Павел Чиков
27.4K members
952 photos
67 videos
6 files
1.62K links
Обо всех негативных трендах. И победах над ними. Для обратной связи https://t.me/Initiator.
Контакт для СМИ: Вадим Мещеряков +7 903 306-32-55, @meshcheriakov
Download Telegram
to view and join the conversation
Оправдание терроризма

Мы наблюдаем увеличение дел об оправдании терроризма. См, первый график показывает почти двукратный рост осужденных по статье 205.2 УК с 2017 г.

Кубанской активистке Дарье Полюдовой по этой статье суд продлил стражу до одного года (арестована в январе).

Башкирский активист Айрат Дильмухаметов осужден на 9 (!) лет строгого режима за публикации в интернете, из них 6 лет за оправдание терроризма онлайн.

Иван Любшин из Калуги получил 5 лет лишения свободы за текст про самоподрыв анархиста в здании ФСБ в Архангельске. За текст о нем же осуждена журналистка Светлана Прокопьева.

Если сравнить число осужденных за оправдание терроризма, высказанной оффлайн и онлайн, то тренды видны еще ярче.

В начале 2017 г. 88% осужденных по этой статье не были связаны с постами в интернете. Затем в конце 2018 г. (как раз в октябре теракт в ФСБ Архангельска) число офлайн и онлайн оправдателей терроризма сравнивается, а в 2020 г. 3 из 4 осужденных наказаны за публикации в интернете (см второй график).
Российские власти пытались обжаловать решение ЕСПЧ по делам о блокировках сайтов, но Суд отказался выносить это дело на рассмотрение Большой палаты.

Теперь Генпрокуратура обязана разблокировать сайты Грани.Ру, Каспаров.Ру, Ежедневного журнала. Они остаются заблокированными с 2014 года. Минюст обязан выплатить компенсации.

А мы как представители двух первых изданий и главы Ассоциации интернет-издателей Владимира Харитонова будем добиваться отмены нормы закона об информации, позволяющей блокировать сайты по IP-адресам.
⚡️🎅🏻В Москве на Красной площади полиция задержала Деда Мороза

С мыслями о том, что дети могут остаться без праздничного настроения, мужчина вышел с плакатом «Дед Мороз против закрытия ёлок».

К Деду Морозу выехал адвокат Апологии протеста Александр Альдаев.
Вся Россия в одном судодне

— арестанту-сердечнику в Чите СИЗО отказывает в операции из-за коронавируса, несмотря на вмешательство ЕСПЧ

— в Воронеже командира судят за избиение до смерти рядового

— больница пытается обжаловать решение о компенсации за гибель пациента по вине врачей

— в Питере росгвардейцев судят за хранение наркотиков и пытки задержанного

— и, наконец, в Москве админу популярного YouTube-канала продляют содержание в Лефортово за разглашение гостайны

Беспросветный мрак каждый судодень с адвокатами Агоры и «Зоны права». Не переключайтесь! 😎
В отношении местного депутата из Петербурга проводится проверка из-за порванной фотографии Путина

В Петербурге депутат муниципального образования «Смольнинское» Никита Юферев повесил в одном из кабинетов местной администрации портрет Александра Пушкина. Через несколько дней он обнаружил, что портрет пропал — вместо него висела фотография Владимира Путина.

Юферев ее сорвал и порвал. Одна из сотрудниц администрации вызвала полицию. В здание совета приехали пятеро сотрудников полиции. На видео, опубликованном в интернете, слышно, как один из сотрудников сказал: «Поступило сообщение, что порвали фотографию главнокомандующего».

Полицейские опросили всех присутствующих и уехали.

Агора — в случае продолжения истории — будет защищать Юферева.

