Bunin & Co
4.76K members
15 photos
2 files
198 links
Политическая аналитика от экспертов Центра политических технологий им. Игоря Бунина
Download Telegram
to view and join the conversation
Спустя 28 лет и два дня после референдума о сохранении СССР уходит последний первый секретарь ЦК Компартии союзной республики.

Назарбаев продержался дольше всех. Потому что лучше других играл роль «отца нации», столь важную для новой государственности. Потому что продвинулся дальше, чем остальные в авторитарной модернизации (да, авторитарной, но и да - модернизации). Потому что умело управлял конфликтами в элитах. Ну и, конечно, потому, что Всевышний даровал ему недюжинное здоровье.

Почему уходит? Потому что, наверное, верит, что сумел выстроить элитную конфигурацию, которая обеспечит преемственность власти. Прав ли он - покажет время.

Фигура на постсоветском пространстве недюжинная и многим вызывающая уважение. В том числе и тем, что ушел сам.

Борис Макаренко
Встреча Путина с французскими политиками играла символическую роль, демонстрируя наличие у Москвы союзников среди европейских элит. При этом в ней участвовали деятели, не имеющие большого влияния во Франции, к тому же в основном немолодые. На какое-либо существенное изменение ситуации после майских выборов в Европарламент, Москве едва ли стоит рассчитывать. Во-первых, евроскептики, выступающие против доминирования в ЕС мейнстримных политических сил, по прогнозам экспертов, получат в новом Европарламенте не более 25% мест.

Во-вторых, евроскептики отнюдь не едины в своем отношении к Москве. Да, партия Марин Ле Пен и партия Маттео Сальвини готовы активно поднимать вопрос о нормализации отношений с Россией, но, скажем, «Право и справедливость» Ярослава Качиньского настроена резко антироссийски, а у Виктора Орбана и его партии «Фидес» и так хватает проблем с Брюсселем, так что вряд ли он будет активно лоббировать в пользу Москвы.

Пожалуй, самым любопытным в ходе встречи Путина с французами было обсуждение вопроса об экономических санкциях Евросоюза в отношении России и ответных санкциях Москвы. Помнится, долгое время после введения ограничений на связи с РФ российские официальные лица заявляли, что это не наша проблема, да и вообще санкции идут нам только на пользу, стимулируя импортозамещение. На этот раз президент России прямо признал, что санкции в конечном итоге наносят ущерб всем, и ущерб очень большой. Более того, было даже отмечено, что «если европейские санкции будут сняты, то, конечно, мы со своей стороны будем вынуждены снять ответные меры, потому что не будет изначальных причин, по которым они были введены». Едва ли Путин рассчитывает, что подобное обещание сможет что-то изменить. Но во всяком случае налицо признание проблемы и готовность ее публично проговаривать.

Александр Ивахник
По случаю приближающегося праздника Новруз в Азербайджане проведена широкая амнистия - указом президента помилован 431 человек. Можно ли говорить о либерализации в прикаспийской республике или ее власти не готовы заходить слишком далеко?

Многие блоггеры и комментаторы, описывая мартовскую амнистию, отмечают ее беспрецедентный характер. Это одновременно так и не так. Инструмент помилования по случаю праздничных дат применяется в Азербайджане не первый год. Можно вспомнить, как по случаю столетия «первой республики» было помиловано более 600 заключенных. Пятью годами ранее, к 90-летию со дня рождения Гейдара Алиева под амнистию попали 9000 человек! Помилования объявлялись также в 2007 и в 2009 гг. Однако оппозиционеры и правозащитники указывали, что щедрость властей обычно не распространялась на «узников совести» (по их данным, 120 человек). 51 человек из этого списка попал под нынешнюю амнистию.

И всё же говорить о либерализации преждевременно. Во-первых, многие, кто считается осужденными по политически мотивированным причинам, продолжают оставаться в тюрьмах (например, известный журналист Афган Мухтарлы). Во-вторых, азербайджанские власти и ранее умели сочетать методы давления с «оттепелями». И многие оппоненты президентской команды, пройдя через испытание несвободой, затем получали условно-досрочное освобождение, а некоторые даже политическое убежище за рубежом.

