Метажурнал (Русская поэзия 2019-2020)
1.05K members
8 photos
74 links
Современная поэзия, переводы, критика. Редколлегия: Е. Никитин, Е. Ульянкина, М. Дремов, З. Фалькова, О. Васякина, А. Платонов, И. Полторацкий, Ф. Чернышев, Д. Расулева, П. Банников Связь: @Evgeny_Nikitin_Telegram
Download Telegram
to view and join the conversation
Егана Джаббарова

***

длинные линии вязкого ужаса
мира, в котором никто не спасён,
тушки тонких китайских змей
крылья чёрных летучих мышей
все мы умрём.

нестерильные мужчины и женщины
SARS, БВРС, СПИД и прочие неприятности,
липкие как школьные ириски,
застревают в зубах
отламываются дома в ходе непредсказуемых землетрясений

предательство и подлость,
подлость и предательство
мы все умрём

если предположить, что мы выживем
в мире постапокалипсиса,
кого посадить за семейный стол,
с кем разделить радость поедания хлеба?

неужто с тобой, человек страдающий,
умирающий и больной,
в тот момент, когда тело твоё ослабеет и забудет основы безопасности?

когда ты перестанешь различать преимущества респиратора от обычной маски?

но предварительно будь добр
помой руки и никого не заражай,
потому что мой дом не сам себя строил,
а я его строила и прежде всего:

здесь обитает самое главное,
так что давай без предателей, без подлости, повторяй

мы все умрём, без исключения,
даже я, даже мать и отец, все до единого из тех, кого я люблю,
останутся только тушки змей и прочих зверей,
•−−• −−− −− −−− −−• •• − •

#выбор_максима_дрёмова
Азбукой Морзе в заключительной строке стихотворения Джаббаровой зашифровано слово «помогите». Боль, травма, зов о помощи, перспективы спасения — вот центральные темы поэзии Джаббаровой, проходящие и сквозь этот текст. Вдохновлённое, по всей видимости, продолжающейся прямо сейчас эпидемией коронавируса в Китае и реакцией на неё мировых медиа, стихотворение развивает вечный топос столкновения лицом к лицу со смертью и осознания её неизбежности в актуальном постапокалиптическом ключе. Мир, наблюдаемый здесь и сейчас, координаты, в которые помещены адресантка и адресат, а также все другие — упоминаемые вскользь — персонажи стихотворения, понимается как пространство тотального страха, но между тем в тексте обрисованы — пусть и неясно — перспективы «жизни после смерти», существования после катастрофы — возможности «стихов после Освенцима» (пусть катастрофа антропогенная и замещается по[ту]сторонним вирусом); и этот новый, пока ещё неизвестный и лишь гипотетический, но, несомненно, ожидающий всех нас мир диктует строгий этический кодекс — избегание «предательства и подлости», тесно переплетённых в пространстве текста с образами болезни и заражения, и смелого взгляда в лицо смерти, констатации не просто смертности, но смертности скорой и внезапной.

#рецензия_максима_дрёмова
Евгения Риц

* * *

Кто видел упругую чёрную гладь
И белую плоскость живую?
Солнце захочет меня обглодать,
Глядь –
Я над ним же жирую.
Кто выел округою красную плоть,
Её изнутри разрывая?
Кололся, но медлил совсем заколоть,
Потом, как одышливый мысленный крот,
Разрыл, а она блядь живая.
Разбил, как помешивай масляный сон
Фарфоровым ртом малолетки,
Где мышкой молочный зубок унесён,
Как будто не первый и ветхий.
Не мышкой, но фейкой зобок разгрызём,
Засунем под мышку копейку,
За щёку другим безвозвратным облом
Теперь зацепиться посмей-ка.
Семейка лежит, вожделея рядком.
Жалейка визжит, точно жалит о ком,
Где нет никого, но кого-то
Толчком вызывает небесный партком
В подземный райком оборота.

