О чем ты ешь?
471 members
50 photos
37 links
Тело без войны за тело, еда без чувства вины.
Для связи: @ozhka
Download Telegram
to view and join the conversation
Пришла вчера заказанная с Амазона Overcoming Overeating. Та самая, первое издание 1988 года. Была в ляпистой суперобложке (дань непреходящей моде и маркетингу), которую я тут же выбросила. Черт, какие же все-таки приятные эти старые книги в тканой твердой обложке. Кайф кинестетика. И полочка моя все растет!
This media is not supported in your browser
VIEW IN TELEGRAM
Forwarded from Body Neutral Zone
Трансформировать тело ради самых разных целей - это то, чем люди занимались всегда. А особенно просто его трансформировать в изображениях. Сегодня это фотошоп, а раньше художники шокировали (или наоборот ублажали) публику своими взглядами на тело. Об этом Мария Санти @mariasanti специально для этого канала написала текст и подобрала иллюстрации.

http://telegra.ph/Telo-v-iskusstve-03-12
Подробное пояснение про слово толст_ая: минутка бопо-просвещения на нашем канале

Слово толст_ая — всего лишь слово для описания человеческого тела. Такое же как "высок_ая" или "чернокож_ая".

И это слово не только НЕ несёт в себе негативного значения, но также легко может быть положительной характеристикой.

К примеру: мы умиляемся толстым котикам, рады толстым кошелькам и не прочь съесть бутерброд с толстым слоем чего-то вкусного на нём.

НО!
Поскольку мы с вами, к сожалению, живём в фэтфобном (т.е. ненавидящем толстоту) обществе, то в разговоре о теле прилагательное "толст_ая" часто используется как синонимичное словам "никчёмн_ая", "уродлив_ая" и "второсорт_ная".

И если мы не хотим поддерживать фэтфобию, то нам нужно быть предельно внимательными и останавливать себя, когда мы "ругаемся" словом "толст_ая" в отношении кого-то/чего-то, или даже (это важно!) в отношении себя.
Потому что, горестно вздыхая "я так_ая толст_ая" мы тоже укрепляем фэтфобию и раним реально существующих живых людей у которых именно такие тела.
А это совершенно неприемлемо.

С другой стороны, если вы определяете себя как толстого человека — вы можете обозначать этим словом себя (если вам это комфортно).

Можно сообщать об этом с такой же интонацией, с которой вы бы сказали "у меня карие глаза" или "я рыжеволос_ая".
Этим самым вы будете совершать важную работу по снятию стигмы с этого слова.

А если вам будут возражать в духе: "ты не толст_ая, ты красив_ая"
или
"не говори так! ты совсем не толст_ая!",
ТО можно и нужно сказать, что:
слово "толст_ая" НЕ антоним к слову "красив_ая"
в слове "толст_ая" нет абсолютно ничего ужасного.

Слово "толст_ая" — это не ругательство.

Толстые люди (сюрприз-сюрприз!) — могут быть одновременно и ТОЛСТЫМИ и КРАСИВЫМИ.

А также: счастливыми, радостными, любимыми, успешными и вообще КАКИМИ УГОДНО!

И я думаю, что человечеству пора наконец узнать об этом.
вдогонку к посту выше хочу пояснить про:

Неловкость от употребления слова "толстые" по отношению к другим людям

Знаете почему к слову "толстые" так много эвфемизмов и синонимов?
Да ровно потому, о чем я писала выше: наша культура крайне фэтфобна!

А если быть толстыми вроде как "плохо", то слово, обозначающее толстоту тоже считается "плохим". По этой причине многим людям сложно употреблять слово "толстые" по отношению к окружающим — они боятся обидеть кого-то.
Поэтому в ход идут эвфемизмы, такие как:

- Полные
(сразу вспоминается что-то про "дом полная чаша" и выражение "полный пиздец")

- Фигуристые
(так себе замена, потому что под "фигуристостью" обычно подразумевается тип фигуры "песочные часы", а такая фигура не у всех)

- Пухленькие
(уменьшительно-ласкательные суффиксы появляются потому, что общество считает слово "толстые" устрашающим и пытается обезвредить, делая "более милым" даже слово-замену)

- Пышные
(не всем приятно ассоциировать себя с хлебобулочными изделиями)

- А также Большие, Крупные (прям как помидоры, или апельсины) и великое множество других.