Ильхам Алиев не заинтересован портить отношения США и ЕС. «Оттепели» для него - инструмент торга в диалоге с западными партнерами. Азербайджанские власти понимают, что экономический потенциал, энергетические ресурсы страны, светский характер власти делают ее привлекательным партнером Вашингтона и Брюсселя, которые, к тому же, опасаются, перехода Баку в сферу влияния Москвы. Однако позволить полное сползание к авторитаризму своего стратегического партнера там тоже не хотят. Как следствие – резолюции, заявления, публикации в СМИ, в которых правление Алиева подвергается жесткой критике. Отсюда, необходимость идти на уступки. Впрочем, и внутри страны инструмент помилования для Алиева важен. Щедрый жест властей подается, как проявление доброй воли, шаг к примирению с оппозиционерами. Это воспринимается критиками власти по-разному, множится число споров и противоречий между ними. Риторический вопрос, кто в этой ситуации становится бенефициаром.

Сергей Маркедонов
Всех новых глав регионов – и Алексея Текслера (Челябинская область), и Олега Хорохордина (Республика Алтай), и Бату Хасикова (Калмыкия) – при всей разнице их биографий объединяет одно общее. Это люди федерального центра. Текслер долгое время был замминистра энергетики. Хорохордин в нулевые годы работал под началом Суркова, а в «десятые» - Дворковича. Даже Хасиков, который был и депутатом в Калмыкии, и даже некоторое время членом Совета Федерации от этой республики, имеет «федеральный ценз» в качестве советника председателя Росмолодежи.

Несмотря на то, что новым назначенцам предстоят выборы в сентябре, губернатор при данном подходе является де-факто представителем центра в регионе и в любой момент может быть перемещен обратно на федеральный уровень. Поэтому как политик он будет ориентирован на лояльность Москве – хотя в условиях ограниченности финансовых ресурсов это может стоить ему популярности в регионе, где его не воспринимают как защитника местных интересов. Если рейтинг будет падать, то перед следующими выборами в регион пошлют нового кандидата, а прежнего не обидят. Как говорили в советское время, переведут на другую работу.

Впрочем, главная интрига сентября - избираемость новых глав регионов. В прошлом году она была высокой - из тогдашних новых назначенцев проиграл лишь Тарасенко в Приморье, который зачем-то начал рекламировать пенсионную реформу. Остальные проигравшие были ветеранами - такими же, как уходящие сейчас в отставку главы регионов. Возникает вопрос, сохранится ли кредит доверия государевым людям и сейчас, в условиях, когда население все более изматывается продолжающейся экономической стагнацией. Или же протестные настроения повлияют и на электоральные перспективы новых назначенцев.

Алексей Макаркин
Когда спикер Палаты общин Джон Беркоу отказался в третий раз ставить на голосование соглашение о брексите, достигнутое Терезой Мэй с Брюсселем в ноябре и дважды отвергнутое парламентариями, он, видимо, хотел подвигнуть премьер-министра к тому, чтобы запросить у лидеров ЕС длительную отсрочку выхода. Однако премьер-министр неожиданно для многих в среду направила главе Евросовета Дональду Туску официальный запрос о переносе выхода страны из ЕС с 29 марта на 30 июня. То есть речь идет о трехмесячной технической отсрочке, во время которой Мэй рассчитывает все-таки продавить свое соглашение с ЕС через Палату общин и провести необходимое для оформления брексита законодательство. В парламенте премьер-министр заявила, что она отвергла призывы к длительному переносу даты выхода, поскольку это потребовало бы участия Великобритании в майских выборах в Европарламент, что неприемлемо через три года после референдума о брексите.

Реакция Евросоюза на обращение Терезы Мэй была неоднозначной. Дональд Туск заявил, что лидеры стран ЕС на своем саммите 21 марта могут одобрить краткую отсрочку, но лишь при условии, что Палата общин до 29 марта поддержит соглашение о выходе из союза. По словам Туска, вопрос о конкретной продолжительности отсрочки открыт для обсуждения.

Вместе с тем, стало известно, что члены Еврокомиссии на своем совещании вчера пришли к выводу, что дата 30 июня, о которой просит Мэй, не может быть принята. По мнению Еврокомиссии, Великобритания должна сделать выбор из двух вариантов отсрочки. Либо 23 мая – до начала выборов в Европарламент, либо отсрочка по меньшей мере до конца года, но тогда становится обязательным участие Британии в евровыборах. Министр иностранных дел Франции Ле Дриан заявил, что если Мэй не сможет представить «достаточные гарантии надежности своей стратегии», то в отсрочке выхода из ЕС ей будет отказано и состоится брексит без сделки. В общем, на саммите ЕС сегодня вечером и завтра можно ожидать оживленных и острых дискуссий. Но вовсе не факт, что там будет принято окончательное решение по дате брексита.

