пост/постдрама
2.2K subscribers
607 photos
42 videos
6 files
669 links
Download Telegram
два дела к вам из «Сдвига» — две программные работы сокураторов:
«oh my god you are so russian» Антона Вдовиченко в эти выходные (хотела бы пересмотреть сама, т.к. и «горизонтальное вече» отчасти с этой темой завтра сопряжется)
и «лики» Ани Кравчено через две недели о перевоплощении / проявление — что мне сейчас тоже все больше интересно, так что я бы тоже пересмотрела, но сама я в ближайшую неделю если и уеду куда-то из Москвы, то только в Казань, а потом я уеду в Ташкент)))

https://sdvig-events.timepad.ru/event/1904558/
https://sdvig-events.timepad.ru/event/1916368/
я сейчас поделюсь такой довольно абстрактной мыслью, но я в нее прямо с каждым днем все больше верю.

есть такой исследовательский термин, методологический подход, точнее — «насыщенное описание», я сейчас не разверну его точные определение и инструментарий, но давайте просто про буквальное значение поговорим. максимально внимательное и плотное документирование ситуации, определение смысла — намерения и эффекта — в каждом из ее элементов.

вот по-моему, есть две области в художественной среде сейчас, которые критически требуют именно «насыщенного описания». потому что иначе наступает какая-то либо смерть, либо бесконечное вращение в кругах ада посттравматического синдрома.

во-первых, это собственно производственные отношения. я продолжаю считать, что тексты сейчас не могут описывать только так называемые произведения, они должны описывать процесс их создания. ну и очевидно, что уже все больше других людей тоже так считают. но вот когда я прихожу в разные структуры на разных ролях — как кураторка, как человек, которого курируют, как человек со стороны, неважно — на меня съезжает такая лавина информации, в которой неизбежно много камней и жесткого снега отчаяния. типа, никто и нигде не работает хорошо. ничего не работает идеально. и дальше я как бы оказываюсь перед выбором: либо прервать все взаимодействия, потому что не идеально, либо оставаться, оправдывая своим присутствием эту неидеальность, которая, допустим, меня в конкретном случае не ранит или ранит минимально, но я же понимаю, что могут быть другие люди — которых уже ранило или еще ранит.

или пусть даже не ранит — но все равно я часто через какой-то эталон думаю. ну вот я попробовала пожить, прямо истерически внимательно разделяю рабочее время и внерабочее. уследить за этим разделением в итоге стало моим главным источником тревоги)) но с другой стороны, два выходных подряд каждую неделю, в течение которых реально не отвечаешь на сообщение по работе — вообще потрясающий инструмент целительной перезагрузки. но все равно. я прихожу в разные структуры, включаюсь в них сама — и я же вижу, что ну часто люди ищут в работе не только рабочих отношений — люди ищут дружбы, семейственности, это факт — и я не знаю, как отрегулировать все взаимодействия так, чтобы перестали искать. потому что это производная от каких-то гораздо более глобальных структур — эта потребность. и еще масса других потребностей, которые разламывают эталоны, а любой разлом эталона погружает в бесконечное вращение по кругам посттравматики. я просто физически не смогла в этих кругах жить, это какая-то смерть при живом отчужденном теле.

ну и я пришла к убеждению, что единственный инструмент для выхода к радости, которая все равно нужна, — это погружение, проживание и рассказ. рассказы от первого лица, интервью, расследования — неважно. главное, описание, что реально существует, почему и какие последствия для каких людей это имеет.

а во-вторых, «насыщенное описание» необходимо применительно к истории — к линиям наследования. но об этом, видимо, еще будет много — немного попозже

и да, для всех, кто вчера получил письмо от гэс-2 с сообщением об отмене моего воркшопа о власти «горизонтальное вече»: это решение, принятое со стороны гэс-2. спасибо всем, кто спрашивает, как я — я отлично! спокойно думаю, как наиболее точно действовать в этой ситуации дальше
страшно ли мне, какой будет реакция? Страшно!

в тексте об отмене воркшопа «Горизонтальное вече» я разрешила себе написать честно: я хочу, чтобы все разорвали отношения с гэс-2 — уволились, бросили проекты, отменили партнёрство. Не написать этого значило бы обмануть себя и вас.

это самая жесткая мысль в этом тексте — а все остальные, я надеюсь, и для художественного сообщества, и для публики станут ясным, доступным описанием механизмов, по которым сейчас работает московская (в первую очередь, но отчасти и в целом российская) культурная среда. Добро пожаловать в правду, вот мои предложения, как в этой реальности быть)

и большое искреннее спасибо Вилладжу — Паше Яблонскому, Тане Симаковой, Льву Левченко и ещё Ане Кузнецовой!

