Очки Токаева
4.67K members
140 photos
12 videos
364 links
Пристально смотрим сквозь призму власти на происходящее в стране. Мы анализируем события и делаем выводы. Объективный взгляд на политику и экономику Казахстана.

Обратная связь @glavsec_bot

читайте больше в zen.yandex.ru/id/5e2453eac05c7100ae8809c4
Download Telegram
to view and join the conversation
До меня дошли слухи, что сотрудникам столичного акимата настоятельно рекомендуют отмежеваться от нынешнего главы города Алтая Кульгинова. Так у них есть шанс сохранить хоть какую-то надежду на дальнейшую успешную государственную карьеру. Ведь попадание в команду «неудачника», пережившего громкую отставку, а не тихую ротацию, в Казахстане равносильно «волчьему» билету для чиновника.

41-летний «болашакер» Кульгинов, прилетевший в 2019 году в столичный акимат с аналогичного поста в ЗКО, вызвал немало интереса у экспертов. Не из-за наличия же трех дипломов его назначили руководить столицей Казахстана. В начале карьеры Алтай Сейдирович работал заместителем директора ТОО «Алаш медиа групп». Эту компанию приписывают бизнесмену Александру Клебанову.

Молодой да ранний юрист, Кульгинов успел поработать в Администрации президента, заместителем акима Западно-Казахстанской области, главой областного центра. Затем его вызвали в столицу, сменить Бахыта Султанова, ушедшего отвечать за торговлю и интеграцию в соответствующее ведомство.

С момента своего назначения Алтай Кульгинов собирает громкие скандалы на противоположную от себя чашу весов и так в этом преуспел, что равновесие ему удается соблюдать только каким-то чудом. Последние три месяца эти проблемы нарастают, как снежный ком, и рискуют похоронить под собой и самого «болашакера», и его многочисленную команду, приехавшую за своим патроном из ЗКО.

В октябре Кульгинова уличил в предоставлении недостоверной информации сотрудник Национальной палаты предпринимателей Алмаз Ержан. Аким Нур-Султана через СМИ объявил, что ключи от новеньких квартир получили 900 астанчан, причем половина из них — очередники из социально уязвимых категорий населения. В прошлом году, якобы, выдали две тысячи квартир, а в текущем жилье от акимата получат еще восемь тысяч граждан. Но Ержан — инвалид-колясочник и стоит все в той же акиматовской очереди с 2014 года, в которой за тот месяц продвинулся вперед на два человека, как и его знакомые. Кому же выдали 450 квартир?

Сразу за этим вспыхнул скандал с блокировками неугодных столичному акиму пользователей в соцсетях. Напомню, что в Казахстане главенствует принцип «слышащего государства», который продвигает лично президент Касым-Жомарт Токаев. И вдруг блогер Насима Корганбекова во всеуслышание заявила, что аким Кульгинов «забанил» ее после неудобных вопросов. К ней присоединился эксперт по финансам Андрей Чеботарев, который неудачно поинтересовался у столичного градоначальника, почему тот сначала хвастался проектом расширения проспекта Кабанбай батыра, а после резко от него открестился.

В начале декабря в Казнете разошелся вирусный видеоролик, записанный столичными школьниками. Отчаявшись достучаться в дверь местного акимата, дети и их родители обратились напрямую к президенту с просьбой остановить застройщиков многоквартирных домов, которым пачками выписывали разрешения в акимате Нур-Султана. Дети требовали соблюдать их право на образование, на чистый воздух, призывали строить школы, спортивные секции и парки, а не многоэтажные коробки.

Другой проект — «Астана LRT» — напрямую к Кульгинову отношения не имеет: за расхищения средств с него уже сидят другие люди. Но аким и здесь умудрился отличиться, когда не смог внятно объяснить журналистам, зачем был взят под государственную гарантию за рубежом заем в 1,08 миллиарда долларов для ТОО «City Transportation Systems» (CTS), бывшего когда-то компанией «Астана LRT». Более того, Кульгинов еще и отказался отвечать на вопрос, будет ли акимат проводить опрос среди населения о целесообразности продолжения проекта LRT.

И это еще далеко не все «подвиги» столичного градоначальника.
Одной рукой отправляя в «черный список» неугодных, другой Алтай Кульгинов поощряет благосклонных к нему. Уже через пару месяцев после назначения Кульгинов, находясь под градом заслуженной критики астанчан, страдавших от снегопадов и бездействия городских служб, подключил к делу ТОО Dasco DataCom. Компания известного шахматиста и консультанта Дармена Садвокасова взялась «обелять» репутацию столичного градоначальника. Сотрудники Dasco DataCom реагировали на неудобные публикации положительными комментариями. В современном мире это называется «услуги ботофермы». Известно, что за ботов Кульгинов заплатил 36 милллионов тенге из городского бюджета в 2019-м и собирался заплатить еще 125 миллионов в текущем году.

К счастью, информация о данном тендере стала доступна общественности, и Алтаю Сейдировичу не дали потешить свое самолюбие за бюджетный счет. Лот по продвижению позитивного имиджа и репутации столичного акимата отменили, руководитель управления, предложивший схему, был привлечен к ответственности. Но многие эксперты склонны считать, что от данных услуг в акимате не отказались, а спрятали их в бюджетной отчетности подальше от любопытных глаз.

Опять с деньгами и опять за руку акима Нур-Султана поймали уже на строительстве ледового городка и украшении города к Новому году. Кульгинов отказался давать информацию журналистам о том, сколько средств выделено на эти цели из бюджета. Впрочем, представители СМИ и сами выяснили, что компания ТОО «NEW LEVEL» выиграла миллионные лоты сразу в трех районах столицы. Более 80 миллионов тенге в Алматинском районе, еще столько же в районе «Сарыарка» и 72 миллиона — в районе «Байконур». Всех конкурентов отсеяли и «NEW LEVEL» получила внушительный контракт на почти 233 миллиона тенге из городского бюджета. Его счастливый обладатель — Николай Боровинский — работает с компаниями-гигантами BI Group, «КазМунайГаз», RIXOS и имеет тесные партнерские связи со столичным акиматом.

Казалось бы, Акиму столицы пора стать более осторожным. Но вдруг никому не известный фонд «Интернет Имидж» опубликовал прогноз, кто какую должность займет после парламентских выборов. Кульгинов в списке — на позиции вице-премьера. Рейтинг широко разослали, воспользовавшись чатами в WhatsApp. И здесь начинаются «чудеса»: оказалось, что частный фонд зарегистрирован на некую Алтын Зайнуллину, а ее муж — Жаркын Жумадилов — бывший советник и пресс-секретарь Алтая Кульгинова, в его бытность акимом ЗКО. Более того, Жумадилов последовал за шефом в столицу и возглавил ТОО Elorda Aqparat, которое полностью контролирует распределение государственного информационного заказа в столичных СМИ. Жумадилов спешно подал в отставку, но этим репутацию шефа не спас.

