Микола Канян
2.72K subscribers
147 photos
2 videos
6 files
552 links
Завершенные циклы заметок: http://mixailkain.net/archive.html
Отклики по текстам: comments@mixailkain.net
Отклики по голосовым встречам: salon@mixailkain.net
Группа серапистов-митраистов: @cainites
Download Telegram
to view and join the conversation
В 20 веке казалось совершенно необходимым выдумывать новые виды литературной структуры, в частности, после появления массовых компьютеров большие надежды возлагались на гипертекст и interactive fiction. Закончилось, как известно, ничем — компьютерные игры достигли пика разветвленности и многоконцовочности где-то на рубеже тысячелетий и плавно докатились до линейного кино. Ничего удивительного, конечно — лучше за фиксированный бюджет сделать три игры вместо одной и продать их по отдельности. Но в начале заката сценаристам все же пришлось проявлять некоторое мастерство, сводя воедино многочисленные концовки оригиналов в единые отправные точки сиквелов.

Например, упомянутую мной несколько заметок назад Deus Ex можно было закончить тремя путями: 1) лишить иллюминатов власти, начав строительство светлого сингулярного будущего 2) лишить иллюминатов власти, уничтожив все мировые телекоммуникации и начав новое средневековье 3) договориться с иллюминатами в обмен на высокий градус. ;) (см ютуб-видео из той заметки) В сиквеле, естественно, нужно было придумать цельное начало, поэтому решили, что все три концовки соответствуют истине, но лишь частично. Попытка перехода в сингулярность сорвалась, что уничтожило значительную часть интернет-инфраструктуры, что лишило иллюминатов изрядной доли влияния. Цивилизация сохранилась только в разрозненных мегаполисах, где поддержание порядка взяли на себя частные корпорации.

Кому-то это напомнит Лоскутное Одеяло, о котором неореакционеры заговорили лишь спустя годы. Здесь тоже нет сюрприза, потому что неореакция состоит, в основном, из нёрдов-технарей, а им не положено ничего читать, кроме научной фантастики. Из-за особенностей литературной диеты идеалом общества для них является Сингапур, охарактеризованный отцом киберпанка Уильямом Гибсоном как "Диснейленд со смертной казнью". (у этой формулы есть и инверсия, описывающая Швецию: "ГУЛАГ с сахарной ватой" ;) ) Лучше бы учились извлекать уроки, в первую очередь, не из сюжета ("что написано"), а из структуры ("как написано"). В частности, слияние трех концовок целиком построенной на заимствованиях из того же Гибсона Deux Ex в одну — это неплохой пример того, что даже, казалось бы, несовместимые между собой описания происходящего можно использовать, чтобы восстановить ход событий.

В одном ответе читателю (слишком длинном: https://t.me/mixail_kain/263 https://t.me/mixail_kain/264 https://t.me/mixail_kain/265) я попытался объяснить, что и в "официальных", и в "конспирологических" изложениях есть сколько-то "правдоподобности". Всегда можно сочинить историю, которую все они в той или иной мере описывают. В последнем посте Богемика содержится неплохой материал, на котором это можно проиллюстрировать:

" Раздающиеся со всех сторон уверения "Америка развалится" или "Америка превратится в Бразилию", равно как и противоположное по смыслу утверждение "Америка построит невиданное в истории общество либерализма" - это не прогноз, а выдавание желаемого за действительное"

Я же возьмусь утверждать, что все три "прогноза" могут описывать одно и то же. Причем слово "либерализм" можно интерпретировать одновременно в "левом" смысле ("высшая ценность: социальная справедливость") и в "правом" ("высшая ценность: частная собственность").
Итак, Америка действительно развалится — т.е. преобразуется в конгломерат частных компаний, которым федеральное правительство позволит иметь ограниченный суверенитет и экстерриториальность (Лоскутное Одеяло). И превратится в Бразилию — по прогнозам Бюро переписи в 2060 году США будут состоять из 42.6% "белых", 30.6% "латино",14.7% "черных" и 8.5% "азиатов", что недалеко от сегодняшних бразильских 47.7% "белых", 43% "коричневых", 7.6% "черных" и 1.1% "азиатов". Поскольку "латино" будут, как и сегодня, в основном, недавними иммигрантами на малооплачиваемых работах, а "черные", как и сегодня, потомственным электоратом демократической партии на пособиях, не только сохранится, но и усилится (по мере замены малоквалифицированных работников роботами) неравенство доходов.

Как и в Бразилии, "белые" и интегрированные "азиаты" будут жить и работать в надежно охраняемых анклавах. Фауну, населяющую трущобы вокруг анклавов, они будут видеть только по телевизору в репортажах о её боях с полицией, чьи экзоскелеты и десантные квадрокоптеры поступят из армейского имущества, списанного после Камчатской миротворческой операции и войны за независимость Тайваня. Чтобы избежать опасности поездки на работу, ведущие компании Америки предложат своим сотрудникам апартаменты на их территории. Выплаты по ипотеке за корпоративное жилье станут такой же общепринятой частью компенсационного пакета как медстраховка сегодня, и трудоустроенные американцы станут на бумаге еще богаче.

