Канал Петра Кузнецова. Такие дела
13.8K subscribers
63 photos
37 videos
2 files
180 links
Основатель "Сильных новостей" и Mogilev.Online. Авторский канал о том, как есть и о том, как бы хотелось.
Download Telegram
to view and join the conversation
⚡️К бухгалтеру «Сильных новостей» Анне Стрельченко пришли сотрудники уголовного розыска

https://gomel.today/2021/07/13/341913.html
Вчера нашего бухгалтера держали 11 часов, в итоге отпустили с подпиской о неразглашении, забрав все документы, печати и носители информации. Сегодня так же уголовный розыск и СК оповестили собственника нашего юрадреса о том, что придут с осмотром.

Судя по новостям, очередь дошла до правозащитников - обыскивают сотрудников "Вясны" и директора Lawtrend Ольгу Смолянко.

Происходящее очень хорошо укладывается в общую логику событий в более широком контексте. Вчера состоялась встреча Лукашенко и Путина, по итогам которой российский правитель на словах поддержал белорусского - цену на газ повышать не будут, обещали какие-то кредиты как компенсацию за нефтяной маневр. Оно, конечно, смешно, когда за прорывы выдаются сохранение статус-кво, как с газовыми ценами, на которые белорусская сторона неоднократно жаловалась, что они выше, чем для Германии, но белорусские власти сегодня, на самом деле, в положении не лучше, чем гражданское общество, в том смысле, что если не случилось плохого - уже хорошо.

Между тем, очень важная для понимания происходящего вещь прозвучала вчера с другой стороны.

Посол ЕС в Беларуси Дирк Шубель сказал то, что сказал.

https://t.me/nashaniva/30623

Что неоднократно говорил и с бывшим, и с нынешним послом РФ в РБ, у России есть понимание ситуации в Беларуси, есть потенциал для ее решения, и есть надежда, что этот потенциал будет задействован.

Европейская дипломатия - не белорусская, когда послами отправляют бывших силовиков. Европейская дипломатия уже столетия - мощнейшая школа и глубокие традиции. Там просто так языком никто не ляпает.

И то, что было сказано, да еще в день встречи Лукашенко с Путиным - это практически прямой, сигнал о том, о чем неоднократно писалось в этом канале. Что белорусский режим "списан" и Россией тоже, что его судьба сейчас - предмет торга.

И торг этот, как и диалог о проблеме, идет.

В этом контексте действия Путина, который на словах поддерживает Минск, на самом деле - своя игра, и цель этой игры, в том, чтобы, подбадривая "союзника", провоцировать его на все новые ошибки, которые приведут лишь к одному - увеличение цены лота. То есть, к увеличению геополитического выигрыша России в итоге. Чем больше безумств, вроде посадки самолета или миграционной волны, натворят белорусские власти, тем принципиальнее для Запада будет решение вопроса, тем более дорогую цену он готов будет за это заплатить.

Ранее такой расклад мы лишь моделировали и предполагали, сейчас же получили, свидетельство того, что, как минимум, вопрос обсуждается.

А это значит, что все идет своим чередом к закономерному финалу. Геополитика - штука сложная и долгая. Но проходит и заканчивается все.
Друзья!

В последнее время от меня особо нет постов и многие люди задают вопросы: все ли в порядке?

Насчет «в порядке» скажу так: все относительно. По закону, правде и справедливости – должно было быть намного лучше. По реальности – могло быть хуже. Как посмотреть.

Молчу я не потому, что хочу или захотел молчать, а банально потому, что в данный момент не в состоянии своевременно следить за повесткой, делать какие-то выводы и ими делиться. Банально не хватает времени и сил, новости узнаю как правило уже тогда, когда со всех сторон они разобраны и прокомментированы.

Тут такая ситуация, если очень коротко. Горисполком прислал постановлении о ликвидации нашего юридического лица, которому принадлежат мои Интернет-проекты – Учреждения «Центр регионального развития ГДФ». Организация действовала с 2013 года, там было два десятка только штатных рабочих мест, все налоги платились исправно (ни одна проверка до сих пор ничего не нашла), вся деятельность была исключительно уставной. Видимо, поэтому в постановлении исполкома конкретно не указано ни одного основания. Сейчас мы вынуждены заниматься одновременно и делами по ликвидации, на которую отведено очень мало времени, и начинать процессы обжалования – грубо говоря, хоть основания-то предъявите?

Одновременно налоговые инспекции выкатили против уже ликвидируемого юрлица две проверки: продолжается камеральная, а тут они затребовали еще и общую. Видимо, будут искать основания «задним числом».

Продолжается камеральная проверка меня как ИП.

Очень интересные вещи происходят со мной, как с резидентом-физлицом: налоговая насчитала мне доплатить 40 000 рублей подоходного налога. Я подробнее об этом анекдоте еще расскажу, поскольку насчитаны эти деньги были из совершенно не существующей базы налогообложения. Если коротко, по версии инспекции я должен заплатить эти налоги за те деньги, которыми сам пополнял свои же карточки – что ни при какой трактовке не является получением дохода, а является лишь, условно говоря, перекладыванием денег из одного кармана в другой. Но, да, об этом еще чуть позже – завтра я как раз пойду сверять все эти операции, на что уйдет, опять же, весь день.

То есть, видите, моя ситуация сейчас такая, что, в условиях, когда дни проходят в инстанциях и в совершенно лишних вещах, когда каждый день приносит все новые «сюрпризы», быть актуальным просто не получается. Поэтому я пока на паузе. Только этим все и объясняется.

