Фантастика
6.5K members
217 photos
1 video
5 files
880 links
Все о фантастике. Отзывы, новости и статьи о фантастических книгах, фильмах, подкастах и их создателях.


Для контактов: @AlfredSFFbot

Патреон: https://www.patreon.com/fantasy_sf
Download Telegram
to view and join the conversation
Пьющее общество поклонников Розы Макгрегор
Урсула Вернон
А я микрофон купил (это 2020, ребята, катастрофы здесь следуют одна за другой). За что спасибо людям на патреоне, их трудовые деньги потратил. После того как я записал мурчание кота, похрюкивание моей собаки (сверил потом с хрюканьем свиньи – как и подозревал, разница минимальна) и спел жене по скайпу, удивив ее коллег (но не очень, они со мной уже знакомы), сидевших на тот момент в кабинете, я, будучи серьезным, взрослым мужчиной, начал думать, что бы мне еще сделать с микрофоном. Потому что ну стоит же, а руки чешутся.

В общем, я быстренько перевел мини-рассказ Урсулы Вернон и начитал его. Это первый мой опыт и он вполне комом: где-то я не попал в интонацию, где-то зажевал слова, и переводу стоило бы немного полежать. Но получилось, мне кажется, вполне пристойно.

В отличие от рассказа, он вполне непристойный, чем мое внимание и привлек. Обычно Вернон такие шутейный истории у себя в твиттере выкладывает, но конкретно эту она умудрилась опубликовать, причем в Apex. Великая женщина, как ни посмотри.
23 августа оргкомитет Фантассамблеи объявил победителей первого сезона премии «Вавилонская рыбка» — её вручают за лучший переводной фантастический роман. По мнению жюри, лучшей стала книга Кэтрин Валенте «Бессмертный», которую перевёл Владимир Беленкович.

В шортлист входят ещё девять романов — стоит обратить внимание как на них, так и на имена переводчиков.
https://www.mirf.ru/news/organizatory-premii-v-oblasti-perevoda-fantasticheskih-knig-vavilonskaya-rybka-obyavili-pobeditelej/
Василий Владимирский написал отличный текст про одну из моих любимых, если не писательниц, то уж персонажей в истории фантастики точно. Не говоря уж о том, что Типтри вполне уверенно можно считать бабушкой киберпанка, а подобных людей мы ценим с удвоенной силой.
Ко дню рождения Рея Брэдбери только ленивый не отстрелялся. Ну а мы вот решили отметить другую дату – сто пять лет назад на свет появилась женщина, которая станет известна всему американскому, а затем и мировому фэндому под псевдонимом Джеймс Типтри-младший. Написал к этому юбилею лонгрид для «Года литературы». Как водится, для тех, кто глубоко в теме – ничего нового и сенсационного, но тем, кто слышал это имя краем уха, надеюсь, будет небезынтересно.

"Важный нюанс, о котором обычно забывают биографы: в отличие от большинства ее сверстников-фантастов, даже на пике Великой депрессии Алиса не испытывала серьезных финансовых затруднений. Пока семья Рэя Брэдбери колесила по Америке в поисках хоть какой-нибудь подработки за пару долларов в день, а молодой Роберт Хайнлайн подсчитывал центы из скудной флотской пенсии, миссис Дэйви беспокоили совсем другие проблемы. Она недовольна своим телом (высокая блондинка нордического типа с пышными волосами и большой грудью), не уверена в своем таланте, не может разобраться с сексуальной ориентацией, страдает депрессиями, много пьет вместе с мужем и в одиночку. Гарантированный доход, с одной стороны, освобождает Алису от необходимости халтурить, «гнать строку», с другой — лишает мощного стимула развивать свои разноплановые дарования. Алиса изучает искусство, пытается стать профессиональным художником и даже продает иллюстрацию в «Нью-Йоркер», но выставляет работы в галереях лишь дважды. Работает арт-критиком, но быстро устает от газетной рутины и необходимости следовать формату. Берется за прозу — и бросает. Все валится из рук, годы бездарно утекают сквозь пальцы.

