Киты плывут на вписку с ЛСД
45.2K members
877 photos
2 videos
1.72K links
Первый гонзо-интеллектуальный канал Телеграма.

Видосы тут - https://is.gd/uWoq3O

Тексты тут - https://is.gd/3hDw5q

В чат по заявкам.

Книга жалоб и предложений - @Pojarsky
Download Telegram
to view and join the conversation
Завидую наглости человека, который может назвать канал Philosophy Tube, а затем гнать на нем хардкорную левую пропаганду. Видео о либерализме (здесь и далее речь идет о "классическом либерализме", который сегодня также называют "либертарианством") начинается с объяснения для чего вообще нужна политическая философия - для легитимации насилия. Дескать, просто объясняет почему одних бить можно, а других нет. Так фашизм о том, почему можно убивать всех, кто не ариец, а марксизм - про оправдания для уничтожения "классов-эксплуататоров". Далее чувак долго пытается доказать, будто либерализм тоже из этой обоймы. И только прикидывается универсальной доктриной, а на самом деле просто обосновывает господство одних социальных групп над другими.

Это похвальная откровенность, демонстрирующая сугубо марксистский подход, когда основе всего лежат механизмы экономической эксплуатации, а все остальное - "надстройка" (право, этика, культура, политика и т.д.). Но с позиций либерализма все ровно наоборот - в основе лежат право и этика. Действительно, в корне множества идеологий лежит межгрупповая борьба между расами, этносами, религиями, классами и т.д.

По всей видимости, это в значительной мере "естественное" свойство человека сознания - парохиальный альтруизм, ingroup/outgroup bias и прочее деление на свою и чужую стаю. Либерализм как раз предлагает выход из этой ловушки, постулируя необходимость создания пространства универсальных правил, не зависящих от того, кто конкретно попадает под их действие. И, что классики либерализма могли не наделять правовой субъектностью черных или женщин - не иллюстрация лживой сущности доктрины. А скорее показатель того, как сложно выбраться из оков группового мышления, даже тем, кто ставит перед собой такую цель. Впрочем, движением в этом направлении история все равно обязана либералам (так первым профеминистом был Джон Стюарт Милль).

В либеральной доктрине нет "образа врага", фундаментально порочного или вредного. Поэтому либерализм не решает проблему "легитимации насилия". А говорит о том, как нам вообще избавиться от необходимость такой легитимации. Преодолеть ее.
​​Как раз недавно писал, что SJW-редакция феминизма и #metoo порождают феномен "нового викторианства", в рамках которого отношения мужчин и женщин признаются опасными, обрастают кучей ограничений и формальностей. И вот пожалуйста - прогрессивное издание рапортует о новых правилах общения М и Ж. "Не оставаться наедине", "не звать на обеды", "встречаться только в присутствии маменьки или гувернантки". В общем, в 19-ом веке бы, наверняка, одобрили. Прогрессизм обращается в консерватизм, лихо приложив подковой по лбу своих сторонников.
Государство слабое и большое

Сторонников реформ часто обвиняют в том, будто мы хотим сделать государство "слабым". Ничего подобного. Важно понимать, что "сильное" и "большое" государство - разные вещи. Дабы служить гарантом свободы, обеспечивать соблюдение базовых правил государство должно быть сильным. Но при этом оно может быть ограниченным, оставляя все остальное на усмотрение общества. Сильное и большое государство - это тоталитаризм, явление редкое т.к. требует громадной концентрации ресурсов. Самый распространенный сценарий failed state - государство большое, но слабое.

Так в некоторых странах Латинской Америки государство может вообще не контролировать какие-то районы страны (там будут хозяйничать наркокартели, банды, партизаны), но во всех остальных местах наплодить такое количество бюрократии и регуляций, что не останется отрасли, где бы не было коррупции и кумовства.

В России проблема та же - государство большое, но слабое. Оно запускает лапу во все сферы экономики. Но как насчет принуждения к соблюдению общих правил? А этого нет. В России есть места, куда центральная власть боится сунуть нос. Это не так заметно, как леса условной Колумбии, в которых хозяйничают картели, но суть та же.

