Bunin & Co
7.75K subscribers
19 photos
2 files
254 links
Политическая аналитика от экспертов Центра политических технологий им. Игоря Бунина
Download Telegram
to view and join the conversation
Технология двойников на выборах известна уже четверть века. Правда, вначале она была простой, а затем стала модифицироваться. Двойников уже не только подбирали, но и создавали, меняя фамилии и имена. Разумеется, это вызывало неприятие, но инерционное и негромкое (исключая, конечно, пострадавших кандидатов и их команды). Такая технология рассматривалась как печальная неизбежность. И вдруг питерские двойники Бориса Вишневского произвели такой фурор, что даже вызывает «эффект Стрейзанд», позволяющий в данном случае повысить популярность кандидата, против которого ведется игра.

Причины две. Первая – общая; закон об «электоральных лишенцах» и его применение (в частности, снятие Льва Шлосберга) усилили негатив по отношению к электоральному процессу в модернистских слоях крупных городов. Соответственно, любые подобные действия воспринимаются более эмоционально. Вторая – конкретная и в данном случае главная; эффект визуализации. Одно дело – фамилии в бюллетенях или на плакатах. И совсем другое – три фотографии похожих кандидатов, которые с помощью Интернета может увидеть каждый. Это как с протестами 2011 года, триггером для которых стала не просто информация о вбросах (в этом не было ничего нового), а их демонстрация в Интернете.

Алексей Макаркин
Как и обещали талибы («Талибан» — организация признана террористической на территории РФ), новое правительство Афганистана оказалось хоть в чем-то инклюзивным. Правда, в него включены лишь представители Талибана («Талибан» — организация признана террористической на территории РФ) и практически только пуштуны, но это объясняется самими талибами временным характером кабинета. Когда-нибудь потом оно будет еще более инклюзивным – но это произойдет тогда, когда пожелают сами талибы. Или не пожелают.

На сегодняшний момент пресловутая инклюзивность обеспечена вхождением в кабинет таджика в качестве министра экономики и узбека в роли вице-премьера. Оба – давние и ревностные приверженцы Талибана. Никаких шиитов-хазарейцев в кабинете нет. Женщин тоже – видимо, талибы решили удовлетвориться и так уже сделанными уступками – разрешением им продолжать высшее образование в никабах, отдельно от мужчин и слушая лекции женщин и тех мужчин-педагогов, которых талибы сочтут достаточно пожилыми и благочестивыми.

Если же без сарказма, то на сегодняшний момент для талибов оказалось более важным распределить ключевые посты между различными группами в рамках самого движения, чтобы избежать внутренних конфликтов. В результате ключевые посты – министров обороны и внутренних дел – заняли, соответственно, Мухаммед Якуб (сын основателя Талибана муллы Омара) и Сираджуддин Хаккани, лидер террористической «сети Хаккани». Можно рассуждать на тему, кто из них ближе к Пакистану (Хаккани ближе) или кто радикальнее (радикальны оба примерно в равной степени), но главное – что раздел сфер влияния произошел внутри самого Талибана, причем в пользу полевых командиров, которые не вели комфортные переговоры в Дохе, а воевали.

Такое правительство международное сообщество признать не сможет. Но у талибов есть возможности для торга. На сегодняшний момент главное – вопрос о свободе выезда из страны. Энтони Блинкен уже заявил, что договорился о возможности выезда из страны примерно сотни оставшихся в ней американцев. А, наряду с иностранцами, есть еще и не успевшие уехать афганцы, не желающие жить в талибском государстве. Талибы могут их дозированно выпускать (как это делал СССР в брежневские времена с евреями и диссидентами), но в обмен на преференции. Так что сейчас одни страны хотели бы признать талибов, но не могут, а другие стараются их не злить, даже в условиях отсутствия реальной инклюзивности.

Алексей Макаркин
День независимости Бразилии 7 сентября прошел в стране тревожно. Крайне правый президент Жаир Болсонару призвал своих сторонников выйти на улицы столицы Бразилиа, Сан-Паулу и других крупных городов, чтобы поддержать его в остром конфликте с Верховным судом и Национальным конгрессом. 66-летний бывший армейский капитан победил на президентских выборах под лозунгами борьбы с коррупцией и очищения политического класса. Однако уже вскоре в коррупции оказались замешаны люди из близкого окружения президента, включая его сыновей. Затем к этому добавилось отсутствие осмысленной политики в отношении пандемии. Болсонару долго отрицал серьезность коронавируса, противился введению локдаунов на федеральном уровне, одного за другим менял министров здравоохранения, и в итоге от ковида в Бразилии погибло почти 600 тыс. человек. Всё это сопровождалось крайне агрессивной риторикой президента в отношении политических противников и частым использованием его соратниками социальных сетей для распространения фейковых новостей.

Подобная президентская практика довольно быстро натолкнулась на активное противодействие Верховного суда. Судьи открыли уголовные расследования как в отношении коррупционных дел, так и целенаправленных кампаний дезинформации, в которых были замешаны союзники Болсонару. Несколько человек из президентского окружения были арестованы. В свою очередь, Конгресс резко критически оценил деятельность правительства по борьбе с коронавирусом. Провалы политики Болсонару привели к глубокому падению его рейтинга. Сейчас его работу одобряют только 23% бразильцев. Судя по опросам, на президентских выборах через год легко победит основной соперник Болсонару – бывший левый президент Лула да Силва. В этой ситуации Болсонару стал заявлять о том, что действующая электронная система голосования подвержена мошенничеству, и попытался добиться ее дополнения печатными бюллетенями. Однако эта попытка была заблокирована Конгрессом и судьями.

И тогда Болсонару решил обратиться за поддержкой к улице, вернее, к не очень многочисленной, но безгранично преданной базе своих сторонников. По его замыслу, массовое участие таких людей в демонстрациях и митингах 7 сентября должно было показать, что он сохраняет широкую популярность в стране и всегда сможет опереться на «глубинный народ». Предварительно Болсонару как следует разогрел своих фанатов. Он заявил, что будущие выборы несут ему три возможности: победу, тюрьму или смерть, а марши на День независимости должны стать подготовкой к «возможному и необходимому контрперевороту» против Конгресса и Верховного суда. Президент выразил уверенность, что предстоящие акции станут крупнейшими в истории страны, а на улицы Сан-Паулу выйдет не меньше 2 млн человек.

В такой атмосфере оппозиционные политики опасались, что 7 сентября в столице Бразилии могут повториться события в Вашингтоне 6 января. Сторонники Болсонару утром действительно предприняли попытку прорваться к зданию Верховного суда, но полиция, применив слезоточивый газ, их удержала.  В толпе демонстрантов преобладали откровенно экстремистские лозунги. Они требовали засадить в тюрьму предателей родины из Верховного суда и коммунистов из Конгресса, призывали Болсонару «отстоять бразильскую демократию», используя армию для разгона высших законодательных и судебных органов и установления неограниченной личной власти.

Фанаты президента съехались в столицу на автобусах, грузовиках и мотоциклах из разных концов страны. Но за Болсонару вышли все-таки не миллионы, а десятки тысяч в столице и в Сан-Паулу, по всей стране, может быть, сотни тысяч. Так что замысел Болсонару не осуществился, но отпугнул от него умеренно настроенных бывших союзников и солидные круги бизнеса. Однако ставки подняты высоко как никогда, и за год до президентских выборов можно ждать немало бурных событий.