Как ни цинично звучит, спасением для нее стал японский налет на Перл-Харбор и вступление Соединенных Штатов во Вторую мировую войну. В августе 1942 года Алиса в первых рядах записывается в Женский вспомогательный корпус, а потом поступает в офицерское училище (со своим неоконченным, но элитным образованием она возвышалась над простушками-сослуживицами как пик Коммунизма над сопками Маньчжурии). Так и не дождавшись отправки на фронт и несколько месяцев помыкавшись на административных должностях, в ноябре 1943 года она переводится в подразделение военной дешифровки, созданное для работы с фотоснимками с самолетов-шпионов. Служба в разведке помогает будущей писательнице встретить человека, рядом с которым она проведет остаток своей жизни: мужчину, готового безропотно терпеть ее эксцентричные выходки и затяжные депрессии. В 1945 году, разбирая в освобожденном Париже трофейные документы, оставшиеся от нацистов, она знакомится с полковником Хантингтоном Дентоном Шелдоном по прозвищу Тинг. После страстного романа этот красиво стареющий мужчина, дважды женатый отец троих детей, выпускник Итона и Йеля, становится ее вторым мужем. Вместе они разводят кур на собственной ферме после войны, вместе вступают в ЦРУ в 1952 году — но если выдержки Алисы хватило только на три года, то Тинг, стоявший у колыбели организации, остается на службе до пенсии, достигает серьезных карьерных высот и, по некоторым сведениям, участвует в подготовке печально знаменитой высадки в Заливе Свиней на Кубе..."

Целиком тут: https://godliteratury.ru/projects/devushka-kotoruyu-otklyuchili
​​We Ride the Storm by Devin Madson

We Ride the Storm – это гримдарк, каким бы его хотелось видеть. Авторы гримдарка часто нагоняют мрачности ради мрачности, и временами во время чтения начинаешь непроизвольно улыбаться, потому что прямо перед глазами как живой встает писатель, который с маниакальным смехом печатает тоскливую сцену, время от времени останавливаясь, чтобы выкрикнуть «страдать должны все!»

И, в общем, герои Мэдсон не просто страдают – каждый из основных персонажей находится в обустроенной лично для них, но неизменно глубокой, заднице. Однако для этого есть причины. Мэдсон одна из редких писательниц, которая так умеет показать серию плохих решений, приводящих ее героев к катастрофе, что это не раздражает и не вызывает желание отбросить книгу. Их решения закономерны, их поступки обусловлены их личностями и историей. Что, разумеется, не отменяет желания раздать всем троим подзатыльников.

Принцесса Мико - плохая интриганка и, потенциально, отличная императрица. Гвозди из этой девушки делать - и именно с ней одна из самых крутых сцен в книге. Пожалуй, она самый сложный из главных героев. Если в начале романа она предстает классическим персонажем «принцесса в окружении интригующих дворян», то к концу это уже практически другой человек. Самое главное, развитие это абсолютно закономерно, мало того, Мико целенаправленно к нему шла.

Вторая героиня – проститутка и ассассин Кассандра, чем, впрочем, ее умения не ограничиваются. У Кас очень странные и сложные отношения с мертвыми, которые, собственно, и привели ее к подобной судьбе. Профессиональная убийца будто прямиком вышла из романов Аберкромби – это своеобразная смесь Глокты и Монцы. Наверное только женщина может написать настолько сломанную, но все равно симпатичную героиню. Которую так часто хочется называть всякими нехорошими словами.

Наконец, капитан Ра э’Торин – кочевник и воин, отказавшийся выполнять приказы вождя и отправившийся в изгнание вместе со своим отрядом. Но и новая родина оказывается неласковой. И гордым детям степей приходится вступить в чужую войну. Вера и принципы капитана вступают в конфликт с его долгом перед людьми, которые от него зависят. Казалось бы, самый суровый персонаж, но, вместе с тем, Ра получился удивительно наивным идеалистом.

У всех героев есть свои цели и ставки в разворачивающейся войне. Все они принадлежат к разным культурам – и культуры здесь предмет отдельных восторгов, Мэдсон столкнула условных монголов, китайцев и европейцев, у каждого из которых свой богатый бэкграунд, постепенно раскрывающийся в романе. Кроме того, победа (во всяком случае, то, что они считают победой) одного из героев может означать поражение и гибель другого. Линии персонажей пересекаются и расходятся, они почти встречаются, чтобы затем снова разойтись, события подаются с разных точек зрения и, учитывая, что автор пишет от первого лица, воспринимаются очень лично.

Отличное начало трилогии (и в следующем году выходит второй том), любителям гримдарка и эпического фэнтези крайне рекомендуется. Очень жаль, что издание Девин Мэдсон пришлось в разгар карантина. Совершенно уверен, что перед нами новая звезда жанра и хотелось бы побольше вокруг нее шума.

