Narrativny|Haritonsky
667 subscribers
91 photos
4 files
151 links
Привет! Меня зовут Саша Харитонски, я небинарный человек и помогающий практик. Пишу в основном про людей и их чувства. А еще бывает про гендерную социализацию и всякие процессы в обществе. Записаться на консультацию можно здесь sowuloway.ru
Download Telegram
to view and join the conversation
Не люблю слово «солидарность», оно для меня на вкус как соц.реализм 80ых. Но очень люблю идею сестринства и сообщества. В нарративном подходе очень много говорится о значении нашего коммьюнити и жизненного клуба. Наши значимые люди, наши близкие, те, кто нас поддерживают. Те, про кого мы читали и слышали и кто является примером для нас. Те, кого мы читаем в соц.сетях. Те, с кем наши ценности совпадают. Те, кто верит в нас и те, к кому мы можем прийти, когда нам плохо или трудно. Те, кто приходит к нам и кого можем поддержать мы. Те, кто видели нас в моменты нашей силы и в моменты нашей уязвимости и оставались рядом.

Я не помню чьи это слова, но я помню их — о том, что если кто-то говорит, что маленькая горстка людей не может изменить мир, не верьте им, потому что именно так это и происходит.

Женщины меняют этот мир сейчас. Поддерживая подруга подругу, подтверждая подруга подруге: Это не ок, когда с тобой так поступают, это не нормально. С тобой все в порядке, не в порядке с этим миром, с этими людьми. Создавая шелтеры, социальную рекламу и посты в сетях. Называя насилие насилием. Обнимая, оплачивая билеты, собирая одежду для детей и деньги на психотерапию и платьюшко. Подтверждая право хотеть на ручки и ценность наслаждаться своей жизнью. Делясь подруга с подругой сложностями и радостями. Создавая сообщество, на которое можно опереться в трудную минуту.

Сестринство и подружество зачастую становится целительным для тех, кто не нашел этого в своей семье. Это очень терапевтичные процессы — как для женщин и девушек, так и для всего мира. Потому что у каждой должны быть те, кто ее любят, ценят, поддерживают и принимают.

С праздником!
Чувствовали вы себя когда-нибудь так, будто все остальные живут полноценную жизнь, а вы только наблюдаете за ней со стороны?

Как будто все ваши разговоры (даже иногда встречи) не совсем настоящие?

Вот Таня, Игорь, Наташа общаются в обед на работе и они увлечены. А если вы разговариваете с кем-то — это как будто изображение разговора, отыгрывание необходимого.

Таня спрашивает: «Как дела, присоединишься?». И вы чувствуете заторможенность, все мысли из головы пропадают.

Или вы присоединяетесь, но беспрестанно крутите про себя: «А все ли нормально я сказала? А были ли это уместно?».

Ощущение скомканности, неловкости, не особо приятное послевкусие.

И вроде бы очень хочется вот так, как остальные: хочется чувствовать происходящую жизнь изнутри. Но кажется, что это невозможно. Что никогда не получится преодолеть разрыв в ощущениях — скованность и отчужденность против непосредственного переживания и живого контакта.

Иногда мы попадаем в ловушку изолированности и отчужденности. И нам может казаться, что это мы такие. Ну, как-то вот так получилось. Может мы родились такими. Но в большинстве случаев нет. Неуверенность и страх не появляются на пустом месте. Чаще всего за ними стоит травмирующий опыт.

«Я не такая как все, я хуже»
«Мне нечего рассказать людям»
«Всё, что я говорю, не интересно»
«Да зачем это говорить, это очевидно, и так все знают»
«А вдруг они решат, что это глупо?»

Эти идеи не приходят в голову просто так. У них есть источник. Никто не рождается с мыслью «я хуже». Эти мысли выматывают, ограничивают, отравляют. Заставляют быть ниже воды и тише травы.