Александр Ивахник
8 сентября, выступая на заседании правительства Армении, Никол Пашинян заявил о готовности к нормализации отношений с Турцией. Премьер-министр республики особенно подчеркнул, что в долгосрочном плане приоритетом Еревана является мир и стабильность на Кавказе. Что означают слова Пашиняна? Можем ли мы говорить о новой пост-карабахской повестке дня? Или такие выводы, как минимум, преждевременны? 

Оценивая заявление премьер-министра Армении, нельзя не увидеть его связи с выступлением президента Турции Реджеп Тайипа Эрдогана от 29 августа. Тогда лидер Турецкой республики, пожелав успеха пашиняновскому кабмину, сделал в адрес Еревана примирительный жест. Выходит, что пас принят и мяч на стороне Армении? Не стоит спешить с оптимистическими прогнозами. Во-первых, Пашинян, реагируя на инициативу Эрдогана сказал, что видит в ней «возможность для обсуждения нормализации отношений». Очевидно, что о модальностях нормализации еще предстоит договариваться. Никакого автоматического возврата к периоду «футбольной дипломатии» быть не может. На Кавказе и вокруг него ситуация сильно изменилась. Во-вторых, стоит не забывать на чем споткнулась нормализация-2008-2009. Улучшение отношений Анкары и Еревана без фактора Баку невозможно. И сегодня оно еще более невозможно, чем тринадцать лет назад. Азербайджан победил во второй карабахской войне и стремится упрочить итоги этого успеха политически. И влияние Баку на процесс армяно-турецкой нормализации в обозримой перспективе будет только расти. И здесь сложные коллизии сохраняются. К слову сказать, и Эрдоган был осторожен, подчеркнув, что готов к постепенному разблокированию отношений с Арменией. 

Многое будет зависеть от продолжения диалога между Ереваном и Баку, разрешением проблемы демаркации границы и военнопленных (на этот вопрос у сторон имеются разные мнения).  Москва уже выразила заинтересованность в нормализации отношений между Арменией и Турцией. Очевидно, что российская сторона после ноября прошлого года хочет быть ведущим модератором на Кавказе, не отдавать инициативу ни США, ни Франции. И в разблокировании сложных противоречий между Баку и Ереваном сегодня именно Москва проявляет наибольшую активность. 

Таким образом, декларации о намерениях официально провозглашены. Осталось пройти непростую дистанцию по их реализации на практике. 

Сергей Маркедонов
После поспешного и хаотичного ухода американцев из Афганистана в Евросоюзе значительно активизировалась дискуссия о необходимости не только большей стратегической автономии, но и создания собственных военных возможностей. Европейских союзников США по НАТО сильно уязвил тот факт, что администрация Байдена не только не вела достаточно предварительных консультаций относительно вывода войск, но и отказалась продлить крайний срок ухода после 31 августа. В результате европейцы смогли вывезти из Кабула далеко не всех сотрудничавших с ними афганцев, что вызвало в гражданском обществе, да и в политических кругах чувство стыда и разочарования. Остро встал вопрос: можно ли дальше целиком полагаться на Америку, если даже Байден, вроде бы поборник трансатлантического единства, игнорирует позицию Европы, если она не совпадает с принятым им решением.

Глава дипломатии ЕС Жозеп Боррель после неформальной встречи министров обороны стран ЕС 2 сентября заявил: «Афганистан показал, что недостатки нашей стратегической автономии имеют свою цену. И что единственный путь вперед состоит в том, чтобы объединять наши силы и укреплять не только наш потенциал, но и нашу волю к действию». Вслед за ним председатель Евросовета Шарль Мишель 3 сентября на стратегическом форуме в Словении задал риторический вопрос: «Может ли Европа, как глобальная экономическая и демократическая сила, быть довольна ситуацией, когда мы не способны без помощи обеспечить эвакуацию наших граждан и тех, кто находятся под угрозой, потому что помогали нам?». 

Вообще то разговоры о том, что Евросоюзу необходимо обзавестись своим собственным вооруженным контингентом, ведутся давно. Однако переводу вопроса в практическую плоскость противились страны Прибалтики и Восточной Европы, целиком полагающиеся на НАТО. Да и многие политики в других странах ЕС опасались дублирования функций с НАТО и негативной реакции со стороны США. Но в условиях афганского синдрома Жозеп Боррель стал активно продвигать идею о создании европейской бригады быстрого ответа численностью в 5 тысяч военнослужащих для использования в ситуациях международного кризиса. С таким предложением еще в мае выступили 14 стран ЕС, включая такие крупные, как Франция, Германия, Италия, Испания и Нидерланды. Сейчас в ЕС разрабатывается военная доктрина, которая будет рассматриваться лидерами в начале 2022 года. 

При сохранении принципа единогласия при принятии внешнеполитических решений мало шансов на то, что идея создания общей вооруженной группировки в рамках всего союза будет одобрена, для этого в ЕС не хватает сплоченности и политической воли. В связи с этим Боррель высказывает предположение, что, не получив общего согласия, 14 стран-инициаторов сами приступят к осуществлению своего предложения. «ЕС должен быть способен вмешиваться для защиты своих интересов, когда американцы не хотят быть вовлеченными, – отметил глава европейской дипломатии. – Если нет единогласия, раньше или позже группа стран решит идти вперед самостоятельно».

Однако остается много вопросов без ответа. В случае создания объединенной военной группировки силами лишь части членов ЕС, будет ли она находиться в структуре союза или вне его? Как должны приниматься решения об использовании этой группировки? Где и в каких случаях она может применяться? Так что если идея все-таки дойдет до воплощения, то не скоро. А там и волнения по поводу фиаско в Афганистане улягутся.

Александр Ивахник
О российско-белорусских отношениях

По дорожным картам президенты договорились, их тексты опубликованы. Но подписание состоится только после выборов в России. С чем связан отказ от эффектного предвыборного хода? С сопротивлением со стороны Александра Лукашенко – вряд ли, судя по сегодняшнему заседанию Совета министров Союзного государства, все запятые согласованы. И вряд Лукашенко, обязанный России своим спасением в прошлом году, оказался бы столь неблагодарным, что отказался бы помочь на финише избирательной кампании. Или с тем, что Лукашенко снова тянет время, рассчитывая в последний момент соскочить? Но после согласования и опубликования дорожных карт сделать это почти невозможно — в Москве такой маневр не простят.

Вполне возможно, что дело в другом – ход был бы не очень эффектным. 28 согласованных дорожных карт – это немалый реальный прогресс, но в сферах, к которым общество в России весьма равнодушно. Согласованная промышленная и аграрная политика, единые правила защиты прав потребителей и обеспечения конкуренции, унификация бухучета и даже объединенный газовый рынок (на согласование условий которого, впрочем, отведено два года) – это немало. Но аудитория может эмоционально воспринять только политически окрашенные интеграционные инициативы – президент Союзного государства, общий избираемый парламент, общая валюта. Все это уже давно выведено за скобки 28 дорожных карт.