Ну и еще один вопрос, который мне в последнее время часто задают: почему не открывается сайт «Сильные новости». На этот вопрос я не могу дать исчерпывающий ответ, поскольку слабо разбираюсь в технических моментах. Если я все правильно понял из объяснений технической группы, дело в том, что в наш программный код кто-то сумел проникнуть и оставил там множество ошибок, которые найти и исправить можно лишь вручную. Кода этого много тысяч строк, поэтому процесс занимает определенное время. К сожалению, столкнувшись с таким, конкретно в данный момент, ради безопасности, мы не можем привлекать или принимать никакую внешнюю помощь. Но мы решим проблему.

Я пока не знаю, в каком формате будут выходить «Сильные новости» после починки в случае, если наше юрлицо ликвидируют. Однако редакция в работоспособном состоянии, вы по-прежнему можете читать нас во всех основных соцсетях, а также смотреть видео на Yolutube и проект «Короче» на Tik Tok. Списывать нас со счетов не надо, так или иначе, мы будем делать все, чтобы продолжать оставаться с вами.

Просто пока момент такой. Но, как поется в одной песне: «Жил один еврей, так он сказал, шо все проходит». Пройдет и это.
Ликвидация нашего учреждения оказалась лишь одной из первых ласточек перед большим и скоординированным ударом по легальности гражданского сектора в целом – сегодня власти ликвидировали десятки других НГО.

Кто-то воспринимает это болезненно, кто-то – в меньшей степени. Могу сказать от себя: после признания, что «иногда не до законов», всякого рода формальности в этой стране почти полностью утратили смысл в практическом плане. Ну, было зарегистрированное Интернет-медиа тутбай, ему что, после 9 августа работалось легче, чем какому-нибудь сайту без всякого статуса? Дело лишь в том, что какие бы у кого бирки не были, перед беззаконием равны все.

Происходящее сегодня – хорошая иллюстрация и ответ всем тем, кто в последние недели строил конспирологию о том, как независимые медиа удушаются не то по заказу Москвы, не то перед чем-то очень важным и нужным. Может и по заказу, может и перед чем-то, однако обратите внимание: после шквала обысков, арестов, закрытий, сегодня наступает день фактической ликвидации гражданского общества – и именно в этот день проходит совещание про урожай. Вот в этом вся специфика и есть. Еще с того момента, когда по отношению к крупному ритейлеру было употреблено слово «вырезаем», а впоследствии в адрес СМИ и общества зазвучала «зачистка», стало понятно: просто само наличие чего-то живущего в этой стране независимого не дает некоторым людям спокойно спать и заниматься своими делами.

Но, вот, «потрудились», попотели, пообыскали, поизымали, ликидировали – можно и к делам насущным вернуться. Урожай никто не отменял, а тут аж 1,5 тысячи механизаторов не хватает. И МВД опять поручили разобраться – уже с крестьянами-«несунами» - и не просто разобраться, а «удушить, как гидру».

Между тем, тенденция обретает все более четкие очертания. Удушать в Беларуси в ближайшее время планируют не только СМИ и НГО. Уже к удушению намечены ИП – как класс. Сегодня вот туда прибавили и «несунов», а тем, кто хотя бы минимально знает положение дел в белорусской деревне, понятно, что «несун» там примерно каждый первый. Это уже дело идет к процессам «за колоски» - сталинщина в чистом виде. По крупному бизнесу, хотя это и не очень ярко видно, но дело идет, «работают» уже давно. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понимать: до директората и топ-менеджеров тоже дойдет. Уже не так важно, кого и за что: крестьяне наши отнюдь в политике замечены не были, а под раздачу тоже пойдут. Главное – процесс.

В течение долгих лет аполитичности белорусского общества, когда вопросы политики и власти обсуждались лишь в узком информационном «гетто», в ответ на все реплики вроде того, что «во власти идиоты», я всегда говорил, что там работают отнюдь не дураки. В течение десятилетий режим умело манипулировал обществом и его активными группами, сталкивал лбами, провоцировал конфликты, и все это делалось подковерно, незаметно, но приводило к тому, что практически все группы и институты были сами по себе, были в какой-то степени скомпрометированы и никто не рассматривался, как альтернатива.

Сейчас полное впечатление, что курс взят ровно обратный: все делается не скальпелем, а дубиной, и делается таким образом, что я вот вспоминаю сцену из «Место встречи изменить нельзя». Там Жеглов и Шарапов зло спорят в автобусе, когда едут на сложную и смертельно опасную операцию – Фокса брать. Но по приезде шофер Копытин им говорит: «Идите, спорщики. Там вас помирят».

Какие бы не были разногласия между столь разными людьми, как Жеглов и Шарапов, перед лицом смертельной угрозы мирятся все. И в Беларуси сейчас есть силы и желающие, которые, с энергией и задором, достойными лучшего применения, «мирят» рафинированных интеллигентов и крестьян, ИП и медийщиков, общественных активистов и рабочих.

На самом деле – колоссальная работа по консолидации нации перед лицом одной, все больше – общей, проблемы.
Похоже, наконец удалось решить технические проблемы на "Сильных новостях".

Сайт снова доступен.

Там пока, конечно, почти нет актуальных новостей - все время простоя доступа к админке не было и у редакции и работа шла через соцсети.

Будем понемногу восстанавливаться и наверстывать упущенное время.
Олимпийский скандал с Тимановской, которую сняли с соревнований и пытались насильно вывезти в Беларусь, очень наглядно показал явление, которое я наблюдаю на своем, куда более локальном уровне.

