Usov Pavel
837 members
8 photos
9 links
Обзор и анализ текущих политических событий. Беларусь и Мир
Download Telegram
to view and join the conversation
Дух нацыі
Бела-чырвона-белы сцяг гэта ўжо непахісны дух адроджанай нацыі, гэта сымбаль барацьбы супраць тыраніі і ён будзе існаваць і функцыянаваць як звыш ідэя пакуль функцыянуе гэты рэжым і сам Лукашэнка. Пасля чаго сцяг безумоўна стане адзіным дзяржаўным сымбалем Беларусі.
Бела-чырвона-белы колер гэта духоўнае выражэнне усяго чалавечага, што ёсць у беларускім грамадстве: годнасць, праўда, смеласць, мужнасць, сумленнасць, ахвярнасць, прыгажосць, будучыня. Усе тое, што супрацьстаіць чорнаму, хлусліваму, змрочнаму, баязліваму. Забараніць бела-чырвона-белы сцяг гэта тое самае, што забараніць Праўду, ці жыццё.
Зрэшты, гэты сцяг і без таго быў фармальна забаронены ў гэтай сістэме. Лукашэнка і ягоная стада змагаліся з нышымі сымбалямі 20 год пры дапамозе ўсіх мажлівых рэсурсаў: ад ідэалогіі да судоў. Але, як мы бачым сцяг і герб не толькі выжылі, але перамаглі, зліліся з палітычнай культурай.

Сёння, забарона Сцяга азначае толькі дадатковае ўзвялічванне нашага сымбаля, ушанаванне яго, прызнанне, што сістэма не мае нічога і не будзе мець на ўзроўню ідэі, каб супрацьстаяць народнаму Сцягу.
Відавочна, што камуністычныя знакі паміраюць разам з дыктатарам, і тое, што атаясамліваецца са смерцю, Карпенковым і канцэнтрацыйнымі лагерамі не мае права на існаванне.
Фактычна цалкам падарвана універсальная (ідэйная, духоўная) легітымнасць лукашэнкаўскай дзяржавы і таго грамадства, што ён намагаўся пабудаваць.
А гэта значыць, што не гледзячы на забароны ідэя сцяга будзе і далей раз'ядаць лукашэнкаўскую ідэалогію.
Кіроўная групоўка можа бясконца забараняць розныя рэчы: мову, словы (белы і чырвоны), абрэвіятуру БЧБ, камбінацыю адзення і растрачваць на гэта ўнутраныя рэсурсы, вычэрпваць сябе і прыспешваць сваю смерць.
Гістэрыя і параноя сістэмы будзе настолькі гіпертрафіраваная, што некалькі лісткоў бела-чырвона-белага колеру, якія з'явяцца на заводах, ці ўніверсітэтах могуць параліжаваць іх працу.
Сцяг на дрэве больш страшны для сістэмы чым галалёд і збанкруціўшыся завод, ці кавід.
З ідэяй якая ахапіла народ, якая звязаная з надзеяй на лепшае, на новае немагчыма змагацца, і нават немагчыма забіць. Як напрыклад Рымская Імперыя спрабавала забіць хрысціянскі рух.
Варта ўзгадаць, што "рымская прапаганда" малявала хрысціян крыважэрнымі, якія п'юць чалавечую кроў і прыносяць дзяцей у ахвяру свайму богу. Рабіла з йх "фашыстаў". Нічога не мяняецца, і чым больш актыўна тыранія змагаецца з сымбалямі духа, тым хутчэй прыйдзе яе распад.
Третья волна авторитаризма.
Генералы Мьянмы устали играть в демократию. Хлопотно это. Президент Вин Мьин и госсоветник (премьер-министр) Аун Сан Су Чжи были арестованы.
Компромиссы с диктатурой невозможны, а демократия должна быть способной себя защищать.
Москва вернулась к вопросу об интеграции. Как мне думается - это и есть цена поддержки для Лукашенко. Россия, словами Медведьева, дала ясно понять, что не намерена отказываться от планов по захвату соседних территорий и расширению империи на столько, насколько ей позволяют ресурсы и возможности.
Сегодня возможностей для этого очень много. Режим Лукашенко ослаблен, его легитимность окончательно утрачена, силовики и окружение диктатора ориентированы на Москву, так как только Кремль является гарантом их собственной безопасности и существования.
Репрессии, санкции, отток человеческих ресурсов окончательно подорвут экономический базис.
Стоимость поддержки власти Лукашенко фактически равна для России затратам по интеграции.
Более того, даже часть антилукашенковского электората продолжают надеятся на то, что рука Москвы решит проблему Лукашенко. Поэтому если за интеграцией будет просматриваться уход диктатора, то частью населения она будет восприниматься пощитивно.
В свою очередь и для Кремля важно показать и обществу и миру, что мощь России остается на прежнем уровне и продемонстрировать новые геополитические победы.
Интеграция, понятно, выйдет за границы экономической. Будут полностью объеденены системы безопасности, что значит, что беларуские солдаты отправятся служить в Чечню, Сирию, Донбасс, и наши граждане превратятся в пушочное мясо "хромой империи".

