнейших и пока не до конца не прочитанных поэтов. https://planeta.ru/campaigns/kolchev_13-14
19 мая 2024 года прошел стрим Метажурнала. Никита Левитский представил книгу «Слова рассеют тьму», вышедшую как отдельное электронное издание на сайте Метажурнала. Презентацию вела Нина Александрова, вопросы автору задавали Нина Александрова и Евгений Никитин. Никита Левитский, прочитав ряд стихов из книги и не вошедшее в книгу стихотворение, написанное полгода назад, отметил соединение жалости и ярости в своих стихах, назвал Парижскую коммуну своим политическим идеалом, говорил о почтении к Александру Бренеру и его искусству. Поэт объявил, что перформанс стал для него новой музыкальностью, и что он тяготеет к искусству прямого действия, которым должна стать и эта книга. Также Левитский обсуждал с ведущими стрима историзм своих стихов, диалог с Мандельштамом, Целаном, Рембо, Уитменом, и странничество как необходимую часть акционизма, «путь дервиша».
Участники стрима выступили со своими интерпретациями поэтики Левитского, каждый находил свой нерв. Илья Кукулин увидел в поэзии Никиты Левитского продолжение мистики обэриутов, где шаманское камлание дается аналитично, как проницательный способ разговора о современности. Евгения Суслова говорила об «оргии речи» в этой поэзии, когда воплощение слова в реальность требует вовлечения всего тела и соответствия его действиям. Лев Оборин сказал о конвергенции поэзии Левитского с поэзией битников, благодаря чему и стало возможно сложное переключение от сдержанности к экстатичности. Александр Марков заметил, что поэзия Никиты Левитского — ярость при исчезновении и блокировании привычных медиумов, и что интонации псалма прямо связаны с политической задачей предъявить свою разбитость, а не склеенность. Никита Левитский поблагодарил участников и завершил стрим чтением еще двух стихотворений. https://www.youtube.com/watch?v=2cg2MtmqIfw
Дорогие друзья!
25 мая в 16.00 по Берлину, 17.00 по Санкт-Петербургу
"Метажурнал" проведет презентацию сборника Александра Скидана "В самое вот сюда. Стихи 2020-2023".

Из предисловия Игоря Булатовского: "...ожидание конца бездны сменилось ощущением, что так и должно быть, что бездна и не должна кончаться, что она — теперь — залог существования русского поэтического языка прежде всего как языка этического. Разве что молчание, кроме которого нам теперь уж точно нечего терять, готово стать не результатом нашей речи, а ее надежным, обнадеживающим истоком".

В презентации примут участие: Роман Осминкин, Елена Костылева, Екатерина Захаркив, Константин Шавловский, Александр Марков, Лиза Хереш, Влада Баронец, Максим Алпатов, Юлия Подлубнова и др.
Ведущая: Евгения Вежлян.

Следите за нашими стримами!
Станислава Могилёва

*
давай давай поговорим поговорим поговорим поговорим поговорим поговорим
я так хочу с тобой давай давай поговорить поговорить поговорить поговорить поговорить поговорить
я так хочу чтобы мы разговаривали разговаривали разговаривали разговаривали разговаривали разговаривали
чтобы мы только и делали что смотрели друг на друга смотрели смотрели смотрели смотрели смотрели и
разговаривали и разговаривали
чтобы твой голос мне говорил говорил говорил говорил говорил говорил чтобы твой голос я слышала слышала чтобы твой голос я узнавала
чтобы мой голос тебе говорил говорил говорил говорил говорил говорил чтобы ты слышал мой голос чтобы мой голос ты различал различал
я хочу чтобы ты меня говорил говорил чтобы я тебя говорил говорил чтобы я тебя повторил
давай давай я хочу чтобы наши голоса друг другу говорили говорили говорили говорили говорили говорили
чтобы мы друг с другом говорили чтобы мы говорили друг другу
все слова которые мы знаем которые мы не знаем все слова которые для нас придумали которые мы придумаем я хочу говорить с тобой
я хочу чтобы ты говорил со мной
я хочу чтобы ты со мной говорил говорил говорил говорил говорил говорил
я хочу чтобы ты со мной говорил
я хочу чтобы ты хотел говорить со мной
давай давай говори со мной говори говори говори говори говори
заговори со мной
повтори

Источник: блог автора

#выбор_Юлии_Подлубновой
Это текст о тотальной дискоммуникации, невозможности коммуникации как таковой, поскольку адресат, к которому обращена речь с настойчивым, на наших глазах становящимся обсессивным призывом "поговорить", то есть ответить на речь речью, на действие действием, безмолвен и, если и существует, то находится, скорее всего, в пространстве воображаемого. По большому счету, это разговор субъектки с самой собой, с некоторой проекцией, порожденной ее тревожным сознанием, знающем о пустоте на месте адресата (он мог, например, умереть, исчезнуть с радаров, бросить говорящую и т. д.), но находящемся в острой стадии отрицания. Этот дисконнект собственно и порождает тревожность и желание повторять "говори", как своего рода магический ритуал, вызывающий адресата из небытия, создающий эффект его присутствия, даже если физически он отсутствует. Прекрасный пример экспрессивного, трансгрессивного письма, заговаривающего болезненную пустоту повторами и перформативной моторикой.