С момента, как началась вся эта катавасия с ликвидацией нашего Учреждения, все эти пять налоговых проверок одновременно (это всего через пару месяцев после окончания предыдущих двух), приходится очень много и не всегда просто общаться со множеством представителей различных государственных служб.

По глазам бьет практически одинаковая картина везде – полное непонимание того, что происходит, как себя вести, что делать и что будет дальше. У всех в глазах и на языках одно: надо сделать вот это вот, потому что приказали, а вот как делать, почему и зачем – черт его знает, непонятно, неясно, зачем это все вообще нужно и как теперь это все в работе будет дальше, если мы дошли уже до такого. Потому что ведь Учреждение ликвидируют без каких бы то ни было понятных оснований, чисто по приказу: Горисполком приказал уничтожить, а в налоговой спрашивают: а вы не могли бы нам свое письмо показать, которое мы получили, а то нам вообще никто ничего не показал и не объяснил?

Это у меня здесь так, а на Олимпиаде, на уровне глобальном, со скандалом и шумом на весь мир, функционеры сначала проявляют дикий непрофессионализм, накосячив с допинг-пробами и тестами, потом – не менее дикую некомпетентность, пытаясь заменить спортсменов на непрофильных, а потом и вовсе стартуют без пяти минут похищение олимпийской спортсменки прямо с Олимпиады. Череда событий и действий просто вызывает недоумение: такой образ мышления и действий – это вообще возможно на таком уровне?..

Все эти ситуации наглядно показывают одно: сильнейшую разбалансировку всех механизмов и цепочек, несогласованность и даже определенный хаос. В широком смысле это – история про то, что системы в Беларуси как таковой уже нет. То, что они называют «государством», не работает сегодня ни как государство, ни даже как их система. Нет рабочих алгоритмов, нет слаженной и налаженной автоматической и последовательной работы отдельных звеньев большого целого, у чиновников нет понимания или чего бы то ни было другого, что и как делать в существующих условиях в своей сфере. Есть одно – решения и приказы, которые надо срочно и не глядя ни на что выполнять.

Но это – не система. Это – огромное количество бездумных исполнителей, управляемых в ручном режиме. Эта конфигурация – наименее устойчивая из всех возможных к любым стрессам, потому что в случае любого по-настоящему сильного импульса, вся эта толпа исполнителей просто не будет знать и понимать, что ей делать и как. Ручное управление в подобных ситуациях либо не работает в принципе, либо срабатывает в очень ограниченных рамках.

Я сейчас в этом контексте часто вспоминаю 2011 год. Вот вроде все нормально было, а потом, казалось бы, внезапно, за какую-то неделю исчезли из банков деньги, появилось несколько параллельных курсов, теневые онлайн-обменники, паника, очереди, у нас в Гомеле начисто исчезла на какое-то время еда (просто сразу стали приезжать толпы россиян, которые могли скинуть свои рубли по реальному курсу в отличие от официального, и скупить все нужное за копейки, потому что цены правительство запретило поднимать). Ощущение коллапса было полным.

Тогда начались протесты и, скажем так, существовавшую систему довольно знатно тряхнуло. Это явно был кризис и кризис для всех.

Похожесть ситуации в том, что, с учетом состояния экономики и ее перспектив, подобное запросто может повториться в любой момент.

А непохожесть ситуации в том, что в 2011, во-первых, большинство реально сохраняло лояльность власти, пусть даже и чисто по инерции. И, во-вторых: в 2011 у этой власти была работающая система, в которой все примерно понимали, что и как может быть и что и как нужно делать.

Сегодня общее ощущение такое, что если случится что-то подобное, справиться просто не получится. В первую очередь как раз потому, что реально работающих механизмов, способных осмысленно действовать, уже практически не осталось.
Очень интересный поворот в приграничном кризисе. Литва приняла решение отправлять нелегальных мигрантов, толпами марширующих из процветающей Беларуси на «загнивающий» Запад, обратно.

Сегодня, наверное, уже ни у кого нет особых сомнений в том, что ситуацию Минск нагнетает специально. Большой вопрос – зачем? На первый взгляд, рационального в таких действиях мало – совершенно непонятно, какие бонусы может принести эскалация конфликта в условиях, когда итак по периметру друзей не осталось.

Однако это только на первый взгляд и для тех, кто пытается мыслить рационально и спокойно. Когда же у какой-то из сторон на первый план выходит мышление в русле «Война», логика там работает совершенно другая.

Очевидно, официальный Минск играет свою игру, в которой есть достаточно четкая цель. Она в том, чтобы создать даже не для Литвы (Литва тут, как мне думается, постольку – поскольку, может быть, там граница хуже всего оборудована, может, просто хотят заодно ей сделать гадость в отместку за активную позицию), а для всего ЕС такую проблему, которая могла бы стать предметом торга и «диалога», затмив собой повестку прав человека и репрессий внутри страны, отодвинув ее на второй план.

Это такой риалполитик или что-то, что по задумке должно на него походить. Все знают и говорят о том, что страны Запада в первую очередь решают свои проблемы. Если уж наши спортсмены не побеждают потому, что «не голодные», то, видимо, и Евросоюз заботится о чужих бедах только потому, что ему своих не хватает – давайте подбросим. И пусть эти «западники» подумают сперва о себе, поуговаривают Минск прекратить, а там мы посмотрим, что им важнее: собственная граница и покой в приграничных территориях, или какие-то там права каких-то там белорусов.