Что, само собой, потребует усиления борьбы со структурным неравенством. В неофеодальные контракты между федеральным правительством и частично суверенными корпорациями войдет и вассальное обязательство обеспечивать всеобщее здравоохранение и выплату пособий на вверенных им территориях — оно будет отражено в mission statements, которые их персонал будет обязан знать наизусть. Для каждого пятничного town hall'а будет случайным образом выбираться сотрудник, который выступит на всю компанию с докладом о социальной обстановке. Кто не подготовится, тот останется без ежегодного бонуса, который перечислят на нужды разнообразия и инклюзивности.
Ура! Нашлось подтверждение моим догадкам: https://galkovsky.livejournal.com/164416.html?thread=33120832#t33120832 Не так уж и далеко оно было спрятано. :)

Дмитриевгенич действительно читал очерк Рассела о поездке в РСФСР! Теперь нужно только найти точную цитату, где он говорит, что идея "криптоколонии" окончательно сложилась в 1991 году (тогда был издан перевод очерка), и будет полностью закрыт один из важнейших вопросов галковсковедения. ;)
Мне нравятся кембриджские исторические серии ("The Cambridge History of ..."). В отличие от книг, написанных для массовой публики, которые я имею обыкновение пересказывать на этом канале, они написаны гораздо плотнее, но в то же время их можно читать неспециалисту. А для специалистов в конце каждого 800-1000 страничного тома есть библиография на 100-150 страниц. :) За одну серию обычно отвечает несколько редакторов, которые составляют её план с точностью до глав и подбирают специалистов по соответствующим темам. Не все серии отредактированы так, чтобы получалось целостное повествование, некоторые больше напоминают сборники статей.

Самая первая серия была посвящена истории Нового времени (16-19 вв.). Её задумал лорд Эктон, бывший советником премьер-министра Глэдстона и занявший кафедру истории в Кембридже, освободившуюся после смерти уже упоминавшегося мной сэра Джона Сили. Все 14 томов успели выпустить до Первой мировой, из-за чего она довольно быстро стала считаться "устаревшей", и после Второй мировой начали писать с нуля "новую". ;) Впрочем, именно "старую" я и не читал, решив, что с имперским официозом я уже достаточно ознакомился, и пора послушать, как свалившаяся с позиции гегемона Британия будет ругать Америку. :) Серии, посвященной античной истории (19 томов, от первых династий фараонов до войн византийцев с сасанидами) повезло больше — несмотря на то, что она была написана в промежуток между мировыми войнами, её не стали переписывать. Наверное, стало лениво. :)

Всегда интересно посмотреть на историографию как на зеркало эпохи. Например, возьмем "The Cambridge History of the British Empire", из которой я, правда, читал только третий том, который посвящен 1870-1920 гг. На мой взгляд, это самый важный период британской истории, в нем ключ к пониманию преобразования Империи в Содружество. Всего томов восемь, первые два это становление и расцвет Империи. Тома 4 и 5 также появляются в другой серии — ими завершается "старая" серия об Индии (её тоже пришлось переписать ;) ). Простое было время — можно было сэкономить, издав буквально те же тома с другой обложкой. :). Последние три — Канада, Австралия/Новая Зеландия и Южная Африка.

Именно том о Южной Африке, похоже, самый скандальный (лично не читал): первое издание вышло в год олимпиады в Берлине ;) , а второе через два года после самовольного выхода ЮАР из Содружества. Кабинетные историки тогда не заметили, что "концепция поменялась", и вместо обличения апартеида оставили заходы о бремени белого человека без изменений. Поэтому перестали переиздавать всю серию. ;) "Новую" серию о Британской империи пришлось отдать Оксфорду, и там уже появляются главы вроде "Гендер в Британской империи" (конечно, с позиции, что Британия всегда была и остается самым прогрессивным проводником прав женщин) и дополнительные мини-тома вроде "Черная идентичность в Британской империи". ;)

Оксфорду же передали и "новую" серию о Южной Африке. Она считается "переворотом в южноафриканской историографии", потому что "до 1960х история Южной Африки писалась исключительно с позиций белого колониализма и белого супремасизма для чтения в университетах, где доминируют белые". ;) Я все это говорю в рамках своей обыкновенной позиции: никакого неожиданного "полевения Запада" не было, а была специально разработанная концепция, и почему-то ключевым центром разработки оказались ведущие британские университеты. ;)