Москве также выгодно, чтобы Лукашенкотполностью подавил протесты, так как интеграция при национально-демократическом подъеме потребует дополнительных затрат на подавления и репрессии. ББолее того, Москва будет выглядеть как явный агрессор. В свою очередь, политика террора режима Лукашенко должна истощить силы и энергию системы и общества, после чего Москва быстро и эффективно реализует свою политику.
Другими словами Лукашенко уничтожит страну, и подготовит почву для прямой российской оккупации.
Задержание Румаса (бывший премьер-министр), если это правда, скорее всего политически мотивировано. Лукашенко взялся за зачистку всех, кто мог выказать какую-либо нелояльность, сомнения в "мудрости" вождя. В условиях "военного положения" правящая верхушка должна быть полностью консолидирована, сомневающиеся и колеблющиеся - уничтожены. Если и был какой-то раскол в элитах, то диктатор решил его устранить репрессиями.
Учитывая, что Румас считался "либералом" его арест должен стать окончанием реформистского уклона в окружении Лукашенко. Понятно, что реформы и мысли о реформах в условиях террора - деструктивны.
Также, нельзя исключать, что силовой блок, который сегодня господствует в политическом пространстве, расширяет сферы своего влияния и убирает конкурентов. Полагаю, что это начало серьезного противостояния внутри правящего класса, соответственно приведет к дальнейшей деградации управления.
Журналисты, политики, граждане, активисты - их не судят, их репрессируют. Нет в этой стране ни судов, ни судей. Есть только сволочи и достойные люди. Не воздыхайте и не надейтесь на снисхождение сволочей, на справедливость, на удачу. На адвокатов и на закон, наше обращение к этим формальным элементам лишь придает иллюзорность цивилизованности тому, что происходит в Беларуси. Пока они (сволочи и негодяи) у власти, достойные люди будут в тюрьмах. Других вариантов просто нет Можно сколько угодно слать проклятья, возмущаться, негодовать, но это все бесполезно пока негодяям и сволочам позволяют быть у власти. Государство Лукашенко это банальная террористическая организация, судьи и менты это рядовые террористы и любое взывание к совести бесполезно. Террор будет продолжаться, пока сволочи не уничтожат всех достойный людей, или в конце концов достойные люди не начнут уничтожать негодяев.
Единственная надежда только на то, что мужество и достоинство, стойкость тех кого сегодня судят Дарьи и Катерины, придаст смелости и вдохновения для беспощадной борьбы с негодяями у власти.
Уже закладываются надежды на перемены на 2025 год. Опять на выборы или на то, что Лукашенко уйдет. Это тот идеологический посыл, который нужен сегодня. Это как вера в то, что Лукашенко смертельно болен и через 2, максимум 3 год умрет.
Такие психологические установки являются завершающей фазой протеста. Когда остается верить в высшие силы, а не в силу и энергию общества. Но если бы высшие силы хотели разобраться с Лукашенко, они бы это сделали через народ. VOX POPULI VOX DEI. Но не сделали.
Лукашенко не собирается уходить. Зачем и куда ему уходить. Он пролил столько крови, задавил, замучил столько людей не для того, чтобы уходить. Тем более, что десятки тысяч чиновников, боевиков, "судей", "учителей", замаранных в различных преступлениях, с искаженным восприятием мира, добра и зла, не видят себя вне пространства, созданного Лукашенко.
Он будет править до самой смерти, либо до того момента пока ему позволят править. Он будет не только править, но сделает все, чтобы власть осталась в руках его семьи. Такова логика жизни и смерти диктаторских режимов.
Выборы? Какие выборы? Для чего, с какой целью? Легитимизировать Лукашенко, укрепить власть, которая будет держаться на терроре и изгнании всех несогласных? Зачем? Кому это нужно? В ближайшее время мы будем наблюдать демонтаж "фасадной демократии", которая перестала играть роль стабилизатора и легитимизатора системы. Вряд ли Лукашенко уже будет избираться на выборах. Ну будет он в 2025 году трижды нелегитимным президентом, может быть четырежды. Хоть по факту он не легитимен с 1996 года. Это уже не будет иметь никакого значения. Конечно по факту углубления масштабов террора и зачисток система может посчитать, что все угрозы уничтожены и провести какую-нибудь фиктивную электоральную кампанию. Думаю, новые подходы будут апробированы на местных и парламентских выборах.
Возможно, что и нынешнее Собрание даст установку на демонтаж отдельных элементов "избирательной" системы, назвав их оружием в гибридной войне, направленной на уничтожение "стабильности" в Беларуси. Вне всякого сомнения будут умники (терешковы), которые призовут Лукашенко править пожизненно в это тяжелое, кризисное время, когда весь мир в хаосе, а на Западе стоят в очередях за хлебом.
Все будет делаться для того, чтобы избавить Лукашенко от "тяжести" избирательных кампаний. Это же касается и изменений в конституции.
Лукашенко и его окружение запустили машину невиданного террора, поэтому реализация манипуляций с конституцией и выборами не станет большой проблемой. Главное, чтобы это было всенародным, всеблагостным. И оно таким будет. Если, условно говоря, "3%" удержали власть в тяжелейшем кризисе, то обеспечить 90% поддержку "великому правлению Лукашенко" будет не так сложно. К тому же, правящий и пропагандистско-идеологический аппарат постоянно вещает о войне. А о каких выборах, можно говорить во время войны.
Конечно, можно еще надеяться на разложение экономики и правящего аппарата. И этот процесс безусловно будет иметь место, но политический эффект от него крайне неопределенный и долгосрочный.
Мятеж