А раз так, то идет занижение ожиданий. Показательно, что про валюту с большим энтузиазмом говорил Лукашенко (которому это невыгодно, но он демонстрирует позитив, выдвигая при этом неприемлемые условия и не уступая в вопросе об эмиссионном центре), чем подчеркнуто осторожный в этом вопросе Владимир Путин. Россия будет и дальше продвигать политическую интеграцию, стремясь преодолеть уже привычное вязкое сопротивление Лукашенко. Белорусский президент хотел бы обменять газовые преференции на уже согласованные дорожные карты, но Москве этого мало – поэтому преференции продлены лишь на 2022 год, когда должен быть решен вопрос о конституционном референдуме и публично обозначены дальнейшие политические перспективы Лукашенко.

Алексей Макаркин
 «Правда в том, что контингент российских военнослужащих, дислоцированный на территории Азербайджана, сотрудничает с сепаратистским режимом, более того, способствует деятельности остатков тамошних воинских формирований Армении». Процитированная выше оценка – фрагмент интервью депутата азербайджанского парламента (Милли меджлиса) Эльмана Мамедова изданию «Ени Сабах». Насколько такие высказывания важны в контексте урегулирования конфликта между Арменией и Азербайджаном? 

На первый взгляд, для опасений нет особых оснований. Азербайджан- республика с сильной президентской властью, парламент не играет в выработке ключевых решений определяющей роли. В разные годы представители азербайджанского депутатского корпуса предлагали разные инициативы, порой экзотические, касающиеся переименований собственного государства. Высшее руководство Азербайджана традиционно подчеркивает, что отношения этой страны с Россией конструктивны, а позиция Москвы на карабахском направлении заслуживает уважения. 

Но это- лишь одна сторона медали. Как бы ни была сильна президентская вертикаль в Азербайджане, нельзя сбрасывать со счетов и общественный фактор. А в обществе настроения разные. Достаточно посмотреть на блоги, социальные сети, чтобы увидеть недовольство и от «незавершенной победы», и от «необоснованных компромиссов с «сепаратистами»», и от «нахождения иностранных военных на нашей территории». Эти настроения пытаются использовать и депутаты, проговаривать журналисты и эксперты. Напомним также, что общественные протесты в Баку летом 2020 года во многом предопределили военную развязку в Нагорном Карабахе через несколько месяцев.

Столь же очевидно, что Азербайджан не устраивает существование непризнанной НКР, пуска и в территориально урезанном виде. Да, Москва не педалирует сегодня вопросы ее статуса, хотя Минская группа и не исключила их из переговорного «меню». Высшие представители страны не раз озвучивали тезис о завершении конфликта с Ереваном. Но в действительности, между двумя республиками не демаркирована граница, сохраняется вопрос о военнопленных. Да и меры доверия укрепляются слишком медленно, нет подвижек и в вопросе о разблокировании транспортных коммуникаций, что было бы крайне важно для Баку. 

Как следствие, стремление форсировать события. И неслучайно, месяц назад минобороны Азербайджана уже подготовило заявление для прессы, в котором подвергло аккуратной критике действия миротворцев из России (https://mod.gov.az/ru/news/soobshenie-ministerstva-oborony-dlya-pressy-37122.html?fbclid=IwAR26xI7x7blQ8HVkX2QS0KZXrQKwVEMz8LghoqoGLqEOJKUmlYf-Ju_MqT0). Но у Москвы есть своя логика и свое видение ситуации, где главной целью является компромисс и диалог, а не просто демонстративное навязывание воли проигравшему оппоненту. Непростая ситуация, требующая взвешенных решений! 

   Сергей Маркедонов
Общие противоречия между Британией и ЕС по условиям реализации брексита дополняются острыми конфликтами между Лондоном и Парижем. Весной стороны спорили из-за прав французских рыбаков на промысел вблизи британского острова Джерси. Сейчас отношения обострились по поводу переправки нелегальных мигрантов через Ла-Манш с северного побережья Франции к британским берегам. Эта проблема существует давно. Перевозчики из криминальных группировок переправляют мигрантов из Африки и Ближнего Востока на надувных моторных лодках на вожделенный Альбион. Однако в последнее время число мигрантов, рискующих отправиться в опасное путешествие, значительно увеличилось. В 2020 году пролив смогли пересечь 8500 человек, а за 8 месяцев этого года – около 13 тысяч.

В июле Лондон и Париж подписали соглашение, по которому Британия выделила €62,7 млн на 2021-22 гг. для финансирования удвоения французских полицейских патрулей на побережье и совершенствование технологий обнаружения подозрительных лодок. Пока это не принесло результатов. Более того, с середины августа, когда установилась подходящая погода, число мигрантов, пересекших Ла-Манш резко выросло. Только с 5 до 10 сентября оно составило 1800. Часть из них были перехвачены британской морской охраной, часть добрались до берега беспрепятственно. Подобное развитие ситуации вызывало в британских правящих кругах растущее раздражение. Стоит напомнить, что лозунг возврата контроля над своими границами был одним из основных в кампании команды Бориса Джонсона перед референдумом 2016 года по брекситу. В результате глава британского МВД Прити Пател, которая всегда считалась поборником жесткого курса в вопросах иммиграции, оказалась под серьезным давлением со стороны премьер-министра и депутатов-тори. И она решила подтвердить свою репутацию

В среду вечером Пател после безуспешных переговоров с министром внутренних дел Франции Жеральдом Дарманеном заявила о том, что морская погранслужба Британии вскоре получит приказ возвращать лодки с мигрантами, оказавшиеся в британских водах, обратно во французские воды, где пограничники соседней страны должны будут вести их к берегу. А за несколько дней до этого она сказала в Палате общин, что Британия срежет выделенное Франции финансирование, если до конца сентября Париж не сократит число незаконных пересечений пролива на 75%.

Реакция Дарманена оказалась не менее жесткой. Уже в четверг утром он заявил: «Для Франции неприемлем подход, который противоречит международному морскому праву, как неприемлем и финансовый шантаж. Обязательства Британии должны выполняться. Дружба между нашими странами заслуживает большего, чем позерство, которое подрывает сотрудничество между двумя министерствами». Масла в огонь дипломатической напряженности в пятницу добавила мэр французского Кале Наташа Бушар, которая риторически спросила, не собирается ли Британия начать стрелять по лодкам с мигрантами. В ответ чиновник британского МВД заявил: «Долг национальной погранслужбы состоит в защите людей. Предположение о том, что мы будем ставить жизни под угрозу, является оскорбительным». Вся эта история далека от завершения. Источники в британском правительстве сообщают, что Пател полна решимости начать применение новой тактики борьбы с нелегальной миграцией уже в сентябре.

Александр Ивахник
После того, как в результате прошлогодней войны вооруженные силы Азербайджана сломали статус-кво в Нагорном Карабахе, существовавший на протяжении двадцати шести лет, проблема деоккупации отступила на второй план. Семь районов, смежных с бывшей Нагорно-Карабахской автономной областью, а также некоторые ее «ядровые» территории оказались под контролем Баку. Комментируя итоги второй карабахской войны, президент Ильхам Алиев заявил, что с военной победой его страны из повестки дня ушла проблема статуса Карабаха. За прошедший год он не раз обращался к данному сюжету. И лейтмотивом выступлений азербайджанского лидера, как и других споуксменов Баку был тезис о новых реалиях, где нет места дискуссиям о статусе спорной территории.