#комментарий_Юлии_Подлубновой
До окончания сбора отзывов в книжную хронику журнала «Воздух» осталось 10 дней. В данный момент ситуация следующая: в списке для рецензирования 355 книг. На 22 из них поступило два и более отзыва. На 85 поступило по одному отзыву. Итого 107, так что на 248 книг отзывов пока нет. Конечно, многие присылают в последний момент, но, в общем, масштабы дефицита таковы, что хотелось бы попросить всех потенциальных участников, по возможности, мобилизоваться: что-то, конечно, придётся отложить до следующего номера, но хотелось бы по минимуму. (Ради такого случая открою комментарии, что ли.)
Настя Кле

жизнь и страдания девочки-робота

***

а младшему братику досталась раскраска
про то, как меня хоронят на радиорынке –
в какой-то невнятной бандуре, бортовом
самописце, корпусе из-под киа рио,
четыре масляных свечки и клоун-аниматор –
просит дёрнуть его за палец,
дернёшь – и всё сгорит к ебёной матери:
вопли, светомузыка, тридцать тонн спецэффектов,
шебутной призрак-напалм.
он нихера не раскрасил и лёг спать, завтра в школу.



***

я-то пришла спасти мир, а тут: стрыги, кинокефалы,
чудь белоглазая, дивьи мужички, селки, дриады,
любимки мои — три брата-акробата:
инкуб со стеклянным членом,
инкуб с оловянным членом,
инкуб с деревянным членом,
нормальная, короче, компания, не до работы.



***

а клинящая левая рука и дёрганный глаз –
так это потому, что шарниры попортились
в околоплодных водах,
не рожайте, пожалуйста, роботов, им это вредно.



***

это как в четырнадцать лет, когда в лагере –
общая душевая – фанерная коробка с дырявыми шлангами –
и ты пялишь на задницы девочек, похожие на лунные половинки,
на задницы мальчиков, похожие на крепкие астероиды,
транснептуновые объекты,
и твоя скупая слеза беспалевна в ржавой водичке,
потому что твоя жопа – это звезда смерти, в ней
5432 тяжёлые лазерные батареи,
вам всем пиздец и никто не выйдет живым.



***

а ещё бывало – на уроке биологии
под столом изучаешь собственные чертежи,
и видишь два порта, о которых мать не говорила ни слова,
и видишь инструкции к ним, от которых аж сводит проц,
и горячее маленькое цифровое сердце
бросается в штыковую.



***

по ночам так-то страшно –
у тополей пузырящиеся пасти,
над стадионом кубань
они срастаются в чёрные руки в чёрных перчатках,
ходят сделать из меня такое, для чего нету тз,
я ебала вашу органику, после заката из дому – ну нахер.



***

эля говорит: мне нравится антон,
даша говорит: мне нравится илюха,
соня говорит: мне нравится билл каулитц и ещё немного вилле вало,
лиза говорит: мне нравится ивангай, ну то есть, видосы у него
дебильные, но сам он симпотный вполне,
яна говорит: мне нравится любовь сергеевна, моя училка из изостудии,
лена говорит: мне нравится профессор люпин,
настя кле, девочка-робот, говорит: а мне нравится марк аквилин
джаггернаут нексус серпентико третий, он звёздный викинг,
бодибилдер, полуангел, гермафродит,
капитан галактического клипера «сонная лощина»,
он заберёт меня после уроков – вот вы все охуеете.



***

ничё я, короче, не спасла,
странно было и надеяться.
и вывозит меня с базы секретной на чёрном убере
не марк аквилин, звёздный викинг, а какой-то лошара,
дальний родич по линии матушки.
дай мне, дай порулить,
вечер низок, носом идёт электронная кровь,
во мне бомба, от неё тошнит и всё время хочется ссать,
я чё хочешь сделаю,
только дай порулить.