Фото: Facebook Юферева
‼️Первое в Европе дело о шатдауне интернета направлено в ЕСПЧ

В 2018 году операторы по требованию ФСБ отключали мобильный интернет во время уличных протестов в Ингушетии


Ингушский активист Мурад Хазбиев пожаловался в Европейский суд по правам человека на отключение мобильного интернета (шатдаун) в республике во время массовых акций против соглашения о границе с Чечней. Об этом сообщает правовой аналитик Агоры Дамир Гайнутдинов, готовивший жалобу.

Акции протеста проходили осенью 2018 года. В те дни на территории Ингушетии переставал работать мобильный интернет, а услуги связи прекратили предоставлять все работающие на территории республики мобильные операторы. Позднее — в ответ на запрос адвокатов Агоры — стало известно, что мобильный интернет отключали в соответствии с 3 ст. 64 закона о связи «на основании мотивированного решения правоохранительных органов».

Позднее суд установил, что решение принимал начальник УФСБ Ингушетии, а операторы получали от управления письма «о возможной угрозе совершения диверсионно-террористических актов».

Мурад Хазбиев безуспешно обращался в суды — ответчиками по его иску были управление ФСБ, Роскомнадзор и Мегафон. По мнению активиста, отключение мобильного интернета по инициативе правоохранительных органов, мотивировка которого так и не была раскрыта, было «явным вмешательством в свободу выражения мнения» и служило цели «недопущения обмена мнениями и публикаций в социальных сетях во время законных протестных мероприятий».

В жалобе в ЕСПЧ сказано, что власти нарушили статьи 10 и 11 Европейской конвенции, где идет речь о свободе выражения мнения и свободе собраний, статью 13 о праве на эффективные средства правовой защиты и статью 18, которая запрещает применять ограничения прав для иных целей, нежели те, для которых эти ограничения предназначены по закону (в том числе, для политических целей).

«Отключение интернета в отдельных регионах становится одним из популярных инструментов, используемых авторитарными режимами для ограничения протестной активности граждан», — сказано в жалобе.

Верховный комиссар ООН по правам человека Мишель Бачелет неоднократно высказывалась об опасности государственного шатдауна. В ежегодном докладе Комиссара говорилось, что отключение связи «оказывает негативное влияние на право на свободу выражения мнений и доступ к информации».
Приговор за пытки в Ярославле

Сегодня суд в Ярославле вынес приговор 13 сотрудникам ФСИН по нашумевшему делу о пытках осужденного Евгения Макарова резиновыми палками под видео. Событие произошло в 2017 году.

Двоих — начальника колонии №1 и его заместителя — суд оправдал. Еще шестеро освобождены в зале суда — им назначены сроки «по отбытии» с зачетом времени, проведенного под стражей.

Пятеро остаются под стражей, но к апелляции на приговор, скорее всего, выйдут и они. Режим у всех общий. Интересно также, что осужденные вину не признавали. А признавший вину и заключивший досудебное соглашение бывший замначальника оперативного отдела ИК-1 Сергей Ефремов в январе получил 4 года колонии. И в отличие от сослуживцев был лишен специального звания.

При этом судебная практика по делам этой категории (превышение должностных полномочий с применением насилия и спецсредств, пункты «а» и «б» части 3 статьи 286 УК РФ), несмотря на санкцию до 10 лет колонии, как правило, предполагает условное лишение свободы.

Более того, в 5% дел осужденных силовиков суд оправдывает либо прекращает дело по реабилитирующим основаниям (16 оправданий на 290 осужденных за первое полугодие 2020 года — данные Верховного суда РФ). Вообще по самым распространенным должностным преступлениям — злоупотребление и превышение (статьи 285 и 286 УК РФ) — доля оправдательных приговоров 8% (60 оправданий на 720 осужденных в первом полугодии 2020). Для сравнения — в общей массе доля оправданных всего 0,8%.

Так что 12 осужденных по делу о пытках при живом потерпевшем — это отличный результат, как бы кому ни казалось иначе. Поздравляю коллег из Фонда «Общественный вердикт» с победой!
А кто-нибудь анализировал уже версии уголовного преследования Михаила Меня? Я пытался найти комментарии главы Счетной палаты Алексея Кудрина, обычно довольно активного в публичном пространстве, но твиттер его с 15 ноября молчит. А Мень его непосредственный подчиненный.