Показательно, что в своем выступлении Лукашенко  сознательно избегал слова революция, а также оппозиция. Из его лексики исчезло слово "свядомые" и появилось новое "беглые".

Он сделал четкий упор на то, что в стране якобы была осуществлена попытка мятежа. Не народной революции, а именно мятежа, в котором участвовали представители беларуской номенклатуры. 

Очевидно, что политический сдвиг внутри правящего класса  действительно имел место и был для Лукашенко полной неожиданностью и шоком, от которого он уже вряд ли оправится. Не зря он постоянно говорил и говорит о предательстве. Так или иначе свойственная диктаторам паранойя будет усиливаться, что отразится на внутренних процессах в системе. Не понятно, кому и в какой мере Лукашенко сможет доверять. 

Поэтому нынешнее собрание можно назвать номенклатурным, так как в нем виделось желание Лукашенко продемонстрировать силу для высшей бюрократии и вернуть свое полное влияние внутри номенклатуры.

Как известно мятеж это попытка вооруженного государственного переворота, организованного группой людей из высшего номенклатурного, чаще военного класса, с целью свержения, правителя (режима) которому они ранее были преданны.

В свою очередь для системы и лично Лукашенко факт мятежа значительно страшнее, чем революция организованная оппозицией. Мятеж означает, что номенклатурный аппарат, высшее руководство (возможно силовые структуры) несут в себе прямую угрозу для Лукашенко и его ближайшего окружения. Это также означает, что он не может контролировать и не может доверять своей  бюрократии, так как мятеж до конца подавить никогда не удается, если конечно не провести полную стерилизацию и ротацию кадров посредством тотального террора. Физическое устранение целой прослойки невозможно, а для проведения полной или частичной замены нужно время и дополнительные ресурсы. 

Более того, не факт, что новые кадры будут преданны диктатору (все должны быть похожи на Азаренка или Гайдукевича) и обладать необходимыми навыками управления.

А это означает, что "замена" мятежного слоя будет усиливать деградацию государственного управления в целом.