Недавно в Москве обнаружили клинику, в которой представители одной популярной религии могут отрезать клитор своим малолетним дочерям. Так слабое государство РФ не справляется с базовой функцией - защитой граждан от насилия. Другой пример - доклад про "убийства чести" на Северном Кавказе. Женщин убивают за "неподобающее поведение" - имамы одобряют, менты сочувствуют. Что делает центральная власть? Ничего. И на закуску: Конституционный суд признал, что Кадыров с Евкуровым могут делить чеченские и ингушские земли как им вздумается. Федеральная власть тут не при делах.

В общем, никакой властной монополии у Кремля в России нет. Страшное российское государство со всеми его росгвардиями заканчивается там, где начинается бородач с "традициями" наперевес. Ослабить можно только сильное государство, а это точно не про нас.
Видео про "народный феминизм". Девушка-околофутбольщица и боксер (весьма высокого уровня) борется за то, чтобы выступать вне гендерных категорий (т.е. драться и с мужчинами, и с женщинами). А в свободное от тренировок время ловит мамкиных сексистов на улицах и раздает им пиздюлей. Так что, бойтесь, мамкины сексисты.

Нет, зрелище чувака, который в интернетах писал "пиздуй варить борщи", а при встрече ноет "барышня, не бейте" - это, конечно, бесценно (подозреваю, что это вообще такой типичный "маскулинист"). Однако сложно представить более неподходящий способ борьбы с гендерными стереотипами.

Та культура, которую феминистка неудачно именуют "патриархатом" (редуцируя до гендерного вопроса) - это культура основанная на культе "чести", "силы", способности поставить на кон свою жизнь ("отвечать за базар"). Чаще носителями таких качеств являются биологические мужчины, но это не обязательно.

Проще говоря, "патриархальное" - это общество, где нужно постоянно доказывать, что ты "мужик". И доказать, что "ты мужик, только с сиськами" тоже можно. Сложнее, но можно. Потому что гендер - это, прежде всего, социальная роль, а затем только привязка к биологическому полу. Героиня ролика - тому доказательство.

Но что происходит, когда девушка доказывает, что она тоже мужик и достойна занять свое место в фаланге? Это попросту укрепляет такую систему социальных ролей. Причем укрепляет сильнее, чем мамкин сексист с его постами про борщи. Ведь девушке нужно втройне соответствовать стереотипу "социальной мужественности".

Женщины-воины не такое уж редкое в истории явление. Скандинавские "девы щита" или представительницы самурайского сословия, которых учили обращаться с боевым оружием - все это было. Но то, что Хангаку Годзэн командовала тремя тысячами воинов никак не отражалось на социальном положении японской женщины. Это то исключение, которое лишь укрепляет правило.
Вилкой в глаз или детская больница?

Навальный обсуждает древний, как говно мамонта, вопрос: можно ли хорошим людям, ради всего доброго, вечного, светлого поддерживать откровенное зло? Можно ли ради детских больниц и хосписов поддерживать Путина? Можно ли ради спасения одного человека сегодня нахваливать режим, который, вероятно, уморит тысячу завтра?

В целом я согласен с Алексеем: если хороший человек вступает в, прости господи, ОНФ, то хорошему человеку следует напомнить, что ОНФ - место не для хороших людей, а загон для жуликов, воров и политических проституток.

Однако, вопрос этой моральной дилеммы интереснее рассмотреть шире. В чем суть дилеммы? Первым делом, дилемма выстраивает противоречие между эмпатией и рациональностью. Эмпатия подталкивает нас к тому, чтобы помочь конкретному человеку, чьи страдания мы непосредственно видим. Для того, чтобы предпочесть этому безликие тысячи в будущем требуется холоднокровный рациональный расчет в духе "максимизации блага".

Этично ли предпочесть спасение тысяч смерти одного? Этично ли предпочесть одного безликим тысячам? Вопрос становится особенно мучительным, если представить, что этот один - ваш родственник, друг или даже вы сами.

А все потому, что вопрос с подвохом. Примерно как вопрос про два стула или вилку в глаз. Здесь просто нет правильного ответа в рамках заданных опций. Неэтично - вообще предпочитать одних людей другим. Потому что все люди уникальны. У каждого человека есть права. И каждый человек чей-то родственник, друг или хотя бы хочет жить.