По моим данным, и в правительстве, и в столичном офисе партии «Нур Отан» давно уже обратили внимание на роковые ошибки акима Кульгинова. И это даже не его излишняя чувствительность к критике или любовь к бюджетным деньгам. Алтай Сейдирович почему-то возомнил, что может перечить главному «болашакеру» страны — первому заместителю председателя партии «Нур Отан» Бауыржану Байбеку. Он фактически саботировал инициированные Байбеком партийные праймериз, заставив столичных кандидатов «отмечаться» дважды и проходить «утверждение» еще и в акимате. Как мне известно, Бауыржану Кыдыргалиевичу крайне не понравилось, что в налаженный процесс встроилась еще какая-то «прокладка». За такие проступки на властном олимпе всегда есть спрос.
Токаев вчера продлил мораторий на создание субъектов квазигосударственного сектора до 31 декабря 2021 года. До этого момента ограничения перестали бы действовать с первого января.

Напомню в чем суть приказа. Мораторий действует на создание субъектов квазигосударственного сектора, за исключением:

1. юридических лиц, осуществляющих деятельность в социальной сфере и (или) в области жизнеобеспечения населенных пунктов;
2. юридических лиц, создаваемых в рамках оптимизации действующих юридических лиц путём их реорганизации (слияния или преобразования);
3. акционерных обществ (товарищества с ограниченной ответственностью), в уставном капитале которых субъектам квазигосударственного сектора будет принадлежать пятьдесят и менее процентов голосующих акций (долей участия);
4. юридических лиц, создаваемых по поручению и (или) согласованию с Президентом Республики Казахстан.

Введение ограничений объяснялось необходимостью провести сокращение расходов на дублирующие друг друга госкомпании. Все предыдущие попытки не приводили к успеху из-за того, что новые дочерние компании квазигосударственный сектор открывал быстрее, чем их успевали закрыть.

Хотя, с другой стороны, этим же методом пытались сократить вывод денег из страны. Напомню, что еще в в декабре 2017 года Нурсултан Назарбаев потребовал, чтобы Бакытжан Сагинтаев, который тогда еще был премьером, разобрался с дочками нацкомпаний, размещенными в офшорах. Назарбаеву не понравилось, что всего 18 квазигос дочек держали за рубежом 12,5 миллиарда долларов, при этом 6 миллиардов от этой суммы было выведено всего за первые 6 месяцев 2017 года.

С того момента про государственные деньги в офшорах в публичном поле старались не упоминать, так как больших успехов в их возврате не добились. Интересно, что в том же декабре Ахметжан Есимов возглавил ФНБ «Самрук Казына», а все упомянутые зарубежные нацкомпании были связаны непосредственно с недропользователями и фондом национального благосостояния.

Насколько эффективно работает запрет, введенный вторым президентом, большой вопрос. Напомню, что в январе 2020 года Токаев заявил о необходимости исключить дублирование функций Нацфонда путем создания альтернативных фондов в национальных компаниях. А через полгода, в июне, Ахметжан Есимов рапортует Назарбаеву про фонд будущих поколений «Bolashak Investment», портфель которого составляет почти 200 миллионов долларов. Получается так, что наличие указа президента еще не значит, что его все будут исполнять.
Как ни крути, а уходящий год прошел под знаком COVID. Пандемия затронула абсолютно все страны, и одни из них справляются вполне себе эффективно, другие лишь разводят руками — такая ситуация, мол, что поделать.

К каким странами причислить Казахстан, затрудняюсь сказать. Не знаю, кто еще так бессмысленно и молниеносно умудрился потратить годовой бюджет страны всего за пару месяцев чрезвычайного положения. Правительство республики ухнуло в ковидозную яму почти шесть триллионов тенге, при этом так и не предоставив четкого расклада — куда, зачем и сколько. Все как-то обобщенно и расплывчато. Но даже и эти размытые данные вызвали массу вопросов. Одно строительство модульных госпиталей за 20 с лишним миллиардов тенге чего стоит. При всем при этом государство бесплатно не раздавало медицинские маски, а за тесты на коронавирус приходится платить до 20 тысяч тенге.

В конце мая Касым-Жомарт Токаев подписал поправки, гарантирующие проведение мирных собраний в Казахстане. Для страны — большой шаг, ведь желающих помитинговать во имя абстрактных требований у нас хоть отбавляй. Но и этот политический жест президента показался гражданским активистам не таким, как они видели в своих политических мечтах. Активисты, сотрудничающие с международными НПО и правозащитными организациями, обратились к своим кураторам с жалобами, после чего те призвали правительство Казахстана отозвать проект закона из парламента. Некоторые даже требовали направить закон на экспертизу в ООН и ОБСЕ. Вполне логично, что власти страны не пошли на поводу у оппозиционных кликуш, а с осени мы стали наблюдать всю «мощь» гражданского активизма. После череды бессмысленных митингов так и хотелось спросить: и ради этого вы грозили президенту санкциями международных неправительственных организаций?

Впрочем, «официальные» политики тоже отличились в этом году. Сначала как-то очень скомкано в середине августа были проведены выборы в Сенат, и вот уже все обсуждают предстоящие выборы в Мажилис. Некоторые политологи даже отметили, что в январе в Казахстане состоятся первые выборы, которые пройдут в конституционный срок, а не досрочно. Пожалуй, только это и можно назвать единственным их преимуществом. Ну, и работы у экспертов прибавилось: никогда еще так часто не делались прогнозы и не создавались рейтинги. Хотя даже студенту-политологу все очевидно. Да что там, любой таксист даст полный расклад по «лидеру» предвыборной гонки.

Хотя этот лидер, хоть ему априори уготовано больше всего мест в Парламенте, все-таки продемонстрировал некую активность. Тяжеловес под названием Nur Otan раскачался и выдал стране политическое шоу под названием «внутрипартийные выборы». Праймериз стали главное темой осени, но список кандидатов в Мажилис от Nur Otan показал полную бессмысленность с играми в открытость. В нем 126 кандидатов, из них 49 по партийной квоте и 77 — по итогам праймериз. В основном обе группы состоят из чиновников и действующих депутатов, немного разбавленных общественниками. Список, составленный из условных победителей праймериз, тоже мало чем смог удивить. В качестве лидеров была выбрана заранее отобранная группа людей, а многих их конкурентов попросили снять свою кандидатуру, пока это возможно, по доброй воле.

Что касается остальных партий, то с ними все так же стабильно неинтересно. Не беру в расчет ребрендинг «Адала» и НПК — по сути это вообще никак не влияет на их политическую силу. Другое дело, что обе партии наиболее активны в информационном поле. И если экс-коммунисты стабильны в своих призывах провести кредитную амнистию, то НПП «Атамекен» для своей партии вполне могла бы разработать очень даже достойную повестку. Но этого не произошло.

Завтра я напомню об основных событиях уходящего года в мировой политике.
Мировая политика весь год бурлила. И хоть главной темой ежедневной повестки была пандемия коронавируса, есть что вспомнить и помимо него.

Не преувеличу, если скажу, что весь мир пристально следил за президентскими выборами в США. И привлекало внимание здесь буквально все: и личности двух кандидатов, и их бесконечные перепалки на грани фола, и реакция мировых финансовых институтов, и перспективы в отношениях с Китаем. И вроде бы как формально победу одержал Джо Байден, но Дональд Трамп, судя по всему, считает это каким-то недоразумением. Хотя его попытки представить ситуацию в свою пользу блокировались даже администрацией социальных сетей. Ну, про реакцию казахстанских экспертов и тех, кто себя ими считает, я даже говорить не буду: казалось, что от выборов в США кардинально зависит судьба Казахстана.