Спросите себя, что мы говорим, когда видим толстого котика?
Правильно — ТОЛСТЫЙ КОТИК.
Не полный, не крупный, не пухленький, и уж тем более не ПЫШНЫЙ.
В случае с котиком у нас нет запрета на слово "толстый", он существует только в отношении людей.

Но правда в том, что слово "толстые" НЕ РУГАТЕЛЬСТВО!
А значит нет нужды его опасаться и использовать эвфемизмы.

Можно просто использовать слово "толстые", с ним всё в полном порядке!

Используя слово "толст_ая" без стеснения и в нейтральном ключе мы помогаем дестигматизировать толстых людей и толстоту. Это важная работа и она помогает искоренять фэтфобию, которая своим существованием так или иначе ранит нас всех.
Книга американской писательницы и журналистки Наоми Вульф «Миф о красоте» считается культовым произведением, обязательным к прочтению любому, кто интересуется феминизмом. Но и тому, кто феминизмом не интересуется (и даже боится этого слова), книга будет полезной, поскольку расширяет взгляд на мир, перенастраивает оптику и позволяет вдруг начать замечать вещи, которые раньше воспринимались как белый шум, как нечто само собой разумеющееся, не противоречивое в своей основе, не содержащее конфликта. После прочтения «Мифа о красоте» начинаешь замечать, как старательно реклама и индустрии «услуг для женщин» (мода, косметика, пластическая хирургия и проч.) навязывает тебе убеждение в том, что с тобой что-то не так, что ты «не достаточно…» (красива, худа, подтянута, современна, интересна, молодо выглядишь – подставить нужное). Несмотря на то, что первое издание книги увидело свет почти 30 лет назад, до нас то, о чем пишет Вульф, докатилось как раз «к сегодня». Общество раскачивается, маркетологи, СМИ, бренды и бизнесы больше не могут делать вид, что ничего не происходит (точнее, могут – но это сильно чревато), и поэтому я бы рекомендовала эту книгу всем, кто хоть каким боком связан с необходимостью держать нос по ветру социальных веяний. Она реально крутая и яркая и однозначно стоит того, чтобы быть прочтенной.

#книги
("Альпина нон-фикшн", 2018)
Цитаты из книги Наоми Вульф "Миф о красоте":

«Редакторы вынуждены притворяться, говоря, что это мужчины хотят от женщин того, чего на самом деле от них хотят рекламодатели. Миссия журнала применительно к мифу о красоте определяется теми, на чьи средства он существует».

«Современные читательницы понятия не имеют о том, как в действительности выглядит на фото лицо 60-летней женщины, потому что на журнальных страницах она выглядит не старше 45 лет».

«Нельзя ожидать от верующего поддержки церкви, если он не считает себя грешником, и точно так же от женщины, которая не чувствует себя ущербной, нельзя ожидать траты денег на свой «ремонт и восстановление».

«Старение и лишний вес — вот на чем строится новая теология. Женщинам не дают забыть об Эдеме — шампунь Secret garden от Timotei— и о его утрате: ведь когда они были детьми, у них у всех была «безупречная» кожа и большинству из них давали есть столько, сколько они хотели. Трудно найти рекламу, в которой не встречались бы с некоторыми вариациями два ключевых понятия — «возрождать» и «питать». […] Эти слова повторяются вновь и вновь подобно гипнотическому заклинанию. Рекламщики знают, что женщины вынуждены жестко ограничивать себя. Мы подавляем чувство голода, признавая, что с нашей стороны было бы проявлением слабости не делать этого. Поэтому реклама «священных масел» играет на нашем стремлении к запретному, описывая калорийное и сладкое: «молоко и мед», «масло зародышей пшеницы», «питание для кожи», «крем», «мусс», «икра». Женщина питает кожу тем, что не может позволить себе съесть, не испытывая при этом чувства вины. […] С научной точки зрения «питание» кожи невозможно, так как ничто не может проникнуть глубже ее рогового слоя. Но женщины все-таки питают свою кожу, чтобы одарить себя любовью, которой многие из них лишены».