Небольшое примечание: пока читал про писательницу, выяснил, что дебютом этот роман назвать нельзя (и это многое объясняет). Мэдсон успела опубликовать на амазоне целую трилогию и вот ее события происходят за 17 лет до событий We Ride the Storm, что, опять же, объясняет некоторую сумятицу в начале книги.
У меня эта история особо сильных чувств не вызывает, хотя бы потому что где я и где Оксфорд, но есть острое чувство любопытства. (и еще она родственна спойлерофобии, которую я тихо ненавижу, так что не удержался от своих пяти копеек) Т.е., нам всем хочется отстроить себе уютный мирок, закрыться в нем и не показывать оттуда носа. Мир снаружи часто бывает не слишком приятным местом и желание от него отгородиться вполне понятно.

Но здесь возникает противоречие, как мне кажется. Чтобы отгородиться от чего-то, суметь не допустить его появления в жизни, нужно уметь явление распознавать и понимать, откуда берется. Чтобы овладеть эмпатией, нужно хотя бы умозрительно понимать ужас, через который прошел человек. И если ты даже слово «изнасилование» не готов слышать (будучи юристом!), как, интересно, ты будешь выслушивать показания жертвы? Триггер-варнинг должны предоставлять предварительно? И, в общем, можно много рассуждать о том, чего не сможешь сделать и/или понять, если будешь избегать болезненных тем. Собственно, таким нехитрым образом можно всю историю отменять – сплошной же триггер.

В общем, во всем этом у меня вызывает любопытство ход мыслей студентов-активистов: как они собираются строить свой прекрасный новый мир, не имея понятия, чего избегать? Странно это, такое впечатление, что журналисты дали неполную картину происходящего.
Ненавижу распространяющийся механизм trigger warnings https://www.theatlantic.com/health/archive/2019/03/do-trigger-warnings-work/585871/, предупреждений о содержимом книг, передач или даже учебных курсов, способных вызвать сильные эмоции. История и искусство опасны, в этом их ценность. Недавно группа студентов Оксфорда потребовала, чтобы весь список литературы снабжался триггерами, чтобы они не наталкивались на hate speech и ужасы в учебе. Оксфорд послал их - https://cutt.ly/KfkUGfv , потому что trigger warning - гибрид спойлера, цензуры и слабоумия. Это контроль над доступом к содержанию, прикрытый овечьей шкурой, и в ряде университетов он уже есть.

Это желание обклеить углы табуретки мягким порой переходит черту: например, студенты-юристы просили не произносить слово "изнасилование" при рассказе о соответствующих делах, заменяя его более обтекаемыми терминами, - https://bit.ly/3hQfAew Такая щепетильность у будущих адвокатов и прокуроров поражает. Реальные изнасилования из судов при этом никуда не пропадут. Отдельный фан - это фильмы. "Сверкающие седла" Мела Брукса, пародию на вестерны с черным шерифом, предварили сообщением, что негодяи там демонстрируют расистский язык и поведение. Кинофэны на канале уже заржали от мысли о дисклеймере перед фильмами Мела Брукса.

Отдельная проблема - преподавание истории, истории права, философии, даже история литературы. История в англомире сейчас - средоточие оскорбительного и пугающего, ведь она открывает истинное лицо человека, которое видеть страшновато. Страшно это всем. Американские студенты не хотят смотреть на линчевание, а у нас люди пытаются игнорировать рабство крепостничества и лагеря Сталина, называя их "сложным периодом". Преподаватель американского универа, процитировавший тюремное письмо Мартина Лютера Кинга, где присутствовало слово nigger (как и во множестве исторических документов), был подвергнут остракизму и отстранен. Часто отменяют дебаты об абортах, рабстве, любые дискуссии, которые могут вызвать напряг, что противоречит идее дебатов.

Но самое интересное, что предупреждения о содержимом, судя по исследованиям, не влияют на реакцию на ужасные изображения за исключением людей, у которых после зловещих предупреждений... значительно усиливается тревога https://journals.sagepub.com/doi/10.1177/2167702619827018 . Т.е. пользы от этого нет, и TW служат вариантом цензуры, отпугивая от документов слабонервных и мешая обучаться. Также отмечу, что избегание страха - это худший механизм в борьбе с ним, укрепляющий болезненную реакцию. Раньше вы боялись только определенной вещи, затем - упоминания об этой вещи, а после - самой возможности упоминания. Страх прогрессирует - и порождает жестокость. Здоровый социальный иммунитет выстраивается в микросхватках с реальностью.
Признаюсь честно, я не люблю альтернативную историю с главной идеей «а что если бы?». Отчасти поскольку именно здесь прочно обосновался реваншизм и попаданцы, отчасти потому что реальная история удивительней и фантастичней любой альтернативы. Но иногда сам попадаюсь в ловушку «а если».