"Новую" серию об Индии оставили Кембриджу. Она короче "старой" — начинается сразу с Великих Моголов и приплытия португальцев. Зато есть глава о положении современных индийских женщин. ;) Сокращение можно понять — стало сложно воспринимать всерьез сочинения служащих английских торговых домов 18 века, скучавших вдали от дома по изящной словесности. Даже в "старой" серии "забыли" опубликовать второй том, который должен был описывать более тысячи лет от "великого Ашоки-покровителя буддизма" до тюрко-афганских вторжений. ;)
Так совпало, что "The Cambridge History of China" начали издавать только в 1978 году, одновременно с началом реформ Дэн Сяопина. ;) Причем начали 15-томную серию не с фэнтезийного "первого объединения Китая императором Цинь", а сразу с 10го тома — "заката династии Цин" (смотрите, не перепутайте названия династий!) и борьбы европейцев за раздел Китая. Тома 10-15 бодренько выпустили за 15 лет (серия завершается 1982 годом и как раз реформами Дэн Сяопина), а с 9ю томами "истории древнего и средневекового Китая" мучаются до сих пор.
Читатель задает вопрос не по адресу:

"Хотелось бы узнать Ваше мнение о перспективах академической экономики в континентальной Европе. Ожидаете ли в обозримом будущем появления спроса на только что защитившихся докторов, сравнимого с северо-американским? Или конкурентоспособного аналога конференции ASSA? Грубо говоря, можно ли считать, что уже наши дети будут при выходе на джоб маркет априори предпочитать Тулузу и Бонн Стенфорду и Принстону?"

Экономика это не моя область. Не представляю, почему бы кто-то мог так подумать. У меня совсем другие четырех- и пятибуквенные акронимы. :) Но все равно кое-что скажу. Может быть, некоторым будет полезно услышать.

Задача аспирантуры — подготовить человека к работе в университете, и только. В последние десятилетия имеет место перепроизводство докторских степений абсолютно во всех областях. На всех банально не хватает уже не только профессорских позиций, но и позиций постдоков. Резкого расширения академии не будет ни в США, ни в ЕС — во-первых, это не нужно, во-вторых вредно (сломается банка для паучьей борьбы). Можете попытать счастья в КНР. ;)

Любая применимость полученных в аспирантуре знаний и навыков "в реальном мире" является не более чем приятным совпадением. Кому-то проще монетизировать докторат, кому-то сложнее. Скажем, ни одна вакансия за пределами академии не требует степени в чистых гуманитарных дисциплинах (литература, история, философия). :) В естественных и противоестественных науках ситуация смешанная. Химикам и биологам со степенью может быть даже сложнее найти работу, чем без степени. Физики и математики, если не найдут работы, близкой к специальности, могут податься в инвестиционный банк. ;) Есть некоторый слегка повышенный спрос на computer scientists со степенью — интеллектуальный уровень их индустрии пока еще низок, шальные деньги пока еще есть. Но это скоро кончится.

Где "в реальном мире" нужен докторат по экономике (именно по экономике, а не по матфинансам) я не очень представляю, но, наверное, в правительственных структурах и кормящихся вокруг них think tanks, а не в частном секторе. Будут ли эти структуры (а следовательно и спрос на сотрудников) расти в ЕС быстрее чем в США — ну, наверное, будут. Хотя вспоминается кинокомедия "L'Auberge espagnole" 2002 года: "благодаря этим новым европейским регуляциям рабочие места в Испании будут создавать себя сами!" ;)
Британская империя не развалилась, потому что её никогда и не было. Когда в Америку приходится плыть месяц, а в Индию — полгода, ни о каком прямом контроле речи быть не может. Поэтому за 400 лет англичане отточили методы контроля непрямого. Поскольку целью "империи" было не закрашивание карты мира в красный цвет, а прибыль для держателей акций, то о прямом контроле никто никогда и не думал.

Любая английская колония всегда в какой-то мере имела самоуправление. В американских поселениях, конечно, присутствовал губернатор, представляющий Корону, но также были и собрания местных старейшин, которые вели с губернатором ТОРГ. В 17-18 веках предметом торга были, в основном, таможенные сборы. По мере расширения на весь мир конфликта с Францией метрополия также пыталась заставить колонистов сдавать деньги на содержание флота, который защищал и интересы колонистов. В известный момент переговоры сорвались, Франция поднажала, и появились США. Далее англичане начали работать с колониями на упреждение.