Александр Ивахник
Недопуск в Думу Павла Грудинина важен в нескольких контекстах:

1. Публичное одергивание КПРФ – как отдаленное последствие хакасской победы Коновалова и подготовка к сентябрьским выборам. Коммунистов будут ругать за связи с бизнесом – прямые (выдвижение бизнес-кандидатов под флагом «отечественных товаропроизводителей»), так и косвенные – спонсорство.

2. Очередное предупреждение бизнесу – попытки бизнесменов вести автономную политическую игру на федеральном уровне (самостоятельная игра невозможна после «дела Ходорковского») чревата системными и разнообразными проблемами. За прошедший год Грудинин из образцового красного директора превратился в информационном пространстве в клубничного олигарха, земельного спекулянта, утаивающего зарубежные счета и притесняющего работников. При этом совхоз как работал, так и работает, а «красная линия» для бизнеса в очередной раз сдвинулась.

3. Получается, что раскрученный политик с общероссийской известностью не может получить депутатский мандат не просто по формальным основаниям, но по основаниям, которые утратили актуальность еще год назад (когда Грудинин закрыл все счета). Такая казуистика вряд ли может быть убедительна для избирателей КПРФ – зато может стать прецедентом для других политиков, которых тоже можно будет «подловить», используя подобные аргументы. Это может стать ограничителем для притока в ряды парламентской оппозиции не только бизнесменов, но и других статусных и перспективных персон.

Алексей Макаркин
В 2020 году знаменитое радио «Свобода» ожидает значительный секвестр. Несколько служб, скорее всего, и вовсе прекратят свою работу. Среди них и две, имеющие отношения к Большому Кавказу. Бюджетные сокращения должны затронуть грузинское и северокавказское вещание. С такой инициативой выступила администрация Дональда Трампа. Чем вызваны подобные шаги? Повлияют ли они на общий ход американской политики на кавказском направлении?

Начнем с того, что дискуссии о сокращении финансирования различных национальных служб «Свободы» возникают не в первый раз. После окончания «холодной войны» и распада Советского союза сами перспективы функционирования знаменитой радиостанции не раз ставились под вопрос. Если же говорить о сокращении вещания на Северный Кавказ, то необходимость такого шага активно обсуждались во время президентской легислатуры Барака Обамы. Тогда в период «перезагрузки», «Эмират Кавказ» был включен в «черные списки» Госдепа США, а представители Белого дома даже рекомендовали грузинским властям прекратить заигрывание с северокавказскими националистами.

Затем легкая «оттепель» в двусторонних отношениях сменилась конфронтацией, конца которой не видно. И сегодня в инициативе администрации Трампа, предложившей секвестр для «Свободы» не стоит видеть ничего, кроме прагматики. Нынешний американский президент - бизнесмен, знающий цену издержкам и заинтересованный в «оптимизации» расходов. Агитировать грузинскую аудиторию за НАТО и союз с США в нынешнем контексте вряд ли необходимо, эти настроения абсолютно доминируют. Куда эффективнее поддерживать их с помощью НПО, а также военно-технического сотрудничества.

Если же говорить про Северный Кавказ, то велик риск того, что бенефициарами от «раскачки» ситуации там, станут совсем не те «демократы», о которых много писали в западных СМИ в начале 1990-х годов. Сегодня в США, особенно после террористической атаки во время Бостонского марафона, имидж Северного Кавказа не окружен романтическим ореолом, скорее наоборот он рифмуется с участием выходцев из этого региона в конфликтах на Ближнем и Среднем Востоке.

Но было бы странно видеть в инициативе администрации некие признаки изменения подходов в отношении к России. Вашингтон по-прежнему будет поддерживать Грузию и ее внешнеполитические устремления. В то же время он не готов раздувать северокавказский сепаратизм (среди прочего, исходя и из интересов своего союзника Тбилиси). Просто «оптимизация» она и на Потомаке «оптимизация»!