«Как сообщила Макнайту женщина, работавшая в Helena Rubinstein и Vogue, «стоимость ингредиентов составляет 10% или даже меньше той цены, которую женщины платят за косметические средства». По информации из того же источника, «непомерные наценки должны покрывать затраты на рекламу и “научные исследования”».

«Нас учат, что эта жизнь — юдоль скорби. Но такое ее восприятие извращает сам смысл жизни: женщина, которая умрет самой худой и с наименьшим количеством морщин, окажется победительницей».

«Вопросы «Кого я хочу? Почему? Что мне с этим делать?» превращаются в вопросы «Захотела бы я себя? Почему?.. Почему нет? Что мне с этим делать?»

«Симона де Бовуар сказала, что ни один мужчина не может свободно любить толстую женщину. Но если это так, то насколько свободны мужчины?»

«Женщина побеждает, когда разрешает себе и другим женщинам есть что и когда хочется, быть сексуальной, стареть, носить рабочий комбинезон, диадему из стразов, платье от Balenciaga, манто из магазина секонд-хенд или военные ботинки; наряжаться или ходить почти голой; делать все, что заблагорассудится, следуя своим собственным представлениям об эстетике или игнорируя их. Женщина побеждает, когда она чувствует, что то, что каждая женщина делает со своим телом — без насилия и принуждения, — это ее личное дело».

«С чего начать? Давайте избавимся от стыда. Будем жадными. Будем стремиться к удовольствию. Избегать боли. Носить, и трогать, и есть, и пить то, что нам хочется. Терпимо относиться к выбору, который делают другие женщины. Искать секс, которого мы хотим, и яростно бороться против секса, который нам не нужен. Выбирать свой собственный путь и ставить свои собственные цели. И когда мы прорвемся и изменим правила игры и наше ощущение своей собственной красоты станет непоколебимым, мы начнем воспевать эту красоту, одевать ее в красивые одежды, выставлять ее напоказ, щеголять и наслаждаться ею. […] В такой красоте есть сияние: свет, который излучают лицо и тело, вместо искусственного освещения, которое оставляет в тени личность женщины. Такого рода красота сексуальна, разнообразна и удивительна. Мы сможем увидеть ее в других и не бояться ее, и мы сможем наконец увидеть ее в самих себе».

#цитаты
This media is not supported in your browser
VIEW IN TELEGRAM
Вдогонку отличный паблик, который иллюстрирует то, что начинаешь замечать после Вульф:
​​Впереди 8 марта, а это значит, что пришло время сексистских акций в разных компаниях и заведениях.

Бар "Друзья" в Архангельске предложил своим посетительницам скидку на алкоголь в зависимости от размера груди (чем больше грудь, как вы догадываетесь, тем больше скидка). Но на этом полет креативной мысли не иссяк: чтобы получить скидку, нужно дать официанту потрогать вашу грудь. Ну какие затейники, а?

Хорошая новость в том, что из официального паблика бара уже убрали анонс этой акции. Что, вероятно, доказывает нам, что институт репутации в стране крепчает. #музейсексизма #гендерныепраздники
Полистайте его. Проникнитесь.
This media is not supported in your browser
VIEW IN TELEGRAM
Что помогло мне принять своё тело

Моим первоначальным запросом на психотерапию стало нарушенное пищевое поведение и идущая с ним рука об руку ненависть к телу. Вот что помогло мне с ней справиться:

🔸Выстраивание гармоничных отношений с едой. Конечно, когда я только начала отказываться от диетических ограничений и учиться питаться интуитивно, последовавший за этим (вполне естественный) небольшой набор веса вызвал волну страха и отвращения к себе. Но чем лучше у меня получалось прислушиваться к сигналам своего тела, заботиться о нем и давать ему то, что ему нужно, тем бережнее и теплее становились мои отношения с ним. А возможность без угрызений совести наслаждаться любой едой стала для меня огромным ресурсом.