В 1830х годах в Канаде прошли очередные восстания, но до независимости дело не дошло. Британия на этот раз была гегемоном, а у субгегемона России руки были коротки, чтобы поставлять оружие и "отпускников". Но англичане решили не доводить в этот раз до крайности, и в 1848 году предоставили канадцам свободу во внутренних делах (т.н. "ответственное правительство"). Здесь важно отметить, что "Канады" в современном понимании тогда не было. В 1840 году под этим именем объединили Верхнюю и Нижнюю Канаду (примерно соответствуют современным Квебеку и Онтарио), которые были отдельными колониями, у каждой был свой губернатор. В 1848 же году "ответственное правительство" ввели в Новой Шотландии, также отдельной колонии. К 1867 году её прицепили к получившей собственную конституцию Канаде вместе с Новым Ганновером. (немногие помнят, что New Brunswick так называется вовсе не в честь города Брауншвейга ;) )

Аналогично поступили с Австралией и Южной Африкой. Процессы расширения самоуправления и слияния отдельных колоний в федеративные образования шли ПАРАЛЛЕЛЬНО. Это было сделано, потому что англичане поняли, что если они сами не могут вмешиваться во внутренние дела колоний, то не должен и никто другой. Например, отдельные канадские колонии американцы быстро присоединили бы. А без интеграции бурских республик в Южно-Африканский Союз, они бы вошли в состав субгегемона Германии — именно вокруг этого вопроса шла англо-бурская война, в ходе которой немцы поставляли расово близким африканерам оружие.

Кроме того, в виртуальной договорной империи гораздо проще вести переговоры с пятью колониальными правительствами, а не с двадцатью. Непрямой контроль тоже нужно делегировать — невозможно уследить из Лондона за делами крохотных по мировым масштабам провинций, даже после появления телеграфа. Поэтому у британских колоний со временем появились свои собственные колонии. :) В 1871 году Канаде позволили САМОСТОЯТЕЛЬНО вести колонизацию прилегающих к ней северных территорий. После Первой мировой Южная Африка присоединила Юго-Западную (современная Намибия), а Австралия — север Новой Гвинеи и Самоа. Даже Новой Зеландии достались мелкие тихоокеанские острова.
Британские доминионы, хотя и признаются сегодня совершенно самостоятельными государствами, не отмечают никаких дней независимости, потому что независимости им никто не давал. В 1982 году Канада, а в 1986 году Австралия и Новая Зеландия "порвали последние конституционные связи с Британией", т.е. их парламенты приняли совместно с британским акты, по которым последний больше не имел права изменять их конституцию. Но празднуют не принятие этих актов. "День Канады" посвящен объединению доминиона в 1867 году, "День Австралии" — основанию первой каторги в 1788 году, а "День Новой Зеландии" — подписанию "договора" с туземцами в 1840 году.

Самоуправление доминионов расширялось медленно — с детского велосипеда постепенно снимали страховочные колеса. Акты британского парламента, изменяющие конституции доминионов, исчисляются десятками. Этот процесс позволил англичанам выстругать политические элиты доминионов под себя, благодаря чему совершенно неважно, являются ли доминионы "независимыми государствами" или нет. Их международный юридический статус вызвал немало неразберихи во время переговоров о мире после Первой мировой. Иногда Британии было выгодно притворяться, что доминионы лишь часть Империи без права голоса, а иногда наоборот, что голосует единый фронт из 6 стран. "Шарик есть — шарика нет". ;) Составителям хартии Лиги Наций пришлось извернуться, печатая список стран-основателей по одной на строку. Самыми первыми шли США, остальные члены по алфавиту. Но британские доминионы и Индия напечатаны под "Британией" с небольшим отступом. :)

Несмотря на это, Первая мировая действительно разделила историю Британской империи на "до" и "после". До войны англичане еще не до конца решили, что им делать с доминионами. "Нулевой вариант" — дать внутреннее самоуправление в обмен на согласие во внешних делах — не мог продержаться долго. С одной стороны, доминионы хотели иметь право самостоятельно заключать международные договора (в первую очередь, Канада с США), с другой, метрополия искала способы заставить их платить за содержание имперской оборонной инфраструктуры. Именно вокруг этого шел торг в конце 19-начале 20 века: оба вопроса были ВЗАИМОСВЯЗАННЫМИ. Доминионы считали, что нельзя ставить им в обязанность оборону, если они не имеют голоса в имперской внешней политике: Лондон ввяжется в войну, а нам платить. У метрополии были обратные соображения: раз доросли до самоуправления, то пора и защищать себя самостоятельно.