Но ведь на самом деле с близкими или наедине с собой мы чувствуем себя свободными и раскованными. Хочется чувствовать себя также свободно рядом с другими. Хочется с кем-нибудь поделиться своим мнением и услышать в ответ: «Да! Я тоже так думаю». Хочется иметь возможность возразить в ответ менеджеру на работе/ продавщице и вообще кому-угодно. Потому что иногда есть, что возразить.

За ощущением тупика и непонимания, что тут можно изменить, иногда следует мысль: «может быть это просто я такая?».

И это одна из тех тем, в которых зачастую очень нужна поддержка, чтобы выйти из под этого "стеклянного колпака" и стать героиней своего фильма. Потому что изнутри это зачастую переживается как невидимая стена. Как что-то тотальное. Как пропасть между мной и другими, которую практически невозможно преодолеть.

Но на самом деле это не так. Просто надо знать, с какой стороны подбираться.

> > > Если вам интересно поисследовать эту тему, 25 марта в 20.00 по МСК я приглашаю вас на бесплатный вебинар «Социальная тревожность и неуверенность в контакте с Другими».

Будем говорить:
— о причинах социальной тревожности
— как помочь себе в таком состоянии
— где находить опоры для внутреннего спокойствия и уверенности

(!) Нарративный подход позволит посмотреть на эту тему с новой точки зрения. Иногда это как глоток свежего воздуха. Ссылка на регистрацию https://forms.gle/t86LUKacwjaAygoB7
Чувство «со мной что-то не так» многих преследует с детства. В нашем обществе принято ругать детей за ошибки, и в то же время не замечать успехи, обесценивать их, воспринимать как должное.

Вспомните прописи и школьные тетрадки: все ошибки и неровности подчёркнуты красной ручкой, исправлены, обведены. Так мы привыкаем на них фокусироваться. Никто не пишет на полях «Хорошо! Молодец!» там, где всё сделано правильно.

«Четверка? Почему не пятерка? Пятерка? Почему еще не на олимпиаде? Попала на олимпиаду? Ну, главное, чтобы теперь в университете себя также показала!»

В этой череде требований, высказываемых даже из лучших побуждений, как будто не остается пространства для радости,. Для того, чтобы признать, что ребенок молодец и ого-го вообще-то. Как будто все время недостаточно.

Мы вырастаем и так же не умеем говорить себе «Молодец!», когда что-то получается.

Простое и небольшое«я сделал ошибку» каждый раз превращается в огромную стену «Я плохая, я все делаю неправильно, я не справляюсь, у меня никогда ничего не получится». Кажется, будто за что не возьмешься, всё не так. А где гладко и правильно — так и должно было быть, и хвалить себя как будто и не за что.

Сколько времени можно сохранять внутреннюю устойчивость в таких условиях? В чем находить опору, если мы замечаем только ошибки?

«Вон Ира, Марина, Макс — творческие, а я...». Или «Оля, Таня, Костя сделали карьеру, а я...».

И чем бы мы не занимались, мы находим способ обесценить то, что делаем. При этом замечаем таланты, уверенность и самодостаточность в других.

Вопрос только в том, как увидеть их в себе.

Иногда человек понимает, что ей есть чем гордится, есть за что похвалить себя. Но признать и принять это не получается. Как раз эта неспособность признать свою ценность влияет на ощущение себя рядом с другими. Возникает идея неуместности, неправильности, «плохости».

Как апофеоз: «Хвастаться стыдно». Получается, фактически и говорить о себе хорошо людям бывает стыдно. Относиться к себе хорошо — неловко. Зато к другим относиться хорошо — нужно. Возникает не очень справедливый контраст, который влияет на наше ощущение себя: Они — хорошие, я — не очень.

К сожалению, это довольно распространенная история. Она связана как с традициями педагогики, так и с тем, как в нашем обществе принято общаться и относиться — к себе в том числе.

Именно поэтому я решил, что стоит говорить об этом не только на индивидуальных консультациях, но и в формате вебинаров и нарративных встреч.