Понятно, что внезапно вынутые почти 10-летней давности события, имеют более свежие причины.

Полез я на сайт Счетной палаты почитать про обвиненного в растрате аудитора и обнаружил, что Михаил Мень в рамках Палаты занимался темой мусора (!) и мусорной реформы. И очень критичен в своих оценках.

Слил его прямо на заседании Совета Федерации (как с Арашуковым, помните?) генеральный прокурор Игорь Краснов.

А мусорными королями в стране являются Чемезов, Ковальчуки и сыновья бывшего генпрокурора Юрия Чайки.

Игорь Чайка, сын бывшего генпрокурора России. Его компания «Хартия» стала оператором по обращению с отходами в Тульской, Ярославской, Владимирской, Московской областях и в нескольких округах Москвы. Жители этих регионов России заплатят «Хартии» в течение ближайших 10 лет более 107 миллиардов рублей за вывоз мусора. Сегодня отец Чайки — представитель Владимира Путина в Северо-Кавказском Федеральном округе.

О, подождите, не может быть! Но вряд ли же так совпало, что Мень копает под мусорную реформу, на которой зарабатывают дети бывшего генпрокурора, а нынешний глава генпрокуратуры внезапно обнаруживает у Михаила Меня криминал столетней давности. Наверное, всё сложнее, но хотелось бы почитать.
Сейчас проходит конференция ПАСЕ с президентом ЕСПЧ Робертом Спано. Члены ПАСЕ — парламентарии стран членов Совета Европы. Среди прочих вопрос задал член ПАСЕ от России сенатор Александр Башкин. Он попросил главу ЕСПЧ прокомментировать обвинения судей ЕСПЧ действиях в интересах неправительственных организаций, в том числе возглавляемых Джорджем Соросом.

Ответ президента Спано:

— Нет никаких обоснованных подозрений в отношении кого-либо из судей ЕСПЧ о действиях в интересах каких-либо неправительственных организаций. Предыдущий опыт работы судей ЕСПЧ, в том числе в неправительственных организациях по правам человека, создают необходимое разнообразие опыта, необходимое для эффективной работы международного суда. Также подчеркну, что судей избираете вы, члены ПАСЕ, на основании их биографий и опыта. Я не принимаю никаких обвинений в отношении кого-либо из судей ЕСПЧ.

(стыдно за представителей России)
Forwarded from Зона права
📝 «Зона права» ищет специалиста по коммуникациям!

Правозащитная организация «Зона права» ведет более 100 дел в 40 регионах страны.

Только в 2019 году мы добились осуждения 25 человек за должностные преступления (сотрудники МВД, ФСИН, ФСБ, Минобороны и т.д.) и взыскали в пользу пострадавших 33 миллиона рублей в российских судах и 37 тысяч евро в ЕСПЧ.

Наши юристы ежедневно помогают пострадавшим в результате пыток в отделах полиции и колониях, произвола в армии, домашнего насилия и врачебных ошибок.

Информационных поводов становится все больше. И мы хотим найти человека, который поможет осветить нашу бурную деятельность во всех красках.

Нам нужен сотрудник с опытом работы журналиста, сммщика или пресс-секретаря. Он должен обладать хорошими коммуникативными навыками, быстро обрабатывать информацию и готовить тексты (в том числе сценарии для видеороликов). Опыт работы с фото и видео приветствуется.

Полная занятость. Возможна и удаленная работа.

Ждем ваших резюме по электронной почте info.zonaprava@gmail.com или в Telegram
О конкурсе на пост судьи ЕСПЧ от России

Комиссия Минюста определила шесть кандидатур на конкурс судьи ЕСПЧ от России. Меня в этом списке нет.

Отбор проходил в три этапа:

1) На первом по формальным признакам отсеяли 7 человек из 34.