Другие президентские выборы тоже стали на какое-то время горячей темой. Бессменный лидер Беларуси Александр Лукашенко отказался признавать победу оппозиции и стойко продержался до тех пор, пока эта самая оппозиция не выдохлась. Будет ли у белорусский истории продолжение — посмотрим. Пока, мне кажется, протестные настроения гореть перестали, превратившись в слабо тлеющие угольки.

Армения и Азербайджан. Внезапно старый конфликт в Нагорном Карабахе вспыхнул с новой силой, вызвав недовольство армян реакцией правительства Пашиняна и гордость азербайджанцев бескомпромиссностью президента Алиева. Но на самом деле все могло закончится куда плачевнее, поведи себя главные сценаристы этого военного спектакля иначе: турецкий лидер Эрдоган и российский президент Путин смогли найти компромисс, вылившийся в трехстороннюю договоренность между Москвой, Баку и Ереваном.

Едва не закончилось международным скандалом выступление российского депутата Госдумы Вячеслава Никонова, заявившего в эфире «Первого канала», что «территория Казахстана — это большой подарок со стороны России». Казахстанский МИД в ответ на этот выпад вручил ноту России. Встреча сторон состоялась в столичном ведомстве, а присутствовали на ней вице-министр иностранных дел Марат Сыздыков и временно поверенный в делах РФ Александр Комаров. Но в итоге казахстанское правительство с треском провалило дипломатические игры вокруг Северного Казахстана. Вместо адекватной претензии на официальном уровне дали зеленый свет оголтелым популистам и тем самым полностью развязали руки российским пропагандистам, а попутно еще создали раскол в обществе. В ответ на истерику, которую проплатили наши власти в соцсетях, россияне на помощь Никонову выставили сразу двух своих депутатов — Жириновского и Федорова. Первый заявил, что кто там кочевал вообще непонятно — все азиаты на одно лицо, а потом добавил: «Ну что, еще заставите его извиняться за то, что живете на русских землях? А русские там как появились, что они там, с неба прилетели что ли?». Менее известный единорос Евгений Федоров пошел дальше и рассказал, что слова о том, что казахстанцы по доброте российских властей бесплатно живут на арендованной земле, это все то, о чем ранее говорил Путин. Только через десять дней министр иностранных дел РК Мухтар Тлеуберди наконец-то озвучил позицию правительства по данному поводу. По словам министра, МИД РФ после врученной ноты связалось с парламентом и администрацией Путина и заявил о том, что нельзя публиковать подобные высказывания.

«А если говорить о словах Федорова, и вчера также он повторился, как казаха, гражданина Казахстана, это задевает мою гордость. Имея высшее образование, зная историю нашей Родины, я бы ответил на это высказывание на русском языке следующим образом: это бред сивой кобылы», — добавил Мухтар Тлеуберди.

Такая вот дипломатия.

Дорогие друзья! Предлагаю проводить уходящий год в надежде, что следующий принесет нам как минимум стабильность — в политическом поле, в экономической сфере. Впереди нас ждут парламентские выборы, и хочется верить, что они смогут привнести хоть что-нибудь позитивное в жизнь простых казахстанцев. Я желаю всем нам мудрости, здоровья и политической объективности. С наступающим!
Новый год начался с позитивной новости для учителей Казахстана — с 1 января повышается заработная плата всех казахстанских педагогов на 25%. Пожалуй, государство впервые наглядно продемонстрировало важность профессии учителя не на словах, а на деле.

На этом новости в сфере образования не заканчиваются. С этого года районные и городские отделы образования станут подконтрольны и подотчетны профильным областным управлениям. Управление и финансирование отделов образования городов и районов теперь переходят на областной уровень и областной бюджет. Как ранее пояснял министр образования и науки РК Асхат Аймагамбетов, проблемы и нужды каждой школы и каждого детского сада теперь перейдут под контроль области.

Допустим, если сельской школе потребуется ремонт и директор обратится за помощью в районный отдел образования, его руководитель подаст заявку не на имя акима района, а напрямую в областное управление образования. Назначать руководителей отделов образования теперь будут не акимы районов и городов, а руководители областных управлений образования.

Комментируя летом прошлого года грядущие изменения, министр образования Асхат Аймагамбетов так обозначил их плюсы. Во-первых, сокращается количество посредников в процессе принятия решений. Во-вторых, изменения могут помочь выравнить условия в организациях образования. Хоть в стране и действуют единые нормативные правовые акты, госстандарты и требования, качество знаний учащихся разнится не только между регионами, но даже между районами одной области. Согласно международным сравнительным исследованиям, внутри одной области разрыв в качестве образования может достигать двух лет. Из-за разницы в финансировании и управлении отличается уровень подготовки школ к отопительному сезону, уровень обеспечения учебниками, предметными кабинетами, компьютерами или проведения ремонтных работ.

Что касается назначений руководителей отделов образования, то министр признал: в последние годы стало нормой, когда районный или городской аким ставили на эту должность людей, далеких от образования. А согласно требованиям МОН это должны быть кадры с практическими навыками и функционалом, люди, которые получили хороший опыт на нижестоящих руководящих должностях в той же системе образования. Теперь, если быть оптимистом, механизм назначений изменится в сторону эффективности.

Однако я буду не оптимистом, а реалистом и напомню: в конце декабря сенатор Мурат Бахтиярулы предложил очередную реформу в сфере образования. А любая реформа у нас заканчивается, в лучшем случае, бессмысленной тратой денег. По мнению депутата, на Министерство образования и науки возложена большая нагрузка, а потому пора создать на базе МОН два министерства: Министерство образования и Министерство высшего образования и науки без увеличения штатной численности. Если честно, я не совсем понял логику сенатора и процессы, которые позволят снизить эту самую нагрузку.

Попенял депутат и на дистанционное образование, которое, несмотря на выделенные в свое время миллиарды тенге на разработку различных онлайн-платформ, показало себя, мягко говоря, неэффективным. Но тут уж дели министерство хоть на десять новых ведомств, ситуация не изменится — проблема кроется совсем в другой плоскости. Одно могу сказать: раз речь зашла об очередных реформах, стоит начать волноваться. Ведь чем чаще реформируют казахстанскую систему образования, тем слабее она становится.
Пока участники парламентских выборов соблюдают официальные выходные и довольствуются лишь таргетированной рекламой, позволил себе порассуждать на тему не политическую, но социальную. На мой взгляд, с плотным внедрением в нашу повседневную жизнь социальных сетей в обществе началась новая эра доносов. Они видоизменились, каналы и инструменты доносительства тоже претерпели метаморфозы, но суть этого явления осталась прежней.

Примеров, когда доносительство принимало глобальные масштабы, можно назвать массу. Здесь и средневековая инквизиция со своей борьбой с еретиками, и трагичные 30-е годы прошлого века в истории СССР, и вот мы имеем совершенно новую форму явления, вобравшую в себя и профессиональный, и бытовой, и политический доносы.

Если внимательно следить за социальными сетями, то можно увидеть: казахстанцы все чаще предпочитают писать жалобы не напрямую в определенные государственные органы, а сразу в ленту. Достоянием общественности становятся претензии в адрес бывших супругов, недобросовестных поставщиков услуг, КСК, акиматов, органов внутренних дел и так далее. Зачастую жалобы (читай — доносы) не подкреплены ни аргументами, ни документами. Однако они берутся в работу соответствующими органами либо превращаются в горячую тему не только соцсетей, но и СМИ.