 Более того, страх пред мятежом и саботажем будет также требовать дополнительного контроля над номенклатурой и регулярной перетасовкой чиновников, а это создаст условия для внутреннего хаоса и может вообще парализовать систему.


Контроль, репрессии, доносительство, охота на ведьм станут неотъемлемыми аспектами, соответственно работа на режим будет психически деструктивной и не выносимой. Конечно не для тех, кто верит в Лукашенко и будет рьяно выполнять его приказы.

 

Также важным моментом является и то, что мятеж беларуской номенклатуры предполагает наличие внешнего центра воздействия и притяжения, обладающего авторитетом большим, чем у Лукашенко. Наличие такого центра уже само по себе становится угрозой для диктатора. И понятно, что таким центром, как бы этого не хотел Лукашенко, не мог быть Запад. 

В свою очередь, присутствие России в беларуском политическом пространстве и ее участие в разжигании мятежа только усиливает необходимость репрессий в управленческом аппарате.

Для того чтобы удержаться, Лукашенко просто необходимо провести в  Беларуси своеобразную "культурную революцию", в результате которой сформировался бы супер лояльный чиновничий класс. 
23 февраля 1918 года, День Советской Армии и Флота. Исключительно советской, а точнее большевистской. Армии, которая давила и уничтожала народы.
По моему глубокому убеждению, сделать этот день, днем героев перемен Беларуси так себе идея. Скажу больше - это вредная идея. Идея, которая уничижает наших героев. Разве у нас мало важных памятных событий и дат, которые возвеличивают нашу нацию?! В конце концов мы должны создавать свою историю, свои праздники, а не привязываться к чужим. Беларуское общество нуждается в десоветизации, а не в ресоветизации. Как бы 23 не переиначивали, это останется советским Днем и советским Символом. Советским, а не беларуским, потому что с этой датой наша страна никак не связана.
Лидеры должны воспитывать свой народ, бороться с советской идеологией, а не подстраиваться под нее.
Дата 23 февраля это не наша традиция, это традиция захватнического режима, при помощи которого десятилетиями уничтожали беларусов и беларускую национальную историю и культуру.
Попытка поиграть на идеологическом поле советской империи противоречит той мощной национальной волне, которая поднялась в августе 2020. На данный момент важно сохранить дух национального возрождения, укрепить его, а не размывать и не имитировать идеологическую активность.
Уже сам факт, что нечто такое было предложено говорит об кризисе идей и слабости духа, если наше Возрождение пытаются втиснуть в советский, дырявый мешок. Может еще 7 ноября сделать днем независимости Беларуси. По сути, мы сталкиваемся с той же проблемой, что и в Курапатах, с тем прокаженным рестораном "поедем, поедим". Есть такие вещи, очевидные вещи, которые просто нельзя совмещать. Нельзя!
Жаль, что протестные структуры растрачивают свои ресурсы и свою легитимность на совершенно ненужные и пустые вещи, которые не ведут к консолидации, а раздражают.
Создавайте и продвигайте наше, восхваляйте его, только так можно победить. Формируйте сознание граждан их национальный дух, а не подчиняйтесь совку, он и так доминирует в сознании обывателей.
Иного поворота по "судам" я не ожидал. Бабарико также получит 15 лет с конфискацией имущества. Суровые приговоры ждут и других участников революции. Все это показательная казнь, безжалостная расправа с единственной только целью - уничтожить сопротивление.  Ожидать "милосердия" от убийцы и тирана непростительно наивно. Система и дальше будет работать в этом направлении, замазывая кровью новых и новых людей.

Ужасно именно то, что в терроре, непосредственном и косвенном терроре, участвуют молодые люди, и это в эпоху максимального доступа к информации и знаниям. Тем не менее за 26 лет было взращено поколение "гитлерюгента", павликов морозовых, вышинских и геббельсов. Но, учитывая современную эпоху, пройденный драматический путь человечества, трагедий отдельных обществ и народов, концлагерей, массовых убийств, получается, что мы имеем дело с монстрами. Можно как-то понять Ермошину и Качанову (от трусов до небес), но понять поколение 2000 - ков, пустых, примитивных - нельзя. Что их породило, какая культура, какие книги и фильмы, какая школа и университеты. Это ведь не социальные маугли, таких людей немало, раз система продолжает функционировать. 

