критические дни
388 members
24 photos
1 video
167 links
красиво и про театр. https://teatralium.com/
Download Telegram
to view and join the conversation
Несколько недель назад фестиваль драмы «Любимовка» выложил шорт-лист, а там Викентий Брызь — Вика Костюкевич. Вика — драматург из Владивостока, мы знакомы давно, и вот пару лет назад я вижу на фотографиях в соцсетях, как мои очень старые знакомые сидят в кругу на сцене театра молодежи с бумажками и читают пьесы Дмитрия Данилова.

Сначала Вика стала регулярно организовывать читки, а потом все это выросло в фестиваль современной драмы. Наконец-то, во Владивостоке, 30 лет спустя! На второй год существования фестиваля Вика привезла в город критиков, которые читали лекции, режиссеров, которые тут же там что-то ставили, и театральные команды из Куала-Лумпура и Кореи. Как всегда хочется удариться в нытье про международный культурный потенциал Владивостока, про то, что где как не там еще собирать молодых азиатско-тихоокеанских театралов и так далее. И вот Вика поняла, что если не сделает она, то не сделает никто, и я попросила ее про это рассказать:

https://teatralium.com/articles/metadrama/
Очень люблю рассказы про поступления в театральный. Кто-то ходит туда по пять лет подряд, кто-то чувствует себя лошадью на выставке, кто-то после идет топиться на Патриаршие. Давно хотела собрать такие истории, и вот прекрасная Настя Фоломеева это сделала: https://teatralium.com/interviews/postupleniya/

Просто дикая нервотрепка, худеешь на 15 килограммов, читаешь там навзрыд, а тебе какой-то хрен из приемной комиссии говорит: «Это все прекрасно. А можно титечку потрогать?» 🥴
Возможно, вы не знали, но вот Сергей Кургинян, который сейчас на «России-1» вещает у Соловьева про врагов-американцев, в 90-е ставил спектакли. У него начинал бывший худрук ЦИМа, создатель «Июльансамбля» и нынешний худрук «Современника» Виктор Рыжаков… Или вот в 94-м хореограф Евгений Панфилов создал «Балет толстых», то есть набрал женщин без хореографического образования и стал ставить с ними серьезные спектакли, и в 2001-м этот балет получил «Золотую маску» в номинации «Новация»… В смысле, балет толстых? (существует кстати до сих пор)

У нас тут ностальгический материал с монологами людей про то, что происходило с театром в 90-х, из которого видны принципиальные похожести с сегодняшним моментом. Например, то, что после перестройки в театр пришли люди не из ГИТИСа, а непрофессионалы, которые стали создавать нечто непохожее на официоз. Сейчас среди тех, кто делает театр, тоже много тех, кто с ним до этого связан не был. Естественным образом этот процесс тогда институциализировался, это же мы наблюдаем сейчас, но пока не знаем, во что оформится. Но всегда понятно, что самое сложное — оставаться маленькими, подвижными и независимыми. И не стать Кургиняном.

https://teatralium.com/interviews/devyanostye/
Наконец послушала выпуск подкаста «Жизнь как перформанс» Даши Демехиной (какой у тебя приятный голос, Даша), в котором выступаю первой. Подкаст — про возможности онлайн-театра и перформанса, и вот три принципиальные вещи, которые по-моему могут сработать (и мне бы самой в таком хотелось бы поучаствовать).

1. Близость со зрителем, то есть возможность выстраивать отношения иного порядка. Это может быть такой способ присутствия, который позволит спектаклю внедриться в повседневность, стать ее частью или ритуалом. Помимо этого, дистанция, которую дает нам интернет, — это возможность другой интимности и чувственности (скоро будет материал про это).

2. Второй момент тесно связан с первым, и он — про время. Есть длинные спектакли, есть спектакли-сериалы, но я имею в виду нечто иного масштаба, может, и несоизмеримое с нашим привычным течением времени, потому что онлайн можно и регулировать скорость жизни, и расширять пространство своей экспансии, вовлекая в игру большую аудиторию.

3. Онлайн — хорошее место, где мы можем придумывать, как нам жить, и пробовать это делать. Да, должно пройти еще какое-то количество лет, чтобы мы начали по-другому понимать политическое и перестали относиться с политическому как к тому, что нас не касается. Театр может ускорять этот процесс.

Это куце, а подробности — в подкасте. Может, кто-то соскучился и хочет услышать мой голос, и помимо меня там еще более десятка приятных людей.