#выбор_Ксении_Боровик

Источник: Артикуляция, выпуск 22
Я взяла полностью эту подборку стихотворений, так как она составляет полноценный сюжет. Перевёрнутая история девочки-робота: здесь героиня хочет спасти мир, но вместо этого вынуждена жить "обычной жизнью девочки-подростка". Я вижу здесь историю отчуждения от самой себя: героиня по какой-то причине (возможно, вследствие насилия, описанного в последнем стихотворении), не ассоциирует себя с живой девочкой, поэтому надевает маску робота, который пришел на эту планету, чтобы спасти мир, но сталкивается с непреодолимыми препятствиями: "нормальная, короче, компания, не до работы". Первая сцена напоминает эпизод из романа Исигуро "Клара и солнце", но все так же перевернутый: вместо медленного угасания на свалке "вопли, светомузыка, тридцать тонн спецэффектов", здесь одновременно и умирание (реальной девочки) и рождение (девочки-робота).
На существование реального человека указывает четвертое стихотворение из подборки: воспоминания из лагеря. Девочка-робот, так как она по легенде, видимо, прилетела из других миров, сравнивает чужие тела с лунными половинками и астероидами, то есть как нечто далёкое и поэтичное. Свое же - так как она Другая - со звездой смерти, "вам всем пиздец и никто не выйдет живым".
Последняя сцена - не завершение, а кульминация, "вечер низок, носом идёт электронная кровь", девочка-робот уже спасает не мир, а себя: "во мне бомба, от неё тошнит и всё время хочется ссать, / я чё хочешь сделаю, / только дай порулить"

#комментарий_Ксении_Боровик
Please open Telegram to view this post
VIEW IN TELEGRAM
Forwarded from Aлександр Сараев
Поэта Григория Батрынча удерживают в полиции. Ему вменяют распространение наркотиков (это неправда), возможно, применяют насилие.

Вчера Гришу забрали в Щербинке по подозрению в распространении закладок. У него дома провели обыск, во время которого ничего не обнаружили, при этом Гришу несколько раз ударили и увезли в УМВД России по Ленинскому городскому округу г. Видное. При этом присутствовала его девушка Тая.

Сейчас для Гриши наняли адвоката. Если у вас есть возможность помочь оплатить его услуги, можно скинуть любую сумму на карту: 2200 3005 6375 1534 (Райффайзен, Альфа) Таисия Юрьевна О.
В комментариях к платежу можно написать ваши контакты, со временем постараемся вернуть.

Если вы можете ещё чем-то помочь, пожалуйста, свяжитесь с Таей: @ya_sovsk
+7 995 1507 333
Forwarded from Babel books TLV
В Харькове российские ракеты сегодня разбомбили типографию «Фактор-Друк», где печатались почти все украинские издательства.
При обстреле погибли шесть и ранены шестнадцать человек.

Ничего, кроме ненависти.
Появилось открытое письмо в защиту поэта Григория Батрынча
#переводы
#inmemoriam
Хенрик Нордбрандт
(1945—2023)

ОБРАЩЕНИЕ К САНТЕХНИКАМ

«Страдание». Я всегда это слово произносил,
как если бы говорил
о забитой на кухне раковине.

А сейчас вот в осеннем свете
жир на тарелках напоминает
вчерашний размазанный макияж,
и из памяти вылетело: как они называются —
эти парни, которые чинят раковины.
А когда, наконец, вспоминаю: сан-тех-ник,
он говорит, что придет часа через два — не раньше,
и приходит на два часа позже.

Вот и вечер уже — ну а что:
никто никогда не отменит закат,
провожу сантехника и потащусь
в кино —
один-одинешенек, на фильм, о котором забуду
тысячу раз к тому времени, как на кухне
снова забьется сифон;
после фильма домой — куда же еще?
И лягу в кровать и долго уснуть не смогу,
вспоминая сотни и сотни слов,
которые неправильно понимал,
вспоминая сотни и сотни дел, что пошли не так,
вспоминая тех, кто меня забыл,
кто не захотел остаться со мной.
Может, это и есть —
то, что зовется «страданием».

Перевела с датского Анастасия Строкина

(Флаги, №18)

APPEL TIL BLIKKENSLAGERNE

Jeg plejede at bruge ordet smerte
som når man taler om en køkkenvask
der er stoppet til.
Og efterårslyset får fedtet på tallerkenerne
til at ligne gammel kosmetik
og man kan ikke huske, hvad sådan en hedder
en der reparerer køkkenvaske
og når ordet blikkenslager
endelig melder sig
har han først tid om et par timer
og kommer et par timer for sent.
Og sådan bliver det til aften
ligesom efter alle de andre dage
og man går i biografen
alene, og ser en film, man har glemt
længe før køkkenvasken
går i stykker næste gang
så der kun er tilbage at gå hjem
og ligge vågen i mørket
og tænke på alle de andre ord
man også misbrugte, og alt det
der gik galt, alle dem
der forsvandt, fordi de ikke ville være med
- så det måske alligevel er
det der hedder smerte.