Эти переговоры с 1887 года проходили на Колониальной конференции (начиная с 1907 года, название изменено на "Имперскую"). Проектов "как нам обустроить Британскую империю" было множество. На одной границе спектра было предложение распустить Империю в принципе, и каждый пусть сам по себе. На другой — имперская федерация и имперский парламент. Посередине были более реалистичные предложения о таможенном и оборонном союзе. Надо понимать, что Империя хотя и в первую очередь коммерческое предприятие, её акционеры понимали, что коммерции наиболее способствует жесткий контроль над миропорядком. Поэтому основной целью конференций была подготовка к мировой войне. Когда Галковский говорит, что Державы готовились к ней 25, а то и 40 лет, пока Россия хлопала ушами, он имеет ввиду именно это.
Споры на конференциях были горячими. Доминионы угрожали, метрополия хлопала дверью. "Бууу-не бууу". Но как только началась война, о спорах тут же забыли. Первые три года войны (из четырех) никто ВООБЩЕ не спрашивал доминионы, как и где будут сражаться их войска, как будто и не было почти 30 лет переговоров. ;) Патриотизм проявили не только белые переселенцы, но и подчиненные небелые народы. Индийские махараджи сообща выражали поддержку Империи; начавшийся было "индийский национализм" замолк, будто по команде. ;) Более того, все колонии, независимо от ранга, начали посылать в метрополию безвозмездные пожертвования на военные нужды. Самое крупное поступило от индийской администрации в размере годового налогового сбора: 100 миллионов фунтов (1 фунт 1914 года это примерно 100 сегодняшних фунтов). А самое маленькое, но настолько же ценное, от небольшого восточноафриканского племени: 200 фунтов. Вот как люди любили свою английскую Родину! ;)
Азиатский коронованный изверг Николай II^W^WГеорг V вместе со своими премьер-министрами (1926 год).
Я знаю человека, который ТОЧНО ТАК ЖЕ выглядит. Ему 70 лет.

(сам журнал здесь: https://archive.org/details/americanlegionma515amer)
Сложим вместе все сказанное. Переход английских заморских поселений к самоуправлению и их объединение в федерации происходили одновременно. Целью процесса было преобразование рыхлой кучки политических единиц, восходящих к частным компаниям, с которой нельзя было толком ничего сделать, в систему доминионов, готовую к мировой войне.

Самоуправление колоний было выгодно лондонским чиновникам, освобождавшимся от необходимости принимать множество тактических решений в условиях недостатка информации. Хотя парламент Соединенного Королевства и сохранял право изменять конституции доминионов, этим инструментом пользовались лишь для тонкой подстройки, а не для повседневной работы. Стратегические решения принимались на конференциях премьер-министров Империи, а связь доминионов с Короной осуществлялась через генерал-губернаторов, которыми до начала Холодной войны становились исключительно аристократы, кровно связанные с Виндзорами.

Несмотря на значительные различия между белыми поселенческими колониями и Индией, принцип самоуправления внедрялся сверху и в ней. Помимо строительства государственных институтов по британскому образцу, выращивалась азиатская колониальная интеллигенция. Индийский Национальный Конгресс был создан шотландцем-"другом индийского народа" с благословления вице-короля, а Движение Прогрессивных Индийских Писателей было создано сразу в Лондоне. Поэтому, как и суфражисток, "индийских националистов" на время мировых войн ставили на паузу. Вполне возможно, что без американского вмешательства с индийцев снимали бы стружку еще одно поколение, но и так вышло неплохо.

Существовала также категория британских владений, для которых самоуправление считалось принципиально неподходящим. Дело было не в отсталости их населения (даже Африка, для колонизации которой возродили институт чартерных компаний, однажды созрела бы, по мнению англичан), а в их стратегическом значении. Империя держалась на сети военно-морских баз; ни о каком самоуправлении для их территорий не могло быть и речи. Как говорил герцог Веллингтон: "Конституция для Мальты? Что дальше, выборы в армии? Парламенты на кораблях?"

Ряд территорий, где преобладало британское влияние, не включались официально в состав Британской империи, например, в Латинской Америке и Китае, о чем будет сказано в следующей заметке. А эту я завершу небольшим спекулятивным построением. Давайте попробуем вообразить британскую колонию, сочетающую в себе перечисленные черты и практики. Населена белыми колонистами, столетиями шедшими вглубь материка вдоль рек. Генерал-губернатор аристократ и отвечает напрямую перед Виндзорами. Интеллигенция — азиатская, ведет свою историю от прогрессивных социалистических кружков Лондона. Основная задача колонии — поддержка метрополии в мировых войнах, в частности, размещение на своей территории британского ядерного оружия. Официально в состав империи не входит. ;)
Криптоколониальный дискурс построен Галковским, в том числе, на основе авторов, из чьего "масонского перещёлка" также выросли всевозможные "постколониальные науки". Последние, несмотря на название, имеют своим предметом не отношения между Державами и их зависимыми территориями, а такие занимательные темы как, например, "деколонизация афроамериканской культуры от белого подавления", "деколонизация женщин и геев от патриархального гетеронормативного воспитания" и т.д. Обобщая, словом "деколонизация" сейчас называют выкорчевывание наследия "евроцентризма" (о чем я скажу пару слов в другой заметке), и в англоязычных университетах эта мода распространилась на все гуманитарные науки. В том числе и на историю. Пример результата можно увидеть в последнем тексте Богемика: дескать, если бы вонючие белые христиане не оборонялись от несущих свет античной цивилизации арабов-мусульман, то человечество уже открыло бы холодный ядерный синтез. (*)