Более того, они чувствуют себя абсолютно безнаказанными и гордятся тем что убивают. Глядя на них можно сказать, что "социальная инженерия" весьма эффективна, более эффективна чем свободный доступ к информации. 

 В очередной раз, на наших глазах отправляют на костер, на эшафот, в газовые камеры. Человечество не меняется. Тот факт что в Беларуси или России торжествует система лжи и безграничного насилия, говорит о том, что наши общества больны, что серость, элементарное невежество - доминируют. Это будет наверное продолжаться бесконечно, так как большинству в этом всем вполне комфортно жить. 
В Беларуси разработанны уникальные, прорывные технологии в сфере выработки и передачи энергии. Теперь нам не нужны атомные и другие электростанции. Каждый военнослужащий в состоянии обеспечить энергией целый микрорайон и даже маленький город. Это какая же экономия для страны!
Если идти по пути развития данного перспективного направления, то таким образом можно будет передавать не только энергию, но и зарплату, а также другие блага. (Как в том старом анекдоте, когда звонит Рабинович своему другу.
-Здравствуйте, а Фима дома?
- Нет. Ему шо-нибудь передать?
- Передайте ему три рубля, тагда.)
Жаль только, мозги таким способом не передаются.

https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=10221772836983611&id=1637051772
Террором и популизмом

Заморозка цен на лекарства и продукты - попытка режима притупить социально-экономическое недовольство населения в весенне-летний период. Власть действует на опережение. Это стремление подстраховаться и убрать (сдержать) возможные факторы роста недовольства и социального напряжения. Выбить у протеста экономический базис.
Это также показатель неуверенности власти в том, что ситуация полностью под контролем, и что протестов удаться избежать. Ситуация остается не предсказуемой, Лукашенко не может исходить из предположений: может будут протесты, а может нет. Он пытается свести к минимуму эти возможности, сделать процессы прогнозируемыми.
Естественно режим будет действовать всеми способами и средствами, от террора, до популизма в борьбе с обществом. До лета политика террора будет оставаться на очень высоком уровне, к этому добавится крайний популизм.
Понятно, что заморозка цен не улучшит ситуации, но задача в том, чтобы ее не усугубить в краткосрочный период. Ведь кризис никуда не делся. Да, одной стороны жесткие репрессии и террор должны были запугать население, но инфляция, рост цен (особенно если это будет резкий скачек цен), падение покупательной способности и благосостояния, могут усилить недовольство, раздражимость населения и стать дополнительным мотиватором для протестов, в том числе и в регионах. Это сделает положение Лукашенко еще более неустойчивым. Ему нужен "экономический успех", стабильность.
Кроме того, "забота" о гражданах должна улучшить имидж Лукашенко, хотя бы на краткосрочный период. Понятно, что экономический популизм обойдется стране очень дорого, интенсивный рост цен будет так или иначе в других сферах экономики, да и заморозка будет не долгой. Но для Лукашенко неважно, что произойдет в сентябре, важно сохранить "стабильность" системы в апреле - мае. Пережить кризисную весну, уничтожить сопротивление и купить пассивность масс, а потом население заплатит в десятки раз больше.
Освобождение Бабарико, без приговора, без прошения об освобождении на имя Лукашенко, при любом раскладе обернется мощным политическим и психологическим ударом по режиму. Даже перевод под домашний арест и молчание будет красноречивее всех слов.
Бабрико может быть свободен только на условии превращения в Воскресенского и Шклярова.
В противном случае это полностью подорвет и без того слабые позиции диктатора. Для его ближайшего окружения и всех ябатек станет понятно, что его дни сочтены, что он уже не хозяин положения. Что решения Лукашенко диктуются чужой волей. Даже террор по отношению к другим представителям общества не будет в состоянии консолидировать систему. В какой-то степени освобождение может вдохновить на продолжение протестов (если Бабарико не начнет призывать к обратному).
В свою очередь, единственным источником безопастности для всех участников политических преступлений будет являться только Россия, поэтому они превратятся в самых настойчивых сторонников "интеграции". Система сможет сохранить себя только сливаясь с Россией.
С другой стороны, освобождение Виктора Бабарико под давлением Кремля внесет серьезную сумятицу и в национально-освободительное движение. Ведь это означает, что Кремль приступает к окончательному решению беларуского вопроса.
Когда уйдет Лукашенко