("Сестры лесопарка" Post (non) fiction)
#выбор_Евгения_Никитина
Стихотворение Евгении Риц находится в том же русле, что и текст Игоря Булатовского, который я вывешивал в прошлый раз: это "про язык". Язык, сладострастно переживающий собственную физиологию, мясо фонетики и морфологии, растущий, как растение, сам из себя, из своих корней. И образ, возникающий при чтении, соответственно объемный, чувственный, рельефный, но непереводимый на язык абстрактных понятий. Можно видеть, что здесь манифестируется в чистом виде строительный материал, с помощью которого Евгения Риц потом пишет о более "сличаемых" с "жизнью" вещах (ставлю кавычки, так как никакой жизни вне языка мы помыслить не можем в принципе, это общее место психоанализа). То есть можно сказать так: вот есть условное стихотворение Евгении Риц, в котором мы различаем известные нам предметы: небо, забор, боль от утраты - но оно тоже порождается тем же языком, который в приведенном выше тексте дан в наиболее чистом виде, обнажен, это его гнездо, его квартира, интимное место, куда мы вторгаемся. Но более точной будет метафора сада. Растения ничего не означают. Замысловато искривленная ветка может в полумраке напоминать огромное насекомое, но это ветка, она не включена по умолчанию в процесс обозначения чего-либо. Наоборот, чаще можно наблюдать, что насекомые маскируются под ветки. Тоже самое и с поэзией, в авангардной традиции это наиболее очевидно (это, впрочем, не значит, что можно о любой чепухе написать то же самое; то есть можно, конечно, но насекомое от этого не станет веткой).
Ссылка на полную подборку Евгении Риц (рекомендую):
https://postnonfiction.org/narratives/ritzjan2020/
#рецензия_Евгения_Никитина
Эдуард Розенштейн

* * *

ты вспомнишь их потом сидящих в темноте
как будто дом внезапно обесточили
глупая мать с добрым лицом
то что называлось твоим отцом
механика жующих желваков
не верится сейчас не верилось тогда
но ты была им чем-то вроде дочери

Ещё вдоль сумрака два шага вдоль стены.
Затхлый просвет, куча тряпья, а впрочем, нет, старуха в тряпках,
зачем вообще их держат? Как будто что-то ищет
или прячет. А впрочем, пусть здесь будет для порядка.

Ты вспомнишь их потом, идущих в туалет.
Старухи больше нет, кто же не сливает воду?
Откроешь ванный шкаф, а там отцовский пот
ещё живёт и ходит на работу.

(журнал «Воздух», №39 / 2019)

#выбор_евгении_ульянкиной
Эдуард Розенштейн — большое открытие для меня, доброго здравия печатному «Воздуху». В его стихах обнаружилось много того, что я вообще люблю в стихах: неожиданные повороты на уровне образов и звука, ирония вперемешку с трагедией, низкое рядом с высоким, всякие странности и сюр, преображающие мир. А в этом конкретном стихотворении — пронзительное ощущение одиночества и духоты в доме, где ты один в окружении мёртвых, которые и сами не могут тебя отпустить, и ты их не можешь. Не знаю даже, что добавить — так хорошо, что разбирать на части и не хочется.

#рецензия_евгении_ульянкиной
При первом прочтении стихотворение выше напомнило мне тексты Андрея Гришаева - отцовский пот, который ходит на работу, образы мертвецов - это очень гришаевские образы, хотя тональность у Эдуарда Розенштейна гораздо мрачнее. И я вижу, где Андрей сделал бы иначе, в особенности - ритмически. Само это наблюдение сходства мне было приятно, я очень этого ждал, чтобы авторы моего поколения и их находки как-то продолжились в других поэтах, но потом я увидел, что автор 73-го года рождения, т.е. старше и Андрея и меня. Смешная ловушка самонадеянности! Кстати, здесь показана интересная работа со знаками препинания. Благодаря тому, что сначала знаков нет, а потом они появляются, отец и мать в стихотворении как бы постепенно проступают, черты их становятся четче.
ГАЛИНА РЫМБУ

снег снег снег укрывает город
уничтожения ранних погромов руины
мерцающих синагог
и мы в нем бесстыдно нежимся
на огромном лице красного солнца

кол кол кол-коллонтай в матроске
с золотым дилдо в руке
на квир-вечеринке
снится мне

евр евр евр черн черн черн...
черничный? предлагает libre office writer исправить

но нет нет нет: чер-но-жо-па-я
во мне живёт
и я
и бьётся за жизнь
режет тело

шрамирование?