В качестве яркого примера я могу привести недавнюю претензию столичного журналиста Гульбану Абеновой в адрес уполномоченного по правам детей Аружан Саин. Абенова упрекнула омбудсмена в заостренном внимании на сборе средств для больных детей и отсутствии отчета по вопросам защиты прав детей. На поверку все эти обвинения оказались голословными, поскольку на сайте омбудсмена имеется вся отчетность о проделанной работе. Более того, журналист как бы демонстративно не хотела обращать внимание на тот факт, что омбудсмен работает на безвозмездных началах и не имеет возможности оплачивать работу своих представителей в регионах.

Впрочем, Абенова — не первая, кто нападает публично на Саин. И если раньше это все называлось бы коротким словом «донос», то сегодня определяется термином «информационная кампания».

И такие информационные кампании случаются в общественном поле постоянно, разнясь только по масштабам. Давно уже с их помощью убираются с рынка конкуренты в бизнесе или из политического поля — идеологические оппоненты. И я понимаю, почему так происходит.

Главная причина того, как легко вспыхивают информационные кампании — в недоверии граждан к властям страны. Бюрократия, трайбализм, некомпетентность — вот то, что заставляет людей использовать как инструмент давления социальные сети.

С другой стороны, при названных выше профессиональных минусах, власти боятся публичной огласки, а потому хватаются за любую жалобу, лишь бы не разгоралось информационное пламя. Зачастую без каких-либо проверок снимаются с должностей чиновники, возбуждаются уголовные дела или вешаются ярлыки, если речь не идет о представителях госслужбы.

Отсюда рождается и другая причина, толкающая людей к доносительству: вера в собственную всемогущесть. Глядя на то, как, условно говоря, летят головы обычных граждан, как рушатся репутация и имидж, как убираются с дороги неугодные, многие просто-напросто используют донос в качестве инструмента для решения своих личных вопросов. Зачастую донос принимает формы кляуз или наговоров, но кого это уже интересует?

Парадоксально, но большинство тех, кто использует соцсети для доносительства, так не любят вспоминать советское прошлое. Еще больше они любят говорить о жестоком 37-м годе, когда по доносам своих же соотечественников были осуждены миллионы человек. Но ведь этот самый 37-й — вот он, только наступила новая эра доносов, оформленная в цифровой антураж. А суть происходящего не изменилась вовсе.

Правду говорят: люди всегда одинаковые, меняются только обстоятельства и время.
Недавно я назвал предстоящие парламентские выборы и их участников игрушечными. Но забыл об еще одном участнике этого процесса — электорате.

Так сложилось исторически, что у наших граждан абсолютно отсутствует желание делать выбор по-настоящему. Истоки этого нежелания лежат в еще советском прошлом, когда все было решено за людей единственной партией власти. В итоге мы получили абсолютно инертное общество, где политические амебы находят в себе силы разве что написать гневный пост в социальных сетях. Зато стали править бал всевозможные популисты, горлопаны и маргиналы. И последние, увы, становятся лидерами общества.

Но ведь наша власть так хочет казаться демократичной и вынуждена создавать видимость политической активности. Например, были организованы праймериз «Нур Отан», провальные от начала и до конца и лоснящиеся формализмом. Еще раньше — проведены выборы президента Токаева, где все было ясно и понятно с самого начала. Сейчас же все мы следим за бесконечными дебатами кандидатов в Мажилис, отслеживаем их активности в социальных сетях, читаем проплаченные интервью в СМИ.

Политтехнологи даже подкупили российских депутатов, чтобы создать антироссийские настроения в обществе и тем самым укрепить нацию. Но я вижу этот ход, как удел слабых специалистов, не способных создать позитивную и продуктивную повестку.

Приближенные к процессу парламентских выборов чиновники искусственно создают вокруг них ажиотаж. Но это идея, в первую очередь, руководителей администрации, которые пытаются хоть как-то оправдать свои ранние провалы. Вот только стоит помнить: джин, которого выпустили из бутылки, ничего хорошего уже не сделает, и временные успехи закончатся долгими годами провала.

Казахстанцев буквально заваливают всевозможными прогнозами. Одни из них посвящены возможным итогам выборов. Например, очередное «гадание» вчера представил исследовательский институт «Қоғамдық пікір», ссылаясь на опрос 1200 человек в 14 регионах. Любой социолог скажет, что такая выборка даже близко не даст более-менее ясной картины. В прогнозе по-прежнему лидирует «Нур Отан», но уже с более скромными цифрами. Видимо, опрашивающие решили сделать их не столь явно преувеличенными, особенно после манипулятивных видео господина Аблязова.

Во многих «предсказаниях» по расстановке политических сил после парламентских выборов в качестве будущего премьер-министра указывают имя Бауыржана Байбека. Но такой ход будет направлен на ослабление администрации, вот только сыграет ли он в пользу?

Можно, конечно, посмотреть на предстоящие выборы в парламент как на «репетицию» будущих президентских выборов. И здесь я бы обратил внимание вот на какие факты. Официально мы так и не увидели отчетов о деятельности Касым-Жомарта Токаева на посту президента. Мы читали в СМИ о результатах тридцати дней его правления, ста дней, одного года. Мы ждали содержательного новогоднего поздравления от главы государства, но в итоге получили рекламу вакцины против коронавируса.

Очевидно, что политтехнологи создают контекст — «слабый президент и сильный парламент», но это не сработает. Президент неожиданно оказался сильным и будет воевать с парламентом за каждый метр своего политического поля боя. Как он делает это сейчас, ведь парламент и правительство саботируют его поручения. Одна пенсионная реформа уже показатель. Но зря многие принимают подчеркнутую вежливость президента за слабость — она-то как раз и оказалась его сильной стороной, а сам президент — сильным и мудрым игроком.

Однако, если на кресло премьера посадят Байбека, это сделает слабее позицию президента и ослабит всю систему власти в целом. Ведь президент и премьер должны быть одинаково крепкими фигурами, которые могут конкурировать на равных. В то же время карьерный рост Байбека характеризует вышенаписанное словосочетание «посадят на кресло». То есть с ним конкурировать президенту будет трудно, как профессиональному бойцу против любителя, которого ни в коем случае нельзя поранить.

Ну, а нам осталось меньше недели наблюдать, как разыгрывается действо под названием «Парламентские выборы». Сделаем вид, что нам интересно.
Главными лозунгами казахстанской оппозиции являются борьба за справедливость, честность и прочие добродетели, которыми официальная власть якобы не обладает. Но выясняется, что не обладает ими и сама оппозиция.

Жанболат Мамай, который так много говорит о духовном возрождении, предал свои идеалы ради любовной интрижки. Получается, что только в политике он верен своей супруге Инге Иманбай. В делах любовных у чести и совести новоявленных демократов Казахстана совсем другая фаворитка — сотрудница телеканала КТК Сандугаш Есенбекова.

На фоне бэкграунда самого Мамая любовная интрижка — это детский лепет. Хотя если уж говоришь о духовности, продемонстрируй ее хотя бы намеком на практике. Когда говоришь о порядочности и совести — следуй заявленным принципам.