2) На втором было тестирование на знание английского и французского языков. Несмотря на рекомендации Совета Европы, согласно которым для выдвижения на должность судьи ЕСПЧ достаточно активного знания одного языка и пассивное второго, российские власти, очевидно, решили иначе. Меня отсеяли в связи с недостаточным знанием французского (он у меня на начальном уровне), тогда как английским я владею свободно. Хотя никаких результатов тестирования я до сих пор не получил, надо сказать.

3) На третьем было индивидуальное собеседование.

В этой кампании нам удалось добиться определенных достижений. За счет привлечения внимания по сравнению с предыдущим конкурсом, в котором участвовали 13 человек, в этом таковых было 34.

Среди них были и те, кто имеет практический опыт в сфере прав человека. Одному из них — адвокату из Петербурга Дмитрию Бартеневу — удалось попасть в шорт-лист. Я его давно знаю, мы с ним сотрудничаем. Дмитрий — специалист в сфере защиты права на неприкосновенность семейной жизни, один из ведущих специалистов по вопросам, связанным с психиатрией, имеет большой опыт работы с ЕСПЧ.

В шестерку также вошел Юрий Берестнев — главный редактор журнала «Бюллетень Европейского суда по правам человека» — одного из основных изданий о ЕСПЧ. Остальные кандидатуры — либо судьи, либо преподаватели, либо чиновники Совета Европы.

Кроме того, нынешняя процедура отбора в судьи ЕСПЧ от России стала самой открытой в российской истории. Минюст информировал обо всех стадиях и перечислил (хоть и постфактум) состав конкурсной комиссии, среди которых Аппарат президента, МИД, омбудсмен и другие.

Однако полный список претендентов на должность судьи так и остался непубличным. За исключением шестерки финалистов и меня — остальные 27 кандидатов, подавших документы, остались неизвестными публике. Невозможно сравнить, были ли среди них более достойные претенденты.

До 15 декабря список из 6 человек представят президенту России. Владимир Путин к весне следующего года определится с финальной тройкой. Окончательное решение примет ПАСЕ, которая, к слову, может завернуть всех кандидатов и обязать российские власти заново проводить конкурсный отбор.

Мы же продолжим работу в сфере защиты прав человека и не собираемся прекращать работу с Европейским судом. К этому добавим и просветительскую деятельность, следите за новостями 😎
Про участие в конкурсе на должность судьи ЕСПЧ просится написать что-то личное

Как вы понимаете, никаких иллюзий насчет перспектив быть в принципе не могло. Более того, спецов по ЕСПЧ в России поболее моего есть пара десятков. Даже в Агоре у нас Кирилл Коротеев фору любому даст. Да, у меня друг судья ЕСПЧ от Болгарии, собственно, он и в Суд ушел работать с должности главного юриста по делам ЕСПЧ в Агоре. Да, я был несколько раз в Страсбурге и вхожу там в экспертный совет по законодательству об НКО.

У меня есть понимание, как там всё устроено. И понятно, что судья от России неминуемо будет плоть от плоти российская действительность. Он не может быть, конечно, одиозной фигурой со шлейфом санкций. Но и демонстративно независимым и слишком заметным тоже никак. Поэтому в итоговой тройке неминуемо будет два Дмитрия Дедова и одна женщина. Мы внутри даже примерно представляем фамилии всех троих.

Я спросил Коротеева, затем спросил Ольгу Садовскую, зампреда Комитета против пыток, собираются ли они подаваться. И только после их отказа подумал, что ведь личное участие - это отличная возможность привлечь всеобщее внимание и к конкурсу, и к кандидатам, и к ЕСПЧ и к себе и нашей работе, наконец.

Мои ребята начали спрашивать, что будет с Агорой, если меня выдвинут. Ну, во-первых, не выдвинут, а во-вторых, ничего с Агорой не будет. Всё давно работает автономно, сотня адвокатов ведет 1000 дел, никакой Чиков не способен это всё контролировать. И никакие новые репрессии, которые власти там решили под выборы в Госдуму напринимать, тоже не смогут это всё остановить (привет вам, олухи).