Сергей Маркедонов
О региональных выборах в Нидерландах

В связи с ожидаемым успехом национал-популистских партий на выборах в Европарламент показательны итоги региональных выборов в Нидерландах, прошедших 20 марта. В ходе этих выборов избирались 570 депутатов в 12 провинциях. В мае эти депутаты сформируют состав верхней палаты национального парламента, состоящей из 75 членов. На выборах неожиданно победила крайне правая антимигрантская партия «Форум за демократию», возглавляемая 36-летним Тьерри Баудетом. Эта партия, возникшая три года назад и набравшая на парламентских выборах 2017 года лишь 1,8% голосов, получит в сенате Нидерландов 13 мест – на одно место больше, чем консервативная «Народная партия за свободу и демократию» во главе с премьер-министром Марком Рютте. В целом четыре партии правящей правоцентристской коалиции обеспечили себе 31 мандат вместо нынешних 38. Теперь премьер-министру придется искать поддержку других партий, чтобы добиться одобрения сенатом принимаемых законов.

Партия «Форум за демократию» вела предвыборную кампанию под традиционными популистскими лозунгами продвижения прямой демократии и борьбы против иммиграции. Эпатажный лидер партии Тьерри Баудет выступает против присутствия Нидерландов в еврозоне и даже за выход из ЕС. В сфере культурной и социальной политики он постоянно делает акцент на теме «Голландцы прежде всего». Также Баудет отвергает необходимость дорогостоящих экологических мер и критикует «климатическую истерию». Успеху его партии, вероятно, способствовал произошедший за два дня до выборов трагический инцидент в Утрехте, где мужчина турецкого происхождения устроил стрельбу в трамвае, убив трех человек. Баудет впрямую возложил вину за этот случай на иммиграционную политику правительства Рютте, которое «широко открыло границы страны сотням тысяч людей, культура которых не имеет ничего общего с нашей».

Любопытно, что успех партии Баудета соседствует с неудачей антиисламской «Партии свободы» Герта Вилдерса, который в течение десятилетия доминировал в среде правых популистов. Эта партия будет иметь в сенате 4 места вместо 9. Видимо, фигура Вилдерса несколько приелась антимигрантски и евроскептически настроенным слоям общества, но сам запрос на антиэлитный месседж никуда не исчез и был перенесен на поддержку новой колоритной фигуры. Надолго ли – неясно. Но на выборах в Европарламент партия «Форум за демократию» по прогнозам может получить 12% голосов, что очень много, учитывая крайнюю фрагментированность голландского электората.

Александр Ивахник
Саммит ЕС в четверг показал, что европейские лидеры изрядно устали от брексита и хотят сократить до минимума период неопределенности. На заседании Тереза Мэй повторила запрос об отсрочке выхода с 29 марта до 30 июня и полтора часа отвечала на вопросы коллег, но не убедила их в том, что у нее есть определенный план действий, особенно в том случае, если соглашение о выходе из союза будет провалено в Палате общин в третий раз. После этого уже в отсутствии британского премьера главы государств и правительств еще в течение шести часов жарко обсуждали вопрос о продолжительности и условиях возможной отсрочки. Наиболее жесткую позицию занял президент Франции Макрон, который предложил установить крайнюю дату выхода 7 мая – не важно, со сделкой или без. Глава Евросовета Дональд Туск продолжал настаивать на ранее предложенной дате 22 мая – накануне начала выборов в Европарламент. Осторожная Ангела Меркель выступила против крайностей Макрона, которые увеличили бы риск развода без сделки со взаимными разрушительными последствиями.

В конце концов 27 лидеров стран ЕС согласовали новое решение по брекситу. Они согласились дать Британии отсрочку до 22 мая, но при условии, что на следующей неделе Палата общин все-таки одобрит соглашение о выходе. Если нет, то союз соглашается на отсрочку до 12 апреля и ожидает, что к этой дате Британия представит план действий, который будет рассмотрен Евросоветом. Дата 12 апреля была выбрана, поскольку это крайний срок, когда Британия должна объявить, будет ли она участвовать в евровыборах. Если да, то речь может идти о новой, более длительной отсрочке. Если нет, то неизбежным становится немедленный выход без сделки.

Таким образом, единственный способ для Терезы Мэй обеспечить упорядоченный брексит, к которому она стремится, – это добиться в ближайшие дни согласия большинства парламентариев поддержать дважды отвергнутое соглашение о выходе. Но шансы на это невелики, что ясно понимают европейские лидеры, считающие, что Тереза Мэй утратила нити управления процессом брексита, да и политическим процессом в стране в целом. Остается резко интенсифицировать практическую подготовку к действиям по минимизации ущерба от беспорядочного выхода Британии из союза.

Александр Ивахник
Ни сговора, ни препятствования: Мюллер оправдал Трампа?