Перед такой гибридной агрессией позиции Европы выглядят достаточно уязвимыми еще и потому, что там ведь – реальные права человека, конвенции и вот это вот все. Там и до законов, и до людей. Поэтому расчет мог быть (и скорее всего и был) еще и на то, что европейская территория будет наполняться и переполняться совершенно нежелательными гостями, а те с этим просто ничего не смогут сделать. И, соответственно, опять же, будут вынуждены просить, уговаривать – в общем, идти на диалог.

Однако события последних дней показывают, что и на этом фронте минские стратеги, похоже, просчитались. Безопасность и предсказуемость границ для Европы вопрос настолько чувствительный и принципиальный, что люди, специально и намеренно создающие здесь проблемы, просто не воспринимаются как возможные партнеры.

Планы Литвы строить 4-х метровый в высоту забор, а в еще большей степени объявленное (и, судя по последним новостям, уже начавшее реализовываться) намерение отправлять этих нелегалов обратно – четкий сигнал о том, что у Европы достаточно воли для того, чтобы решать проблему таким образом, который не позволит шантажировать ее в будущем. Решать раз и навсегда, чтобы тема больше не возникала.

А это значит, что беженцы и забор – отдельно, а права человека и нелегитимность – отдельно. И никаких полутонов. И, в конечном итоге, стратегический проигрыш официального Минска просто потому, что поставленная цель достигнута не будет, а сам кейс лишь пополнит список очень веских причин для Европы и Запада в целом не менять свою позицию.
Сегодня в тон бросать взгляды назад, оглядываться на прошедший год, вспоминать и оценивать.

У меня тоже в голове сложилось много всяких логических цепочек, которые хотелось написать или сказать, но по итогу размышлений мне жутко захотелось картину упростить. Потому что именно в упрощенном виде она будет максимально понятной и наглядной.

Кто читает меня давно и последовательно, знает мой взгляд на происходящее. Еще прошлой осенью, когда протесты были огромными, я говорил о том, что на данном этапе власть они не снесут, потому что система пережила первый шок, однако ситуация в целом изменится в течение 1,5 – 2 лет с момента начала протестов. Этот срок, плюс-минус, по-моему, изначально надо было закладывать на то, что это время нужно системе, чтобы добить себя чередой ошибок и неэффективных действий, которые неминуемы в режиме постоянной сверхмобилизации.

История этих самострелов начинается еще с пандемии: коронавирус и реакция на него, аресты кандидатов в президенты и зачистка выборов, беспредел и насилие, правовой дефолт, посадка самолета Rynair, теперь еще и кризис на границе – продолжение будет, тут никаких сомнений нет и быть не может.

Драма ситуации в том, что если бы они не начали стрелять себе по ногам сами в период пандемии и потом – посадками кандидатов, то выборы, скорее всего, прошли бы тихо.

Если бы сразу после выборов они огородили свои Дрозды танками и просто посидели бы неделю внутри, а не «синей задницей страну спасали», то белорусы бы, скорее всего, просто разошлись бы по домам и продолжили жить, как живут.

Если бы они не развернули волну репрессий в лучших традициях Сталина, это не ухудшило бы бизнес-климат, не случилось бы волны отъезда «богатеньких», не привело бы к оттоку денег из банковской системы и коллапсу доверия к государственным институтам.

Если бы не посадили самолет, не было бы секторальных санкций – Европа к тому времени ввела меры чисто символические, слабее, чем были после 2010 года.

Если бы не спровоцировали приграничный кризис… Ну, на это ведь тоже будет ответ, мы все это прекрасно понимаем.

Процессы, начавшиеся в 2020 году, необратимы – сегодня это видится таким же фактом, как и закатанное в асфальт гражданское общество. Просто, всему свое время – сегодня происходит одно, а завтра другое.

На первом этапе общество не победило, главным образом, потому, что сохранила монолитность бюджетная вертикаль и силовые структуры. Однако для сохранения этой монолитности нужны, во-первых, деньги (безграничные), во-вторых, понимание того, что победа все равно будет за этой стороной.

Сегодняшний образ действий ведет к все большему ухудшению международного уже положения (при крайне негативном внутреннем), с потенциальной экономической блокадой. В результате которой не станет ни денег, ни уверенности в победе. А вот новые угрозы, такие, как бастующие и протестующие рабочие – добавятся.

Совсем недавно в новостях был один случай. Где-то в Подмосковье жил да был мужик, у которого был шикарный особняк, полный нелегального оружия. К нему пришли какие-то там силовики, и мужик понял, что происходит что-то не то. У него, на самом деле, был выбор и много вариантов. Ну, мало ли, оружие – статья не расстрельная. Могли условный дать, или отсидеть отнюдь не пожизненное… То есть, можно было в любом случае еще жить. Но мужик решил, что такая жизнь – не про него и дал силовикам настоящий бой, благо боекомплект у него был еще тот.

Кончилось все намного хуже, чем начиналось. Ему туда, предсказуемо, дали залп из гранатомета и дядька погиб на пожаре.

Вот сегодняшняя ситуация в Беларуси, по-моему, очень перекликается с этим случаем. Имея главным слабым местом экономику, идти на тотальный конфликт со всем миром (уже даже Ирак фактически небо закрыл) – это вот примерно как силовикам из своего дома бой давать. Что-то вроде понимания, что игра близится к завершению, но тягаться по судам – неохота и лучше уж закончить вопрос максимально шумно и с вредом для других.

Так что, все идет своим чередом. История – вообще такая штука… Она всегда идет своим чередом.
Сегодня тема №1– драма в Афганистане. Белорусы тоже не остаются в стороне и активно обсуждают, но, что вполне естественно, со своей колокольни: как это может отразиться на нашей ситуации?