Честно говоря, я не понимаю на чем базируются утверждения о том, что Лукашенко уйдет весной (хотя уже весна). Ранее утверждалось, что он уйдет осенью, потом - к новому году. Теперь вот весной (стоит уточнить, календарной или астрономической).
Я также не наблюдаю острого системного кризиса в функционировании режима как в центре, так и на местах. Аппарат террора и репрессий работает исправно. "Депутаты" штампуют "новые законы", а "суды" приговоры. Массового оттока, который мог бы парализовать систему, не произошло. Более того, аппарат террора успешно рекрутирует юных адептов, которые без тени сомнения участвуют в показательных расправах ("судьи"," прокуроры", "учителя"," чиновники"). Даже чистки в отдельных сегментах управления пока не отражаются на устойчивости государства.
Я считаю, что общество нужно настраивать на долгую и жестокую борьбу (противостояние), на лишения, на потери, а не кормить его иллюзиями и надеждами. Если бы все было так волшебно-просто, то Лукашенко ушел бы 9-14 августа. Лукашенко, как любой диктатор, сам не уйдет, его можно только свергнуть. Сомневаюсь, что после того, как страна была залита террором и кровью Лукашенко скажет: "я устал, я ухожу". И нужно понимать, что в этом участвовали десятки тысяч людей. Это также касается транзита власти. Транзит в условиях террора невозможен.
Не верю я в "планы" Кремля по смещению Лукашенко, по крайней мере в ближайшей перспективе, тем более, что российские проекты ничего хорошего, для Беларуси не сулят. Ни в каком виде.
Только национальное движение и свержение диктатора. А это, как мы видим требует огромных усилий, мобилизации всех социальных и политических ресурсов общества. Прежде всего психологическая готовность к этому.
Также нужно понимать, что чем дольше Лукашенко будет удерживать власть, в условиях кризиса, тем увереннее он будет себя чувствовать, тем эффективнее будет работать система террора. Каждый день пребывания у власти укрепляет его позиции и психо-политическое преимущество над оппонентами. На март 2021 года, государственная система более устойчива чем в августе 2020. И это нужно понимать, а не ждать чуда. Террор - увы, это не слабость, и не страх, как это пытаются показывать в независимых СМИ, это способность авторитарной системы ликвидировать угрозы, противодействовать общественному давлению. Лукашенко зависим от системы и ее эффективности, как и система зависима от него. Если репрессивный аппарат (штат: от боевиков до "депутатов-администраторов) теряет уверенность в командном центе, не чувствует власти, он начинает распадаться. Работа системы будет частично или полностью парализована.
Высшее проявление авторитарной власти - насилие, как совокупность психологических и политических факторов, начиная от решимости приказать, заканчивая готовностью выполнить вопреки здравому смыслу, морали и закону.
И наоборот, когда диктатор видит, что система не реагирует на команды, штат перестает функционировать, тиран теряет власть, так как не может более управлять.
Более того, у членов системы сложился особый тип сознания: сочувствие и исполнение. Встречалось это не раз, когда чиновник-силовик будет смотреть в глаза и сочувственно говорить, что он все понимает, что Лукашенко козел и т.д., и при этом продолжает ретиво выполнять идиотские приказы и установки, которые способствуют усилению и жизнеобеспечению системы. При этом может быть целый ряд самых разнообразных оправданий: "ну я же только выполняю приказы", "у меня же семья", вас не вышел миллион" и т.д.
Пока человек находится в системе, на зарплате, он так или иначе будет элементом репрессий и давления, он запрограммирован на это. Только выйдя из системы он человек перестает быть предметом.
Понятно, что обществу необходимы позитивные сигналы, оно должно видеть и чувствовать сдвиги слабости режима. Они есть: сам факт полувоенного состояния, режим террора и изоляции, неистовой пропаганды, хаотический поиск экономических резервов, поступательные изменения в сознании общества, полное отчуждение правящего класса.
Все это глубинные системные сдвиги, которые приведут к разрушению системы. И только разрушение системы станет концом режима Лукашенко. Но это не произойдет нынешней весной.
Если люди захотят...