Генеральный прокурор США Уильям Барр направил в Конгресс письмо с кратким изложением выводов расследования спецпрокурора Мюллера по поводу «сговора» штаба Дональда Трампа с русскими. По главному пункту Трамп фактически оправдан: да, утверждает Мюллер (и повторят Барр), вмешательство имело место (в т.ч. – взлом серверов Демократической партии), команде Трампа неоднократно делались предложения «помочь», но фактов «сговора» с русскими не найдено. По второму, едва ли не более чувствительному пункту – «препятствования правосудию» - доклад «ни утверждает, что президент нарушил закон, ни оправдывает его» и предлагает сделать выводы Генеральному прокурору, а тот, в свою очередь, заключает, что имеющихся фактов недостаточно чтобы обвинять президента. В ближайшее время генпрокурор решит, в какой степени содержание доклада будет предано гласности, понимая, что интерес общества к нему весьма высокий. Каковы следствия?

1. Угроза импичмента для Трампа практически миновала. На срочно созванном в субботу совещании демократов-конгрессменов это слово, согласно утечкам, не прозвучало ни разу. Это – большая победа Трампа и республиканцев.

2. Приключения для Трампа не кончились, урон уже понесен и будет усугубляться:

- ряд фигур из окружения Трампа уже признаны виновными в разных нарушениях закона, и это наносит ему репутационный ущерб;

- расследование тайных (и с нарушением закона) платежей неким дамам за молчание по поводу сексуальных связей Трампа в нью-йоркском суде продолжается и не сулит ни юристу Трампа, ни ему самому ничего хорошего;

- на «российском направлении» руки у Трампа остаются связанными: факт вмешательства в выборы в его интересах доклад утверждает категорически;

- демократы не успокоятся: они будут требовать максимального раскрытия содержания доклада. Их основной мишенью теперь станут факты и косвенные признаки препятствования правосудию, которые – как с сегодняшнего дня станут утверждать демократы, «недостаточными» признал генпрокурор, назначенный президентом-республиканцем.
Трамп одержал важную промежуточную победу, но острота политической борьбы в Вашингтоне не пойдет на спад.

Борис Макаренко
«Казус Щекиной» - не только проявление протестного голосования

Победа домохозяйки Анны Щекиной на выборах мэра Усть-Илимска, на первый взгляд, выглядит чисто протестным голосованием. В избирательном бюллетене оказались четыре фамилии – две домохозяйки (еще одна - от никому не известных «Городов России»), продавец от «Справедливой России» и председатель городской думы единоросс Сергей Зацепин, подполковник ФСБ в отставке, возглавлявший ранее местный горотдел ФСБ. Такой расклад просто вынуждал людей проголосовать за единственного статусного кандидата, но уровень протеста способствовал тому, что победила одна из домохозяек.

Но почему именно Щекина? Только ли из-за того, что она представляет ЛДПР, уже успешно аккумулировавшую протест во Владимирской области и Хабаровском крае? Ее статус помощника депутата Лугового вряд ли мог привлечь внимание недовольных жителей. При ближайшем рассмотрении оказывается, что еще одна причина есть. Одним из реальных кандидатов на пост мэра считался хорошо известный в городе политик Анатолий Дубас. Еще в 1990-е годы он был мэром Усть-Илимска, а в последнее время являлся депутатом областного заксобрания.

В прошлом году Дубас вышел из «Единой России», выступив с критикой и роста тарифов, и повышения пенсионного возраста. Реальной причиной ухода стало поражение на партийных праймериз перед очередными выборами в Законодательное собрание области. На нынешних же выборах Дубас пытался баллотироваться от «Родины», но его предсказуемо не зарегистрировали. И тогда перед голосованием он заявил о поддержке Щекиной в обмен на назначение в случае ее победы первым вице-мэром. Так что голосуя именно за домохозяйку Щекину, немалая часть избирателей де-факто голосовали за Дубаса.

Когда на высокий уровень протестных настроений накладывается раскол элит, то получается мощный кумулятивный эффект.

Алексей Макаркин
На освободившееся думское кресло во фракции КПРФ появился еще один претендент. Михаил Берулава "нравится всему ЦК" коммунистов. А Павел Грудинин "не понравился" Центризбиркому. А Борис Иванюженков стоял выше Грудинина в подмосковной группе. А Петр Медведев - выше всего стоит в той группе, которой должен достаться этот мандат "по умолчанию". Кому отдать?