С этой позицией, понятное дело, были (и остаются) не согласны в Ереване. Но, в конце концов, говоря, цинично, позицию проигравшей стороны можно было не принимать в серьезный расчет. Однако и Минская группа (МГ) ОБСЕ, которая продолжила свою деятельность, несмотря на радикальное изменение военно-политического расклада сил в регионе, также обращалась к вопросу о статусе Карабаха. Москва делала это более аккуратно, апеллируя, прежде всего, к разблокированию транспортных коммуникаций. Но два ее партнера по МГ Вашингтон и Париж, не будучи столь активно вовлеченными в медиацию между Баку и Ереваном, имели больше маневра для высказываний. 

Так 11 сентября посол США в Армении Линн Трейси (она была номинирована на эту позицию еще Дональдом Трампом и в его каденцию поддержана Конгрессом) заявила, что проблема статуса Карабаха остается в переговорной повестке. Естественно, из Баку последовала незамедлительная реакция. Представитель МИД Азербайжана Лейла Абдуллаева подтвердила официальный подход своего государства: конфликт в прошлом, предмета для дискуссии о статусе нет.

И здесь самое время обозначить системные проблемы нового этапа карабахского урегулирования. Весь мирный процесс на протяжении 1994-2020 гг. строился вокруг двух вещей- деоккупации азербайджанских регионов и статусе Карабаха. Первая проблема решена, хотя и военным, а не дипломатическим путем. И формально «базовые принципы» не отменены. Как не отменена и МГ ОБСЕ. Договоренности о прекращении огня от 10 ноября 2020 года действительно ничего не говорят про статус. Но так и сам этот документ н6е является всеобъемлющим пактом по вопросам урегулирования, его целью было остановить противостояние и дать шанс на дипломатическое решение в перспективе. Налицо коллизия между стремлением Баку форсировать решение застарелой проблемы и сохранившимся со времен старого статус-кво «меню» урегулирования. Быстрого и однозначного рецепта, как распутать эту головоломку нет. 

Сергей Маркедонов
Мемориал Александру Невскому в Псковской области был сооружен за несколько месяцев (начали в мае, закончили в сентябре), а на открытие приехал президент, что происходит нечасто – в этом году он открыл еще памятник Александру III в Гатчине. Александр – консенсусная фигура для общества, за пределами консенсуса лишь часть либералов, недовольных тем, что князь выступает в роли символа антизападничества. Открытие памятника – очевидный успех митрополита Тихона (Шевкунова), который после отъезда в Псков не превратился в провинциала, а остался сильной федеральной фигурой. Скорость реализации проекта напоминает историю со строительством суворовского училища в Туле сразу после делегирования туда Алексея Дюмина в 2016 году (тогда тоже на открытие приезжал президент).

После открытия памятника вновь заговорили о скорых патриарших перспективах владыки Тихона. Сам он эти слухи опроверг, обратив внимание на отсутствие у него документа о высшем духовном образовании – он закончил лишь основанную им же Сретенскую духовную семинарию, когда она еще давала только среднее образование. Устав РПЦ, действительно, требует наличие у патриарха высшего образования (правда, у Пимена его не было, но тогда еще не было и Устава РПЦ, а в действовавшем тогда положении такого пункта не имелось). Но его можно получить и экстерном. А можно и скорректировать Устав при необходимости – вспомним, как председателю Центризбиркома нужно было иметь диплом юриста, но перед приходом на этот пост Чурова данный пункт изъяли.

Более важно другое. Церковь – это все же не Центризбирком, а структура со своей внутренней автономией. И кадровые вопросы решаются в ней сложнее – с учетом в том числе и пожизненного избрания патриарха. Отношение к владыке Тихону внутри церкви непростое. Одним нравятся его заявления о необходимости прозрачности церковных финансов и решение об отмене «конвертов», в которых священники еще с советских времен передают деньги в епархиальное управление. Другие же исходят из того, что псковский митрополит при своих мощных лоббистских возможностях может себе позволить такую популярную меру – а у них самих подобных ресурсов нет. Решительная поддержка Тихоном вакцинации являлась важным шагом навстречу государству, но вызвала разочарование со стороны части консерваторов, которые раньше симпатизировали автору «Несвятых святых». Но самое главное: патриарх Кирилл на покой явно не собирается – не случайно, что именно он был главным представителем РПЦ на открытии мемориала Александру Невскому.

Алексей Макаркин
Вчера британское правительство отменило план введения в Англии с 1 октября обязательных паспортов вакцинирования для посещения ночных клубов и других людных мероприятий в помещениях. В ряде европейских стран (Франции, Италии и др.) подобные меры уже реализуются, несмотря на бурные уличные протесты. В Англии Борис Джонсон объявил о предстоящем принятия такой жесткой меры в июле, и с тех пор правительство не раз подтверждало это намерение. Причем речь шла о том, что для посещения мест, где невозможно соблюдение социальной дистанции, будет необходим документ именно о двойной вакцинации, а свежие негативные тесты на коронавирус приниматься не будут. Но в воскресенье в интервью BBC министр здравоохранения Саджид Джавид сообщил, что правительство отказалось от своего плана. Он отметил, что ему самому идея паспортов вакцинирования никогда не нравилась, да и «большинству людей инстинктивно она не нравится». Но, по словам Джавида, правительство должно было тщательно ее проанализировать и после этого пришло к выводу, что хотя эту меру «надо сохранить в резерве в качестве потенциального варианта», сейчас вводиться она не будет.

Министр здравоохранения настаивал, что решение отказаться от прежних планов не было принято внезапно. Однако похоже как раз на это. Ведь никаких резких изменений в ситуации с коронавирусом в Британии за последнее время не произошло. Число ежедневных заболеваний ковидом за неделю несколько снизилось, но и сейчас составляет около 30 тысяч. По две прививки получили 66% населения, однако темпы вакцинации заметно снижаются. 8 сентября министр по делам вакцинации Надхим Захави настаивал в Палате общин, что вакцинные паспорта необходимы, чтобы избежать новых локдаунов. И даже в воскресенье утром Джавид в другом телеинтервью говорил, что окончательное решение еще не принято.

Видимо, резкое изменение позиции Бориса Джонсона связано с тем, что он натолкнулся на решительный протест рядовых депутатов Консервативной партии против «дискриминационной» и «авторитарной» меры, которая сильно противоречит британским традициям индивидуальной свободы. Свыше 40 заднескамеечников-тори публично заявили, что будут голосовать против введения обязательных паспортов вакцинации – этого было бы достаточно, чтобы провалить попытку правительства провести через парламент соответствующий закон. В принципе такую меру можно было бы внедрять и без законодательного оформления, но Джонсон, авторитет которого в партии и так падает, не захотел идти на открытый конфликт со значительной частью фракции.

Естественно, столь своеобразный характер принятия важного решения о резком изменении коронавирусной политики вызвал жесткую критику оппозиции. Замлидера Лейбористской партии Анджела Рэйнер заявила, что крутой разворот по вакцинным паспортам является последним свидетельством того, что правительственный подход к этому вопросу был «беспорядочным с самого начала». Она подчеркнула, что со стороны министров никогда не было ясности относительно того, каковы цели вакцинных паспортов, как они должны были бы работать и как к ним мог бы подготовиться бизнес. Впрочем, подобная неопределенность и частые смены курса являются фирменным стилем работы кабинета Джонсона.