Вряд ли Инга обрадуется появлению конкурентки, да еще и моложе себя. А задетое женское самолюбие — опасная штука. К тому же у пары есть дети, весной Инга была беременна очередным ребенком. И если уж мужчина настолько непорядочен по отношению к собственной семье, стоит ли ждать от него иного в более глобальных вопросах?

Впрочем, казахстанские оппозиционеры и раньше не стеснялись заводить любовниц. Взять хотя бы экс-банкира Мухтара Аблязова, который неоднократно использовал любовные отношения в своих корыстных целях. Его «правая рука» Ботагоз Джардемали была не только его любовницей, но и помогала прятать похищенные в БТА Банке 500 миллионов долларов.

Другая дама сердца Аблязова — Людмила Козловская — изменяла своему гражданскому мужу Бартошу Крамеку, руководителю фонда «Открытый диалог», который одно время активно поддерживал сбежавшего из Казахстана банкира. Несколько лет назад в сеть попало видео, на котором были запечатлены Аблязов и Козловская, устроившие себе тайное свидание.

Кстати, и сама Козловская являлась сотрудником фонда «Открытый диалог», который активно спонсировал другой фонд — Сороса. Так же, как и наших молодых гражданских активистов, а по факту — нигилистов и анархистов, которые устраивают сомнительные перфомансы, протесты и прочие якобы оппозиционные акции. На самом же деле Сорос очень удачно манипулирует сознанием совершенно неприспособленных к жизни молодых людей, используя их для точечного давления и выявления слабых мест власти. А эти политические дети и рады стараться, откровенно расшатывая устои нашего общества.

Кстати, Иманбай половину своей жизни работала под руководством мужа в «Трибуне», которую финансировал Аблязов, а потом в конторках Сороса. Многовато совпадений у женщин Аблязова и Мамая. У них был бы занятный треугольник.

Хотя о любовных похождениях Аблязова и о деятельности Сороса можно рассказывать долго, вернемся все-таки к Жанболату Мамаю. Которому какая-то часть протестного сообщества еще доверяет. И если банкир предпочитал женщин сильных и успешных, то Мамай в качестве объекта вожделения выбрал для себя мать-одиночку, которой очень легко управлять, наобещав ей различных благ.

И будет очень жаль, если из-за обычной мужской слабости разойдутся пути двух пока еще политических единомышленников — Мамая и Иманбай. Все-таки это временами довольно колоритный тандем.
Пожалуй, таких президентских выборов и уж тем более их последствий в США еще не было. Но если предвыборные кампании двух кандидатов были хоть и довольно агрессивны, но в целом безопасны, то происходящее сейчас выходит за грани разумного.

В 11 утра среды в Вашингтоне перед зданием Конгресса начался митинг в поддержку Трампа. Пока еще президент выступил перед Белым домом на этой акции, получившей название «Марш Трампа/Спасите Америку».

После митинга с участием Трампа его сторонники направились к зданию Конгресса и прорвали оцепление. Они ворвались в зал заседаний Сената и пытались войти в зал заседаний Палаты представителей, а также заняли несколько кабинетов конгрессменов.

Джо Байден и Дональд Трамп обратились к протестующим с просьбой разойтись. Со стороны Трампа это было, мягко говоря, несколько лицемерно. Несколькими часами позже он запретил входить в Белый дом главе аппарата вице-президента США Майка Пенса, который отказался мешать утверждению итогов выборов главы государства. Об этом сообщил телеканал NBC.

В Вашингтоне был введен комендантский час, а наводить порядок в Капитолии отправились ФБР, полиция и нацгвардия.

По официальным данным, в ходе протестов погибли четыре человека, несколько десятков получили ранения, больше полусотни человек были задержаны.

В это же время «борьбу» с Трампом устроили Facebook, Instagram и Twitter, которые заблокировали его аккаунт: первые — на сутки, последний — на 12 часов. Странно, что эти соцсети почему-то не блокируют публикации некоторых казахстанских оппозиционеров, которые на самом деле являются мошенниками и ворами, а не политическими деятелями.

Демократы из юридического комитета палаты представителей конгресса США после беспорядков в Вашингтоне призвали вице-президента страны Майкла Пенса принять меры, направленные на отстранение Дональда Трампа от должности президента. Соответствующее письмо, направленное Пенсу, опубликовал у себя в Twitter член палаты представителей Дэвид Сисилини. В документе конгрессмены попросили Пенса задействовать 25-ю поправку к Конституции США.

В это же время республиканцы на заседании конгресса США подали протест на утверждение итогов президентских выборов в штате Пенсильвания. В итоге Сенат и палата представителей конгресса США на совместном заседании утвердили победу Джо Байдена на президентских выборах, состоявшихся в стране 3 ноября. Байден по итогам утверждения получил более 270 голосов выборщиков.

Итак, Дональд Трамп потерял любую поддержку на высоком уровне. Дородж Буш-младший заявил, что США — не какая-то банановая республика, где можно осуждать результаты выборов. И все, что остается делать Трампу, это действовать деструктивным методом этих самых стран. Только вот захотят ли сами американца такого разгула «демократии»?
Главное — как считают

Дурной пример, говорят, заразителен. Вот и в Казахстане, насмотревшись на белорусов с их «Голосом», перед выборами повылазили инициаторы со своими платформами альтернативного подсчета голосов. В чем принцип их работы, чем они отличаются друг от друга и, главное, кто за ними стоит — в нашем обзоре.
Пока казахстанцы ожидают результатов вчерашних выборов, стоит обратить внимание на южных соседей. Ведь результаты экзит-полов и предварительных итогов от ЦИК уже показали, что неожиданностей не стоит ожидать, а в Кыргызстане вчера был избран новый президент, который собирается стать ханом.

Садыр Жапаров победил на президентских выборах Кыргызстана, набрав почти 80% голосов. Сейчас все его сторонники поздравляют с неожиданной победой, хотя то, что именно он займет это место, было понятно еще в ноябре, когда Жапаров начал переписывать под себя конституцию.

С первых дней Жапаров заявлял, что ведет страну к демократии и даже завел дело против таможенной мафии Матраимовых, у которых было большое влияние на прошлое правительство. При этом Жапаров сейчас пытается воплотить в жизнь свою мечту пятнадцатилетней давности — прибрать к рукам золотые прииски Кыргызстана. В то же время его сторонники всерьез заявляют о планах сделать Жапаров ханом. Прогрессивная молодежь, конечно, выступает против «Ханституции» Жапарова, но их голос заглушают десятки тысяч ботов в соцсетях.

На самом деле в Кыргызстане одна мафия сменила другую и теперь пытается закрепиться на максимально долгий срок. Жаппаров в данном случае — самая удобная фигура. Массу он набрал за счет национал-патриотов и мигрантов, которые были вынуждены вернуться в страну из-за пандемии, но не нашли своего места в ней.

Тут на руку и его красивое возвращение во время штурма Белого дома в Бишкеке этой осенью. И образ политического заключенного, который потерял часть семьи, сидя в тюрьме. Хотя смерть его родителей и гибель сына никак к политике не относится. Первые умерли от старости, а сын разбился на мотоцикле.

Под прикрытием якобы оппозиционности сторонники Садыра Жапарова стараются сделать так, чтобы простой народ на задавался вопросом о том, чем же Жапаров занимался ранее. Ведь с 2005 по 2007, а потом с 2010 по 2013 годы он был депутатом парламента. Также занимал должности советника экс-президента Курманбека Бакиева и комиссара по борьбе с коррупцией.