Правильный вопрос: а кто решает? И ответ только один: уже давно решил тот, кто имеет на это право: избиратели КПРФ - в сентябре 2016 г. Партийные списки у нас "закрытые". Как расставила кандидатов партия накануне выборов, в таком порядке они и должны получать мандаты - избиратели не вправе высказывать свои предпочтения внутри партийного списка. Список, таким образом, является этакой "публичной офертой" партии избирателям и "по честному" только в таком порядке - и с учетом того, сколько избирателей проголосовали эа эту партию именно на территории данной партийной группы - мандаты и должны распределяться и замещаться. Даже кандидаты из "федеральной головки" должны "замещаться" по этой логике, а кто кому нравится - это личное дело руководителей партии. И относится это не только к КПРФ, разумеется, но ко всем парламентским партиям.
По этой логике мандат - Медведева. Я ни "за" ни "против" него ничего не имею. Так говорит дух закона.

Борис Макаренко
Расстановка сил перед президентскими выборами в Украине

1. На финише динамика рейтингов едва ли не важнее самих цифр. Лучшая динамика за последние недели - у Зеленского (с 23% до 32.1% за последние 2 месяца, данные КМИС), но и частично у Порошенко (с 16,4% до 17,1%). А Тимошенко, напротив, на нисходящей (с 15,7% до 12,5%).

2. Географически поддержка Зеленского распределена неплохо по меркам украинской поляризации. Сохранять неплохой уровень на западе с его реверансами восточному избирателю - большое подспорье. При этом есть явная опорная территория - столица и регионы вокруг. Перспективная картина. Тимошенко тоже более-менее ровно распределена по регионам, но здесь скорее тот случай, когда нигде нет опорной территории, везде по чуть-чуть. А вот Порошенко стал чётким кандидатом запада без шансов на востоке.

3. Зеленский - кандидат молодёжи без шансов среди пожилых (39% среди тех, кто младше 30 и 7% среди тех, кто старше 60, данные группы «Рейтинг»). Тимошенко - кандидат пожилых и морально устаревший политик для молодёжи (21% и 8%, соответственно). А вот у Порошенко картина по возрасту лучше всех - стабильная средняя поддержка во всех возрастных группах с опорой на средний возраст. Во втором туре это может стать козырем.

4. Зеленский - лидер, но в его победу верят не сильно (19,5% опрошенных). Порошенко - более ожидаемый победитель (20,8%). Голосование имеет сигнальный характер, электоральная база Зеленского рыхлая и ей будет сложно пройти испытание вторым туром.

Роман Ларионов
Оглашение основных выводов доклада спецпрокурора Мюллера, снявшее Дональда Трампа с «российского крючка», очевидно, расширяет для хозяина Белого дома свободу рук в выстраивании отношений с Россией. Впрочем, расширяет очень ограниченно, ведь в докладе подтверждаются попытки вмешательства России в ход президентской кампании. Остается резко антироссийский настрой политического истеблишмента. Остается негативное отношение к взаимодействию с Москвой ближайших внешнеполитических советников американского президента – Майка Помпейо и Джона Болтона. В такой зыбкой ситуации России было бы целесообразно взять паузу и не вносить дополнительных раздражающих факторов в российско-американские отношения.

Но это если стремиться эти отношения хоть как-то выправить. А если нет, то можно в момент передачи Мюллером своего доклада генпрокурору Барру посылать в Венесуэлу два военных самолета с сотней военнослужащих во главе с целым генерал-полковником и с неизвестным грузом. Даже если верна полуофициальная версия о том, что российские военные прибыли в Венесуэлу для проведения двусторонних консультаций по военно-техническому сотрудничеству в рамках заключенных ранее контрактов, разумно было бы с этими консультациями повременить. А так Госдепартамент США уже обвинил Москву в «безрассудной эскалации», противоречащей заявлениям самой Москвы о недопустимости вмешательства в дела Венесуэлы.

Вообще однозначная ставка Москвы на сохранение у власти Николаса Мадуро, приведшего страну к экономической катастрофе, становится все более иррациональной. Несмотря на затягивание ситуации относительного двоевластия режим Мадуро обречен на исчезновение уже в скором будущем, а активная поддержка Москвой этого режима в решающий момент отстранения от власти лишь создаст дополнительный фактор конфронтации между Россией и Западом и породит новую волну антироссийских санкций.