и красит кровью письмо:
красота
и жопка вся в волосках
и усики — делают:

мр-мр-мр.

— погладишь меня?
— нет!
— стремаешься?
— фл-фл-фл —

слижи кровь — и будет
красиво —

это — богиня.

бд-бд-бд — кот головой о стену бьётся
как будто бы понял что-то
о мире,

и я с ним:

— любишь меня?
— нет-нет-нет

— играешь со мной?
— да-да-да

тыц-тыц-тыц — это черное диско двухтысячных
с запахом шин
и шашлыка
в стрёмных руинах
старой броварни
упасть в прокладку лицом или вознестись —
выбор так себе.

— ангел?
— я — да!

ты — мой ангел —
пыщ-пыщ-пыщ.

и скоро — родители, но и
за гаражами мы можем —

пыщ-пыщ-пыщ: откровение.

жжж-жжж-жжж

жж-жж-жж-
— по узкой дороге едем в горах
сопротивления, если бы ты была
девочкой, рядом со мной, мы бы столкнулись
попками!

а-а-а — говорит мой мальчик едва протиснувшись из вагины
рожаю его под
«смысловые галлюцинации»
а потом он вылез и писает на меня
тёплым потоком —

на шею, на грудь, на живот;

вр-вр-вр — это я принимаю форму
сейчас
Ж? М? Ж?

и это я, я, маленькая,
решилась жить, и верю: стихами могу сделать всё,
мир изменить, раздобыть еду, кому надо, и виды
животных, которых нет, проснутся,
как в сказке; потому что если не сказка,
то иначе как, зачем нам жить,

лизать как во сне
одиночества красный ледник?

(личный блог авторки)
#выбор_оксаны_васякиной
Я не могу не связать последний текст Галины Рымбу с одним из предшествующих ему коротких постов на ее странице. В посте она пишет о том, что полгода как не пишет поэтических текстов, а один из тех, что получился сегодня вечером, она удалила. Этого поста нет в хронике Рымбу, возможно, он проскользнул в ленте и не отображается, а может быть, Рымбу его удалила после написания опубликованного выше текста. Невозможно читать стихи на личных страницах поэтов и поэтесс, не имея в виду их активность в соцсетях. Что это за удаленный текст Рымбу, о котором она пишет в исчезнувшем посте? Какую связь он имеет с опубликованным ею позже стихотворением? Не он ли косноязычно врывается в это стихотворение треском согласных “бд-бд”, “фл-фл”, глухим стуком бьется о границу бытия вещей и существ? Или он -- это пропасть между глухими репликами об ангеле и пепельной сове? Он -- теснота тропы между гор и ледник одиночества, его невозможно явить миру, можно только сказать о том, что он был когда-то. Наверное нужно расслышать, чтобы получилось чудо, которое прекратит этот прорыв небытия или пустит небытие и его облагородит, сделает понятным и безопасным.