В последнее время много читал о фантастике 70-80-х и кривая вывезла меня на статью с говорящим названием The Squandered Promise of Science Fiction Джонатана Летема («Пистолет с музыкой», который неплохой, «Амнезия творца», которая замечательная). В ней Летем с горечью размышляет о том, что в фантастике пошло не так (не он первый, не он последний), но самый любопытный, с моей точки зрения, отрывок – это самое начало статьи:

«В 1973 году «Радуга тяготения» Томаса Пинчона получила Небьюла, высочайшую из наград в жанре, когда-то известном как «научная фантастика» – сейчас практически забытый термин.

Извините, просто мечтаю. В нашем мире Брюс мертв, в то время как Боб Хоуп еще ковыляет. И хотя «Радугу тяготения» действительно номинировали в 1973 году на Небьюла, ее обошел роман Артура Кларка «Свидание с Рамой», который комментатор Картер Шольц верно охарактеризовал как «не столько роман, сколько схематический чертеж в прозе». Сейчас номинация Пинчона выглядит потаенным надгробным камнем, знаменующим смерть надежды на то, что научная фантастика сольется с мейнстримом».

Ну и здесь я, конечно, хочу сказать, что слава всем известным и неизвестным богам, что фантастика не слилась с мейнстримом (хотя сейчас наблюдается сильная тенденция), но само по себе наблюдение очень интересное. Думаю, ни для кого не будет открытием, что любители фантастики одновременно самые консервативные и самые продвинутые читатели: мы любим крутые, необычные идеи, масштабные открытия и события, странные и удивительные цивилизации. Но мы терпеть не можем новых нарративов, постмодернистских игр с текстом и даже легких изменений привычных тропов. Каждый этап развития фантастики сопровождался кучей сломанных карьер, множеством скандалов и морями фэнских слез. Наша эпоха – не исключение.

И то, что роман Пинчона, который несомненно был куда более новаторским, фантастическим и необычным, чем «Свидание с Рамой», пролетел со свистом на премии – это хорошая иллюстрация предпочтений фэндома. Которые, несмотря на все веяния, в принципе остались теми же. Потому что хлеб и масло, самая популярная и читаемая категория в фантастике – это приключения в космосе, в различных их вариациях. Так было в 20-х годах 20 века, так остается в 20-х 21 века.

Очень интересно, что могло случиться или не случиться в фант. сообществе, если бы Пинчон все-таки выиграл и «официально» был признан фантастом. В то время сложившаяся ситуация привела к появлению киберпанка. Посмотрим, что появится в наше.
И тут я догадалась, что капитан Немо так назвал себя вслед за Одиссеем на острове циклопов, где он ловко представился великану как Никто, No One, и покалеченный циклоп отвечал на расспросы собратьев, что его ослепил никто. Немо же тоже борется с циклопом, который уже съел его семью и друзей. И жрецы многоликого бога в Браавосе становятся идеальными, хитроумными убийцами Никем вслед за ним же. Арья Старк совершает довольно точную Одиссею, даже со своим вариантом входа в дом (хотя и чужой) в неузнаваемом обличье и массового убийства врагов на пиру. Как и Одиссей она успевает стать Никем, а потом вернуть своё имя.
По последнему абзацу я бы поспорил, мне кажется, ситуация чуть сложней, и поспорю, но позже. А в остальном - никак не противоречит. )
Да, известная статья – ее Николай Кудрявцев на Фантассамблее-2020 цитировал. Но это... «Не согласен я! - Что, с Энгельсом или с Каутским? - С обоими!». То есть и с Леттемом, и с Артёмом. Вся история фантастики – диалектическое единство и борьба противоположностей, строго по классике. Вечное противостояние «желающих странного» и «желающих банального». Ведь как появились «новая волна», киберпанк, «New Weird»? Жили-были мальчики-девочки, в детстве зачитывались Азимовым и Кларком, подсели на иглу, сами начали что-то такое сочинять – и вот им уже 25, 30, 40 лет, они переросли детские увлечения, тащатся от эдвардианских пьес на среднеанглийском, французских стурктуралистов в подлиннике, Уильяма Берроуза и «Поминок по Финнегану», а издатели от них требуют что-нибудь про космических пауков или про Чорного Властелина. Обидно, блин. Поневоле станешь «рассерженным молодым человеком». С другой стороны – чуваки, которым про космических пауков писать норм, нигде не жмет. Но тут появляются эти, пративные, тянут одеяло на себя, переманивают читателей поумнее. Тоже обидно – особенно когда кроме космических пауков ничего не получается, как ни бейся, Ктулху талантом обделил. Тут и начинаются разговоры о «хлебе и зрелищах», обидки на «боллитру», поиски заговоров. Особенно если тиражи падают и вообще кризис. Вот так оно все и идет – волнами. Читательские предпочтения меняются, как и писательские. То одни канат перетянут, то другие, то реформаторы, то реакционеры. В 1974 «желающие странного» просто миновали пик активности, начался откат, вот «Радуга тяготения» и пролетела мимо «Небьюлы».