Из прочитанного с утра, наиболее распространенным мнением является примерно следующее: в мире появляется новая, реально глобальная проблема и внимания к маленькой Беларуси будет намного меньше. Что оценивается очень негативно и с большим пессимизмом относительно перспективы.

Возможно, за этими рассуждениями что-то и стоит, однако надо понимать один важный момент. Уход из Афганистана – решение, ставшее в определенном смысле консенсусным и для администрации Трампа, и для администрации Байдена. Предыдущий президент США во главу угла ставил экономический прагматизм и выгоду для США, демократическая партия традиционно больше внимания уделяет вопросам геополитики, но, при всей разнице, суть в том, что решение принималось при Трампе, а вот пересматривать его при Байдене не стали.

Это означает, что по афганскому вопросу среди американской политической элиты достигнуто полное согласие: вечное присутствие там невозможно, все, что было можно сделать – сделано, что еще сделать – Бог его знает, поэтому дальше уже как-нибудь сами.

С «сами» получилось не очень, но, по большому счету, ни при каких раскладах это теперь не проблема США. Проблемой это станет в первую очередь для России, которая является ведущей страной в ОДКБ, а этот военный блок унаследовал от СССР практически всю афганскую границу. Поскольку Талибан – движение вполне себе террористическое, ведущее бесконечную «священную войну» за господство ислама во всем мире, не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понимать, как ответственность и какая головная боль обрушились сейчас, с уходом из региона американцев, на местных любителей СССР.

Поэтому, думаю, мнение о том, что Афганистан перебьет теперь для Запада все остальные вопросы и проблемы – скорее ошибочно. Запад сбросил эту проблему на других. И прогнозы о том, что отношения ЕС и России теперь потеплеют, потому что Брюссель будет смотреть на Россию, как на «защитницу», думаю, тоже слегка высосаны из пальца. Потому что, рационально, смысла большого в этом для Европы нет: если напряженность на Востоке будет увеличиваться, России придется защищать не Европу, а самое себя. Очень сомневаюсь, что в Кремле согласятся отдать Москву Талибану только ради того, чтобы исламизм подобрался поближе к польской границе и решат не защищаться только потому, что из Брюсселя их об этом не попросят «уважительно». Не тот случай, не та история и не те ставки.

Поэтому, думаю, все опасения, что афганская трагедия ударит по белорусам, не очень обоснованы и в целом ситуацию не следует рассматривать в таком ракурсе. Да, влияние может быть и самое разное. Белорусских силовиков могут отправить на Таджикскую границу, в Литву могут афганских беженцев подкинуть. Но это не те моменты, которые могут влиять на политическую ситуацию в нашей стране.

Ну а что касается дел непосредственно белорусских, то, если уж присматриваться, я бы порекомендовал оценивать перспективы не исходя из афганских реалий, а, например, из одного, малозаметного, казалось бы, факта.

На прошлой неделе было объявлено, что бюджетникам собираются повысить зарплаты. Там цена вопроса что-то порядка 200 млн. рублей. Так же в СМИ промелькнуло, что средства на это возьмут из резервного фонда.

Сам белорусский правитель неоднократно гвоорил, что фонд этот – «кубышка президента» и использован может быть только в самом крайнем случае. А «крайний случай», как было сказано еще не то в 90-х, не то в начале 00-х – «это безопасность государства». То есть, проще говоря, речь идет о «НЗ».

Вот такие вот моменты, в отличие от геополитики, говорят куда больше. Режим не может не повышать зарплаты бюджетникам, поскольку, очевидно, не уверен в их лояльности без материальных стимулов. А источников для таких стимулов уже практически не осталось.

И это еще санкции не начали работать.
В комментарии "Салідарнасці" (кстати, не реклама, а просто скажу, что очень люблю и уважаю эту Интернет-газету) подробно рассказал, почему уничтожение независимого медиасектора ударит (и чувствительно) в том числе и по государству.

"Зачистка" независимых СМИ окажет влияние даже на экономику.

https://gazetaby.media/post/kuzneczov-o-zachistke-smi-u-vlastej-poyavilis-tri-/178862/
Время сейчас такое, все чувства и эмоции обострены до предела, нервы - оголенные провода.

Попав ненадолго в Украину, да ещё и с женой (очень удобно было бы не возвращаться, что называется, два раза не вставать), как никогда остро чувствую, что не хочу покидать свою страну и буду делать все возможное и морально допустимое, чтобы этого не случилось.

Когда я дома, все говорят мне: а почему ты ещё не уехал? Уезжай!

Когда я вне, каждый день слышу: ты что, правда будешь возвращаться? Нельзя тебе возвращаться!

Но я чувствую, что вне Беларуси я - это в лучшем случае кусочки от меня. I'm just the pieces of the man I used to be. Вспоминаю Антея, который был силен только пока стоял на земле, и потерял всю силу сразу же, когда Геракл его от земли оторвал.

Да. Я очень скоро вернусь и буду дома. В своей стране, со своими друзьями и просто белорусами, и своими ногами на своей земле.
Жена наводит на меня камеру, а я смотрю в неё и думаю: как же я всех, кто со мной, люблю.
Forwarded from Press Club Belarus
«Мы стали популярными, потому что первыми писали о “новостях нашего двора”»

Гомельский сайт «Сильные Новости» — уникальный проект для Беларуси. По посещаемости издание конкурировало с крупнейшими национальными медиа страны.