> > > Если вам откликается эта тема, то 25 марта в 20.00 по МСК я приглашаю вас на бесплатный вебинар «Социальная тревожность и неуверенность в контакте с Другими».

Будем говорить про:
— причины социальной тревожности
— как помочь себе в таком состоянии
— где найти опоры для внутреннего спокойствия и уверенности

(!) Понимание, что происходит и как оно работает, обычно помогает чувствовать себя лучше. Знание, чем можно себя поддержать, помогает справляться.

Ссылка на регистрацию https://forms.gle/t86LUKacwjaAygoB7
Вообще, я почти чемпион в плане признания своих достижений. Я умею себя хвалить за 15 минут упражнений, за помытую посуду, за работу, которую я делаю каждый день, за то, что выбрался на прогулку.

Но вебинар — это что-то новое для меня. Я могу себя похвалить за то, что я его подготовил и провел, но мне удивительно, насколько ценным для меня оказались именно письменные отклики.

Я всегда уделяю в конце встречи время для обратной связи, и на вебинаре это тоже было, и вообще весь вебинар был построен через общение — я спрашивал про каждый слайд презентации, про каждую часть информации — откликается ли она, насколько и как именно откликается. Поэтому я знал, что было много людей, которым было ценно то, что было на вебинаре, которые узнавали себя в том, о чем я говорил.

И все же — это был момент контакта, а когда вебинар закончился, мне все равно было сложновато присвоить это себе. Даже со всей моей, простите, прокачанностью этой практики. Потому что сообщество поддерживает, контакт поддерживает, а когда мы остаемся после этого наедине с собой — это уже следующий уровень.

И вот тут оказалось очень ценно зайти и прочитать письменные отклики. Спасибо всем, кто их написал.

В большинстве откликов совпали два момента:

1) Было очень ценно увидеть и почувствовать, сколько рядом людей с похожими и близкими ощущениями и проблемами. Мы можем знать, что вокруг есть люди с тревожностью, с низкой самооценкой, с чем-то еще — но это мало о чем говорит восприятию. Когда мы видим и слышим их рядом, когда мы можем прочитать и узнать себя в чьей-то реплике — это совсем другой опыт.

Это правда очень важный момент — я очень хорошо понимаю ценность такого опыта, и это то, о чем я не так много думал, когда готовил вебинар, но это действительно оказалось значимой его частью. Для меня это является ярким подтверждением, что такие вебинары нужны.

2) Откликалось то, о чем я рассказываю, было узнаваемо, и это оказалось важным. И это то, что я знал и ради чего все и делал — потому что это правда важно. Понимание того, как работают те или иные механизмы внутри нас (вот такая немного стимпанковская метафора), знание того, какие факторы работают и что можно им противопоставить — помогает снизить их влияние.

3) В откликах были упомянуты все практики и штуки про противостояние тревожности, про которые я говорил. Для кого-то было важно увидеть их в структурированном виде, для кого-то были новые и ценные практики, для кого-то были важными отсылки к телесному опыту и альтернативным идеям. А для меня было важным увидеть и прочитать, что все это нашло свой отклик.

Видео в итоге решено отправить всем, потому что много запросов на него, только у меня тут с ним небольшие проволочки, но сегодня в течении дня все, кто в рассылке, его получат.

А курс про внутреннюю устойчивость и право быть двигается дальше — в течение этого месяца мы работаем с социальной тревожностью в нарративном цикле встреч с теми, кто решит пойти глубже(потому что есть вещи, которые не сделаешь в формате вебинара), а через месяц будет вебинар и нарративный цикл встреч, посвященные стыду и непринятию себя.

Вообще, в курсе все темы так или иначе связаны, но вот эти три особенно — социальная тревожность и неуверенность в контакте с другими, стыд и непринятие себя (одна из самых сложных для проживания и соприкосновения с ней тема), и о том, как обозначать границы и говорить нет.