Александр Ивахник
Bunin&Co в топ-50 политических телеграм-каналов по версии АПЭК
Forwarded from НЕЗЫГАРЬ
О протестном митинге в Ингушетии

Публикации, появившиеся по горячим следам этого события, как правило, констатировали, возобновление протестных действий, начавшихся осенью прошлого года, против соглашения между Ингушетией и Чечней по поводу административной границы. Спору нет, в ингушском обществе «пограничный вопрос», пожалуй, самый болезненный сегодня. Но акция 26 марта имеет и другие мотивы, о которых следует сказать.

Недовольство властями было актуализировано в связи с новым законопроектом о референдуме. Первое его чтение прошло в Народном собрании республики в конце января. Однако 20 марта глава Ингушетии Юнус-бек Евкуров отозвал законопроект из республиканского парламента, чтобы провести необходимую разъяснительную работу с гражданами. Как бы то ни было, дискуссии вокруг этого вопроса, говоря языком экономистов, стали «добавленной стоимостью» протестных действий.

Что же, с точки зрения лидеров ингушской оппозиции, в предлагаемом законе не так? Общественные активисты настаивают на том, что в новой версии нет положения о том, что на референдум выносятся вопросы, касающиеся изменения наименования республики и ее статуса. Как следствие, предположения о том, что в кулуарах готовится некий проект по «укрупнению» северокавказских республик за счет Ингушетии. Надо ли говорить, что в контексте, когда страсти вокруг соглашения между Магасом и Грозным не успели утихнуть, новая волна версий и предположений снова распалила эмоции. Следует также иметь в виду, что во время протестной акции 26 марта оппозиция ставила не только и даже не столько пресловутый «пограничный вопрос», сколько требовала отставки руководства Ингушетии, прямых выборов главы республики, имплементации законодательства о репрессированных народах, которое выходит за рамки одного субъекта СКФО.

Вокруг этих требований объединяются очень разные люди. Это и активисты партии «Яблоко», и правозащитники, и религиозные деятели. Все их беспокоит перспектива сохранения Ингушетии, как самостоятельного субъекта РФ. Но нельзя не увидеть, что степень их критицизма в отношении властей различна. Но и сами власти при всех имеющихся ошибках, не пытаются полностью закрыться от общества, либо взять курс на чисто силовое решение. В ингушских условиях ставка исключительно на силу и не сработала бы, точнее дала бы негативный эффект. Понятно, что власти не смогут пойти на уступки по всем направлениям. Но диалог с целью снижения общественной температуры сегодня вполне возможен. Тем более, что сам Евкуров, ссылаясь на поступившие к нему обращения говорил о необходимости обсуждения законопроекта о референдуме в течение трех месяцев. Мы видим, что любое неосторожное слово способно разогреть страсти. Но как показали и события осени прошлого года возможности для купирования эскалации и у властей, и общественных лидеров имеются. Главное иметь для этого волю!

Сергей Маркедонов
К аресту Михаила Абызова

1. Аппаратная политика все более развивается в режиме спецопераций. В этом режиме проходило «дело Улюкаева», демонстративной спецоперацией стал арест члена Совета Федерации Арашукова. Арест Абызова в этой же логике. При этом объектами спецопераций становятся не только экономические либералы, но и самые разные представители элит. Просто аресты представителей либерального сообщества вызывают куда больше резонанса (сравним аресты Никиты Белых и, например, удмуртского Соловьева или марийского Маркелова).

2. Если раньше неформальные сигналы (публичные и непубличные) воспринимались как решение вопроса (так, например, в Россию смог вернуться Михаил Гуцериев), то сейчас ситуация формализуется. Возможности для правоохранителей резко расширены. Кстати, это относится не только к аппаратной политике, но и к другим вопросам. Например, к судьбе «Свидетелей Иеговы», давление на которых только усиливается, несмотря на публичную позицию президента.

3. «Право печалования» за арестованных в условиях отсутствия гарантий становится все менее актуальным. Хотя полностью и не исчезает. Чубайсу год назад удалось заступиться за своего бывшего соратника Леонида Меламеда – видимо, Абызов рассматривал эту историю как прецедент. Но Меламед не является политической фигурой, а Абызов – бывший министр, уехавший за границу в условиях холодной войны (кстати, в намерении уехать неофициально обвиняли и Улюкаева).

4. Позиции Дмитрия Медведева, как ни странно, вряд ли ослабнут. В заступничестве за своего бывшего министра он не замечен. Принципиальное ослабление позиций премьера произошло еще в прошлом году, когда правительство покинули Дворкович, Тимакова, тот же Абызов. Но в условиях подготовки к транзиту востребован именно слабый премьер, чьи политические возможности резко ограничены, а рейтинг невысок.