Я полагал, отсев будет на этапе приема документов, типа, запятую не там поставил. Оказалось, допустили до теста языков. Он был письменный - дали полстраницы на обоих языках - нужно было перевести на русский и обратно. Затем буквально 3 минуты устного общения. По-английски мило поболтали с преподавателями, на французском, который я к тому времени несколько недель интенсивно учил, это было для меня чуть сложнее. Всё проходило в МГИМО, ко мне там студент подошел автограф взять (я знаменистость!). И на этом всё, мой опыт и знания в правах человека никого в целом не интересовали. Отсев из-за французского, конечно, был ожидаем, но также очевидно - никакое это не препятствие для выдвижения. При интенсивных уроках через три месяца я бы вполне сносно читал и изъяснялся, а в Эльзасе быстро адаптировался. Собственно, так это и происходит в реальности почти со всеми сотрудниками Совета Европы нефранкофонами. Истинные причины решения никого вводить в заблуждение не должны.

При этом задача была ровно такая, как сказано в первом спиче - вовлечь в конкурс юристов с правозащитным опытом практической работы и повысить интерес к ЕСПЧ. Это во многом удалось! Я благодарю каждого, кто мне в личку писал слова поддержки и кто обсуждал в соцсетях, добрые слова в эти сложные времена очень бодрят не только тех, кто в тюрьме сидит (да мы тут все в ней сидим).

Страсбург, конечно, милый городок, но 9 лет там торчать со скуки удавиться. Тонны текстов читать, личного мнения на публике не сказать, а после окончания срока еще и ограничения по работе (и это не бравада). Подождем времен получше, а пока поработаем еще тут.

Следом через несколько минут будет запуск нашего youTube-канала с тематическим видео.
Дорога в Страсбург

Пока власти не заблокировали YouTube, смотрите скорее первую серию нашего road movie.

Да, мы в Агоре решили потестить видеопродакшн и сегодня публикуем свой первый опыт.

Стало очевидным, что классические СМИ в России больше не дают достаточных возможностей для продвижения информации. У нас есть контент, мы хотим его довести до аудитории. Раньше нам приходилось подстраиваться под формат и учитывать двойные сплошные, мы и дальше будем так делать в большинстве случаев.

Но теперь стали доступны способы распространения информации без посредников. Сначала текстовый — телеграм-каналы, твиттер и фейсбук, а теперь и видео.

Первый опыт на самом деле у нас был с Екатериной Шульман, где мы воспользовались ее щедростью и разместили наш разговор в ее Youtube-канале. Его посмотрели >100К человек. Еще раньше я говорил с Сергеем Гуриевым про реформу полиции и с Татьяной Лазаревой про охоту ФСБ на колумбайнеров. Но теперь будем развивать свой.

Это будет серия разговоров с ведущими российскими адвокатами, работающими с Европейским судом по правам человека. Мы планируем ломать стереотипы и рвать шаблоны, показывать, что единственный суд, где житель России реально может добиться правосудия, — доступный, быстрый, эффективный. Его решения мгновенно исполняются, суммы компенсации в десятки раз превышают российскую судебную практику, приговоры отменяются, несправедливо осужденные выходят на свободу, насильники в форме, наоборот, садятся в тюрьму.

Это тот реальный мир, который пропаганда умышленно, а общественное мнение в силу апатии и неверия все время пытаются отрицать. Начнем разговор с Ириной Хруновой, имеющей 20-летний адвокатский опыт по уголовным делам, одного из ведущих адвокатов в Казани, защищающей предпринимателей, банкиров, бывших чиновников. Хрунова возглавляет адвокатское бюро. Но также Ирина ведет более 200 дел в ЕСПЧ.