И больше всего меня поддерживает именно то, что я прочитал в откликах — как ценно увидеть, что я не один и не одна сталкиваюсь с этими сложностями. И сейчас я очень хорошо чувствую значимость того, что делаю, чувствую, что это нужно. И мне это важно. Спасибо. Продолжаем)

П.С. На фото мое сегодняшнее селф--тюрбанное развлечение, потому что ну как я без #немногоозорства?
И не могу не приложить немного откликов. Согласие на публикацию получено
Сегодня день видимости трансгендерных людей.

Возможность быть видимыми напрямую связана с безопасностью и позволяет:

1) Говорить о своих проблемах и получить поддержку

2) Чувствовать себя равноправными членами сообщества, что является важной социальной потребностью

3) Проявлять себя с той же степенью свободы, что и все окружающие люди.

Все эти три пункта важны для любых людей. Проблема в том, что люди, принадлежащие к стигматизированным группам, довольно часто имеют к этим возможностям очень ограниченный доступ, или не имеют его вообще. И это сказывается на в том числе психологическом состоянии этих людей. И это часть тех проблем, которые создают стресс меньшинств.

Стресс меньшинств - это повышенный, по сравнению с большинством уровень стресса, с которыми сталкиваются члены стигматизированных групп меньшинств. Научные исследования показали, что представители таких групп сталкиваются с таким уровнем хронического стресса, который приводит к ухудшению психического и физического здоровья.

Для чего я пишу об этом сегодня? Чтобы еще раз обратить внимание:

Если вы относитесь к какой-либо стигматизированной группе, не стоит недооценивать свой уровень стресса, и стоит понимать, что в отличие от большинства, у вас скорее всего не десять, а восемь ложек в день. Потому что две автоматически идут на то, чтобы справляться с хроническим стрессом, обусловленным социальной ситуацией.

Даже если человек не сталкивается с дискриминацией прямо здесь и сейчас, можно задать себе вопрос, сколько и какие усилия были приложены для того, чтобы ситуация была достаточно безопасной?

1) Ограниченный круг людей, которые знают об идентичности человека

2) Профессия, выбранная так, чтобы было возможно скрывать свою идентичность

3) Выстроенная "легенда" и способы "маскировки", чтобы не выделяться.

4) Отсутствие маскировок и легенд, но свои наработанные способы защищать свои идентичности, защищаться от агрессии, нападок, подколок, шуток, предвзятого отношения, мифов и тд.

5) Постоянная готовность к тому, что тебя не понимают, не признают, считают хуже, если ты скажешь что-то о себе, своей личной жизни или гендерном самоощущении.

6) Принятие того, что человеку может быть здесь и сейчас ок, но уровень дискриминации в отношении таких же людей высок, и даже если сейчас персона пребывает в благополучии, это не означает того же уровня безопасности, что и большинства людей.

Я написал то, что первое мне пришло в голову на эту тему, это очень ограниченный список самых поверхностных вещей, и это то, что требует большого количества ресурсов даже от очень устойчивого человека. А если у человека недостаточно опор, то эти пункты усиливают свое влияние.

Видимость позволяет начать говорить о своих проблемах и получать поддержку. Видимость позволяет увидеть, что человек не один и не одна. Видимость позволяет чувствовать себя свободнее.

Быть видимыми - это нормальная потребность и нормальная часть жизни человека.
Понял, что давно не писал постов про то, что такое собственно нарративная практика. Про что она, какая она. Вот гештальт — он уже такой достаточно на слуху, чтобы представлять себе что-то. А нарративная практика — зверь пока невиданный, неслыханный. Вроде что-то там происходит, а что, далеко не всегда понятно.

Писать про нее сложно, потому что стоит она на трех китах, а киты — на черепахе. Короче, непростая конструкция, в пару фраз не уложишь. То с одной стороны подойдешь, то с другой, а в единую картинку укладывается не так просто, вначале выглядит как отдельные пазлы.

Сейчас мне больше всего про нарративную практику откликается, что это простраивание опор. Внимательное, бережное исследование того, как выстроена наша жизнь, и простраивание опор там, где оно нужно. Это, конечно, не исчерпывающая трактовка, но одна из емких.