(Poetry International)

#выбор_Дмитрия_Гуревича
Екатерина Соколова

* * *

Господи, в чате, где Тебя нет, написали:
не бойся. — я не послушал,
кинули войсы,
я не прослушал,
честно сказали, что мы здесь уже не сельцы.

гостинчик тебе, Серебряный бор:
люди лежат на пляже
неубранные
третий день,
а мы уезжаем.

короче, я предлагаю взять предметы,
нами полученные от посторонних лиц,
стертые снимки из инсты
и чужие симки
для перехода личных границ

и перейти на Ты

#выбор_Нины_Александровой
25 мая 2024 года состоялся стрим «Метажурнала», посвященный выходу книги Александра Скидана «В самое вот сюда: стихи 2020—2023» (СПб.: Издательство Ивана Лимбаха, 2024. 160 с.). Смотрите стрим полностью на нашем канале.
https://www.youtube.com/watch?v=qxtYX1LD1fw Стрим вела Юлия Подлубнова. Во вступительном разговоре автор поблагодарил Издательство за обнадеживающую работу солидарности, художника Ника Теплова за дизайн обложки: негативы горят и начинают пузыриться. Александр Скидан охарактеризовал свою поэзию после 2015 года как «обнуление сложности», при сохранении некоторого коллажного многоголосая, и сказал, что в новой книге сочетается сарказм и обнаженность признаний. Также он ответил на вопрос Евгения Никитина о некоторой близости к форме стихов Германа Лукомникова, вспомнив также «концептуальных персонажей» Вагинова, кочующих по стихам и прозе, и сказав о стремлении к перекличке разных языков, которой нет у Лукомникова. Скидан отметил в разговоре и «12» Блока как трагическую вещь, к которой он всегда много раз возвращался, а также особую рискованность «сдвигологии» Крученых. Константин Шавловский сказал о востребованности книги читателями и со ссылкой на Светлану Адоньеву обозначил частушечность как встраивание в символический порядок мира скандала. Отвечая на вопрос Шавловского о сложности интеллектуального багажа, Скидан сказал, что обдуманное на протяжении долгого времени вошло в плоть и кровь, но аксиомы нашего мировосприятия могут быть найдены и в самых элементарных языковых формах. Шавловский и Скидан говорили и о принципах саморедактирования. После этого Александр Скидан прочел ряд стихотворений, начав с последнего стихотворения 2021 г., памяти Софьи Камилл.
Елена Костылева сказала, что эти стихи становятся быстро классическими, как будто они всегда существовали — они помогают собирать в наши дни нам и своё собственное высказывание. Петербург важен для этих стихов: место оказывается медийной ситуацией высказывания, и позволяющей ему прозвучать честно. Поэтика Скидана — ритурнель, возвращение к возрасту своего же становления и своего первого открытия смерти. Мы слишком поздно часто выясняем, из чего мы состоим, а стихи предъявляют нам. Максим Алпатов заметил, что сложность книги — в «выходящем из себя» разговоре о болезненных предсказанных вещах, которые мы долго не хотели признавать, и здесь от автора требуется усилие не переходить на прямые инвективы. Влада Баронец рассуждала об игровом начале, включая игру тавтологий и повторений, как снижении пафоса, когда страшное освобождается от жанровых условностей трагедийного и становится «голой жизнью». После Скидан прочел стихи, начиная со стихотворения о «Черных тетрадях» Хайдеггера, пояснив переплетение личного и политического в этом стихотворении, несколько эмигрантских стихотворений и несколько любовных стихотворений из книги. Елена Костылева спросила и Александр Скидан ответил по историю книги «Красное смещение» и особенности письма рубежа 90-х и нулевых в эпоху тогдашнего рекламного отчуждения и ускоренного времени. Отвечая на вопрос Шавловского о работе с чужим словом не в форме цитаты, а как с чистым материалом, особенно в прозе, Александр Скидан говорил о своей борьбе с привычными формами в прозе, как борьбе с чужими голосами и их практиками апроприации. Александр Марков описал новую поэзию Скидана как цитатную в особом смысле: и тени цитат, и призраки насилия, в том числе речевого, как некогда структуры, здесь «выходят на улицы» — тогда особая юродивая речь как бы дирижирует этими призраками, радикализуя искусство и критикуя структуры частного желания.
Вероника Соболенко

***

голову на подушку
не принимать за
основание
если не чувствуешь ничего можно
любое чувство

(из подборки «Лицо чтобы смотрели другие», опубликованной в журнале «Всеализм» 19.04.2024 г.)

#выбор_Максима_Алпатова