Говорить с ней будем об арестах предпринимателей и делах о наркотиках — двух, пожалуй, самых сложных и наиболее распространенных категорий уголовных дел в России. Они касаются сотен тысяч жителей страны, которые либо сами подверглись уголовному преследованию, либо в таком положении оказался кто-то из их близких.

Какие волшебные решения может принимать суд в Страсбурге по этим делам и где тот золотой 🔑, открывающий его двери.

После разговора в нашей родной Казани мы начнем наш трип на Запад с несколькими остановками. По пути будем заезжать к друзьям и коллегам, как, например, накоротке поговорили с Алексеем Глуховым, главой «Апологии протеста».

Подписывайтесь на канал! И у нас будет больше мотивации делать новые фильмы.
В Ессентуках проходит первое заседание по делу организаторов Ингушского протеста весной 2019

На скамье подсудимых 7 человек. Их обвиняют в создании экстремистского сообщества и организации насилия против силовиков во время уличных протестов в марте 2019 года в Магасе против Соглашения о границе между Ингушетией и Чечней.

Все подсудимые под стражей, адвокат Андрей Сабинин ходатайствовал о выводе их из аквариума, в чем ему было отказано. Для общения с защитниками у подсудимых есть щель 3 см.

Судебное заседания ведет судья Кисловодского суда, так подсудность определил Верховный суд России. Якобы, ингушским судам веры нет. При этом в Кисловодске для такого процесса зала не оказалось, поэтому заседания проводит судья на выезде в Ессентуках.

Среди подсудимых одна женщина - Зарифа Саутиева. Ее защищает адвокат Билан Дзугаев. Мусу Мальсагова, Исмаила Нальгиева и Багаудина Хаутиева защищает адвокат Агоры Андрей Сабинин. Бараха Чемурзиева и Ахмета Барахоева - адвокат Калой Ахильгов. Подсудимые свою вину не признают
Кстати, адвокат Калой Ахильгов сегодня, сидя слева от адвоката Андрея Сабинина (на фото выше), написал пост про дело адвоката Ирины Хруновой, о котором мы говорим в фильме - осужденного по делу о наркотиках Александра Борисова освободили из колонии после решения ЕСПЧ. Страна маленькая, все адвокаты друг друга знают 😎
Спрашивают меня, нужно ли комментарии открыть в канале
Final Results
37%
Открыть комменты
63%
Оставить без комментов
Павел Чиков
Спрашивают меня, нужно ли комментарии открыть в канале
По итогам 1000 голосов вывод - комментарии открывать пока не будем. Спасибо 🙏
🦠Коронавирусная Россия

Из-за коронавируса в России умерло уже свыше 37,5 тысяч человек. На утро 25 ноября зарегистрированы 23 675 новых случаев заражения.

Ситуация явно будет ухудшаться, а что с этим делать — неясно. Со своей — юридической стороны — мы еще в марте запустили Штаб правовой помощи. Тогда мы и сами до конца не понимали, на каких сферах может сказаться пандемия, и с каждым днем удивлялись, что коронавирусные ограничения дошли даже до рыболовов и охотников.

Нашим адвокатам пришлось на ходу вникать в постановления главного санитарного врача, распоряжения правительства, указы губернаторов и решения местных чиновников. В итоге мы решили открыть сразу несколько горячих линий: по трудовым правам, вопросам бизнеса и предпринимательства, делам за нарушение режима самоизоляции (ими занялись юристы Апологии протеста), по свободе слова, домашнему насилию («Зона права»), правам туристов. Был у нас и штабной психолог, который выслушал 250 человек. За 8 месяцев работы Штаба мы проконсультировали 5000 человек и подготовили более 120 советов.

Но консультациями дело не ограничилось. Наши адвокаты вели несколько дел о принудительной госпитализации: начали с известной истории из Петербурга, где в стационар хотели поместить Аллу Ильину, а закончили крымскими моряками. До сих пор по этим и другим делам наши юристы судятся в кассационном порядке — мы планируем довести их до Европейского суда.