https://www.the-village.ru/weekend/point-of-view/vac-veche
пока вас много, а про гэс больше особо сказать уже нечего, хочу наконец показать два самых, может быть, дорогих мне текста за прошедший год — и на похожую тему, об организации, коллективности, настройке обмена и внимания внутри команды, экономических отношениях в связи с экспертностью, стратегическом дизайне вместо корпоративного брендирования. Тексты собраны из разговора с командой фестиваля «ФемАгора 2021: онлайн про онлайн», и больше всего из текстовых жанров я люблю интервью именно потому, что иногда — раз в полгода, год — случаются такие интервью.

https://te-st.ru/2021/12/24/fem-agora-2021/
https://te-st.ru/2022/01/05/spatial-chat-femagora/
сижу думаю, можно ли и как такой формат перенести в художественные опен коллы https://www.facebook.com/enzhe.dusaeva/posts/5081652471894566
ну что ж(

Как гражданин/гражданка России я выступаю против российского военного вторжения в Украину и выражаю солидарность с украин_ками.
Длящаяся уже 8 лет война уносит множество жизней, разрушает семьи и
приносит непоправимый вред. Я говорю «нет» войне!
вышел мой первый текст из серии «возвращение к жизни», дорогой-дорогой для меня. Правда, я столько всего успела понять и открыть за полтора месяца с тех пор, как его написала, что уже какими-то совсем другими словами думаю — но все о том же. И много лет еще, наверное, буду думать и говорить о том же — потому что я попала в удивительную ситуацию, когда с совершенно разными людьми заговариваю примерно о том, о чем пишу, только еще в деталях, и все — реально все — слушают, присоединяются, делятся своими переживаниями в ответ и выстраивается потихонечку какая-то картинка поразительного объема, связывается в какую-то устойчивую правду. и наличие этой правды уже даже как будто сменило в моем мире ту конструкцию, к шаткости которой я возвращаюсь весь текст, стало альтернативной несущей конструкцией, кажется — крепкой.

а еще забавно, что в тексте про будущее фраза «не помирилась с театром, с которым успела поругаться пораньше — в позапрошлом году» следует за картинкой из центра мейерхольда, который и есть этот самый театр (точнее, проблема там лично в лене ковальской, к остальным в циме никаких прямых коренных претензий у меня нет). полчаса сидела думала, может, попросить поменять картинку, потому что я конечно устала от связки «оля тараканова — цим», а в итоге решила — ну я об этом и пишу в тексте, что бесполезно бороться со своей историей и стирать свою историю, надо, наоборот, ее понимать и детализировать, чтобы из нее выращивать будущее, а не абстрактным проектированием заниматься. ну и это часть моей истории, она ко мне тут и там в разных формах и в разных городах какими-то смешными встречами и совпадениями возвращается, эти встречи и совпадения, а на самом деле закономерности наконец объясняют мне, как вообще устроен мир, и что все, что мне казалось, мне на самом деле не казалось. так что лучше я все это еще раз назову — смотрите, назвала, вот так называть уже не страшно, и не больно уже, нормально

https://supernova.is/visions/priblizhaya-budushee
две недели назад я смотрела спектакль «Мемория», который поставила Настя Патлай. Это были очень важные для меня два часа, потому что они выстраивали исторические связи и в то же время позволяли мне оставаться на дистанции. Я родилась и выросла в Волгограде, пять лет прожила в Москве, но история «Мемориала» никогда не была близкой мне историей — а в ходе этого спектакля она то приближалась, прямо касаясь меня, то становилась еще дальше, недостижимо далекой. Мне бы хотелось поговорить — я ещё поговорю — с помощью каких театральных средств, мастерских, возникает этот эффект. Но сейчас самое главное — это сам этот эффект дистанции и приближения. Каждое новое историческое событие одновременно очень похоже на ряд других и очень сильно от каждого из них отличается; параллели одновременно работают и нет, но я верю все больше — чем более детализированно наше историческое знание, тем устойчивее, как ни парадоксально, мы себя чувствуем при каждом новом изменении. Война идёт, войны идут. Вчера тоже шли, год назад шли.
Я прямо сейчас принимаю для себя решение признать, что война идёт и я не могу ее остановить. Ни я, ни все те коллективы, в которые я вхожу. Но я и все мы можем поодиночке и совместно думать, что наиболее сильно требуется от нас и кому — с учетом того, что мы можем дать, что мы умеем, — в ситуации, когда Россия перевела войну с Украиной в фазу танков и бомб.
пост/постдрама
две недели назад я смотрела спектакль «Мемория», который поставила Настя Патлай. Это были очень важные для меня два часа, потому что они выстраивали исторические связи и в то же время позволяли мне оставаться на дистанции. Я родилась и выросла в Волгограде…
Давайте я уточню — в Москве и других российских городах в 19:00 митинги; конечно, нужно попробовать остановить войну. Но думать — о действиях, которые будут иметь смысл, если попытка остановить провалится
пост/постдрама
Давайте я уточню — в Москве и других российских городах в 19:00 митинги; конечно, нужно попробовать остановить войну. Но думать — о действиях, которые будут иметь смысл, если попытка остановить провалится
Простите, не получается формулировать ясно в сегодняшней парализованности: конечно, речь о том, что нужно попробовать остановить войну, а не о том, что нужно остановить митинги
для протокола: у меня первый день истерика. Я не могу ответить на те вопросы, которые себе задаю. Дима ушёл из мастерских «Гаража», Катя и Маша написали о приостановке работы в «Своими словами» на «ГЭС-2». Я пока не понимаю, что в деталях эти решения значат, как пойму — напишу.