Посмотрим, что появится онлайн в новом сезоне. Скоро расскажу, что уже можно посмотреть.
У культового режиссера и теоретика Бориса Понизовского есть эссе «О театре можно писать по-разному» начала 90-х. Мы опубликовали его у себя, потому что выходило оно только в журнале и читать про театр интереснее от лица практиков. Очень редко сейчас практики пишут! Если не читали, посмотрите, написано для нас уже старомодно, но там много про физиологичность и сайт-специфичность, и такая грусть из-за того, что их «окружали зрители, которых нельзя было принимать всерьез». А сейчас делать такой театр, наверное, времени ни у кого нет.

Он там кстати еще говорит про Петербург: «Наш театр создан театрализованным городом — сумрачным, строгим». А мне параллельно попался идеальный для Петербурга формат, держите бизнес-идею для карантина. Вы заезжаете на своей машине в огромный гараж. По сюжету вы застряли в тачке во время зомби-апокалипсиса, все разыгрывается вокруг, вас хотят сожрать со всех сторон, очень реалистично и иммерсивно. Но из машины вы не выходите, то есть одновременно соблюдаете социальную дистанцию. Drive-in кинотеатр — это когда вы из машины смотрите кино, но, получается, можно делать и drive-in театральные вещи. Можно на своей машине, а если нету, вам дадут напрокат без лицензии, потому что ехать никуда не надо. Вы глушите двигатель, ворота гаража закрываются, и тут через блютус-колонки вам говорят, что вот есть такая легенда про это место, и если хотите послушать, бибикните три раза, ну и потом всякое страшное начинается и зомби кровью машину моют. Это все запустили из-за вируса в Японии (компания Kowagarasetai), поэтому я верю, что там реально страшно. И еще из машины не деться никуда. Смешно еще, что на сайте маленькая приписка типа не можем гарантировать, что смоем всю-всю кровь. Помоем так, чтоб вы могли ехать.

Ну а в Питере нужно, чтоб могилы, дождь со снегом, Ахматова в пуховом платке, следователь с папкой и тут медный всадник выходит цок-цок, а у него лицо Путина разными цветами переливается и он вам в стекло рожи корчит.

https://teatralium.com/articles/ponizovsky/
Каттрин Дойферт и Томас Плишке — это такой немецкий театрально-семейный дуэт. Называется deufert&plischke. Оля Тараканова взяла у них очень большое интервью, потому что они очень приятные люди и делают важные вещи важным способом. Когда я читала этот разговор первый раз, у меня начинало сердце биться чаще от их рассказа про то, как они используют письмо для общения и создания своих работ. Я взаимодействую с текстами постоянно уже какое-то количество лет, у меня есть друзья, с которыми мы переписывались годами длинными письмами, и я очень понимаю, о чем говорят Каттрин и Томас.

Я думаю, (и люди, которые какое-то время провели в Европе и потом вернулись в Россию, это подтверждают), что работы d&p российские театральные и деятели, и зрители в основном восприняли бы как не искусство, а как игру, утренник, «ну это понятно, а вот вчера мы смотрели Иво ван Хове, ух он там придумал, вот это мощь». Короче, чтобы быть как бы классным и прогрессивным, есть два пути. Первый: нужно ставить примерно как топовый и признанный европейский режиссер, желательно, чтобы в русскоязычной прессе его называли «возмутителем спокойствия». Второй: нужно заходить с поля, о котором заслуженные театральные деятели России ничего не знают, то есть через интернет, виар, хуйар и так далее. Потому что во всех сидит эта колхозная страсть к новому и оригинальному, удивительному и поразительному, и ты занимаешься вчерашкой, если не создаешь театр будущего. А вот тут, смотрите, у нас нет людей на сцене! А у нас собака и сцены нет! А у нас собака вышла на сцену, покакала и ушла, а люди потом час смотрят на ее какашки!

И в это же время d&p собирают людей и создают с ними и вокруг них пространство для откровений, бережно, просто и эпично одновременно! Пожалуйста, почитайте, как они это делают, это очень крутой способ и создавать театр, и общаться, и относиться к чему бы то ни было, и пересматривать устаревшие социальные конструкты.

https://teatralium.com/interviews/deufert_plischke/
«Скажем, отчего так упорно чураются сегодняшние театроведы и историки театра концептуальности, апелляции к теории, обращения к глубинным философским основаниям театра как искусства?» И действительно, отчего же. «Представляется, что советское искусствознание вообще и театроведение в частности сохранили в своей генетической памяти нежелательность любых методологических споров и дискуссий, со временем, кажется, искренне утратив к ним интерес».