С позиций критики "евроцентризма" написана и издана 20 лет назад The Oxford History of the British Empire, пришедшая на смену кембриджской (1929-1959). Эти две серии книг заметно отличаются. Например, оксфордская уже не рассматривает в деталях истории доминионов. Ведь это же отдельные независимые государства, их историю нужно изучать отдельно от британской! В ней также присутствуют главы про опыт африканских рабов, китайских кули и индийских женщин. Любители эстетики пробковых шлемов и битья ротанговыми палками по пяткам фыркнут и сразу отложат её в сторону. И многое потеряют, потому что в отличие от кембриджской серии, где Китай и Латинская Америка упоминаются лишь мельком, оксфордская специально посвящает "неформальной империи" 19 и 20 веков несколько глав. Более того, отдельный том посвящен историографии Британской империи, где разбирается, в том числе, и как историки начали уделять "неформальной империи" все больше и больше внимания.

Галковский намекает на сходство судеб Испанской и Российской империй, поэтому главы о британском влиянии в Латинской Америке стоит прочитать в первую очередь. Там сообщается ряд фактов, на которые редко обращают внимание. Например, что "независимая Аргентина" (**) находилась по тесноте экономических связей с Британией на уровне Австралии и Южной Африки. ;) Или что англичане умело сочетали пропаганду неограниченного laissez-faire капитализма с "внеэкономическим принуждением" — либертарианцам будет полезно ознакомиться. ;) Описывается также тренд на вытеснение Британии из региона США и Германией в конце 19-начале 20 веков. Но наиболее интересна глава об историографии отношений Британии и Латинской Америки.

До 1948 года в Британии не было НИ ОДНОЙ кафедры латиноамериканской истории. Но как только гегемония США окончательно установилась, сделали. ;) Сами американцы еще между двумя мировыми войнами пытались начинать копать под англичан, написав ряд работ о самом очевидном примере их неформального влияния в западном полушарии — Бразилии. В 1962 году в Чили засылается марксист Франк, вывезенный родителями в США из Германии после избрания Гитлера. В 1973 году после свержения Альенде бежит обратно в Западный Берлин. ;) Он считается родоначальником "теории зависимости" Латинской Америки от Британии, которую английский академический истеблишмент вяло покритиковывал. К 1980м годам латиноамериканская история становится очередным фронтом Холодной войны, и её участники привычные — "националисты" и "марксисты". :) Кто работал в университетах США, а кто — Британии, угадайте сами. ;) Само собой, в университетах и архивах латиноамериканских стран не работал никто.
(*) К истории "колыбели цивилизации" нужно подходить аккуратно. Ведь интерес европейцев к египто- и ассириологии проснулся лишь в середине 19го века, когда дедушка Бертрана Рассела премьер-министр Джон Рассел назвал Османскую империю "больным человеком Европы". Тогда на её территорию начали посылаться "археологические экспедиции", первостепенной задачей которых было составление точных карт, необходимых для будущих боевых действий и раздела. С использованием "найденного" археологами материала позже были написаны древние истории, которые легли в основу национальных мифов освобожденных от османского владычества арабских народов.

(**) Как-то я знал одного аргентинца с близким к RP произношением. Он закончил у себя в Буэнос-Айресе основанную англичанами школу. ;)
На пике карьеры вчера скончался русский математик Владимир Воеводский. Он учился в МГУ, но защищался уже в Гарварде. У него был тот же научный руководитель, что и у небезызвестного артиста разговорного жанра Миши Вербицкого. Несколько лет назад он стал известен за пределами математического сообщества благодаря своей работе над применением теории гомотопий в теории типов.

Её результатом стали так называемые унивалентные основания математики, призванные облегчить "механизацию" математики, т.е. создание формальных языков для записи доказательств. По ряду причин это привлекло внимание многих людей, далеких от математики и логики. Дело дошло до моды на селфи (не шутка) с твердой копией книги, написанной коллективом из нескольких десятков авторов, одним из руководителей которого был Воеводский. Существование этого коллектива гарантирует, что работа, начатая Воеводским, будет продолжена. Через полвека его будут вспоминать наравне с Гротендиком.

Сказанное далее некоторые сочтут "дурным тоном". По слухам, Воеводский лечился от цирроза печени. Несмотря на то, что алкоголизм не сочетается с тяжелой умственной работой, его можно понять. Русские обычно не знают, как еще реагировать на проблемы с психическим здоровьем. А среди академических работников всегда очень много психически больных (буквально), которые не диагностированы и не получают медицинской помощи. Об этой проблеме в академии говорить не принято. Я уверен, что так устроено специально, потому что взгляд на университет как разновидность дурдома многое объясняет.
Глава "Оксфордской истории Британской империи", посвященная историографии неформального влияния в Китае, значительно подробнее аналогичной главы о Латинской Америке. Помимо ключевых исторических трудов, в ней говорится и о ряде источников. Поэтому я ограничусь лишь наиболее бросающимся в глаза.