Это письмо, в котором мы называем возможные стратегии. Как из них выбирать, я сегодня не понимаю.

https://bit.ly/culturenowar
два письма:
1) «пространство 1520» в «гараже»
2) «умай» в театре тинчурина
т.е. в два места из всех, с которыми я работаю, но они не выразили прямое осуждение российской военной агрессии (в обоих случаях я задавала вопросы, будет ли). и из которых если уйду, то 1) буду возвращать деньги, 2) не получу деньги.

понятия не имею, это с моей стороны сейчас трусость или точность (пообещала себе месяц назад, что буду в каждой ситуации принимать решение, учитывая максимальное количество факторов в этой конкретной ситуации). одно знаю: подотчетность собственных слов и действий остается моей ценностью. мои решения сегодня вот такие, какие завтра — и не представить

сейчас я не соглашаюсь на новую работу с российскими организациями, которые не выразили прямой протест против российской военной агрессии. если вы российская или нероссийская организация, которая выразила протест, и вам может быть нужна работа со мной — дайте знать, пожалуйста, зарабатывать мне сейчас, очевидно, особо нечем. @olgatar
Дорогие друзья, с сегодняшнего дня я больше не являюсь членом жюри Национальной театральной премии Золотая Маска. Я очень уважаю коллег, которые держали дверь эти 28 лет. Но для меня сейчас дверь захлопнулась. Я знаю, что это не единственное возможное решение в этой ситуации, но у меня — такое. Нет войне.
Forwarded from Медуза — LIVE
Интервью Михаила Подоляка — советника главы офиса Зеленского — о том, есть ли сдвиг в переговорах с Россией

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА

«Для нас территориальная целостность Украины незыблема. Для нас де-юре эти территории — АРК [автономная республика Крым] и ОРДЛО [Отдельные районы Донецкой и Луганской областей]; мы не знаем, что такое ЛДНР. Для нас эти территории юридически остаются частью Украины. Но эффективное управление над ними мы временно потеряли, и там сейчас российская администрация. Это статус-кво, я готов его назвать — а свои позиции на переговорах мы озвучивать пока не можем, еще раз повторяю. В отличие от россиян, мы придерживаемся договоренностей».

https://mdza.io/V7l_r9qH5Mc
Forwarded from DOXA
Накануне приговора заново запускаем флешмоб #МыТожеDOXA

Расскажите о деле DOXA у себя на странице. Как вы узнали об обысках 14 апреля? Приходили ли в суды? Может быть, участвовали в аукционе слов в Мосгорсуде? Или делали браслет из подручных материалов? Что вообще связывает вас с DOXA и арестованными редактор_ками? Читали ли вы нас до уголовного дела?

Приходите в Дорогомиловский суд 31 марта в 14:00 и 1 апреля в 10:00, а если находитесь не в Москве — поделитесь информацией онлайн или расскажите близким.

Спасибо, что поддерживаете наших экс-редакторо_к и читаете DOXA!

Молодость обязательно победит.
Я хочу найти немного работы

это могут быть редактура, переводы, интервью, аналитическая или расследовательская журналистика, исследования, любые другие дела с текстами, данными, архивами.
Еще — если вдруг сейчас такое есть — это может быть фасилитация-модерация групповых обсуждений в закрытом формате, что-то типа рабочих групп.

Я хочу скорее ассистирующую либо техническую работу, возможно, анонимную. То есть в формате колонок, лекций, авторских образовательных курсов мне сейчас нечего сказать (и я считаю, что говорить стоит другим людям, а мне стоит помолчать). Но хотелось бы найти дело или дела, к которым захочется присоединиться и для которых я смогу быть полезна.
До конца мая я не в России, то есть и ищу на апрель-май. Хотя если вдруг появится более долгосрочное предложение, то я тоже готова подумать.

Чего точно не хочу — проектов 1) про великую русскую культуру 2) про русскую эмиграцию. А вот если я буду нужна в делах, которые это разбирают на кусочки, чтобы оно перестало работать, или же вкладываются во что-то параллельное, что уже сильнее или еще станет сильнее, то вот этого я очень хочу.

Особенно хорошо, если это будет работа с историческим компонентом (хоть про двадцатый век, хоть про седьмой) — в т.ч. в области военной истории.

Я два года занималась кураторскими проектами в театре — от концепции и исследований до менеджмента бытовых и юридических процессов, три года — активизмом в сферах, в первую очередь, трудовых прав и лгбт, четыре года — критикой и журналистикой.
Еще, как недавно выяснилось, я умею писать тексты для песен...

Пишите @olgatarr1, могу показать примеры, прислать cv.