Это из предисловия к книжке исследовательницы Виолетты Гудковой о Театральной секции Российской академии художественных наук. Она открылась в Москве в 1921-м, и вот в ней оставшиеся в стране ученые-гуманитарии изобрели театроведение. Там прям баталии по поводу того, что считать спектаклем, в чем специфичность театра, как сделать его изучение научной и философской проблемой. У нас вот отрывок как раз с примером одной из таких дискуссий. Главные участники — Павел Якобсон, как вы понимаете, психолог, Василий Сахновский, практикующий режиссер, и философ Густав Шпет. Давайте повторим.

https://teatralium.com/articles/teatralnaya_sekciya_gahn/
Мы пропали на пару недель, потому что готовим спецпроект с фондом «Четверг», посвященный их драматургическому опен-колу на очень важную, но специфичную для театра тему.

Тем временем в Барвихе на вчерашней премьере «Бесов» Богомолова все описались, когда на экране появился Сурков. Если вы не такой богемный человек, но в театр сходить не боитесь, вот наш традиционный тест-гадание, с чего вам начать сезон. Ответьте на восемь вопросов и собирайтесь! НЕ ЗАБУДЬТЕ МАСКУ.

https://teatralium.com/tests/idite_na_2020/
Друзья, текст спектакля-терапии «Что делать с выгоранием?», который я собрала три года назад, вошел в серию «Антология.doc», и сегодня его опубликовали на Букмейте. 😮

А через две недели, 25-го, будет показ в Театре.doc на площадке 8/3, откуда Док выселят через месяц. Пожалуйста, приходите поддержать себя и театр, обнимаю очень всех (если нужна помощь с билетом, напишите мне @nastyanikolaeva).

https://www.teatrdoc.ru/events.php?id=286
Я не знала, что в Казахстане со времен сталинской депортации корейцев в 30-х существует национальный корейский театр, еще и музыкальный. Там же в Казахстане находится единственный в мире профессиональный театр уйгуров, который еще старее корейского, ну да, китайцы уйгуров уже очень давно мучают и делают это до сих пор. Ольга Малышева, обозреватель и драматург из Алматы, написала для нас крутой обзор национальных трупп казахстанского театра, особенно интересная часть — про то, как они работают с языками. Почитайте https://teatralium.com/articles/sem_yazykov_kazahstanskogo_teatra/

А еще я узнала про алматинский Theatre Imenibaleta, и туда сразу захотелось попасть просто из-за того, как они ведут свой фейсбук и анонсируют показы. Пример:

«Через какое-то время из тумана выходит мужчина. Не спеша подходит к дереву, осматривает его, трогает по очереди одну ветвь за другой, поглаживая их, дергая и оттягивая, словно проверяя на прочность, недовольно качает головой. Опирается ногой на нижнюю ветку, встает и точно так же проверяет ветви выше, но ветка под ним ломается и мужчина неуклюже падает в снег. «Карнавал». 18 февраля»

Москва и Московская область‼️ Срочно❗️Ищу для съемок возрастного мужчину АЗИАТСКОЙ ВНЕШНОСТИ с седыми волосами и бородой. Роль старца с шаманским бубном, акцент на игре с бубном, БЕЗ диалогов. Скорее пишите мне в личные сообщения, прилагая фото!!!

Для съемки популярного сериала «Кухня» ТРЕБУЕТСЯ: Мужчина 24–30 лет, азиатской внешности, спортивного телосложения, подкачанный, игровой! По сюжету массажист в отеле, нужно будет выкладывать камни на спину актера. Будет реплика!

...

3 и 4 декабря в Театре.doc выходит «Неформат» — документальный спектакль о том, с какими проблемами сталкиваются профессиональные актеры в Москве из-за «неславянской внешности». Авторы Настя Патлай и Нана Гринштейн разрешили нам опубликовать рассказы героев, которые вошли в пьесу, и это очень крутые истории!

https://teatralium.com/interviews/neformat_dok/
Сегодня Фольксбюне выложил девятый перформанс из программы Армена Аванесяна, посвященной онлайн-театру. Аванесян — топовый философ, чуваки написали целый манифест про цифровой театр, который должен перевернуть все прежнее театральное, почему об этом никто не рассказывал?