Александр Ивахник
На финише избирательной кампании в публичном пространстве стал продвигаться последний острый вопрос – об индексации пенсий работающим пенсионерам. Вначале соответствующий законопроект внесли депутаты от КПРФ. Как и требуется, они указали, что на его реализацию только в 2022 году из бюджета Пенсионного фонда потребуется 681,3 млрд рублей. А дальше придется платить регулярно. Но непосредственно перед выборами это мало кого волнует. Тем более, что индексация пенсий всегда популярна, в начале года были соответствующие ожидания, и КПРФ это использует. Законопроект об индексации – второй в ряду предвыборных «пенсионных» инициатив партии. До этого в августе был законопроект о возвращении с 1 января 2022 года прежнего пенсионного возраста. Имеющий такие же (нулевые) шансы на принятие, но столь же популярный.

Коммунистам отвечает «Справедливая Россия». Дублировать КПРФ как-то неудобно, поэтому партия решила ответить на другой извечный вопрос – не что делать, а кто виноват. Разумеется, виноватым оказался глава Минфина Антон Силуанов, который не выполняет поручений президента и игнорирует нормы Конституции. Это по словам Сергея Миронова, который объявил о сборе подписей за отставку Силуанова. А заодно он выступил за отставку главы ЦБ Эльвиры Набиуллиной. Критика в адрес экономблока находится в рамках современной политкорректности, приемлемой для власти, но сбора подписей за отставку действующего министра, инициированного лояльной партией, как-то припомнить в последние годы не удается. И это индикатор не роста оппозиционности эсеров, а усиления напряженности в заключительной фазе кампании, связанной с борьбой за протестные голоса. Которых стало существенно больше, чем в 2016 году.

Алексей Макаркин
В понедельник первый министр Шотландии и лидер Шотландской национальной партии Никола Стёрджен возобновила кампанию за независимость региона. Этот год был для Стёрджен удачным. В мае ШНП уверенно победила на региональных выборах и в четвертый раз сформировала правительство, в августе заключила соглашение с также выступающей за независимость партией «Зеленых» о вхождении двух ее представителей в правительство и теперь имеет в парламенте твердое большинство. Так что речь Стёрджен на виртуальной конференции ШНП была выдержана в оптимистичных тонах. Она подчеркнула, что электоральный успех партии дает ей «неоспоримый мандат» на проведение повторного референдума о независимости Шотландии. Стёрджен подтвердила, что этот референдум правительство планирует провести до конца 2023 года, если к тому времени удастся преодолеть пандемию. Вместе с тем, будучи осторожным политиком, Стёрджен не идет ва-банк и настаивает, что будущий референдум должен проводиться легально. Первый министр сделала риторический жест навстречу Лондону, призвав его к сотрудничеству: «Я надеюсь, что шотландское и британское правительства именно в духе сотрудничества смогут достичь согласия – как это было в 2014 году, – чтобы с уважением позволить народу Шотландии выразить свои демократические пожелания».

В словах же, обращенных к шотландцам, Стёрджен пыталась убедить тех, кто не уверен в преимуществах независимости. Она сделала акцент на том, что целый ряд небольших европейских стран преуспевают. «Для стран, схожих размерами с Шотландией, независимость работает, – отметила Стёрджен. – Она работает для Дании, Ирландии, Австрии, Норвегии, Финляндии и многих других. Эти страны различаются ресурсами и экономиками, но независимость работает для всех». А вторая линия аргументов опиралась на непопулярность в Шотландии Бориса Джонсона и его кабинета. Лидер ШНП подчеркнула, что брексит, против которого голосовало большинство шотландцев, является прямым ударом тори по сильным сторонам региона. Она даже выразила уверенность, что Лондон будет использовать ущерб, нанесенный Шотландии брекситом, для усиления своего контроля. «Делая нас беднее, они скажут, что мы не можем позволить себе быть независимыми. Сокращая нашу торговлю с ЕС, они скажут, что мы слишком зависим от остальной Великобритании. Вызывая снижение нашего работающего населения, они скажут, что Шотландия слишком быстро стареет. Они хотят, чтобы мы поверили в свое бессилие», – утверждала Стёрджен.

Однако весь этот риторический напор пока не означает, что перспектива повторного референдума о независимости стала более реальной. Борис Джонсон не раз однозначно заявлял, что такой референдум должен проводиться один раз в поколение, а в нынешних условиях он был бы «безответственным и безрассудным». На конференции ШНП приняла резолюцию, которая призывает правительство в Эдинбурге внести в парламент законопроект об организации референдума. Но Лондон наверняка заблокирует такой закон, и вопрос будет передан на долгие разбирательства в Верховный суд, причем решение суда совершенно не очевидно. К тому же за последние полгода доля сторонников независимости в Шотландии заметно снизилась и сейчас составляет 45%, а доля противников – 48%. При таком раскладе торопиться с проведением референдума для шотландских сепаратистов было бы контрпродуктивно. Однако ясно, что по мере затухания коронавируса конфликт между Эдинбургом и Лондоном по вопросу о референдуме будет набирать силу.

Александр Ивахник
Новостями о возвращении экс-президента Грузии Михаила Саакашвили на историческую родину уже никого не удивишь. Время от времени, но с завидным постоянством он анонсирует свое прибытие в Тбилиси. Однако всякий раз эти истории все больше походят на сюжет известной сказки про пастушка, звавшего своих односельчан на помощь против волка. Волк не появляется. 

Однако после очередного выступления Саакашвили на заданную тему в сентябре 2021 года его инициатива вдруг получила нетривиальное продолжение. Лидер оппозиционной партии «Закон и справедливость», депутат парламента Тамара (Тако) Чарквиани заявила о создании «общенародного движения» за возвращение экс-президента. За несколько дней порядка 40 тысяч зарегистрировались в новом объединении. Наверное, пока рано делать окончательные выводы, сколь массовым оно в итоге станет. Интересны другие моменты.

Во-первых, новая инициатива выдвигается не партией Саакашвили «Единое национальное движение», а политиком, хотя и оппозиционным, но представляющим другую силу. Еще летом прошлого года Тако Чарквиани стояла у истоков платформы «Стратегия Агмашенебели», точнее сказать второго издания этой структуры. На президентских выборах-2018 «Стратегия» была в коалиции с «националами», но в июле 2020 года покинула ее. По итогам прошлогодних парламентских выборов «Стратегия» получила 4 депутатских мандата. Однако в апреле 2021 года уже Чарквиани ушла из «Стратегии». В любом случае она не входит в верхушку ЕНД, которая за годы вынужденной эмиграции устала от Саакашвили, а также смогла выдвинуть из своих рядов ярких лидеров вроде Ники Мелия.

Во-вторых, тема Саакашвили возникает в период выборов, муниципальной кампании общенационального значения. Очевидна попытка использовать это имя в качестве «политического паровоза». Узнаваемости той же Чарквиани это точно добавит. Но обострить внутреннюю ситуацию вся суета вокруг «общенародного движения» тоже может. 