😷Совместно с Апологией протеста мы представляем интересы трех организаторов митинга, которых обвиняют в якобы массовых беспорядках на акции во Владикавказе против коронавирусных ограничений. По делу проходят более 50 человек.

У той же Апологии протеста группа дел об одиночных пикетах, которые разгоняла полиция из-за коронавируса, а также необоснованных штрафах за нарушение масочного режима.

Наши борцы за свободу слова вели два десятка административных дел за распространение фейков о коронавирусе, а также два уголовных. Первые жалобы в ЕСПЧ по факту распространения фейков уже по дороге в Страсбург. Будут и другие.

🚑«Зона права» взяла в производство несколько уголовных дел о домашнем насилии, а с ноября сосредоточилась на медицинской тематике. По ней у адвокатов уже несколько дел, следите за новостями.

📈Имея такой массив информации, мы еще весной-летом сосредоточились на аналитике. Агора презентовала несколько докладов:

📍о трудовых правах в период пандемии;

📍о цифровой слежке;

📍и «эпидемии фейков».

Апология протеста проанализировала дела за нарушение режима самоизоляции, а также протестную активность и ее нейтрализацию властями.

🆘 «Зона права» подготовила доклад о ситуации с домашним насилием и исследовала проблему коронавируса в российских колониях и СИЗО.

🖥 Весной — сразу после объявления локдауна — все массово перешли в онлайн. Мы поступили так же и организовали более десятка вебинаров: как для практикующих юристов, так и для общественности. Эта работа продолжается, следите за тематическим Telegram-каналом «Обучение с Агорой».

Выполнив аналитическую работу, перешли к технической. Сегодня мы представляем сайт «Коронавирусная Россия», на котором мы опубликовали предварительные итоги нашей работы. Там вы можете прочитать все доклады, посмотреть вебинары, а также скачать юридические советы (которые, кстати, продолжают обновляться).

Коронавирус будет жить еще долго. Поэтому к юридическим нюансам нужно быть готовыми. Именно для этого мы собрали все воедино.
​​Поддержите «Улицу», как это делает глава «Агоры» Павел Чиков:

Я знаю «Адвокатскую улицу» и считаю, что это объективное, независимое издание, свободное от внешнего давления. Я знаком с Катей Горбуновой ещё со времени её работы в «Адвокатской газете» и знаю, как хорошо ей удалось раскрыться в рамках «Адвокатской газеты», насколько удалось сделать «АГ» интересным ресурсом. Это было особенно важно на волне роста внимания публики к адвокатуре и адвокатскому сообществу. Рост этого внимания совпал с усилением давления на адвокатов со стороны властей.

Вынужденный уход Кати из «Адвокатской газеты» во многом был связан с её деятельностью в рамках издания. Но очевидно, что та свобода, с которой Горбунова работала в рамках газеты, была востребована у сообщества – и, по счастью, нашла своё продолжение в «Адвокатской улице».

Это издание, которое прекрасно дополняет официоз «Адвокатской газеты» и раскрывает темы, которые в официальном издании не могут найти своего отражения. Я думаю, что сообществу нужна площадка, независимая от Федеральной палаты адвокатов.

Я сам подписан на телеграм-канал «Адвокатской улицы», слежу за ними, читаю. К сожалению, сейчас есть смещение общественного фокуса – проблемы адвокатского сообщества отошли на второй план. Но надо понимать, что 2020-й год – это год пандемии коронавируса, и, конечно, такой форс-мажор влияет на общую повестку. В любом случае ситуация принципиально не изменилась – силовики продолжают оказывать давление на адвокатское сообщество по многим делам. Это чувствительная тема, и я вижу большой потенциал для развития издания в её освещении и раскрытии.

Я уверен, у ребят огромный ресурс роста и, может быть, его получится лучше реализовать при более благоприятной информационной конъюнктуре. Так или иначе, внутри сообщества внимание к проблемам, которые может поднять такое независимое издание, будет.

#Наша_АУ