В тюрьму он попал, так как в 2012 году был одним из зачинщиков, пытавшихся захватить Белый дом во время митингов за национализацию золоторудного месторождения «Кумтор». А через год он участвовал в попытке захвата в заложники губернатора Каракольской области Эмилбека Каптагаева.

Перераспределение права на недра всегда было основной повесткой Садыра Жапарова и чаще всего в этом он использовал именно национальную фишку, разжигая этнические конфликты. Во время организованных им массовых протестов в 2010 году на юге Кыргызстана погибло более 2 тысяч человек, однако сейчас Жапаров заявляет, что на тот момент активно участвовал в миротворческой миссии.
Заявления о пытках протестующих в день выборов практически полностью нивелировали печальный опыт всех тех, кто и вправду когда-либо подвергался истязаниям со стороны текущих или прошлых властей.

Молодые нигилисты уже который год не могут сформировать свои требования, за исключением того, что хотят, чтобы все руководители страной от мала до велика прямо сейчас сложили свои полномочия. Однако, постоянно выкрикивают пространные обвинения в сторону власти, которая не может понять, в чем же ее обвиняют.

Вот и в этот раз у них была возможность выступить в день выборов, заранее зарегистрировавшись официально. Но они и не собирались хоть как-то аргументировать причину своего протеста. Им нужно было действие ради действия, чтобы поставить себя в роль жертвы, которой все должны сочувствовать и которой никто не вправе задавать вопросы.

Полиция заблокировала незаконное шествие, которое пыталось перерасти в стихийный митинг. При этом митингующим была дана возможность покинуть окружение с условием, что они разойдутся по домам. Однако их выбором было стоять часами на холоде, а некоторые даже прорывались внутрь кордона к друзьям.

Теперь же они заявляют, что 10 января было повторение Желтокасана. Да, несколько десятков ребят, которые в любой момент могли пойти домой, сравнивают себя с молодежью, которую в декабре 1986 года избивали, пытали и по-настоящему убивали.

Постправда, которую используют в своей войне молодые оппозиционеры, — это не свобода слова. Это очередной извращенный карго-культ. Потребуем на пресс-конференции, чтобы вся верхушка отказалась от своей власти и пусть все это исполняют. Сталкиваясь с полицией, кричим о репрессиях и пытках и несоответствии западным стандартам свободы. Хотя на Западе, на который мы так любим равняться, в протестующих стреляют резиновыми пулями и душат газом. Просто посмотрите на записи столкновения полиции с желтыми жилетами во Франции, которым элементарно нечего есть в развитой стране, или с BLM в США.

Наши протестующие идут на площади с претензиями, которые власти не понимают потому, что никто не пытается использовать существующие инструменты диалога. Чтобы быть лучше этой власти, недостаточно стоять на морозе, надо уметь использовать политические практики, соблюдать правила лучше, чем исполнительная власть. Однако для этого нужно знать хотя бы имена депутатов своего маслихата и не путаться в названиях должностей чиновников. А пока они только играют с огнем, при этом заигрывая с движением нацпатриотов.

Выборы даже в нечестных условиях составляют малую часть демократического процесса. В его основе лежит следование институтам, правилам — как формальным, так и неформальным, умение договариваться, идти на компромиссы, участвовать в бюрократических войнах. Политический процесс — это не поход в Старбакс, где у вас есть выбор между фрапе и макиато в биоразлагаемомом стаканчике. Здесь есть только черный или зеленый чай в пиале и, в лучшем случае, с сахаром или с молоком. Другие блюда сами по себе не появятся, если этому не способствовать своей тяжелой работой.

А пока вся оппозиционная борьба — одно сплошное ютуб-шоу, которое со временем всем наскучит. Самый вероятный удачный исход для таких движений — бунт точно такой же публики, которая захватывала Капитолий. Малообразованных маргиналов, для которых различий между упакованными хипстерами и чиновниками в итальянских костюмах нет.
Выборы в цифрах.

К прошедшим в воскресенье выборам в Казахстане зарегистрировано 11,9 миллиона избирателей, из них только 63,3% или примерно 7,5 миллиона проголосовали.

По данным Центральной избирательной комиссии, голоса избирателей распределились следующим образом:

• «Nur Otan» — 71,09% или 5,1 миллиона голосов;
• «Ак жол» — 10,95% или 793 тысячи голосов;
• НПК — 9,10% или 659 тысяч голосов;
• «Ауыл» — 5,29% или 383 тысячи голосов;
• «Adal» — 3,57% или 259 тысяч голосов;
• Испорчено бюллетеней — около 297 тысяч или почти 4%.

Чтобы преодолеть 7% барьер нужно было набрать 528 тысяч голосов. Это удалось всего трем партиям: Nur Otan, «Ак жол» и Народной партии Казахстана. При этом «Ауыл» преодолел барьер в пяти регионах: Шымкент — 12,94%; Алматы — 9,9%; Кызылординская область — 8,7%; Мангистауская — 8, 51; Нур-Султан — 7,74%. ADAL не смог преодолеть барьер ни в одном регионе. Максимум был в Мангистауской области — 6,8%.

Если бы портящие бюллетени проголосовали за одну из партий-аутсайдеров, то смогли бы вывести ее в парламент и тогда бы он стал четырехпартийным. Количество не голосующих в качестве протеста подсчитать нет возможности, но складывается впечатление, что с ними в парламент могли бы попасть сразу пять партий.

Однако пока что мандаты в мажилисе распределились следующим образом:

• «Nur Otan» — 76 (было 84);
• «Ак жол» — 12 (было 7);
• НПК — 10 (было 7);
• Ассамблея народа Казахстана — 9 (было 9).

В этот раз Nur Otan получила наименьшее количество депутатских кресел с 2007 года, но в целом это мало на что влияет. Даже если АНК, НПК, «Ак жол» выступят единым фронтом, то 71-процентное преимущество Nur Otan им никак не сломить. Напомню, что председателем АНК является Елбасы, также как и председателем Nur Otan — замкнутый круг.

Обсудить личности непосредственно тех, кому выдали места в парламенте, стоит отдельно. Это большой и длинный разбор. А пока хотелось бы отметить, что в маслихатах многих регионов помимо Nur Otan лидируют преимущественно «Ак жол» и «Ауыл». То есть бывших коммунистов из НПК не хотят видеть на местах, но все равно выбрали в парламент.

Этот факт наводит на мысли, что, может быть, за коммунистов проголосовало не так уж и много людей, но власти захотели, чтобы в Мажилисе сидели знаковые лица.
Разбор нового состава Мажилиса парламента начну с бывших коммунистов, так как у них, пожалуй, самый необычный состав депутатов.

Перед тем как переходить к личностям, стоит упомянуть про недавнее обновление партии. Раньше КНПК была заслуженной пенсией для лояльных к власти коммунистов, а теперь ее переделали в НПК, которую передали пенсионерам из силовых структур.

Еще в ноябре логотипом НПК было выбрано изображение, которое объединение ветеранов спецслужб URAN с 2019 года использует в качестве логотипа. Через месяц Конуров объявил о начале совместной работы с движением URAN, после чего партия выдвинула трех урановцев депутаты. К слову, Айкын Конуров и сам является ветераном КНБ.