🔸 Погружение в свои эмоции. На одной из самых запомнившихся мне встреч с моей психологиней она спросила: «Какая часть вашего тела вызывает у вас наиболее сильные эмоции?». Мне было невероятно трудно говорить об этом, но эффект оказался прямо очистительным. Как будто я вынула из самых своих глубин все отвращение, стыд, вину и ненависть к своему ни в чем не повинному телу и смогла рассмотреть их и подержать в руках. Оказалось, что у меня хватает сил не давать этим чувствам завладеть мной. Чем больше я с ними работала, тем слабее они становились, пока не превратились в эхо. Конечно, для этого понадобился не один месяц терапии, но оно того стоило.

🔸 Работа с мыслями. Первое время в моей голове постоянно звучал осуждающий голос, вещавший что-то про калории, жир и как мне должно быть стыдно выглядеть так, как я выгляжу. В конце концов этот голос мне изрядно надоел, и я стала высмеивать его, доводя эти навязчивые мысли до абсурда. Особенно мне помогало на каждое слово «калории» автоматически думать «калории-шмалории» — не знаю, почему, но это сразу снижало ужас мысли про КАЛОРИИ примерно до нуля.

🔸 Расширение видения. Я подписалась на множество инстаграм-аккаунтов бодипозитивных активисток с самыми разнообразными телами — и похожими на моё, и другими. Они честно рассказывали про свои трудности самопринятия, и я понимала, что не одинока в своих переживаниях. А ещё я в конце концов просто привыкла к виду разных тел, к мысли о том, что в существовании жира нет ничего страшного, поэтому и к себе в конце концов получилось привыкнуть.

🔸 Понимание того, что ненависть к телу — это не моя личная неудача, а социальная проблема. Жизнь в фэтфобной культуре, которая с детства учит нас тому, что худоба — главная ценность, а все, кто на неё на молится — безвольные неудачники, не давала мне возможности выбрать, как относиться к своей внешности. Мне потребовалась долгая работа, чтобы освободиться от навязанных диетической культурой установок и суметь увидеть эту проблему как системную, связанную с дискриминацией женщин и намерением индустрии похудения и красоты продолжать зарабатывать миллиарды на нашей неуверенности в себе, которую сама же эта индустрия и породила. Когда я читала «Миф о красоте» Наоми Вульф, я чуть не плакала от сочувствия к себе и ко всем женщинам, прошедшим через то же, что и я, и через гораздо худшие вещи в погоне за идеалом, которого невозможно достигнуть. А ещё я очень разозлилась. Эта злость помогает мне в те моменты, когда диетическое мышление нет-нет да и находит лазейку в мою голову.

Я не стала гуру самопринятия, купающимся в лучах любви к себе. У меня бывают плохие дни, мне трудно расставаться с любимой одеждой, в которую я больше не влезаю, а недавно я не удержалась от соблазна взвеситься, хоть и понимаю, что любая цифра на весах ровным счётом ничего не говорит обо мне. Но это все равно небо и земля по сравнению с тем, что было, и я рада жить свои дни в своём теле, пользуясь теми замечательными возможностями, которое оно мне даёт.
Книга «Сколько весит счастье» (проект Владимира Яковлева «Возраст счастья») большая, тяжелая и красочная. В ней Татьяна Хрылова (это она на обложке) рассказывает свою историю принятия себя и появившихся после отдыха в Стамбуле «лишних» 5 кг. Захотев разобраться, а как же сегодня худеют «по науке», она прочла много исследований, выцепив оттуда для книги самую соль, и поговорила с большим количеством людей. Истории двадцати трех из них и составляют вторую структурную часть книги (с иллюстрациями). Другие истории из заявленных 70 на обложке искусно вплетены в редакторский текст.

Книгу я прочла за вечер, и с большим интересом. Какие-то истории мне не отозвались, какие-то – очень даже. «Правила», которые каждый герой выводил, тоже не цепляли – слишком шаблонны и ни о чем, а вот живые детали рассказов вроде того, как одна героиня нашла у мужа листик со списком того, что ему в ней не нравится (он так и назывался: «Что я считаю некрасивым в Яне»), реально впечатляли (ну, как и все по-настоящему уязвимое и честное).
Купила я ее на Wildberries по какой-то совершенно роскошной для такого издания цене (14 BYR) и с удовольствием оставляю в своей библиотеке на полке «про тело».

#книги
(АСТ, 2015)