Поэтому настоящая цель - это выстроить такую систему общественных институтов, в которой мгновенная эмпатия не будет идти в ущерб будущему. А рациональный расчет не будет идти в ущерб настоящему. Возможна ли такая система? Опыт развитых стран показывает, что да.

Это только мы пойманы в философской "проблеме вагонетки", где можно переключать рычаг, чтобы поезд переехал одного или пятерых, но нельзя остановить поезд или отвязать привязанных к рельсам людей. Важно понимать, что дилемма навязана нам сверху. Эти правила аморального выбора созданы нынешней властью.

Остался вопрос: зачем? Уж не затем ли, чтобы можно было сказать всем и каждому: "Посмотрите на себя, вы тоже морально амбивалентны, вы тоже совершали неэтичный выбор и жертвовали кем-то, вы по сути ничем не лучше нас: Сурковых и Володиных, Шуваловых и Грефов и т.д."?
Как борцы с траффикингом в бан попали

На днях Tumblr и Facebook приняли новые правила - теперь цензуре подвергается ЛЮБОЙ контент связанный с сексом. Для Тамблера это равнозначно тому, чтобы выпилить 80% контента, Фейсбук и раньше отличался ханжеством, но теперь совсем отъехал - нынче вас могут забанить за описание секса, сексуальные намеки и всякое такое. Что такое сексуальные намеки? Модераторы разберутся!

Какова первая линия обороны общества от ханжества и морализма? Порнография и в целом индустрия секс-услуг. Если запрещают это, будьте уверены - завтра цензоры полезут к вам в постель.

В последние годы прогрессивное фемдвижение и прочие борцуны за социальную справедливость обивали пороги всех госучреждений, возвещая свой символ веры: "порно - это изнасилование!", "секс-работа - это рабство!", "запретить-запретить-запретить!"

И вот пожалуйста: американский сенат принял два закона - FOSTA и SESTA, предназначенные "для борьбы с онлайн-траффикингом и торговлей людьми". Именно эти законы исполняют Фейсбук с Тамблером, ныне вводя цензуру.

Борьба с траффикингом - вообще дело благородное. Напомню, что согласно определению ООН торговлей людьми считается в т.ч. и добровольный (!) переезд в другую страну с целью занятия секс-работой. То есть, женщины из нищих стран добровольно едут в страны богатые, чтобы закрепиться там единственным доступным способом, но на пути у них встают государства, международные организации и местные сытые девочки из богатых семей (феминистки). Можно ли представить борьбу более благородную?

Впрочем, ладно. Суть в том, что под раздачу этой благородной борьбы с "траффикингом" теперь попадают все проекты посвященные "секспросвету", знакомствам (Фейсбук тут открывает свою площадку - пришлось кстати), а также площадки, где сильные независимые женщины публично обсуждают свой "плохой секс с бывшими" (но это не порно-месть, не путайте!).

И ведь кто бы мог подумать, что так будет? Что бюрократия, в т.ч. корпоративная, устроена таким образом? Что ей проще запретить все разговоры про секс, чем идти на риск попасть под санкции? Что корпорациям проще устранить все неформальное взаимодействие мужчин и женщин, чем разгребать обвинения в харрасменте?

Осталось только писать письма: "Товарищ Цукерберг, произошла чудовищная ошибка!" Там наверху обязательно разберутся...
Два вопроса, которые мне задают постоянно: когда будет видеобложик и когда будет чат? Ну вот, при помощи хороших людей, разобрался с первым. Для старта взяли важную тему: экстремизм, 282, посадки за мемы и т.д. Постарался уместить в один ролик рассказ об истории "антиэкстремитстского" законодательства, пояснения почему все это неизбежно растет и множится, а также объяснение, почему никакая "декриминализация" не решит проблемы.

В общем, распространяйте, ставьте лайки, подписывайтесь, жмите чертов колокольчик и что еще там принято просить у нас, ютуберов.