Складывается ощущение, что власти провели оптимизацию расходов. Коммунисты свое отработали, а создавать новую партию дорого. Поэтому было решено их объединить, убрав лишнее. Если посмотреть на то, что URAN делал на старте своего появление в 2019 году, то это было больше похоже на зачатки околооппозиционной партии, а не простого общественного объединения. При этом аккурат к выборам состав руководства URAN тоже был обновлен, но подробностей об этом, к сожалению, почти нет.

Теперь результат этого оптимизированного политического симбиоза получил 10 мандатов. В целом можно всех их кратко характеризовать — команда наемников из разных отраслей.

Действующие депутаты от НПК:
1) Айкын Конуров (48 лет) — председатель партии НПК и ветеран спецслужб;
2) Жамбыл Ахметбеков (59 лет) — секретарь партии НПК, который заработал имя, став кандидатом в президенты в 2019 году;
3) Ирина Смирнова (60 лет) — единственный член партии, который часто выступает в публичном поле и при этом смогла не опозориться.

URAN:
4) Файзулла Каменов (60 лет) — полковник запаса, ветеран спецподразделения КНБ «Арыстан». Ранее был председателем URAN, но недавно разжалован до первого зампредседателя;
5) Сергей Решетников (46 лет) — подполковник запаса, ветеран спецподразделения КНБ «Арыстан»;
6) Айбек Паяев (40 лет) — проработал в Минюсте и Минфине, а также руководил департаментами госдоходов в Актюбинской, Костанайской и Павлодарской областях. Аккурат перед выборами в ноябре 2020 года он ушел с высокого государственного поста и сразу стал обычным координатором URAN.

Еще двух новых депутатов можно назвать лоббистами. Обычно их зовут на различные круглые столы, чтобы сформировать альтернативную повестку, которая устраивает заказчика. Чаще всего в качестве заказчика выступают чиновники и не только Казахстана.

7) Ерлан Смайлов (45 лет) — модератор экспертной площадки «КИПР», которую финансирует фонд Сороса, но эксперты работают также по заказу табачных, оружейных компаний, российских ломбардов и т.д.
8) Айжан Скакова (43 года) — директор НИИ проблем экологии при Национальном университете имени аль-Фараби. Также участвовала на мероприятиях, организованных «КИПР», когда лоббисты продвигали идею постройки в Казахстане атомной электростанции российского производства.

9) Газиз Кулахметов (41 год) — директор административно-хозяйственного управления ТОО «Каратау», которое входит в структуру Казатомпром. Кроме трудового пути в компаниях Казатомпром, о нем почти ничего не известно. Предположительно, он родственник сразу двух депутатов коммунистической партии СССР, но утверждать не буду;

10) Александр Милютин (60 лет) –советник гендиректора по общим вопросам АО «КазНИИСА». Был депутатом Мажилиса от партии Nur Otan со II по V созыв или с 1999 по 2016 годы — 16 лет. Зачем его возвращают в парламент уже под флагом НПК, неясно.
Сегодня президент Касым-Жомарт Токаев выступил на первой сессии нового созыва парламента с обещанными ранее политическими реформами. Если пропустить обыденные требования к депутатам, чтобы они постарались повысить уровень жизни граждан, то есть интересные моменты. Но у многих к ним возникает вопрос — почему так поздно?

Президент предложил снизить проходной порог в Мажилис с 7% до 5%, что позволит пройти в парламент партиям, представляющим меньшинство. В целом позитивная инициатива, но сказано это уже после прошедших выборов, а следующие будут только через пять лет. К тому же радикальной оппозиции все равно не дают зарегистрировать свою партию.

То, что это не мешало бы ввести еще до выборов, признает и сам Токаев, говоря, что тогда в парламенте могло быть не три, а хотя бы четыре партии. Складывается ощущение, что изначально так и планировалось, но аутсайдеры не оправдали ожиданий по набору аудитории.

Также Токаев предложил добавить в бюллетени на выборах всех уровней пункт «против всех». Взрывоопасная и неоднозначная инициатива. Во-первых, это позволяет легко скооперироваться протестной массе. Во-вторых, с помощью этой графы теперь сами власти смогут определить наиболее проблемные регионы без необходимости вкладывать деньги в аналитические исследования. Но то, что статистика проголосовавших по графе «против всех» будет доступна для общественности, говорит о желании властей играть более открыто.

Кроме того, стоит отметить, что в мире мало стран, которые предусматривают на выборах графу «против всех». Эта графа не нужна там, где меньше ограничений для регистрации кандидатов. Это значит, что у граждан есть возможность выбрать своего кандидата, и голосовать против всех им просто не имеет смысла.

И последнее — это предложении о постепенном переходе от выборности сельских акимов к районным. Пока еще сложно говорить, хорошо это или плохо. Если процесс выборов не будет превращен в фарс, то это поможет смягчить настроения в регионах. Однако стоит отметить, что казахстанцы в целом разучились выбирать, из-за чего в первое время среди кандидатов мы будем видеть только назначенцев от власти, популистов и назначенцев-популистов.

Отмечу, что, говоря про выборность акимов, президент начал речь с введенной недавно 30-процентной квоты для женщин и молодежи. Той самой квоты, которая оказалась не обязательной к выполнению при отборе депутатов в мажилис.
Вчера нам наглядно показали, что в Парламенте появилась оппозиция. Правда, демонстрация этого факта оказалась столь нарочитой, что самое время воскликнуть: «Не верю!».

Напомню, что президент Токаев, а ранее — Елбасы Назарбаев, предложил на пост премьера кандидатуру Аскара Мамина. Не проработавший в этой должности и года Мамин со своим Кабмином достойно справился с прошлогодним коронавирусным кризисом в стране. И официальные отчеты по результатам социально-экономического развития страны в 2020 году это только подтверждают. Стало быть, выдвижение кандидатуры Мамина сначала Первым Президентом, а затем и Токаевым вполне логично.

Правда, здесь оба президента воспользовались кардинально разными формулировками. Первый напомнил про преемственность, а действующий отправил правительство в отставку, фактически оставив его в полном рабочем составе.

Накануне выступления Назарбаева тогда еще кандидат в депутаты Ирина Смирнова на съезде Народной партии Казахстана раскритиковала правительство, заявив, что оно оторвано от народа и не знает, что нужно стране. Также она предложила кандидатуру нового премьер-министра.

«И поэтому, когда я вижу то правительство, которое формируется… У меня все возмущается внутри. Если они (действующие чиновники) уверовали, что только они могут руководить, то они глубоко ошибаются. Они руководят некачественно. Они закрытые, позволяют неэффективно тратить средства, не видят нужды народа. Они оторвались от народа и не знают вообще, что нужно стране. По-моему, они хорошо знают лишь то, что нужно лично им», — эмоционировала госпожа Смирнова.

И тут же настоятельно заявила: должны прийти новые лица.

«Есть люди, которые могут заменить тех, кто не справляется! На кандидатуру премьер-министра предлагаю Айбека Паяева. Это наш партиец, который работал в государственных органах, мы с ним много обсуждали, что будет дальше со страной и что делать. Он знает, что делать! Надо верить народу и из народа находить кандидатуры», — резюмировала она.