#рецензия_оксаны_васякиной
Быстро летит время, смещаются координаты допустимого, и текст про "мр-мр-мр" и "пыщ-пыщ-пыщ", заканчивающийся вопросом, зачем нам "лизать одиночества красный ледник", уже воспринимается не как чистой воды графомания, а как захватывающая детективная интрига, для расшифровки которой нужно установить слежку за блогом автора (авторки) и вовремя поймать удаленный пост - вот примерно о чем я, лысеющий персонаж литпроцесса конца 2000-х, думал, читая перформативный текст Гали Рымбу (он, кстати, раскрывается, если его исполнить, зачитать вслух, даже отыграть) и комментарий Оксаны Васякиной. Вспомним, что совсем недавно авторы даже настаивали на собственной смерти - считалось пошлостью смешивать текст и реальность, текст и биографию, текст и автора. Текст следовало читать, исходя исключительно из его структуры. Но в какой-то момент все изменилось. Оксана прямо говорит о том, что поэзия живет в контексте социальной сети и от него неотделима. Точно так же, как она неотделима во многих случаях от арт-активизма (пример - Дарья Серенко), комикса или иероглифики (Ростислав Амелин) или транс*опыта (Фридрих Чернышев). И эта встроенность - существенное отличие сегодняшней поэзии от прежней, когда текст был изолированной сущностью, артефактом непонятного назначения. Наоборот, субъект речи в стихотворении Гали сообщает: "(...)верю: стихами могу сделать всё,/ мир изменить, раздобыть еду". Я почему-то этому, скорее, рад... Может быть, потому что мои собственные рассказы из книги "Про папу" порождаются моей все еще разворачивающейся абсурдной биографией фейсбучного персонажа. Но это уже оффтоп.
#рецензия_Евгения_Никитина
RIP
Александр Петрушкин
(1972 - 2020)

Кролик

Невидимый и шумный листопад
вдоль вертолётов клёна в сто голов
летящий через прятки и распад
в знак умножения, уложенный в тавро,

где кролик кувыркнётся через сад,
приветствуя пыльцу, а не цветы,
нору во мне раздвинув, как лицо,
чтобы глазеть, кто в той норе летит,

чьи лопасти, под воздухом звеня,
становятся смородиной в воде
и водят, как слепые, и стучат -
продольно сквозняку или дыре

впадая в детство, наготу и взгляд,
которые - сквозь кашель - унесёт
на щель похожий, голый листопад
сквозь кролика, похожего на вход

* * *
Даниле Давыдову

В ледяной и восковой Москве,
чьих мозаик срублен виноград,
каждый выбирает по себе -
потому что в чём-то виноват.

Лётчик проплывает словно жнец
над снопами ватными твоих
станций, подземелий и т.д.
вырывая медный твой язык

Покраснеет воздух золотой -
сладкой стружкою синиц немых, горя
жирной и промасленной лозой
горя, счастья, стрекозы труда,

чей рубанок ходит взад-вперёд.
Самолёт мерцает словно вход
в твой прекрасный жестяной Аид,
чижиком - под штопором - свистит,

где по пеплу каменный пилот,
приоткрыв несоразмерный рот,
словно гость, проходит сквозь твоих -
свет сосущих - мертвецов живых.

БЕССОНИЦА

Вывернув себя до дна
этой родины пустынной,
возвращаешь благодать,
благодарность и другие

нищих сумерек детали,
и бессонницу - с водою -
выжимая свет на тени,
где вернулся за собою,

выжимая льда сухого -
углекислый выдох в бледный,
пролетарский, бля, посёлок.
Слушаешь: [из шахты] медный

колокол - перевернувшись,
ищет звук в своём обломке
горлышком безъязыковым
он плывёт здесь с музой тонкой

возвратившийся, как блудный
сын в отцовскую могилу,
с тощей бабою бесплодной,
он плывет в пивную жилу,

в купоросные разводы
смотрит, в родины пустоты
возвращает, к потной жажде,
чтоб задать вопрос мне: кто ты

сын в отцовской яме роет
языком немного света,
чтоб оставить всякой твари
своё место без ответа.