P.S. Если у кого-то есть советы про монтаж, свет, звук и все прочее, о чем я пребывал в счастливом неведении еще пару недель назад - смело пишите в личку.
Киты плывут на вписку с ЛСД pinned «Два вопроса, которые мне задают постоянно: когда будет видеобложик и когда будет чат? Ну вот, при помощи хороших людей, разобрался с первым. Для старта взяли важную тему: экстремизм, 282, посадки за мемы и т.д. Постарался уместить в один ролик рассказ об истории…»
Классический либерализм = либертарианство

Недавно меня спрашивали, почему "классический либерализм" и "либертарианство" я использую как синонимы? Потому что это и есть синонимы. Как в части самой доктрины, так и чисто исторически. Что говорит по этому поводу философская энциклопедия Стэнфорда:

... либертарианская теория тесно связана (а подчас и практически неотличима) от классической либеральной традиции, представленной Джоном Локком, Дэвидом Юмом, Адамом Смитом и Иммануилом Кантом. Она постулирует жесткую границу между частной и публичной жизнью; представляет индивидов как морально свободных и равных, подчас интерпретируя это как необходимость индивидуального суверенитета; и предполагает, что уважение к этому статусу должно выражаться в том, чтобы видеть в людях обладателей прав в т.ч. прав собственности.

Если проще: либертарианство - это политическая философия, основанная на постулате о самопринадлежности (индивида). Принцип самопринадлежности (по крайней мере, наиболее ясно) был в 17-ом веке сформулирован Джоном Локком, от него же принято отсчитывать классическую либеральную традицию.

Почему тогда разные слова, пускай и однокоренные, используется для обозначения одной и той же доктрины? Исторически это произошло так. В 20-30 годы прошлого века в США успехи прогрессистского движения, подкрепленные кейнсианской экономической политикой Рузвельта (Кейнс, кстати, считал себя либералом), привели к тому, что понятие "либерал" пережило смысловой дрейф: так начали называться те, кто допускает вмешательство государства в жизнь индивидов ради "общего блага".

В ответ сторонники старой трактовки "либерализма" начали думать, как же им теперь идентифицироваться. Слово "либертарианство" было популяризированно организацией FEE (Foundation for economic education). В 1955-ом году один из ее авторов написал статью "Кто такие либертарианцы?", где говорил, что слово "либерализм" утратило прежний смысл, а вместо него теперь "либертарианство":

Многие из нас называют себя "либералами". И правда, когда-то это слово обозначало приверженца индивидуальных свобод и противника массового принуждения. Но левые извратили и присвоили этот некогда гордый термин, чтобы обозначать им сторонников усиления государственного контроля над собственностью и личностью. В результате, те из нас, кто является сторонниками свободы, теперь вынуждены объяснять, что они либералы в подлинном, классическом смысле. Это ведет к непониманию. Вот мое предложение: сторонникам свободы следует зарезервировать за собой слово "либертарианство".

Самые известные либертарианцы в 20-ом веке - это Роберт Нозик и Милтон Фридман, последний называл себя как классическим либералом, так и либертарианцем (можно добавить Хайека, но он редко назывался либертарианцем, хотя назывался).

Единственное отличие: множество "либертарианцы", в отличие от "классических либералов", также включает в себя некоторое количество анархистов. Анархо-капитализм тоже выводится из принципа самопринадлежности, но представляет собой наиболее радикальную форму. Среди социалистов есть коммунисты, среди феминисток радфем, среди националистов фашисты. Анкап - это нечто подобное, только для либертарианства (речь лишь о степени радикализма в сравнении с базовой доктриной). И, вероятно, поэтому в термине "классический либерализм" еще теплится жизнь - не всем хочется ассоциировать себя с анархистами.

#либертарианство
Конституция без свободы

Сегодня день Конституции. В этот день, как никогда заметно, насколько среди российской образованной публики развит культ позитивного писанного права - на Ее Величество Конституцию дрочат все. От кремляди до оппозиции. Так, будто это священное писание, дарованное господом богом, а не позорная бумажка, спешно принятая одними номенклатурными жуликами после победы над другими номенклатурными жуликами в 1993-ем году. В 90-ые у оппозиции был хороший лозунг: "соблюдайте ВАШУ конституцию". И с тех пор она нашей так и не стала.