В 1930х годах взаимоотношения Британии и Китая начали рассматривать с марксистских антиимпериалистических позиций одновременно и в Британии, и в Китае. ;) И это правильно. Англичане понимали, что американцы выкинут их из Китая с минуты на минуту (что и произошло в 1941 году). Поэтому заранее подстелили соломки, подготовили очередную коммунистическую революцию. Здесь тот же принцип что и в ранней истории доминионов: если территорию не может толком контролировать Британия, то она не должна достаться никому. На 30 лет Китай закрыли от внешнего мира, а когда все подготовили, снова открыли. Конечно же, открытым текстом об этом историки пока еще не пишут, только жалуются, что "30 лет нельзя было работать с китайскими архивами". ;)

Упоминаются истории отдельных коммерческих предприятий, например, четырехтомная "The History of the Hongkong and Shanghai Banking Corporation". Эта английская контора, HSBC, сейчас является шестой по капитализации публичной компанией мира, и продолжает печатать гонконгские доллары совместно с другой до сих пор существующей английской колониальной лавочкой Standard Chartered и китайским континентальным "сбербанком" Bank of China. Как тут не вспомнить классическое "наняли итальяшку написать историю Фирмы к юбилею"? ;) Если бы HSBC учредили на 300 лет раньше, у неё тоже сейчас была бы своя национальная история.

У "сбербанка" тоже занятный жизненный путь. Его основали сразу после республиканской революции, а после победы коммунистов в гражданской войне он распался на два, пекинский и тайбейский. Под управление пекинской конторы перешли отделения в Гонконге, Сингапуре, Лондоне, Куала-Лумпуре, Джакарте и все отделения в Индии и только что созданном Пакистане. А под управление тайбейской — отделения в Нью-Йорке, Токио, Гаване, Панаме. Наблюдаете закономерность? ;) Как Дмитриевгенич и говорил, реальное управление легче демаскировать, пользуясь вспомогательными разделами истории.
Пора вернуться к ответам на вопросы, а то они уже залежались. Надеюсь, только что законченный краткий экскурс в принципы, на которых строилась Британская империя, поможет их лучше понять.

Читатель спрашивает, читал ли я "The Golden Bough" сэра Джеймса Фрэзера. Нет, не читал, но зато читал схожую по назначению работу того же временного периода (позднего викторианского) — "Ancient Law" сэра Генри Мэйна (о чьих эссе о "народном правительстве" я писал ближе к началу работы этого канала). Поэтому все равно прокомментирую. :)

В конце 19 века англичане находились на пике своего могущества. Под их явным и неявным управлением находились сотни сильно различавшихся между собой народов на всех континентах, кроме Антарктики. У каждого народа — своя самобытная культура и язык, а у некоторых даже по несколько. ;) Это хозяйство нужно было как-то организовывать. Поэтому англичане занялись "компаративистикой". Не с нуля, конечно — еще в 18 веке они "обнаружили", что английский язык и урду ("хинди" еще не было, это изобретение 20 века) — родственники, латынь и древнегреческий схожи с доселе никому неизвестным санскритом, да и индуистские мифология и философия чем-то напоминают греческие.

Мэйн тоже обращает внимание на то, что обычное право "индоевропейских народов" — римлян, германцев, славян, индусов — формировалось по схожим принципам, которые отличались от "семитских" принципов. ;) Его древняя история юриспруденции имеет вполне конкретную цель. Британским колониальным администраторам очень хотелось бы унифицировать весь тот унаследованный ворох туземного обычного права, который приходилось терпеть в Индии. Поэтому нужно было объяснить, что у англичан и индийцев не только языки родственные, но и законы. Собственно, работа "Ancient Law" была им написана непосредственно перед назначением в законодательный совет Индии. После отъезда домой за проделанную работу по унификации индийского законодательства его возвели в рыцари, правда в индийские (Order of the Star of India).

Схожее предназначение имел и труд Фрэзера по сравнительной религии, о котором спрашивает читатель. Он был написан в разгар раздела Африки и Китая. В обоих регионах важным инструментом колониальной работы были христианские миссионеры. Нужно было объяснить африканцам и китайцам, что англиканская церковь учит практически тому же, к чему они и так привыкли, но гораздо лучше. По "Золотой ветви" готовились люди, которые готовили миссионеров.

Ценность работ Фрэзера и Мэйна сегодня исключительно историческая, а не научная. Впрочем, есть ли научная ценность у современных работ по сравнительной религии и юриспруденции (учитывая, что они решают те же задачи, но в новых условиях), тоже неочевидно. ;)
Очередная пачка вопросов по теме диаспоры. Я её немного сожму до следующего: можно ли смотреть на Fraternitas Ruthenica как на русскую диаспору на территории РФ и есть ли у них шанс чего-то добиться?