Несмотря на давление властей и полную блокировку сайта, «Сильные Новости» продолжают работу.

Пресс-клуб собрал важные факты о культовом гомельском проекте:

📍Ежемесячно сайт посещали около миллиона пользователей
📍Общее количество подписчиков «Сильных Новостей» в социальных сетях — около 280 тысяч человек
📍20 июля власти ликвидировали юридическое лицо, на которое было зарегистрировано издание
📍Сайт gomel.today заблокирован, доступ к нему невозможен даже из-за границы
📍Основатель «Сильных Новостей» Пётр Кузнецов остаётся в Беларуси, и это его принципиальная позиция
Мне тут в комментариях задали вопрос, почему, мол, притих. С намеком, что вроде как съехал.

Нет, я не съехал. Я запланировано вернулся, нахожусь в Беларуси, насколько это возможно в сегодняшних условиях работаю (извините, придется обойтись без подробностей).

Пока не пишу по ряду причин. Кстати, главная из них в том, что, на самом деле, что-то новое написать уже и трудно-то. Мы много писали и говорили о том, в каком плачевном состоянии находится система и как процесс ее деградации будет теперь растянут во времени и в последнее время главным образом получаем лишь подтверждение этому - сюда укладываются примерно все новости из сферы нашего государствостроительства, от рекордного неурожая, до рекордных провалов в спорте, везде одни рекорды. И когда такое состояние дел начинается в одних сферах, очень трудно предполагать, что оно, раньше или позже, не распространится на все без исключения.

Но, в общем, эта заметка (не пост и не статья, а именно заметка) не об этом. Она о том, что я, как и обещал, нахожусь в Беларуси. Активность моя сейчас намного ниже и будет ниже еще какое-то время. Причин для того много. Кроме уже вышеописанной, есть еще банальная перегруженность, поскольку целую очередь налоговых проверок и связанных с ними проблем, которые надо решать (а это требует времени) никто не отменял. И необходимость как-то переформатировать работу в связи с ликвидацией юрлица (мы тут теперь все временно безработные). А так же есть некоторые размышления о будущем формате блога и возможных изменениях.

То есть, еще раз: я в Беларуси, я работаю, но, прошу извинить и понять: по ряду причин пока буду не очень активен. Но обязательно эту активность возобновлю ))

Спасибо всем, кто не отписывается 🤝
По следам вчерашнего. Часть I, продолжение будет ниже 👇👇👇

Реакция на встречу Лукашенко и Путина и ее результаты разделилась от «суверенитет сдан» сразу, до «сохраняется статус-кво» в итоге.

Ничего катастрофического действительно не произошло. И согласование программ – не подписание (подписывать можно дольше, чем согласовывать), и возможное подписание – не интеграция, а лишь декларация о намерениях, и денег пообещали (и тоже еще не дали) – мизер, и цена на газ остается прежней, а не снижается. Разговоры пока остаются разговорами.

Однако сам факт, что о согласовании все же объявлено, большинством был воспринят как подтверждение того, что Москва дожимает Минск с интеграцией. Хотя в действительности все это может быть совсем не так.

Давайте просто вспомним, что происходило в отношениях между Путиным и Лукашенко начиная с августа 2020 г.

Практически сразу же Москва поднимает вопрос транзита через конституционную реформу с новыми выборами. После «тайной инаугурации», Кремль не утверждает и не подписывает ни одного нового кредитного соглашения. Происходит четыре встречи Путина с Лукашенко, все – без официальных пресс-конференций по итогам. Многочисленные инсайдеры утверждают, что на этих встречах кремлевский правитель добивается исполнения сочинских соглашений. Периодически эта же тема всплывает из уст то Лаврова, то Пескова. Что касается вопросов интеграции, то тут высказывания российской стороны, как правило, носят достаточно обтекаемый характер, а однажды и вовсе было сказано, что «некуда спешить».

В то же время, если широко посмотреть на повестку двухсторонних отношений, которую все это время озвучивала белорусская сторона, картина видится по-другому. Там, начиная с августа 2020, начисто исчезла всякая воинственная риторика, снова зазвучали призывы к интеграции, заклинания о том, что «в одних окопах, мы вместе с россиянами», ну и так бесконечности. То есть, в новом раскладе тема интеграции стала превалировать, на самом деле, уже в повестке Минска.

Почему так получилось?

Путин, вне сомнений, хочет прорывов на белорусском направлении. Однако с учетом крайне нестабильного положения местной власти, которая может зашататься в любой момент от любой искры, а также колоссальной непопулярности правителя в народе, ему, явно, хотелось бы серьезные документы подписывать с кем-то, кто будет хотя бы чуток полегитимнее. Этим может объясняться, что в течение последнего года вопрос конституционной реформы продвигался Россией активнее, чем собственно интеграция.

В свою очередь, для Лукашенко крайне выгодно (можно даже сказать, необходимо) вернуться к разговорам о будущем объединении. Во-первых, чтобы продемонстрировать силовикам и номенклатуре субъектность: диалог идет не об уходе, а о долгосрочных отношениях, то есть, речи о «хромой утке» нет. Во-вторых, чтобы вернуться в привычный формат «выгодных разговоров», когда Россия вынуждена поддерживать уже хотя бы ради того, чтобы не противоречить собственной публичной позиции. В-третьих, чтобы самого Путина вынудить отодвинуть вопрос транзита на второй план: какая реформа, какой транзит, если мы тут с тобой об интеграции договорились?