Довольно распространенная фраза, которую часто используют диктаторы. Постоянное обращение к воле народа, действие во имя добра народа и именем народа - любимые слов Лукашенко. Именем и во имя народа свершалось и свершается насилие и произвол над тем же народом.

Светлана Тихановская (ее окружение) избрали неудачную форму консолидации своей политической позиции, закрепление метаморфоз, которые произошли со Светланой за эти месяцы.

Понятно, что вкусив славы и мирового внимания, оказавшись в самом эпицентре событий она не вернется к мирной жизни "домохозяйки". Власть (пусть даже символически-атрибутивная) и слава радикально меняют людей (бывает, что не в лучшую сторону).

Политика затягивает и в этом нет ничего плохого и никто не может требовать (ждать) от Тихановской уйти в сторону и варить борщ. Хоть об этом она говорила в августе 2020.

Независимо от критических оценок, недовольства, местами осуждений под ее адресом, она заняла свое место в истории и в современной (так называемой - С.Т.) политике Беларуси.

Если Тихановская хочет остаться в политике, на позициях лидера - ей никто сделать этого не запрещает и не может запретить. И ей нет нужды спрашивать хотят ли или не хотят этого беларусы. (Я даже не представляю как бы просьба о разрешении выглядела: через чаты или ТГ-каналы).

В конечном итоге политиками не рождаются ими, становятся посредством опыта, образования, саморазвития и самоосмысления, через повседневную рутинную работу.
Но остаться в политике должно быть исключительно решением Тихановской, и ее ответственностью, только ее.
Поэтому дешёвые манипуляции "с обращением к народу", (если беларусы захотят) это ничто иное как попытка переложить ответственность за собственное решение и ошибки на сторонних людей. А это в свою очередь не красит лидера и политика. "Вы меня попросили остаться, поэтому не судите и не критикуйте". Все это, наследие авторитарной культуры.

Хочешь быть политиком, будь им! Но будь настоящим политиком: самостоятельным, способным принимать решения, свободным от внешнего влияния.
Будь не просто политиком, а хорошим политиком, знающим свой народ, радеющим за собственную страну, политиком для которого интересы Государства и Нации будут превыше собственных, превыше интересов семьи и друзей, ближайшего окружения. Слушай советников, но умей иметь свое мнение.
И таким человеком и лидером нужно становиться уже сейчас. В противном случае весь тот социальный, политический капитал, выстраданный многими, исчезнет навсегда.
Быть таким политиком искренне Светлане Тихановской желаю. И важно помнить, что без осознания своей исключительной роли и места (предоставленной историей), Тихановская останеться лишь "как бы политиком, как бы в политике" , играя в чужие игры.
Может ли быть такое, что Виктора Лукашенко убрали по причине того, что могли найтись доброжелатели, которые шептали Виктору тихо на ухо. "Бацька явно сошел с ума, он приведет страну в пропасть, ты классный парень, у тебя есть все шансы спасти страну. Мы тебе поможем. Это лучший вариант".
В кризисной, критической ситуации у Виктора могли взыграть амбиции и родиться политический аппетит.
Учитывая то, что силовой блок в какой-то степени находился под контролем Виктора, он имел все шансы временно" заменить" отца. Такой вариант вполне устраивал бы и Россию и отдельные группы из окружения Лукшенко-старшего. Может быть поэтому диктатор сразу провел чистки в верхушке спецслужб и совбезе.
Отставка Виктора мне напоминает судьбу Гульнары Каримовой.
И если это так, то положение диктатора крайне плачевно. Он никому не может доверять, даже семье.
Враждебная нация

В цивилизационном аспекте слова Караева значат многое.
Его примитивный взгляд на вещи отражает целый культурный тренд в государстве, мировоззрение всей правящей верхушки и обслуживающего ее социума, который сформировался за эти годы и окончательно выкристаллизовался сейчас. Нет, Караев не является автором оскорбительных слов о беларусах, он лишь озвучил то мысление, которое доминировало в постсоветской официальной пропаганде и идеологии (концепции отрицания языка, государственности, культуры, нации), во взглядах лиц, управляющих государством, где регулярно говорилось о том, что беларуский народ быдло и его нужно держать в ярме.