Сторонники Саакашвили, прежние и неофиты могут переоценить степень разночтений между правящей партией и западными партнерами Тбилиси.  Есть немало свидетельств того, что отношения правительства Грузии с посольством США, представительством ЕС, Вашингтоном и Брюсселем сегодня не идеальны. Но есть сомнения, что на фоне разговоров об упадке американского влияния Штаты захотят резкой дестабилизации в стране, имеющей репутацию одной из самых прозападных на территории бывшего Советского Союза. Но возвращение же Саакашвили, если вдруг оно однажды состоится, создаст для грузинской повестки новые непростые вызовы. В этой связи нынешний статус-кво может оказаться даже выгодным не только правительству Грузии, но и его западным партнером. 

Сергей Маркедонов     
Вячеслав Володин баллотируется в депутаты по Саратовскому избирательному округу. Как известно, Володин был инициатором возвращения в 2016 году смешанной избирательной системы, в результате чего на выборах в Госдуму были восстановлены одномандатные округа. Для Володина «мажоритарные» выборы — это важный политический фактор, связанный не только с более высокой легитимностью депутата-одномандатника (он ближе избирателям, чем списочник; к нему легче обратиться обычному гражданину, проживающему в округе), так и с собственным электоральным опытом. Впервые он победил на одномандатных выборах в 1990 году, когда избирался в городской совет. В 2003 году избирался депутатом по Балаковскому округу, получив 82% голосов.

Никто не сомневается, что Володин выиграет эти выборы. Но обращает на себя внимание серьезный подход председателя Госдумы к избирательной кампании, которую он не считает проходной. Володин укоренен в Саратовской области — это не просто его малая родина, но и регион, который он патронирует в течение многих лет. За это время в области под его эгидой реализованы многочисленные проекты, причем не только в Саратове, но и в глубинке. От решения проблем обманутых дольщиков до ремонта школ, от городского благоустройства до строительства стадионов. И многое другое. Только что на саратовской набережной обустроен современный городской пляж.

В ходе нынешней кампании были обозначены новые планы. Речь шла о приоритетном внимании селам, в которых проблем больше, чем в городах, о капитальном ремонте детских садов и школ в райцентрах и сельской местности, о дорожном строительстве и обеспечении населения водой. В городах планируется создать пять индустриальных парков — два в Саратове и по одному в Энгельсе, Балакове и Балашове. Эти территории далеко выходят за пределы Саратовского избирательного округа, но не стоит забывать, что Володин еще и возглавляет региональную часть списка «Единой России» — и поэтому его кампания распространяется на всю область.

На прошлой неделе в Саратов приезжал премьер-министр Михаил Мишустин. Он ознакомился со строительством крупнейшего в России регионального Центра обработки данных Сбербанка в Балакове. Завершается сооружение новейшей инфекционной больницы, которую премьер обозначил как важнейший элемент президентской инициативы по формированию санитарного щита России. В ходе визита было принято решение о начале строительства в будущем году нового областного противотуберкулезного диспансера, который выносится за пределы Саратова — в связи с этим высвобождается историческое здание, изначально бывшее домом губернатора Столыпина. По сути, в области создается новый современный фтизиатрический центр. Мишустин поддержал и еще один проект, связанный с именем Володина — саратовский скоростной трамвай. Наконец, премьером поддержано и продление в 2022-2023 годах городской набережной (ее общая протяженность составит 4 км) с реконструкцией берегоукрепительных сооружений.

В ходе кампании Володин много говорил о стратегии развития области, о том, чтобы вместе возродить прошлое Саратова XIX и начала XX веков как крупнейшего и наиболее динамично развивающегося города на Волге. Его кампания таким образом является не только электоральным событием — она дает импульс для развития и областного центра, и региона в целом. Результаты выборов в области в очередной раз покажут, что Володин и доверие к нему жителей Саратовской области остаются основным драйвером стратегии развития региона.

Алексей Макаркин
Грузию потряс новый политический скандал. В контексте предстоящих 2 октября муниципальных выборов общенационального значения это может сильно осложнить ситуацию для правящей партии и поставить перед ней сложные дилеммы, как внутреннего, так и внешнеполитического плана.

Оппозиционные каналы «Мтавари Архи» («Главный канал»), «ТВ-Формула» и «ТВ-Пирвели» получили материалы, свидетельствующие о незаконном прослушивании грузинскими спецслужбами политиков, общественных деятелей, ведущих медиа-персон. Остроты ситуации добавляет то, что среди объектов повышенного интереса со стороны национальной Службы безопасности (СГБ) оказались представители иностранного дипкорпуса, включая и американское посольство. Учитывая значительную вовлеченность посла США Келли Дегнан во внутригрузинские процессы (а она фактически является модератором в спорах властей и оппозиции наряду с председателем Евросовета Шарлем Мишелем), такой поворот не будет способствовать укреплению дипломатического представителя Штатов к правящей партии «Грузинская мечта». 

Во всей этой истории много неясного. Во-первых, значительный объем секретной информации, ставшей по факту достоянием широкой общественности. Во-вторых, роль в этой истории Ники Гварамия, гендиректора «Главного канала». Ведь он- не просто обычный журналист или медиа-менеджер, а человек, близкий экс-президенту Михаилу Саакашвили. И в истории с разоблачением прослушки он- фронтмен. В-третьих, источник информации. Гварамия и другие оппозиционные медиа-деятеля ссылаются на анонима с калифорнийским IP-адресом. Для конспирологов вся эта история-  настоящее пиршество. Можно строить любые версии большей или меньшей степени достоверности.

Но что в сухом остатке? Очевидно, этот скандал ударит по власти. И вопрос даже не только и не столько в ее репутации, а в эффективности. Если СГБ допускает такие проколы с утечками секретнейшей информации, то неизбежен вопрос, кто тогда руководит Грузией сегодня.  Все это может дезориентировать перед выборами сторонников правящей партии. И, напротив, придать новые силы оппозиции. 

Российское авторитетное издание «Коммерсант» предположило даже, что скандал в канун голосования поможет Михаилу Саакашвили вернуться на родину. Наверное, в нынешних обстоятельствах его шансы возрастают. Но даже если это произойдет, то путь экс-президента не будет устлан розами. Он приедет в расколотую политически страну, чей политический класс вот уже два года без внешней помощи не может договориться ни о правилах выборов, ни о компромиссах по их итогам. И, скорее всего, карт-бланш на «наведение порядка» экс-президенту не дадут ни его западные партнеры, ни грузинское общество. Но как бы то ни было, а ставки в игре перед голосованием 2 октября значительно выросли. 

Сергей Маркедонов
В ЕС с интересом ждали ежегодного послания главы Еврокомиссии Урсулы фон дер Ляйен Европарламенту «О положении Союза». Однако в ситуации глобальной неопределенности и беспокойства в связи с пандемией, климатическими бедствиями и уходом Запада из Афганистана вчерашнее послание получилось расплывчатым и бедным на новые инициативы.