Путин вчера, заявляя, что, мол, не нужно привязывать происходящее к политическому календарю (в России на носу выборы в Госдуму), просто напрямую проговорился о насущном: в текущей политической ситуации ему просто необходимо продемонстрировать своему электорату хоть какие-то успехи на внешнеполитической арене, а белорусская тема уже опять стала превращаться в долгоиграющую, откровенно раздражая и вызывая насмешки. То есть, в какой-то мере, тактика бесконечного затягивания решения проблем в очередной раз себя оправдала.

Иными словами, то, что произошло вчера – тактическая победа Лукашенко, дающая ему пространство для маневра, время и возможности перевести диалог с Москвой в новое старое качество. Он теперь, снова, не «хромая утка», с которой говорят лишь о транзите, а субъект интеграционных процессов.

Другой разговор, что это не несет ничего хорошего для существующей в Беларуси системы в целом. Почему, читайте в следующем посте.

Продолжение ниже 👇👇👇
По следам вчерашнего. Продолжение. Начало выше 👆👆👆

Сегодня многим кажется, что белорусский режим полностью взял ситуацию под контроль, и отчасти это, наверное, действительно так.

Однако реальность несколько сложнее.

Белорусский кризис – системный во всех смыслах. И с этой точки зрения протесты, Бабарико или Тихановский, репрессии и другие знаковые штуки – это не причины и не следствия, это лишь проявления и, одновременно, факторы, ускоряющие некоторые процессы.

Стагнация белорусской системы, с довольно многочисленными симптомами, началась задолго до 2020 г. Однако прошлогодние события сильно ускорили течение болезни и стагнация переросла в полноценный кризис. Сейчас мы видим, как этот кризис развивается, постепенно и незаметно переходя в фазу распада.

Причины совершенно очевидны: десятилетиями замороженная политическая и экономическая ситуация привели к полному устареванию как создателей и руководителей системы, так и ее узловых управленческих алгоритмов. То, что работало 10-20 лет назад сегодня не может эффективно работать не только потому, что изменился мир и технологии, но потому, что сами люди в стране изменились, вплоть даже до чисто физического измерения: кто-то умер или безнадежно состарился, а кто-то, уже совершенно другой, вырос.

В 2020 году стагнирующую систему сильно тряхнуло и, если разбираться, она не нашла в себе ресурса для самосохранения – спасла ее лишь сверхмобилизация силового блока. В этом состоянии она вступила в новый этап, где, по идее, надо бы вернуться к нормальному существованию, но не получается – страна уже не та, а дубинками ОМОНа ключевые проблемы большинства секторов не решаются. В итоге мы видим провал за провалом: предприятия «болеют», хотя еще не начинались никакие санкции, сельское хозяйство – худшее в регионе, спорт выступил в роли топки для сжигания бюджетных денег, и везде показатели – рекордные, только с приставкой «анти».

Под прессом репрессий сегодня не видно, как завтра или послезавтра могли бы победить демократические силы. Однако опыт СССР (и не только) показывает, что системы, прошедшие через стагнацию (брежневский «застой»), вошедшие в кризис, спровоцированный некими острыми факторами (Афган, Чернобыльская катастрофа, землетрясение в Армении, падение цен на нефть – некоторые из событий, приведшие Советский Союз к экономическому краху), на финальном этапе оказываются крайне неустойчивыми. Если у вас начинают разваливаться сельское хозяйство, спорт, потом – промышленность, потом – сфера услуг, а науки у вас толком никогда и не было, нет никаких оснований надеяться, что в конечном итоге не развалится и силовая структура, а вместе с ней произойдет и паралич, а впоследствии и распад самой системы управления.

В этом смысле можно быть пессимистом, наблюдая за тем, как изо дня в день ситуация в Беларуси к лучшему не меняется. Однако есть долгосрочные процессы, которые нельзя остановить, но можно каким-то образом подкорректировать, меняя их ход и временную динамику.

Вчерашняя тактическая победа Лукашенко в Москве (возвращение к формату «Разговоры про интеграцию» как-будто не было августа 2020 г.), на самом деле, является серьезным стратегическим вызовом как раз для системы как таковой. Просто потому, что сверхцель действующего в Беларуси и режима и его верхушки – никогда ничего не менять, сохраняя все, как выстроено.

Если достигнутый «успех» будет в каком-то виде закреплен, это заморозит ситуацию в стране еще на какое-то время: она будет поддерживаться силой и репрессиями, за счет ресурсов, которые разными путями и под разными предлогами удастся получать из Москвы.

Однако если еще в прошлом году наши заключения о системном кризисе были лишь предположениями и прогнозами, то ряд событий этого года уже подтверждают в полной мере, что эти прогнозы сбываются.

А, значит, сохранение статус-кво в том виде, который есть, будет вести к финалу, который всем хорошо известен: кому – по личным воспоминаниям, кому – по рассказам родителей, кому – по урокам истории.

Стагнация (уже пройдена) – кризис (в процессе) – молниеносный распад.
О последних ходах в направлении эскалации. Начало, продолжение будет ниже 👇👇👇

По итогам последних дней имеем сразу два события, очень красноречиво говорящих, что внешнеполитический белорусский кризис только набирает обороты и, по всей видимости, ни к чему хорошему не приведет. Никого.

Заявления о том, что Белосток и Вильно – белорусские города, наряду с обнаружением сегодня четырех трупов мигрантов на белорусско-польской границе со всей очевидностью говорят, что эскалация лишь набирает обороты. И, конечно, трудно допустить, что по это происходит по инициативе польской или литовской стороны.