#inmemoriam
2006 год. Дмитрий Веденяпин, Алеша Прокопьев и Татьяна Нешумова обсуждают стихотворение Бориса Поплавского:
https://youtu.be/W6v6keb6C9s
#переводы

Анна Аксфорс

ОТ ОЛЕНСА ДО СМЕРТИ

После работы все онанируют чтоб не заснуть
если не сделали это ещё на работе
и какие же у меня фантазии?
ага, о золоте и зелёном лесе
после работы, чтоб не заснуть, можно сходить в Оленс
я собираю бонусы Оленса
и сколько же их у меня? ага, 23325 шт

дай мне маркированную челюсть, monsieur
дай мне талант самородка, активный музей (в стокгольме) и непредсказуемую культуру бактерий, monsieur
дай мне легкий протест против абортов, monsieur
дай мне номер телефона улле юнгстрёма*, ему нужна моя печень, по крайней мере, так говорят, monsieur
дай ежемесячник "дети & рак" хотя ты упорно твердишь, что для его редакции роман крис краус "aliens & anorexia"** вечно был источником вдохновений и путеводной звездой, мерой всех вещей и наградой, monsieur
дай мне лицо и фигуру на яхту***, в любом порядке, и, пожалуйста, объясни, что такое "фигура на яхту", пока ты блюёшь с некоторым изяществом, monsieur
дай мне мужчину, который записывает фамильные рекламы спотифай, его голос звучит так красиво и чувственно, monsieur
дай мне корректуру, да, дай мне корректуру, дай-дай мне корректуру, не останавливайся, дай-дай-дай мне корректуру, дай мне корректуру, пока я не кончу, я скоро кончу, уже почти, monsieur
заранее спасибо, monsieur
дай мне фидбэк и массаж и смутные электрические рефлексы в челюсти, да и, концептуальную запись на приём к дантисту, на лучшее время для приёма - на сейчас, и т. д., monsieur
дай мне эссе, 5000 знаков (включая пробелы), к примеру, о подавленной харизме парней поколения 90-х, monsieur
всё правда, они стремятся к власти, monsieur
дай шляпу мне и зонт, меня же скоро будут снимать на камеру, monsieur!
дай мне лимонад со стрессом на работе, monsieur
дай мне некролог, в котором лишь хорошее напишут, monsieur
дай мне толстую книгу о розовом вине, журнальный столик, мы должны притащить с собой на парнас журнальный столик, - когда-то он свалился оттуда, но теперь его снова надо туда затащить, и мы это сделаем вместе, мы ведь одна команда, monsieur
дай мне улыбку, и ею обозначь, что счет выписывать - так весело, и даже сексуально, monsieur
дай мне подходящую пару на бесплатных семинарах по литкритике, monsieur
дай мне договор с издательством, который ты сжевал в комок, monsieur
и выплюнул в лицо игрушке-птице, или в т.н. клюв, monsieur
жаль, так трудно выговорить "monsieur", monsieur
и ещё труднее без ошибок написать, monsieur
скажи, подать сюда monsieur, monsieur
дай мне, ну не знаю, к примеру, сливочного масла, monsieur
напиши гурлескный**** фан-фикшн, где ингер кристенсен связалась с человеком в желтой шляпе, ну вы помните, приёмным отцом нике нюфикен*****, monsieur
дай мне имена убийц хюланда, всех по списку, monsieur
дай мне правильное вИдение стокгольма, шепни мне на ухо, что city самое красивое из шведских слов, я хочу, чтобы ты заикался, когда ты будешь шептать, разве это так плохо, monsieur
дай сыр мне и любовь, и дай мне пива, monsieur
скажи мне что-то о воде, которая б не наводила на мысли о цензуре, цензуре общей, универсальной, monsieur
адресуй-дрессируй мои раны, вот было б здорово, если б ты воспитал мою травму и обработал мои фингалы своего рода вальдорфской педагогикой, monsiuer
издай памфлет или фэнзин******, который ты потом мне передашь, мonsiuer, твой голос зачтётся
дай мне новую мифологию, в которой найдётся человек из гётеборга, специалист хороших новостей, monsieur
стань модератором беседы о хламиде, monsieur