Вообще собрала для вас мощный список безопасного театра: в городе на расстоянии, во всемирной сети интернет, по-русски и по-английски. На что-то нужно покупать билет, но большая часть — бесплатно. Эротическая АСМР-комедия, опера про ковид, страшные истории в почту для долгих зимних вечеров, все свеженькое. Пожалуйста, наслаждайтесь. 💜

https://teatralium.com/articles/teatr_online_2020/
Ого, спецпроект и опен колл!

Одна из причин, почему мне сейчас не удается регулярно здесь что-то рассказывать, заключается в том, что два года назад у меня появился ребенок. И вот эти два года, особенно в первые полтора, я так или иначе, с разной интенсивностью переживаю конфликт между образом материнства, который есть у каждой и каждого из нас, и его реальной версией. Истоки этого конфликта находятся в том, что родительство — обязательная часть программы, и все мы должны с этим вопросом как-то для себя определиться. Причем люди с маткой должны сделать это пораньше. Обязательная программа предполагает естественность и гармоничное включение в жизнь, особенно сейчас, когда больше не нужно рожать в поле, а стиральная машинка не только стирает, но и сушит. Нам кажется, что вот теперь стало получше с психологической грамотностью и личными границами, с независимостью и доступностью разных путей развития судьбы, и это, конечно, правда. Но правда также и в том, что очень многие женщины (и мужчины, но немногие) оказываются заложницами своей репродуктивной способности. Потому что они рожают детей не тогда, когда хотят, рожают, несмотря на то, что не хотят, рожают второго, потому что муж и мама сказали, что надо двух, рожают, потому что хотели, но потом не испытывают любви и страдают, рожают, а потом выгорают от усталости и нахождения в замкнутом пространстве. У этой темы очень много проявлений, сторон и точек входа, причин, оговорок и так далее.

Два месяца назад представительницы Фонда «Четверг» рассказали нам, что они планируют драматургический опен колл, и предложили «Театралию» спецпроект. У себя мы назвали его «Табу на нелюбовь», и он в целом про то, что от матери ожидается автоматическая и безграничная любовь, а если она не случается, то за это предусмотрена самостоятельная и общественная казнь. Сегодня мы запускаемся: у нас выйдет шесть текстов о сложностях родительства, присутствии этой темы в публичном пространстве и возможностях театра на этот счет. А Фонд ждет тексты, которые могли бы стать основой для спектаклей об этом. По итогам будут читки, Фонд выкупит авторские права пьесы, которую выберут лучшей, и будет постановка.

Тема сложная, я сама могу про это долго говорить и еле сократила этот пост, потому что матерей, еще не матерей, женщин, пытающихся стать матерями, нематерей шеймят по тысяче причин. Пожалуйста, читайте, пишите, участвуйте. (и разводную мы красивую сделали, зацените).

https://teatralium.com/taboo_na_nelyubov/
Сегодня у нас очень приятные гифки с бананами. Конечно, у каждого из вас свой список тем, на которые хочется посмотреть спектакли, но, может, в чем-то мы и совпадем!

https://teatralium.com/taboo_na_nelyubov/o_chem_molchit_teatr/
Вслед за Кареном выступаем с дрэг-королевами, артистами бойлеска и травести, совпала у нас только одна героиня — охеренная Лорина Рэй.

Оказывается, с лета этого года в музее «АРТ4» показывают «Мамины туфли» — перформанс, основанный на историях российских дрэг-артистов. Это совместный проект ТехноТеатра и московской художницы Тины Абрамян, которая подписывает свои картины именем Haus of Tina и делает одноименные дрэг-вечеринки в Москве. Эта культура в России до сих пор существует только по ночам и в отдельных заведениях, хотя давно могла стать полноправной частью шоу-бизнеса, музыкальной индустрии, искусства и театра.

Шесть российских артистов рассказали нам, чем дрэг отличается от травести и какой театр они любят, как оставаться настоящими, когда на вас три пары колготок и две пары утягивающих трусов, и что сейчас происходит на стыке театра, перформанса и дрэга.

https://teatralium.com/interviews/drag_queens/
Каникулы приближаются, самое время писать пьесы.