Сегодня ситуация такая, что контекст внешний надо всегда увязывать с контекстом внутренним. Становится все более очевидным, что в долгосрочных планах действующей власти такой штуки, как «оттепель» или «либерализация», как-то не предусмотрено. Террор, который начался в 2020 и получил огромные масштабы в 2021, по всей видимости, имеет целью не только и не столько посадить всех недовольных, поскольку это невозможно в принципе и физически (о чем мы неоднократно говорили в 2020, рассчитывая, что уже только поэтому революция не может проиграть). Тут одна из главных целей – навести такой страх, чтобы не только самые активные сели, но и потенциально активные сами уехали либо просто замолчали, именно из-за страха. Я уже и забыл, кто это говорил в одном из сливов, не то Карпенков, не то Караев: «лишние люди в государстве» - так они воспринимают всех нелояльных и, конечно, сверхцель – просто избавиться, чтобы некому было «подавать голос».

Поскольку такие расчеты становятся все более очевидными, понятной становится и перспектива: в какие-то моменты что-то может затихать, просто потому, что системе тоже надо переключаться на другие задачи и давать себе разрядку, но потом возобновляться с новой силой, чтобы, так сказать, «держаться в тонусе». На этом фоне рассчитывать на начало некоего диалога или торга с Европой – наивно, все обречено на провал. Вот сигналы подавать можно, и этими сигналами могут быть и заявления о том, что «можем дать консультации по борьбе с мигрантами», и некие квази-помилования, которые мы обсуждали на прошлой неделе. В любом случае, это будут лишь сигналы о том, что поговорить можно, а то и нужно. Другой вопрос: зачем и о чем?

Я по-прежнему остаюсь абсолютно уверенным в том, что белорусский режим «закусывается» с Западом исключительно по идеологическим и информационным мотивам, но в качестве основной практической угрозы всегда рассматривал и продолжает рассматривать Россию. Между Путиным и Лукашенко нет и не может быть ни доверия, ни симпатий и сегодняшнее положение, когда Минск фактически в полной власти Москвы и один на один с ней – самое дискомфортное для белорусской стороны из всех, какие могут быть.

Как с этим бороться и что этому противопоставить? В предыдущие годы это всегда была «многовекторность», то есть, параллельно со сказками про интеграцию – огромные усилия МИДа Макея по налаживанию «прагматичных» отношений с Западом. Будем откровенны: вслух такого никто не скажет (неприлично), но до недавнего времени для Европы Минск был относительно удобным партнером. Когда мы в таком контексте говорим о «Европе», мы имеем ввиду, в первую очередь, страны-соседи Беларуси, то есть тех же Польшу и Литву, поскольку именно в их интересах (не в интересах же Португалии) иметь у своих границ некую стабильность. И важнейшим моментом для этих соседей всегда было как раз то, что, во-первых, граница была надежной и спокойной. Во-вторых, совковый минский режим, выводящий белорусскую государственность с 1994 года, еще и никак не угрожал национальным мифам Литвы (белорусам это может показаться смешным, но для литовцев это крайне важный и болезненный момент) и некоторым, очень сомнительным, историческим установкам поляков (для них это тоже важная штука).
О последних ходах в направлении эскалации. Окончание, начало выше 👆👆👆

Иными словами, последними действиями Минск выбрасывает в отношениях с Западом на стол последние и очень острые козыри. Мы уже говорили выше, что «потепление» имеет примерно нулевые шансы стать повесткой дня для диалога, но какой-то диалог нужен – как противовес российскому влиянию. И обострение как риторики (про Белосток и Вильно – это сильно: предъявить территориальные претензии странам – членом НАТО), как и действий (не очень верится, что к смертям мигрантов как-то причастны поляки) – это отчаянная попытка навязать Европе свою рамку переговоров.

Продолжающимся повышением ставок Минск добивается, чтобы Европа приняла в отношении него «плана умиротворения». Ну, вот, как до 1939 года умиротворяли Гитлера – так, возможно, и хотелось бы. Воевать же никто не хочет и не будет, а проблемы надо как-то решать: что ж, давайте поговорим, на каких условиях мы перестанем доставлять вам проблемы.

Многие говорят, что за «гибридной атакой» Беларуси стоит Москва. Отчасти такое может быть. Там такое, наверняка, одобряют, вполне обоснованно рассчитывая, что вся эта история лишь углубит противостояние и увеличит зависимость белорусской стороны от России. Однако парадокс в том, что, скорее всего, и Минск, и Москва, смотрят на сценарий эскалации на западном направлении с одинаковым оптимизмом, но с противоположно разными целями: белорусский режим надеется заставить Европу таким образом снова говорить с собой, Путин – в расчете, что уж после такого-то, точно никто ос Лукашенко разговаривать не будет.

Большая проблема лишь в том, что сегодня на Западе вряд ли найдется политик, который решится подать голос за переговоры в таких и на таких условиях. Куда громче звучат голоса, называющие происходящее «агрессией».

На агрессию, как известно, нужно отвечать, поэтому самый вероятный сценарий развития событий – ужесточение санкционного давления, кризис и крах белорусской экономики.

И при таком раскладе может не сработать ни минский расчет, ни московский. Минский – потому, что последствия получатся совсем не те, которых бы хотелось. Московский – потому, что в случае полного развала белорусской «стабильности» в результате экономического коллапса, придется либо наблюдать за хаотичным транзитом, вызванным некими неконтролируемыми событиями, либо нести такие издержки по компенсации урона от «неработающих санкций» ради сохранения статус-кво, что расходы на Крым покажутся детским лепетом.