ты можешь модерировать беседу о каких угодно дурных болезнях, monsieur
дай мне банан нарезанный такими чудесными монетками-блогами, monsieur
если ты так долго будешь вперяться в экран компьютера, твои глаза станут квадратными, monsieur
дай мне настоящую супер-бупер-дупер блог-прозу остерлена, monsieur
дай мне телефон злого плотника, monsieur, я хочу с ним плотно пообщаться, мне он кажется хорошим, - тебе не кажется, - он, кое в чём кумекает, хоть и зол
дай мне насадку для душа, monsieur, заузь ей горловину, monsieur
дай мне скверный анализ белльмана, ты знаешь, того парня, monsieur
дай мне маску, в которой я облучалась, monsieur
сделай татуировку с номе
ром isbn, с последним, на пояснице; на пояснице у меня и у тебя, на поясницах у твоих детей, monsieur
правда, это лордоз, лордозы, monsieur
игра в бутылочку устроит, monsieur
скажи, твоя тушёная свинина не готова, monsieur
дай мне льняную скатерть, - я люблю лен, monsieur! ой, простите, я сказала лен? я имела ввиду член
дай достоверный заговор, в котором фигурирует, ну я не знаю, к примеру, лосось, лосось, или что-то, что так же возбуждает, как лосось, monsieur
дай мне спотифай премиум, monsieur
дай мне каждую вторую воду, monsieur
дай мне удобоваримое инфо об автоматическом письме в цифровую эпоху, monsieur
скажи что-то о том, что молодежи всё же не надо новых лайков, monsieur
могу ли я называть тебя мон(стром), monsieur?
ходи по комнате и просто говори, мы, вероятно, придём к чему-то классному, monsieur
дай мне из принтера бумажные маски любого мёртвого летнего оратора*******, monsieur
дай мне фейковый оргазм, monsieur
дай мне первый сингл аврил лавин, monsieur
дай мне денег на неделю, monsieur
дай мне самый короткий в мире анекдот, я думаю, что это будет “pretentiös? moi?”, monsieur
дай мне клюку и ключ от лифта, monsieur
дай мне надёжный набор ди-джея, monsieur
дайте мне сепаративный девичник с разговором о чарльзе буковски, monsieur
дай мне переводчика, который сможет эксцентрично жонглировать тремя шарами, monsieur
боже, дай мне e-mail, кого-то из модернисты*********, monsieur
дай мне успеть записать что-то с авичи**********, пока он не скурвился, monsieur
дай мне книгу яна градваля шиповник, шиповник, вечно шиповник, в подарок на рождество, monsieur, желательно в мягкой обложке
дай мне блог и старый сад, и всякие там комплексы зависти, monsieur
дай мне плюсик, за то, что я смотрю ютубные ролики с подростком, monsieur
дай мне что-то свежевыжатое, monsieur, не важно, что, а важно, что свежевыжатое, пойдут и свежевыжатые легкие, monsieur, и если можно, в кружке с крышкой на вынос
дайте мне слайсер для сыра - побрить мою киску, monsieur
а я дам бритву - резать пармезан, monsieur
дай мне зарегестрироваться на сайте курса, monsieur
дай мне обратно первую любовь, monsieur
прости, что я пишу "monsieur" не так, monsieur, так дай же мне, monsieur, епитимью, и пусть она, monsieur, будет немного гадкой
дай мне квартал святой клары***********, monsieur
дай мне любовь озера меларен к морю, monsieur, смесь пресного и соленого
дай дощатую развалюху на сёдере************, monsieur, стокгольм стал таким холодным
дай мне экскурсию в сити по следам лисбет саландер*************, monsieur
дай мне устойчивую карьеру, monsieur
как написала алисия в чате: дай мне суперлайк в тиндере, monsieur
дай мне томный элитизм экокритики, monsieur
дай мне картину с надписью "жизнь вставляет покруче чем член", monsieur
это картина в витрине рядом с конторой васакроны на свеавэген**************, monsieur
скажи: "я хочу, чтобы ты поимела меня в триколоре," monsieur
триколор - флаг франции
ты хочешь, чтоб я поимела тебя во французском флаге