Для спецпроекта «Табу на нелюбовь», который мы делаем с Фондом «Четверг», мы поговорили с создательницами популярных проектов о правдивом материнстве и сформулировали много неочевидных для многих вещей. Например, то, что для большинства женщин в России психологическая поддержка пока остается непонятным форматом помощи. Или что более 30% женщин выходят после опыта родов с ПТСР — расстройством, которое случается с людьми после войны. Или что материнский инстинкт — это не то же самое, что любовь.

Обо всем этом наши героини рассказывают в своих телеграм- и ютуб-каналах, фото- и медиапроектах. Это Мария Карнович-Валуа из «Бережно к себе», дочь разбойника Настя Красильникова, фотограф Ира Брана, публицистка Марьяна Рыжаускас и мать года Лена Боровая.

Мы спросили их, как они решились на публичный разговор, стоило ли это того и почему так мало спектаклей про все это, когда они так нужны.

https://teatralium.com/taboo_na_nelyubov/horosho_ploho_poraznomu/
Ребята, с наступающим, пусть все будет хорошо, пожалуйста.

Для настроения — плейлист Вики Приваловой, которая поставила «Совместные переживания», «Мам, привет» и «Северное сияние». К вашим услугам Николас Джаар, Игорь Стравинский, Валерий Меладзе. До встречи в 2021-м!

https://teatralium.com/music/hochesh_letet_leti/
Есть рецепт: если вам тревожно и неспокойно, время читать дневники. Их последовательность и откровенность успокаивает, легитимизирует ваши переживания и дарит надежду на то, что все образуется, может, уже завтра.

В НЛО вышел сборник дневников Алисы Коонен, и мы опубликовали у себя отрывок из одиннадцатой тетради, в которой тот самый март: Коонен, окруженная Качаловым, Берсеневым, Скрябиным и еще парочкой поклонников, успешная и знаменитая, принимает решение покинуть МХТ, потому что видит и себя на сцене, и сам театр по-другому. Станиславский ей, конечно, этого не простил и не здоровался с ней потом десять лет.

Коонен подписала контракт с Константином Марджановым и ушла в его свеженький Свободный театр. А там спустя несколько месяцев случится их встреча с Александром Таировым, и возникнет союз, который войдет в историю. Ах!

Особенно подойдет, если вы стоите перед каким-то важным решением или вас одолевают разные фрустрирующие предчувствия.

https://teatralium.com/articles/vse_lyudi_takovy_bog_s_nimi_so_vsemi/
«Хорошо, если человек без сил и ресурса, охваченный страхом или чувством беспомощности, может про все это подумать в безопасном пространстве. И театр может его предоставить».

Ура, мы получили уже сколько-то десятков пьес на наш опен колл с Фондом «Четверг»! Вначале я немного переживала, что вот так сводя тему к максимальной конкретике, а именно к нелюбви, она может получиться слишком узкой. Теперь я так не думаю, теперь просто хочется все эти тексты почитать.

Если вы еще в процессе или вас интересует, как делать спектакли на темы, о которых не принято говорить правду, то вот монологи людей с соответствующим опытом. Это Катя Бондаренко, Михаил Дурненков, Нана Гринштейн, Полина Бородина и Сергей Шевченко. Присоединяйтесь. Финал уже скоро.

https://teatralium.com/taboo_na_nelyubov/kakie_peremeny_esli_dazhe_pogovorit_ob_ehtom_nelzya
Наконец-то интервью с Викой. Зарядиться верой, надеждой и любовью в этот сложный день.

В 2019 году Вика Привалова выпустила спектакль-выставку «Мам, привет» и с тех пор регулярно получает просьбы поставить про отцов, сестер и всех остальных родственников. Во ВГИКе ее постоянно отговаривали от режиссерского факультета, говорили, что режиссер должен быть строгим, «а ты посмотри на себя, ты же актриса». Привалову знают по трогательным и откровенным работам на темы, которые кажутся простыми или наивными, а на деле оказываются редким опытом: очень личным, поддерживающим и нужным. Ее «Совместные переживания» — про первую любовь, «Мам, привет» — про отношения с матерями, а недавняя премьера «Северное сияние» — про секс. Какие еще спектакли про секс вы видели? Мы поговорили с Викой о том, как она создает свои проекты, и узнали, что помогает ей справляться с одиночеством, почему она не любит Элвиса Пресли, а иногда чувствует себя лабрадором.

https://teatralium.com/taboo_na_nelyubov/privalova_interview/