Тем не менее высказывания Караева проводят четкий водораздел между беларусской нацией и неким особым социально-психологическим образованием: советскими людьми, "ябацьками", коллективным Лукашенко, которые уже давно вытравили в себе беларускость (либо никогда ее не имели). В совокупности эти люди и составляют анти (контр)беларускость.

В критической ситуации четкая, ясная политическая этническая идентификация крайне важна, для более эффективного противостояния и подавления противника, которым для правящей группы являются именно беларусы. Следующим шагом является дегуманизация этноса или социальной группы. То, что делали все авто-тоталитарные режимы. Евреи - недочеловеки, беларусы - они тупые (мы умнее, мы должны править, они починяться, если нет - уничтожаться). Как подтверждение этой формулировки, на той же записи Караев противопоставляет русских и чеченцев, (чеченец - значит враг) и призывает своих боевиков действовать, так как русские в Чечне. То есть как иную этно-политическую группу. То есть действовать против чужого, враждебного народ.

Караев был убежден, что его слова найдут отклик у адресата. И был по большему счету прав, ведь он обращался к людям близким по духу, знал, что они разделяют его позицию, знал что перед ним, в большинстве своем, не беларусы.
Следует отметить, что во все времена кризисные ситуации подводят каждого индивида к экзистенциальному выбору, который и определяет кто есть чем.
Этот выбор либо шаг за шагом уничтожает человека, его цивилизационную принадлежность, либо формирует человека и определяет его существование в цивилизации, которую он начинает созидать.

За эти полгода многие стали свидетелями добровольного саморазрушения и самоотрицания.
Когда выборы фальсифицировали (кто-то лично принимал участие в этом), а кто-то молчал, что означало, что человек отрекся от правды в себе. Когда избивали, судили, сажали людей, кто-то молчал (кто-то принимал в этом участие), тот отрекся от человека в себе, когда примитив Караев осознанно унизил беларусов (призвал к уничтожению), каждого, но кто-то продолжает молчать и служить системе, то он действительно не беларус. Такой человек молча отрекся от Нации, которой наверное никогда не принадлежал и по сути, является частью чего-то другого, чуждого.

Действительно, постоянное отречение от того, что делает человека человеком - рождает сверх-НЕЧЕЛОВЕКА (даже если это декларативно важные ценности: спасение "умирающей с голода семьи", работы, карьеры). Согласитесь звучать абсурдно: "Я отрекаюсь от правды, закона человечности, потому что мне нужно кормить семью. Я лжец и негодяй, потому что мне нужно кормить семью". Я не беларус, я ненавижу все беларуское, потому что мне нужно кормить семью. Да, я никто потому что мне нужно кормить семью".
Такое отрицание является своего рода антисуществованием. Мы как народ столкнулись с крайне серьезными явлениями в Беларуси: с антинародом, антисознанием, античеловеком, антиобществом.

Называя беларусов тупыми, повинными смерти, Караев уверен, что это не относится к Лукашенко, его окружению, депутатам НЦ, "делегатам" ВНС, министрам и всем тем, кто сегодня обслуживает систему. Ведь это равносильно тому, как если бы Караев лично подошек к Качановой или Марзалюку, к Коле Лукашенеко, Эйсмонт, Макею и сказал бы им в лицо: "Ты беларус - ты тупой, тебя нужно убить! Нет, Караев ясно понимал, чувствовал, что все это "сообщество" не беларусы и называя беларусов тупыми, он никоим образом
не затронет тот социум, который совершенно не тождественен беларусам, это именно - "ябатькизм". Другими словами, те, кто у власти в стране - не беларусы по их собственному самоощущению.

На данном этапе "Ябатькизм" перестал быть примитивным рекламным трюком, он стал выражением (анти)цивилизационной политико-социальной идентификации, которая отрицает беларускость и Беларусь.
Так или иначе, слова Караева отчетливо показали, что в эти 6 месяцев окончательно оформилось разделение между цивилизацией беларусов (улица, протест, бела-чырвоны-сцяг, мова, культура, перемены, свобода) и анитцивилизацией "ябатек", советским социумом для, которого беларусы враждебная нация.
Сегодня (как и все эти 26 лет) система противостоит не народу, она противостоит беларусам, а беларусы противостоят системе. Если ты беларус, ты свободный человек, ты вне системы.