Перевод Надежды Воиновой

* Улле Юнгстрём (швед. Olle Ljungström; 12 августа 1961 — 4 мая 2016) — шведский музыкант, раненый в Афганистане во время съемок фильма

* * Роман американской писательницы Крис Краус "Aliens and anorexia", в котором страницы жизни западно-германской левой экстримистки Ульрики Майнхоф, перемежаются с реалиями художественной жизни Нью-Йорка и Лондона 1970-х

*
* * kuttersmycket - букв. украшение на носу корабля, скульптурное изображение женской фигуры. Чаще всего это понятие употребляется с шовинистским подтекстом, в смысле "красивая девушка"

****Гурлеск - понятие, введенное Ариэлем Гринбергом в США в 2001 году, который попытался соединить в одном термине карнавальное, бурлескное и гротескное, Riot Grrrls и проч.

* Нике Нюфикен (Nike Nyfiken), любопытный Нике, более известный как "любопытный Джордж" - обезьянка, герой сказок Х.А. Рей и М. Рей

**fanzine - сокращение от fan magazine, любительский журнал, издающийся фанатами какого-либо явления

***sommarpratare - летний оратор - по традиции шведское радио летом ежедневно приглашает на передачу медийных знаменитостей, которые
в монологическом режиме долго рассказывают о себе

**** А́врил Рамо́на Лави́н — канадская певица. Её дебютный альбом, Let Go (2002), был продан тиражом 16 млн копий

***** Modernista, шведское издательство, издающее в т.ч.современную литературу

******Авичи - псевдоним Тима Берглинга — шведского диджея и музыкального продюсера

******* Старинный квартал св. Клары был практически полностью снесён в 70-е годы

******** Södermalm, богемный район на юге от старого города

********* Лисбет Саландер - героиня "Миллениума", серии книг Стига Ларссона

********** Васакрона - крупнейшее агенство невижимости, владеющее помещениями для офисов и магазинов в центральных районах.
Свеавэген - одна из широких центральных улиц в Стокгольм-сити

#выбор_Антона_Платонова
Forwarded from Yevgeniy A. Sukharev
Предлагаю вниманию сообщества ссылку на материал портала "Горький-медиа", посвящённый памяти Евгения Витковского.

https://gorky.media/context/pamyati-evgeniya-vitkovskogo/
Юля Фридман

* * *

Здесь бояться можно, но только осторожно,
Этот конь нежный, этот конь ничтожный,
Зеркало из дерева, мертвые цветы,
Гоп-со-смыком это будешь ты.

Помнишь, как от вечера покраснело небо,
Курочки, как ящеры, бросились стремглав
На сухие косточки от завтрашнего хлеба,
Ты играла Мурку им, my love.

Ты проходишь мимо, как жизнь проходит мимо,
Стильное под сердцем железное перо,
Вымоли у Господа всю нашу малину,
Коломбина милая, полюби Пьеро.

Птиц сердитых, liebe-dich, жадная порода,
Клавиша за клавишей, шея под вопрос,
Лебединый хлеб для них мы бросали в воду,
Мост на небо, это просто мост.

Во второй раз не умрешь, не дрожи,
Здесь у вас опасные этажи,
Птичьи гнезда, ласточкины ходы,
Гоп-со-смыком это будешь ты.

Что со мною было, все будешь ты.
Мертвые распустятся, как цветы,
В тех садах, где тропы входящих вен,
Стало быть, уже в новом качестве.