Кстати, нынешняя движуха в англо-американской фантастике, мне кажется, именно в сторону «хлеба и зрелищ», как любая запретительная активность. Будешь умничать, процитируешь кого-нибудь не того, сделаешь отсылку к субкультуре, проявишь иронию – обязательно оскорбишь чьи-нибудь чувства, нанесешь непоправимую травму. Простодушные читатели насуют в панамку в Твиттере, тревожные издатели анально отгородятся, сняв книгу с продаж на всякий случай. Рецепт успеха один: не лезь на рожон, будь проще – и люди к тебе потянутся. Пиши янг эдалт и не выделывайся. Действительно интересно, что будет лет через десять, когда подрастет поколение, объевшееся этой сервильной жвачкой.
Джо Уолтон – замечательный критик. Она пишет о книгах со страстью, знанием и большой любовью. С удовольствием читаю ее колонку на tor, хоть наши вкусы совпадают нечасто. И мне кажется, именно это ее основное занятие и увлечение. Конечно, это вкусовщина, но мне кажется, что лучшие книги Уолтон посвящены книгам.

После замечательного романа «Среди других» о взрослении девочки и магии книг, «Справедливый город», где Уолтон обращается с платновскому «Государству», будто другим человеком написана. Насколько «Среди других» очаровывает, настолько же «Город» оставляет в недоумении – прекрасная идея, не давшаяся писательнице.

Или вот «Клык и коготь», недавно вышедшая на русском, – чудная вещь, но чтобы получить от нее удовольствие, нужно хотя бы немного быть знакомым с Троллопом. Иначе прекрасное издевательство Уолтон попросту пройдет мимо вас.

К чему я, собственно. Джо Уолтон неизменно хороша, когда пишет о книгах: художественные у нее тексты, обзорные или критические. Куда хуже у нее получаются другие вещи. И то, что она вернулась к любимой теме, радует. В общем, очень оптимистично я смотрю на Or What You Will, а тут еще Наталия Осояну хвалит. )
Позавчера у меня было лирическое настроение, я много времени потратила на Амазоне, скидывая на планшет ознакомительные отрывки разных книг, как знакомых авторов, так и совсем новых (включая дебютантов), с намерением постепенно с ними знакомиться, отбрасывать неинтересное и читать дальше то, что зацепит. Про неинтересное, наверное, тоже буду писать — вдруг кому-то как раз оно и покажется увлекательным. Ну а пока что процесс развивается следующим образом: отрывок №1, похоже, олдскульное героическое фэнтези, написанное довольно ровным и гладким языком, с необычной идеей магии и героем, которому явно предначертан долгий и трудный путь. Неплохо, но мне хотелось чего-то необычного, и я взяла отрывок №2. Через час на планшете была уже вся книга. Это недавно вышедший роман Джо Уолтон Or What You Will, в котором повествование идет от лица… как бы его назвать?.. одушевленного вдохновения, живущего в разуме 73-летней популярной писательницы. :) Это мудрое и ироничное существо помогало ей со всеми доселе написанными романами (их был не один десяток), превращаясь поочередно в главных героев, персонажей второго плана и статистов, рисуя интерьеры и пейзажи, в общем, принимая участие в сотворении всего, о чем она пишет. Но время берет свое, рано или поздно писательница умрет от старости. Вдохновение (муза?) такой вариант не устраивает: оно не хочет умирать. И у него есть план.
Я прочитала пока что пять глав (10% от книги), и, конечно, делать выводы рановато. Но какие же это красивые пять глав, скажу я вам. Учтите вот какой момент, если возьметесь ее читать сами: в этой книге, судя по отзывам, нормального сюжета почти нет. Ее сравниваю (ругательно!) с прозой Умберто Эко, и да, сходство ощущается. Она для читателей-созерцателей, которые предпочитают наслаждаться атмосферой и нюансами, а не следить за развитием событий.
Короче говоря, как раз подходит для моего нынешнего настроя. И еще там Ренессанс, о, спасибо уже за это… Ждите, в общем, отзыв на книгу в скором времени.
На "Кимкибабадуке" вышел мой материал про квир-героев в фантастике - https://kkbbd.com/2020/09/08/9-fantasy-books-with-queer-protagonists/ У меня была довольно любопытная цель - полностью отбросить психоделических классиков-вольнодумцев и большие романы, где значимость сексуальности персонажей на фоне серьезных идей текста исчезающе мала (об этом @fantasy_sf писал тут - https://knife.media/lgbt-in-sci-fi/ ), и точно так же не брать кондовый любовный YA. Результат меня удивил, удивитесь тоже.
Критики не любят фантастику уже 2000 лет. У меня есть доказательства:

"Но никогда никаких не бывало Кентавров, и тварей
Быть не могло бы с двойным естеством или с телом двояким,
Сплоченных из разнородных частей и которых бы свойства
Были различны на той и другой половине их тела.
Даже тупому уму понять это будет нетрудно".

"Может ли быть, чтобы с телом тройным и единым Химера —
Лев головою, задом дракон и коза серединой —
Страшный из тела огонь выдыхала зияющей пастью?
Кто ж измышляет, что новой землею и небом недавним
Созданы быть бы могли такие творенья живые,
Тот, лишь на имя одно «новизны» опираясь пустое,
Много способен еще наболтать несуразностей всяких..."


Ну что сказать, Лукреция в Гвардиан бы с руками и ногами оторвали.

Вообще, если серьезно очень любопытно наблюдать, как ребята вроде Платона или там Горация обрушиваются на «воображаемую» литературу, тем самым подтверждая: а) что у древних было понимание и осознание фантастической литературы; б) что она была популярна и пользовалась большим успехом. Так что, когда в следующий раз вы обрушитесь в комментах на книгу какого-нибудь автора, помните – вполне вероятно, что именно ваши комментарии легитимизируют его творение и позволят ему войти в историю. )

А Жанна тем временем перевела статью Летема о Пинчоне, о которой я недавно писал, так что, если хочется ознакомиться с его нытьем, т.е., простите, мнением полней – у вас есть такая возможность. )
А еще я собираюсь выпасть на некоторое время из жизни. Потому что, ну, пришла наконец.
А вот и мой отзыв. ) Очень старался без спойлеров, потому что эта книга устроена так, чтобы постепенно раскрываться перед читателем. Но пару деталей там все-таки есть.
На английском вышел роман «Пиранези» — первая за много лет книга Сюзанны Кларк. Артём Киселик прочитал новинку и делится впечатлениями. Если кратко — это волшебно, но совершенно не похоже на «Джонатана Стренджа и мистера Норрелла».

https://www.mirf.ru/book/syuzanna-klark-piranezi-original/
Штош, давайте поговорим о неприличном. О деньгах. 😱 Я уже давно размышляла над тем, не создать ли мне страницу на Патреоне, и даже создала ее еще в декабре прошлого года, но потом меня одолели сомнения, и я ее забросила. Сомнения вполне классические, не буду перечислять, лучше сразу к делу. На странице в настоящее время две опции поддержки: 1 доллар и 3 доллара. Доллар вы мне подарите просто так, но не забывайте, что это ежемесячный платеж, так что отключите его вовремя. 😉 А те, кому не жалко три доллара, получат некоторые отзывы, не предназначенные для канала. Пока все. Если из этого выйдет толк, я придумаю новые уровни и новые штуки 🎁🎁🎁, однако они будут, скорее всего, связаны с моей писательской субличностью.
В целом это вас ни к чему не обязывает, разумеется.
Но если вдруг кому-то нужна была такая опция, теперь она есть. 😊 https://www.patreon.com/magiebizarre