5. Призывы к уголовному делу в отношении Анатолия Чубайса со стороны обрадованных арестом Абызова противников либералов в настоящее время объективно выгодны Чубайсу. Власть не принимает решений под давлением – это относится не только к оппозиции, но и к радикальным лоялистам.

Алексей Макаркин
Во вторник был объявлен список первых 30 кандидатов на выборах в Еввропарламент от партии Эммануэля Макрона «Вперед, Республика!». Это, вроде бы, техническое событие вызвало повышенное внимание, поскольку президент Франции претендует на международную роль лидера европейских прогрессистов, стремящихся придать новый импульс процессам интеграции. Список содержит мало имен, известных даже французской публике. Это довольно пестрая компания, состоящая поровну из мужчин и женщин и включающая не только политиков, но журналистов, юристов, фермеров и гражданских активистов. Есть в ней и два иностранца – итальянец и гречанка, что должно символизировать пан-европейский подход Макрона к избирательной кампании.

Возглавляет список кандидатов министр по европейским делам Натали Луазо, которая в понедельник оставила свой пост, чтобы сосредоточиться на кампании. Луазо – карьерный дипломат и выходец из консервативной партии «Республиканцы». Ее ценят в политических кругах за глубокое знание функционирования институтов ЕС, но считается, что ей не хватает харизматичности и навыков общения с избирателями.

Второе место в списке получил более публичный человек – Паскаль Канфэн, глава французского отделения Всемирного фонда дикой природы. В прошлом он уже был членом Европарламента, а в правительстве президента-социалиста Олланда занимал пост министра развития. Видимо, расчет делается на то, что правоцентристский багаж и большой практический опыт Луазо, с одной стороны, и лево-зеленая повестка Канфэна – с другой, позволят привлечь внимание разнообразных сегментов электората.

Главным соперником партии Макрона на европейских выборах будет «Национальное объединение» Марин Ле Пен. Сейчас партия «Вперед, Республика!» по опросам ненамного опережает партию Ле Пен – соответственно 23% и 21,5%. Но учитывая большой электоральный опыт Ле Пен и общий высокий драйв в европейском национал-популистском лагере, борьба, несомненно, будет острой и ее исход не предрешен.

Александр Ивахник
24-25 марта Грузия принимала генсека НАТО Йенса Столтенберга. Он посетил Тбилиси в третий раз. В марте 2019 года Столтенберг, как генсек Альянса, приурочил свой визит к совместным учениям между НАТО и Грузией. Он не участвовал в их открытии, как планировалось изначально, но прибыл в Тбилиси тогда, когда учения достигли своего «экватора».

Это мероприятие в Грузии рассматривают особо. К совместным маневрам и операциям с НАТО в этой кавказской республике не привыкать. Грузинские военные уже не первый год несут свою службу в натовских миссиях в Косово, Ираке и Афганистане. Однако в 2019 году именно грузинские военные командуют совместными учениями. Это рассматривается, как проявление особого доверия к стратегическому союзнику Альянса. В этом контексте на визит Столтенберга возлагались особые надежды. И если говорить о риторической части, то генсек НАТО их полностью оправдал. Он не просто пообещал Грузии членство в Альянсе, а сказал, что эта цель будет достигнута, что бы ни пыталась сделать по этому поводу Россия. С его точки зрения Москва не сможет остановить продвижения Тбилиси в НАТО.

Однако, если отвлечься от риторики, то говорить о визите Столтенберга, как о прорыве не представляется возможным. Не названы ни сроки конкретного вступления Грузии, ни даже предоставления этой стране «Плана действий по членству». Тбилиси так и остается в своем неформальном статусе «аспиранта» НАТО. Здесь генсек ничего принципиально нового не открыл. Можно говорить о том, что Россия не сделает ничего. Но на сегодня имеется ее военное, экономическое, политическое присутствие в Абхазии и в Южной Осетии, которые Альянс признает грузинскими территориями. Россия не планирует пересматривать признание этих республик или вести торг с Тбилиси по пересмотру их статуса. Более того, на границах с Южной Осетией не прекращается «бордеризация». Как НАТО собирается на это реагировать? И собирается ли это делать вообще? Какие риски самой Грузии может принести нарастание конфронтации между Москвой и Брюсселем? Вопросы очевидные, но в пылу риторики они остаются без ответа. Что лишь усиливает непредсказуемость Большого Кавказа.

Сергей Маркедонов