Крупнейшим достижением ЕС за прошедший год фон дер Ляйен назвала развертывание программы вакцинации, которая поначалу вызывала много критики в отдельных европейских странах из-за медленного старта. Но отставание от США и Британии было постепенно преодолено, и сейчас ЕС превосходит их по доле дважды вакцинированных среди взрослых – 72%. 700 млн доз вакцин, произведенных в Европе, было распределено среди 27 стран-членов и еще столько же было экспортировано в 130 стран. Глава ЕК напомнила, что ЕС ранее обязался поставить 250 млн доз бесплатно в бедные страны, и объявила, что к середине 2022 г. союз дополнительно выделит этим странам еще 200 млн доз. Также фон дер Ляйен отметила, что приоритетом для работы ЕК станет повышение готовности к возможным будущим эпидемиям. Предполагается создать европейское агентство по реагированию на чрезвычайные ситуации в сфере здравоохранения и вложить в его развитие 50 млрд евро до 2027 г. Что касается борьбы с изменениями климата, то фон дер Ляйен подчеркнула важность разработанных Еврокомиссией амбициозных планов по сокращению выбросов углерода в рамках европейского Зеленого курса.

По следам афганской неудачи большое внимание в послании было уделено вопросам оборонной стратегии ЕС. Фон дер Ляйен выступила за бóльшую военную самостоятельность Европы и в перспективе – за формирование Европейского оборонного союза, но пока всё это совершенно туманно. Из конкретных вещей глава ЕК упомянула о подготовке к концу года совместной декларации ЕС и НАТО и о проведении в первой половине 2022 г. – в период председательства Франции в союзе – по инициативе президента Макрона саммита ЕС по оборонным вопросам. Но фон дер Ляйен признала, что помимо нынешнего недостатка военных возможностей в европейских столицах существует более «фундаментальная» проблема. «Вы можете иметь самые современные силы в мире, но если вы никогда не готовы применить их, то какая от них польза? То, что нас сдерживало до настоящего времени, это не нехватка возможностей, а отсутствие политической воли. И если мы разовьем эту волю, есть много такого, что мы можем сделать на уровне ЕС», – подчеркнула глава ЕК. Однако при наличии глубоких разногласий внутри ЕС по таким вопросам, как необходимость опоры на военную мощь США и привязка к решениям НАТО, существуют большие сомнения в том, что единая политическая воля появится.

Не обошла фон дер Ляйен стороной и другие хронические слабости союза. Среди них неспособность согласовать единую политику в области миграции и предоставления убежища и «вызывающие озабоченность тенденции в ряде стран-членов» в сфере верховенства права и свободы СМИ. Она не упомянула конкретно Польшу и Венгрию в этом контексте, но всем и так понятно, что речь именно о них.

Из новых же инициатив Еврокомиссии стоит упомянуть две. Одно предложение касается масштабного проекта инвестиций в транспортную инфраструктуру развивающихся стран, прежде всего африканских, под названием «Глобальные ворота». Второе предполагает принятие специального законодательства, стимулирующего форсированное развитие производства в Европе передовых микрочипов, что должно снизить зависимость от цепей поставок из Азии. Понятно, что оба предложения нацелены на сдерживание глобальной экспансии Китая.

Александр Ивахник
Когда президент Байден в июне был в Европе на нескольких саммитах, то казалось, что тесные трансатлантические отношения после трамповского похолодания восстанавливаются. Однако быстро стало ясно, что всё не так просто. В августе союзники США по НАТО были сильно раздосадованы поспешным уходом американцев из Афганистана без достаточной координации с европейцами. А теперь вспыхнул беспрецедентный скандал в отношениях между Францией и Соединенными Штатами, а также Австралией. Причиной стало объявленное в среду вечером создание трехстороннего альянса в сфере безопасности AUKUS между США, Британией и Австралией, который направлен на сдерживание военной активности Китая в Индо-Тихоокеанском регионе. Частью соглашения об альянсе, переговоры о котором, очевидно, велись в течение нескольких месяцев в обстановке строгой секретности, стал отказ Австралии от заключенного в 2016 г. контракта с Францией на строительство 12 дизельных подводных лодок общей стоимостью более 50 млрд евро в пользу приобретения 8 американских подлодок с ядерными двигателями.

Францию глубоко уязвили не только масштабные финансовые потери и возможные проблемы у полугосударственной судостроительной компании Naval Group. Создание AUKUS было воспринято как удар по геополитическим амбициям Франции. Президент Макрон еще в 2018 г. заявил о росте значения Индо-Тихоокеанского региона для Франции, была принята специальная национальная стратегия. К слову, провозглашение альянса AUKUS на виртуальной пресс-конференции Байдена, Бориса Джонсона и австралийского премьера Скотта Моррисона произошло накануне представления главой европейской дипломатии Боррелем стратегии Евросоюза в регионе. Особое раздражение в Европе вызвало то, что из всех европейских стран Байден, видимо, недовольный недостаточной жесткостью ЕС в отношении Китая, пригласил в новый альянс лишь Британию, которая из ЕС вышла. Наконец, дополнительная обида Парижу была нанесена тем, как там узнали о разрыве контракта по подлодкам. Судя по анонимным заявлениям французских чиновников, Австралия проинформировала Францию об отказе от сделки буквально за несколько часов до пресс-конференции глав трех стран.

Реакция Франции была попросту яростной. Заявления министра иностранных дел Ле Дриана выдержаны в выражениях, редко встречающихся в дипломатическом обороте, тем более в отношениях между западными партнерами. «Я испытываю гнев и горечь в связи с разрывом этого контракта. Это удар ножом в спину. Мы установили доверительные отношения с Австралией, и это доверие было предано», – сказал Ле Дриан и добавил: «Мы нуждаемся в разъяснениях. Мы имеем межправительственное соглашение, которое было торжественно подписано, с четкими обязательствами и условиями. Как они собираются выйти из него? Им придется рассказать нам. Так что это не конец истории».

Не пожалел глава МИД резких слов и для США: «Что еще заботит меня, так это поведение американцев. Это брутальное, одностороннее, непредсказуемое решение очень похоже на то, что делал Трамп. Союзники так друг с другом не поступают. Это просто нетерпимо». Посольство Франции в Вашингтоне отменило прием в пятницу по случаю 240-летнего юбилея Чесапикского морского сражения между флотами Франции и Британии в период Войны за независимость США. А в пятницу вечером Париж объявил о решении отозвать для консультаций своих послов из США и Австралии. Причем было подчеркнуто, что этот крайний демарш осуществляется по указанию президента Макрона. Теперь будет интересно наблюдать, как эти экстраординарные события отразятся на дискуссиях в ЕС вокруг продвигаемой президентом Франции идеи стратегической автономии союза и на предстоящем в начале 2022 г., опять же по инициативе Макрона, саммите ЕС по вопросам обороны.

Александр Ивахник
Ну что по первым данным (22.00 - около 14% обработано)?

ЕР - скорее еще подрастет, но по спискам будет столько, сколько и предрекали - больше 40%, но потеря по сравнению с 2016 - не менее 10 пунктов (большая была только в 2011).
Ожидаемо и понятно. Большинство сохраняется, возможно - в зависимости от результатов в одномандантных - конституционное (301), но трех четвертей мандатов не будет.

КПРФ: близко к рекордному для себя показателю 1999 года. Для страны, 30 лет назад скинувшей коммунизм, показатель, свидетельствующей о больном, застрявшем в переходе обществе. Но вполне, увы, объяснимый.

ЛДПР и СР: показатели "в рамках естественных колебаний". ЛДПР, слава Господу, наконец, "объели", СР сделало явно неверную прививку пещерного национализма и окончательно утратило роль "наименее противной партии".