Впрочем, ладно. Поговорим в целом о конституции. Является ли конституция источником права? Нет, не является. Люди наделены правами по умолчанию. Источник представлений о справедливости - все общество целиком, в котором существует консенсус о самых общих правилах поведения. Закон - попытка эти правила записать. И она изначально ущербна по принципу "мысль изреченная есть ложь". Поэтому не стоит обожествлять конституцию - принципы справедливости стоят над нею, их никак не прописать полностью.

Однако конституция выполняет важную техническую функцию. Какую? Для этого обратимся к стране-пионеру конституционализма - США. Отцы-основатели решали простую задачу: как защитить индивида от принуждения? А кто главный источник принуждения? Государство. Проще говоря, конституция - это механизм, созданный, чтобы защищать человека от произвола со стороны власти.

Таким образом, если там написано "частная жизнь неприкосновенна" - это значит, что государство не может в нее совать свой нос. Если написано "разжигание розни запрещено" - запрещено оно для государства. Разумеется, государство также обязано защищать индивидов от принуждения со стороны других. Но конституция - это не моральный кодекс поведения индивида, а, прежде всего, список ограничений для государственной власти.

Но в этом смысле конституция, составленная как список прав и свобод, имеет недостаток - государство склонно толковать ее в стиле "что не разрешено, то запрещено".То есть, уважать ТОЛЬКО те права, которые явно прописаны в конституции (а бумажка по определению не может полностью описать все права). Так всякие спецслужбистские рожи могут заявлять, что "никакого права на телеграм у вас нет" (а свобода печати/тайна переписки - это, дескать, "про другое"). Американские левые атакуют право на оружие по линии Второй поправки - мол, там речь про ополчение, которого давно нет (хотя право на оружие - частный случай общей свободы).

Об этом когда-то беспокоился Александр Гамильтон - он был против принятия Билля о правах именно из опасений его "узкой" трактовки. Билль о правах был принят, но в него вошла очень важная Девятая поправка (возможно, самая важная из всех): "Перечисление в Конституции определённых прав не должно толковаться как отрицание или умаление других прав, сохраняемых народом".
Почему сливы - это хорошо

К очередным разговорам на вечную тему "Навальный - агент Кремля". В этом раз потому, что информацию о закупках по завышенным ценам жратвы для росгвардейцев ему (возможно) предоставило ФСБ. Окей, допустим Навальный получает сливы от воюющих кремлевских кланов, на основе которой и строит расследования. Что это значит?

Представим, что мы оказались в прекрасной России будущего - будут ли в ней противоборствующие кланы, лоббирующие свои интересы в госполитике? Разумеется, будут. Межгрупповая борьба, продвижение своих интересов - это, если смотреть прагматично, и есть самая суть политики. Это происходит повсюду, но есть, как говорится, нюанс.

В развитых странах социальное противоборство и лоббизм проходят в публичном поле: политики соревнуются на выборах, ругаются на открытых дебатах, парламентскую возню вокруг тех или иных законов может видеть всякий. В автократиях, напротив, противоборство проходит путем дворцовых интриг и тайных манипуляций, а ключевые решения принимаются на закрытых встречах в баньке.

Благодаря открытости в политике развитых стран достигается эффект "невидимой руки": как агенты на свободном, руководствуясь эгоистическими мотивами, приносят общее благо, так и политические агенты, движимые шкурными интересами, ограничивают аппетиты друг дружки. Одни жулики и воры сдерживают других. Экономист Мансур Олсон называл это "левой невидимой рукой рынка".

Собственно, задача проста - перейти от тайной системы взаимодействия элит в баньках к публичной системе с "левой невидимой рукой". Но проще сказать, чем сделать.

Теперь вопрос: если Шувалов воюет Сечиным, а ФСБ с Росгвардией не на тайных заседаниях избранной Рады, а через блог Навального при всем честном народе - это способствует публичности? Очевидно, да. Поэтому даже если Сечин с Шуваловым передают папочки с компроматом друг на друга лично Навальному в руки (что вряд ли) - это все равно способствует общественному благу. До тех пор, конечно, пока ФБК не занимает сторон, а честно расследует и публикует всю поступающую к ним информацию.