В качестве примера — идея отсутствующего, но подразумеваемого. https://telegra.ph/Pro-otsutstvuyushchee-no-podrazumevaemoe-na-konkretnom-primere-04-06
Факт, за что я люблю нарративную практику №134.

Я думаю, что все вы слышали про вашу ответственность за ваши чувства. Про то, что «ну и что, что тебя не принимают, главное, чтобы ты сама принимала» И про то, что «в обществе ты всегда будешь сталкиваться с тем, что кто-то тебя в тебя не верит, ты сама должна в себя верить» и все такое. Фокус на том, что это только ваша ответственность и прямая обязанность.

Для примера возьмем фэтфобию — но это работает не только с ней.

Посмотрите на ситуацию: общество, которое везде транслирует, что быть толстой это стремно, которое в главные роли и на подиум выпускает только исхудавших моделей. До сих пор каждый бодипозитивный пост встречает волну околохейтреских комментариев. До сих пор пара, в которой партнерка гораздо более полная, с большой долей вероятности столкнется с разными негативными или недоумевающими комментариями. До сих пор большая доля полных и толстых людей сталкивается с неуместными репликами по поводу их веса от незнакомых, знакомых людей, друзей, и давлением со стороны родственников.

Одновременно с этим, довольно часто полная персона, решившаяся говорить о том, как ей тяжело в такой обстановке, как негативно на нее влияет это давление, о своей тревожности, ощущении своей «второсортности», сталкивается с идеями из серии «просто забей», «ты не должна думать об этом и париться», «я вот не обращаю внимания, можно же не обращать внимания, почему ты до сих пор ноешь», «главное — твоя уверенность в себе, я вот знаю полную девушку, у нее отбоя от мужиков нет, а все потому, что она не ноет и уверена в себе» и тд.

Нарративный подход очень разделяет здесь ответственность и признает силу давления, с которой сталкиваются люди. Он смеет признавать и говорить о несправедливости этой ситуации. И о том, что несправедливо также возлагать на одну персону противостояние с целым обществом. Целая система работает против нее.

Но от одного человека почему-то ожидается, что она сможет это проигнорировать, выстоять, и выстроить положительную самооценку посреди бушующего моря уничижающих реплик и почти полного отсутствия положительной репрезентации. Более того, иногда это звучит как дополнительное обвинение: а почему ты обращаешь на это внимание? Почему ты не берешь на себя ответственность за свои чувства?

В нарративной практике здесь будет разговор о значимости такого давления, признание несправедливости этой ситуации и разделение ответственности — не только персона, столкнувшаяся с фэтфобией, ответственна за свою реакцию, но и те, кто транслируют фэтфобию, ответственны за нарушение границ других людей. Потому что форма и вес тела другого человека — это не их дело.

И уже после признания вклада этих дискурсов, можно находить свои способы противодействия этому давлению. Потому что пока человека обвиняют в том, что он «обвиняет кого-то, вместо того, чтобы брать ответственность на себя», пока не признана несправедливость этой ситуации и право человека переживать и расстраиваться из-за нее - это дополнительная несправедливость, которая закономерно и естественно вызывает и обиду, и ощущение непонимания и непризнания проблемы.

И отдельно по поводу ответственности за чувства - мы не можем заставить себя не злиться, или взмахом волшебной палочки убрать обиду. Даже если рационально понимаем, что было бы "логично". Мы ответственны за то, что делаем с ними - но делать с ними можно многое. Я вот выбираю поддерживать в ситуации обиды, понимать и принимать злость. И в общем и целом - дружить с ними, а не заставлять их "заткнуться" или перестать быть.

Факт, за что я люблю нарративную практику №134 — за признание ответственности и вклада доминирующих дискурсов, за признание, что проблема далеко не всегда в самом человеке. За возможность выстраивать разговор без обвинения самого человека, и с признанием происходящей несправедливости.