"Новые люди". Браво, поздравляю с приходом в Думу - первая новая партия с 2003 г. Но как и всякой новой для Думы партии (кроме КПРФ, с которой и так все понятно), ей еще предстоит объяснить, кто они и зачем они. ЛДПР за семь созывов этого сделать так и не смогла.

"Яблоко": ну померла, так померла. Жалко только хороших людей, которые от нее шли по округа, и за одну из них сам сегодня голосовал.

Пенсионеры: ну, не асилили! Привлекательное названия позволило оторваться от аутсайдеров, но до 5% не дотянуло. Володя (Бураков): гони тех лузеров, которые от партии выступали на дебатах. Если вы партия, то скажите хоть что-нибудь умное!

И еще: судя по всему, за прошедшие в Думу партии проголосовало около 85% избирателей. Индекс Галларехера (показывающий корректность трансформации голосов избирателей в мандаты) все равно будет подпорчен результатами в одномандантных округах, но все равно будет достаточно высоким - больше, чем я предполагал.

А вообще получилось по крайней мере не менее интересно, чем на прошлых выборах!

Борис Макаренко
До выборов в германский Бундестаг осталось меньше недели, и всё идет к тому, что первыми на финише будут социал-демократы, и их кандидат в канцлеры Олаф Шольц получит мандат на формирование правительства. Таким образом, закончится не только 16-летняя «эпоха Меркель», но и доминирование в федеральном правительстве консервативного блока ХДС/ХСС. Уже в течение нескольких недель в период избирательной кампании опросы электоральных предпочтений дают заметное преимущество СДПГ. Самый свежий общенациональный опрос института INSA свидетельствует, что за социал-демократов собираются голосовать 26% немцев, за ХДС/ХСС – 21% и за «Зеленых» – 15%. Учитывая же, что немалая часть избирателей уже проголосовали по почте, едва ли можно ждать радикальной смены ситуации в последние дни.

В воскресенье вечером состоялись третьи и последние теледебаты между кандидатами в канцлеры от трех ведущих партий: Армином Лашетом от христианских демократов, Шольцем от СДПГ и Анналеной Бербок от «Зеленых». Дебаты в основном затрагивали вопросы социально-экономической политики и климатической повестки. Любопытно, что по проблемам борьбы с бедностью и неравенством Шольц и Бербок, по сути, выступали единым фронтом против консерватора Лашета, отстаивая необходимость повышения минимального уровня оплаты труда до 12 евро в час с текущих 9,6 евро, налоговых льгот для малоимущих и роста налогообложения богатых. Говоря о борьбе с изменениями климата Шольц подчеркнул важность этой задачи и повторил обещание сделать экономику ФРГ климатически нейтральной к 2045 году. Кандидат от «Зеленых» критиковала обе партии «большой коалиции» за недостаточность правительственной политики, но огонь критики направляла на позиции ХДС/ХСС.

Лашет был наиболее силен при обсуждении политики безопасности, упрекая социал-демократов и «Зеленых» в уклонении от поддержки жестких мер по депортации мигрантов, подозреваемых в преступных замыслах. В целом же Лашет вновь выглядел довольно бледно и не смог нанести впечатляющих ударов по своему главному конкуренту из СДПГ. А Шольц как министр финансов и вице-канцлер и на этот раз сумел убедительно представить себя в качестве естественного преемника уходящей Меркель. Экспресс-опрос сразу после дебатов показал, что по мнению 42% зрителей победителем вышел Шольц, Лашету отдали первенство 27%, Бербок – 25%.

Стоит добавить, что в конце дебатов и Шольц, и Бербок, рассуждая о будущих коалициях при формировании правительства после выборов, заявили о готовности вести переговоры со всеми партиями кроме крайне правой «Альтернативы для Германии», но отметили, что христианским демократам пора бы уйти в оппозицию. Очевидно, что если не случится ничего экстраординарного и Шольц будет формировать правительство, то он привлечет в него «Зеленых». Проблема в том, что этого будет недостаточно для получения парламентского большинства, и придется договариваться с третьим партнером. Наиболее вероятным является приглашение в коалицию правоцентристской Свободной демократической партии, и Шольц уже сделал соответствующие намеки. Но договориться с СвДП будет непросто. Ее лидер Кристиан Линднер в воскресенье заявил, что партия не примет программу кабинета, в которой будет рост налогов и отказ от сбалансированного бюджета. С другой стороны, в 2017 году Линднер уже сорвал создание правительственной коалиции ХДС/ХСС, «Зеленых» и СвДП. Проделать это еще раз было бы для него большим риском.

Александр Ивахник
21 сентября Армения отмечает тридцатилетний юбилей своей независимости. В этот день в 1991 году в республике состоялся референдум. 99,5% процентов избирателей при явке в 95% высказались за существование Армении вне рамок Советского Союза. Впрочем, этот вектор был задан отнюдь не после поражения ГКЧП, а несколько раньше. 

Опыт национально-государственного самоопределения Армении имеет много общих черт с другими союзными республиками некогда единого СССР. Но есть в нем и уникальность. Триггером для него формально стал внешний по отношению к АрмССР фактор. Борьба армянской общины Карабаха за переопределение статуса Нагорно-Карабахской автономной области политически «разбудила» Армению. И на долгие годы предопределила основные приоритеты государственного строительства. Ради идеи «миацума» жители республики пережили блокаду, две войны, не считая инцидентов и столкновений, дефицит электроэнергии и порой самых необходимых товаров, массовую эмиграцию. Ведь не возникни карабахский вопрос, и не займи союзный центр непоследовательную (то не однозначно проармянскую позицию) вряд ли бы Армения стала бы в ряды самых последовательных республик- «антисоветчиков». Ведь первую Декларацию о независимости приняли еще 23 августа 1990 года. Она провозгласила приоритет республиканских правовых актов над общесоюзными. В марте же 1991 года Армения наряду с Грузией, Молдавией и тремя прибалтийскими республиками не приняла участие в референдуме о сохранении обновленного Союза ССР. Во многом карабахская повестка подоткнула Ереван к стратегическому выбору в пользу России. Уникальная траектория среди «беглецов» от Советского Союза! 

Однако тридцать лет спустя Армения переживает тяжелейшую национальную травму. Утрачен «пояс безопасности» (оккупированные районы вокруг бывшей НКАО), статус Карабаха по факту выведен за рамки переговоров. Баку настаивает на том, что конфликт завершен и нет необходимости что-то еще уточнять. Более того, на первый план вышел вопрос о демаркации и делимитации границы с Азербайджаном в условиях намного менее выгодных, чем год и два назад. В армянском обществе фактор «большой Армении», которая включала бы Карабах и районы вокруг него, переосмысливается. Парламентские выборы нынешнего года- наглядное тому доказательство. Куда это переосмысление пойдёт и в какой точке остановится, пока сказать сложно. Но очевидно, что оно происходит. И оно не сводимо к личностям Никола Пашиняна или политиков из его окружения. Снова, как и тридцать лет назад вопрос, где должна начинаться и заканчиваться Армения стоит в повестке дня. И снова, как и тогда многое зависит не от Еревана, но и позиций внешних игроков. К трудностям армянскому обществу не привыкать. За многовековую историю их было немало. Только вот в 2021 году в отличие от 1991 года в массах оптимизма намного меньше, а усталости и фрустрации намного больше. 

Сергей Маркедонов