P.S. Но понятно, чем так расстроены журналисты. Еще не так давно, когда в РФ были остатки свободы слова, "сливы" публиковались через СМИ, где те самые журналисты на этом зарабатывали (см. состояние Гусева). А теперь цензуры нет только в ФБК. Но разве Навальный в этом виноват?
В новом видео добавили драмы: рассказываю, зачем авторитарным режимам пытки и репрессии, и почему не бывает автократий без этих прелестей. По качеству вышло лучше, чем первое, но если есть советы - все равно пишите. А также ставьте лайки, подписывайтесь, вот это все.
Волчья глупость консерватизма

Волки считаются опасными хищниками, однако у волков есть ахиллесова пята - они боятся всего нового и незнакомого. Отсюда известный способ охоты на волков: в лесу расставляют красные флажки, и волки, боясь подойти к ним близко, бегут туда, куда нужно охотникам. Удивительно, отчего некоторые люди и целые народности так любят ассоциировать себя с настолько глупым животным. Впрочем, есть объяснение.

Ведь волк - идеальный символ политических консерваторов. Ведь что представляет собой консервативная повестка? Видишь нечто новое, незнакомое? Беги от него, впадай в ступор, только не подходи близко! Консерватизм - это политическая идеология, где отсутствует собственно идеология. Она полностью заменена рефлекторной неофобией, иррациональным стремлением к поддержанию статус кво. Мышление консерватора не бывает самостоятельным - он бежит туда, куда его гонят представители других политических сил. В основном, социалисты (не просто так же флажки красного цвета). Консерваторы движимы принципом "назло левакам отморожу уши" и, тем самым, бегают внутри периметра, огороженного флажками, популяризируя левую повестку.

При этом, между левыми и консерваторами нет принципиальной разницы. Левые стремятся к абсолютной власти, чтобы разрушить до основания старое общество и строить новое, согласно своим утопическим проектам. Консерваторы тоже стремятся к абсолютной власти, но ради обратного: чтобы бесконечно защищать старое от естественного разрушения. Поэтому раскаявшиеся социалисты часто становятся консерваторами и наоборот. Но редко переходят в стан сторонников свободы. Все они - враги свободы.

Консерватор отстаивающий свободу - такая же случайность, как отстаивающий свободу социалист. США изначально строилось на либеральных принципах. Поэтому американский консерватор может выступать за свободу предпринимательства. Однако тот же американский консерватор будет против свободы в других областях - за протекционизм и запрет однополых браков. Консерватор не способен к осмыслению и развитию идей, заложенных отцами-основателями. Консерватор - это рефлекторное "хотим как было".

Поэтому сторонники свободы, либертарианцы, могут придерживаться консервативных взглядов в области морали или религии. Но не могут быть политическими консерваторами. Политический консерватизм так же несовместим со свободой, как и социализм.
Эвристика доступности героина

В отношении к наркозависимым, как и во многих других случаях, действует когнитивное искажение "эвристика доступности". Это происходит, когда люди интуитивно оценивают явление по тем примерам, которые легче всего приходят на ум. В случае с наркотиками - это самые опустившиеся наркоманы, которые готовы пойти на любое унижение или преступление ради новой дозы.

Но что такие примеры говорят нам об большинстве наркопотребителей? Да ничего. Ведь это всего лишь самые ЗАМЕТНЫЕ примеры. А человек, который употребляет вещества, но при этом не превращается в опасное животное и ведет обычную жизнь, попросту не будет распознан сторонней публикой.

Аналогичным образом дело обстоит с алкоголем. Какой процент среди регулярно выпивающих людей занимают те, кто допился до белой горячки и клянчит у прохожих деньги на бухло? Очевидно, что очень небольшой. Но в случае запрета алкоголя именно такие граждане станут типичным примером алкопотребителя, ведь все "приличные" выпивающие будут выпивать тайно.

Вот занятный текст про девушку, которая зарабатывает и выглядит получше многих, сидя на героине. И таких людей гораздо больше, чем вы думаете. Просто они, понятное дело, этого не афишируют. Но велика вероятность, что они есть среди ваших коллег и знакомых.

Однако "эвристика доступности", заметность карикатурных торчков заставляет публику поддерживать как государственные репрессивные меры, так и местечковый антинаркотический вигилантизм. Что взвинчивает цены на черном рынке, а от этого, в свою очередь, страдает еще больше людей. Замкнутый круг.