Коротко расскажу о том, кто такой Айбек Паяев. Это чиновник, всю жизнь проработавший в налоговых органах. В конце ноября прошлого года он, тогда еще руководитель департамента госдоходов по Павлодарской области, неожиданно собрал коллектив и объявил, что уходит в отпуск с последующим увольнением. И отправился в тур по стране в качестве координатора созданного бывшими сотрудниками КНБ республиканского общественного объединения URAN. И вот Пияев уже в кресле депутата от НПК.

Стремительная, надо сказать, партийная карьера. Но достаточно ли этого для работы премьер-министром? Объективно — нет. По мнению экс-коммунистов, вполне себе да. Но мы прекрасно помним, что представители этой партии насколько близки к народу, настолько же и далеки от понимания государственного устройства.

С другой стороны, и лично я это вижу четко, сейчас нам подсовывают так называемую парламентскую оппозицию, которой даже не нужно вживаться в роль: популистские лозунги коммунистов то и дело становятся темами новостей, но не имеют ничего общего с реальностью. Теперь же депутаты этой партийной фракции смогут официально жечь глаголом на заседаниях — примерно так же, как это делают российские депутаты от ЛДПР: и шоу есть, и опасности для правящей партии никакой. А мы получим видимость насыщенной парламентской деятельности с многопартийным Мажилисом.

Странные времена наступили, все для видимости, даже противостояние с властью.
История со штурмом Капитолия, в котором расположен конгресс США, приобрела новые оттенки. ФБР ведет расследование касательно того, что ультраправые активисты, которые участвовали в нападении, месяц назад получили 500 тысяч долларов в биткоинах. Деньги были высланы 35-летним ИT-разработчиком из Франции, который потом совершил самоубийство.

По данным разработчика программного обеспечения по борьбе с отмыванием денег Chainalysis, перевод был сделан 8 декабря 2020 года на 22 электронных кошелька на общую сумму около 522 тысяч долларов. Половину от этой суммы получил, лидер ультраправой группировки Groypers Ник Фуэнтес, а остальное получили его соратники. 6 января Фуэнтес был замечен на митинге в поддержку Трампа, который затем перерос в штурм Капитолия.

Спецслужбы подозревают, что политическим экстремистам в США могли помогать со стороны России, Ирана или Китая. Этим странам сейчас наиболее выгодно ослабление политической силы Штатов.

Интереснее эта новость выглядит из-за того, что как раз с Ираном сейчас начали вести переговоры советники Байдена. Речь идет о восстановлении ядерной сделки по ограничению на разработку ядерного оружия и маловероятно, что условия соглашения будут основаны на старых правилах. С того момента, как США обнулили сделку в 2015 году, Тегеран вышел на новый уровень обогащения урана доведя долю до 20% — это уже оружейный уран, так как для современного энергореактора хватает 2-5% урана.

Получается, что Байден сейчас ведет переговоры с Ираном, который в числе подозреваемых в организации нападения Капитолий. Этот инцидент сделал Трампа фактически изгоем в США, что крайне выгодно для Байдена и дает ему карт-бланш на посту президента Америки.

Тем более, что сейчас у Тегерана и Вашингтона больше точек соприкосновения чем кажется. В январе 2020 был убит «отец ядерной программы» Ирана ученый Мохсен Фахризаде, предположительно по заказу Израиля. Вполне возможно, что ради совершения сделки администрация Байдена предложит Ирану программу по обмену опытом, чтобы восполнить нехватку кадров.
России снова угрожают санкциями. Пролечившись в Германии после отравления «Новичком», Алексей Навальный вернулся в страну, где сразу на паспортном контроле его задержали полицейские. Алексея они обвиняют в том, что, уехав в Германию, он уклонился от пробационного контроля, и поэтому его хотят отправить в тюрьму.

На действия силовиков отреагировали многие зарубежные политики и правозащитные организации. Госсекретарь США Майкл Помпео, глава Евросовета Шарль Мишель, председатель Европарламента Давид Сассоли, власти Австрии, Франции, Польши, Дании, Чехии, Литвы, Эстонии, Латвии и Канады пригрозили России очередным пакетом санкций, если Навального не отпустят. Ситуацию также должны обсудить в Европарламенте, а 25 января — на уровне министров иностранных дел стран ЕС.

Наиболее активными оказались американцы, которым сейчас нужно отвлечь внимание всего мира от кризиса, произошедшего в их системе из-за войны с Трампом. А вот германские политики, наоборот, оказались наиболее сдержанными и, кажется, смогли спокойно вздохнуть только после того, как самолет с Навальным покинул их воздушное пространство. Их нежелание ссориться с Кремлем можно объяснить тем, что до завершения проекта «Северный поток-2» осталось совсем немного. Пострадавшая от пандемии экономика Германии сейчас крайне нуждается в дешевом русском газе.

Своими действиями силовики вывели Навального на уровень мирового политика, который может повести за собой массы. Однако, без приказа лично Путина силовики не посмели бы проводить арест под прицелом камер и почти миллиона зрителей по всему миру. Да, сейчас Кремль значительно нарастил ему медийный капитал и дал возможность западу ввести очередные санкции. Но, с другой стороны, если бы Путин не сделал этого, то внутренние силы получили бы сигнал о слабости вождя.

Путин выбрал наименее рискованный сценарий. Ведь давление западных санкций можно переложить на плечи всего населения страны, а очередная борьба за передел власти может значительно подкосить целостность системы.

Отдельно хотелось бы упомянуть, что у Казахстана тоже есть свой оппозиционный блогер, который считает, что делает то же самое, что и Навальный. Он даже пытался копировать визуальную стилистику Навального, но ничего не вышло. Речь идет, конечно, об Аблязове. Он постоянно заявляет о том, что народ с ним, а власти его незаконно обвиняют. Однако, Навальный, возвращаясь в Россию, знал, что его ждет суд, но все равно прилетел, ощущая народную поддержку. Аблязов же скрывается за рубежом, зная, что в Казахстане его поддерживает только небольшая группа маргиналов и проплаченных активистов, а против решения суда у него ничего нет, потому что все его преступления являются правдой.
После прошедших выборов новое правительство внешне никак не изменилось, что нивелировало вообще все сказанное во время предвыборной гонки. Однако стоит отметить, что внутри системы появились предпосылки к изменению.

Из 18 министерств только в двух сменились руководители, остальные сохранили свои посты. Вместо Бирижана Нурымбетова на посту министра труда и соцзащиты теперь 41-летний Серик Шапкенов. До этого он был вице-министром труда, а в правительство пришел, проработав на разных должностях в ЗКО. Вместо Руслана Даленова министром национальной экономики стал 34-летний Асет Иргалиев. До этого он был первым вице-министром нацэкономики, а в общем его трудовой и учебный путь изначально был нацелен на высокопоставленную должность.

Несмотря на то, что состав правительства обновился на всего 11%, нужно отметить, что принцип работы министров с этого года все-таки изменится. Это связано с тем, что Токаев сегодня завершил процесс упразднения института ответственных секретарей министерств.

Изначально ответственные секретари были введены, чтобы сохранить преемственность работы министерств при смене министров. Они должны были помочь новому руководителю влиться в работу системы, но вышло так, что ответсекретари стали серыми кардиналами ведомств. С учетом того, что министры не назначают своих замов, смысл смены руководителей ведомства вообще сводится к нулю, так как многое в системе работает вне его компетенций. Теперь, когда президент убрал часть ограничений, у министров стало чуть больше свободы действий.