(Авторский блог)
#выбор_Евгения_Никитина
Главное, что меня привлекло в стихотворении Юлии Фридман - это обманутое ожидание. Мы читаем первую строчку - и вся стиховая, ритмическая память подсказывает, какие ходы могут быть во второй. Но там их нет, автор идет в сторону. Окей, мы снова строим дорожную карту - как опытный читатель поэзии и как автор я сразу вижу коридор возможностей - но стихотворение снова чуть смещается, и я на новой территории, знакомой и незнакомой одновременно. Поэтому текст кажется таким незатертым, живым. Но это же и создает трудности при чтении и интерпретации. Сильная сторона оборачивается и слабой: монтаж лексики держится на очень непрочной основе, многое кажется случайным, как часто бывает в текстах русского рока - а это стихотворение очевидно песенное. Я провел небольшой опрос и вот наиболее любопытные замечания:
"Для меня это какая-то смесь макабрической детской считалочки и блатной песни, исполняемой в трамвае." (Фридрих Чернышев).
"Тут нужен, естественно, голос Леонида Осиповича, нужна его, как он сам объявлял на концертах, "джаз-банда". Или диксиленд, сплошная акустика, но уж никак не электроника, или, не приведи Б-г, компьютерная "минусовка". Вот этот одесский формально "гоп со смыком", с детской, может быть, скорее отроческой интонацией, даёт неожиданный эффект взросления, язык которого состоит из "чуковских", "от двух до пяти", каламбуров, из романтики ранних стихов Юнны Мориц, из ещё не выросших из старших классов книжных сентенций и истин, из советских-несоветских шлягеров типа "русское радио""(Евгений Сухарев).
Интересно, что эти два отзыва сделаны людьми, которых разделяет 30 лет (в 1959 г. родился Е. С., а в 1989 - Ф.Ч.). Я написал и автору стихотворения, спросив, о чем оно (запрещенный прием). Ответ был: "о самоубийстве и о том, что предметы знают о смерти".
Здесь должен быть вывод, но я пока не готов его сделать.
#рецензия_Евгения_Никитина
Forwarded from Pavel Bannikov
На мой взгляд — это очень интересный разговор с одним из самых интересных поэтов моего поколения, Иваном Бекетовым. О поэзии, об искусстве, о связи поэзии с производством изделий из дерева, необходимости пространства, где возможно бытие художника, о русском языке, о том, как вещевой рынок выступает в роли оракула— о многом. Полюбопытствйте, если вас не смущает обсценная лексика при «разговоре о высоком»
https://youtu.be/GnstfGMvLnw
Динара Расулева

Пчелинцеву – 18 лет
Шакурскому – 16 лет
Чернову – 14 лет
Иванкину – 13 лет
Кулькову – 10 лет
Куксову – 9 лет
Сагынбаеву – 6 лет
Мне - 5 лет,
я пытаюсь освоить двухколесный велосипед,
дед снял два задних колеса и
говорит: все получится!
не получается,
и не получится еще не один год.
дед умрет
через два года, и я почти его не запомню.
я помню тот стыд,
что не могу проехать и метра на двух колесах
своего конька-горбунка,
позже - не могу научиться плавать, хоть река
разрезает детство на дачу и остальное
прямо у моих ног.
все получится! говорит отец,
не получается.
потом стране настает конец,
папа говорит: уезжай и не возвращайся,
но уходит первым туда, откуда не возвращаются,
потом мне становится не за что здесь цепляться:
да пусть и не получается, больно надо!
говорит мама,
и потом ей больно, и я пять лет не могу разобрать последнюю сумку,
с которой она ходила,
она так и лежит, будто бы с ней выходили только вчера.
ты – таракан, сбежавший туда, где лучше кормят,
говорит оля.
у нее уже трое
растут будущих бывших бойца,
а у меня не получается –
я тону в болоте в лесу за домом
под плотом, и платона
не читала, и сбежала с родины,
и не рожу для нее тюремного мяса,
уезжай отсюда и не возвращайся
уезжай отсюда и не возвращайся
уезжай отсюда и не возвращайся
никогда.
тридцать первого января
пропустила день папиной смерти –
забыла, как и все, что осталось там;
можно, всего этого не было?
можно, мне снова
пять? я готова,
чтобы не получалось ничего,
больно надо.
я буду кататься на четырех колесах,
не заплывать дальше шеи.
нет, динара.
ты больше не та
ты больше не там
а там
Сагынбаеву – 6
Куксову – 9
Кулькову – 10
Иванкину – 13
Чернову – 14
Шакурскому – 16
Пчелинцеву – 18
тебе – 32, не таких и не там,
но

надо же, пропустила.

#выбор_ивана_полторацкого

Из личного блога