Настоящее социальное зло - это запретительная политика.
Что такое пропаганда?

Молодые и прогрессивные друзья "Роскомнадзора" раздуваются от гордости - выпилили вчерашний текст про гламурную героинщицу. По соцсетям там и сям бухтят о "пропаганде наркотиков", как бы намекая, что нашего человека хлебом не корми, дай только побороться с какой-нибудь пропагандой - экстремизма, наркотиков, гомосексуализма (подчеркнуть нужное по вкусу).

Однако, что такое пропаганда? Чем отличается она от освещения, просвещения, информирования? Где та грань, которая отделяет свободу слова, способствующую всему хорошему и доброму, от подлой пропаганды, на которую всякий модный хипстер должен строчить донос в РКН?

Различные определения пропаганды сходятся на том, что пропаганду отличает манипулятивный характер и наличие четкой цели (принудить людей к нужному поведению). Следовательно, зло пропаганды в том, что она - частный случай принуждения. Принуждение - это когда не применяют непосредственно насилия, но искусственно выстраивают ситуацию так, что у человека остается лишь один возможный выбор. Например, "кошелек или жизнь".

Таким образом, мы приходим к тому, что пропаганда - это такая подача информации, при которой у индивида отсутствует возможность получить информацию альтернативную. Значит необходимым условием пропаганды является ВЛАСТЬ. 20-ый век был веком пропаганды т.к. распространять информацию стало технически легко, но власть столь же легко могла контролировать печатные станки и радиостанции.

Теперь задумаемся: какая власть стоит за статьей в "Батеньке"? Никакой. Это лишь слабый писк в хоре голосов кричащих "наркотики - зло". А значит не пропаганда, а просто мнение. Аналогично с "пропагандой гомосексуализма" - она могла бы существовать в тоталитарном ЛГБТ-государстве, где запрещены другие точки зрения, но карте такого пока не видать.

Пропаганда, конечно, должна быть запрещена - как должно быть запрещено любое принуждение, любая неограниченная власть. Но заниматься пропагандой, т.е. эффективно заглушать все альтернативные точки зрения, сегодня может в первую очередь государство. И российское государство этим ныне активно занимается. Не без помощи прогрессивных стукачей в РКН...
Киты плывут на вписку с ЛСД pinned «В новом видео добавили драмы: рассказываю, зачем авторитарным режимам пытки и репрессии, и почему не бывает автократий без этих прелестей. По качеству вышло лучше, чем первое, но если есть советы - все равно пишите. А также ставьте лайки, подписывайтесь, вот…»
Большая (патриархальная) семья - это ад

Длинный текст об истории семейства Хачатурян, где три сестры убили отца, который годами их избивал и насиловал. История покрыта толстым слоем "традиционных ценностей": отец семейства - гордый владелец пистолета и джипа, гроза бабок у подъезда, человек глубоко верующий в Бога и "магию чисел" (типикал). Толпа высокодуховных армянских родственников, ютившаяся в той же квартире и воспринимавшая регулярное насилие как норму. Внутри всего этого - жизнь самых слабых, обращенная в ад.

Иллюстрация того, что главный источник угнетения индивида после государства - это семья. И пояснение, почему магистральные институты принуждения (государство и община) должны друг друга уравновешивать, дабы ни одно не получало всей полноты власти.

Здесь как раз мы видим семью в ее первоначальном виде. Состоящую вовсе не из нескольких членов и вращающихся на дальней орбите родственников (как нынче у европейских народов, растерявших свои духовные скрепы), а семью как родовую общину - куча людей, живущая под одной крышей и занятая совместной экономической деятельностью. Это неизбежно порождает систему насилия, в которой индивидами жертвуют ради "семейных интересов" т.е. интересов того, кто в данным момент "патриарх".
Для чего же нам нужен Телеграм, как не для того, чтобы вертеть на хую "Роскомнадзор" вместе с его толпой стукачей-волонтеров? В этих сугубо благородных целях перезалил выпиленный с "Батеньки" эпохальный текст про гламурную героинщицу. Welcome.