Как диаспору можно рассматривать много что. Например, аристократию. Высшие слои общества имеют свой особый язык, культуру, социализируются и заключают браки в первую очередь в своей среде. Стать аристократом можно только одним способом — иметь хотя бы одного родителя-аристократа. Они вполне тянут по численности на этническую группу: верхний миллион американцев, верхние полмиллиона британцев (Остров + доминионы). Народы бывают и помельче.

Студенческие объединения — дело хорошее, социализация интеллигенции именно с них обычно и начинается. Но они тоже не являются априори неуязвимыми. Рано или поздно ответственные органы ими тоже заинтересуются, проведут оперативно-следственные мероприятия. Несмотря на то, что, как отмечает читатель, Франция (взятая как пример европейской страны) такое же чужое русским государство как и РФ, французские чекисты имеют совершенно другую должностную инструкцию.

Если некий проект диаспоры начнет удаваться в РФ, его тут же прихлопнут — ни на что другое мозгов не хватит. А европейцы начнут с диаспорой РАБОТАТЬ, искать ей применение в народном хозяйстве. Для русских это будет огромным прогрессом. Обратить на себя внимание дорогого стоит. Я уже говорил однажды, что русским надо "инфильтрировать" Евросоюз (https://t.me/mixail_kain/206 , с тех ответов, кажется, и началась тема диаспоры/постгосударственности ;) ). Т.е. собирать информацию, создавать полезные контакты.

Когда в Европе начала появляться дипломатия (считается, что в середине 15 века), разделения профессий "шпион" и "посол" еще не было. (впрочем, и сейчас оно плохо просматривается ;) ) Пока на человечка не обратили внимание, он составляет депеши молча. А как обратили, начинается предъявление верительных грамот и непринужденная беседа. Задача русских — побыстрее попасться на глаза и сесть за стол переговоров. Чтобы получилось "побыстрее", эмиграция должна стать действительно МАССОВОЙ. Вспомним, что по Галковскому основное интеллектуальное преимущество русских в том, что их много. :)

Я не просто так потратил время на заметки о пути британских владений к самоуправлению. Ключевая тема там — ПЕРЕГОВОРЫ. Премьер-министры доминионов приезжают на конференцию к премьер-министру Соединенного Королевства и торгуются. В ходе торга метрополия составляет картину того, что РЕАЛЬНО можно получить от доминионов во время мировой войны. Спросите, "ну это доминионы, там свои братья-татаре, а как же Индия?" О состоянии Индии тоже справлялись, но менее прямо, предварительно создав там с нуля интеллигенцию-посредника, чтобы было с кем разговаривать. ( ;) )

Вот и готово направление действий для русского студенческого объединения: организуйте массовую отправку толковых студентов в европейские магистратуры и аспирантуры. Там и переговорим.
Читатель хочет побольше узнать про "математическое масонство" вроде Бурбаки.

По всей видимости, речь идет об этом комментарии Дмитриевгенича: https://galkovsky.livejournal.com/88586.html?thread=9834250#t9834250 Как я уже говорил, я ничего не знаю про масонство, но в раннем цикле об академии я пытался показать, что университеты происходят от религиозных орденов, и их внутреннее устройство можно описать как "масонское". Поэтому извините, что без срыва покровов. ;)

Напомню, что академическая среда характеризуется строгой иерархичностью. Как и в масонстве, академические "градусы" (*) различаются степенью посвящения в птичий язык. У каждой области и, более того, даже у отдельных коллективов внутри области он свой. В более глубокие смыслы посвящают только лично, после длительного общения. Не потому что "тайна", а потому что "так заведено". Ученые сообщества всегда старались сохранить монополию на свое знание, чтобы не умереть с голоду. С этим борются последние лет 100-150, привязывая финансирование науки к "публикациям" и "диссеминации".

Одно из следствий этой борьбы за лишение монополии на знание стала сверхпрофессионализация науки, т.е. ситуация, когда каждый занимается своими сверхузкими проблемами и не разговаривает с соседями по этажу. Любые "междисциплинарные исследования" возможны только по разрешению сверху, иначе у представителя одной области просто не будет повода пытаться понять язык другой. Другое следствие — смена задач академического работника по мере карьерного роста. Профессор пишет уже не статьи (как аспиранты и постдоки), а рецензии и заявки на гранты. Это тоже создает языковой барьер между "градусами". И это несмотря на все усилия последних десятилетий научить академических работников писать понятным языком. :)

Поскольку масонство зародилось во Франции как в самой культурной стране 18 века (отбросим в сторону английский и немецкий вой на эту тему), где раньше всего началась "борьба с религией" (т.е. поиск новых методов управления обществом), то и близость нравов лож и университетов лучше всего сохранилась именно во Франции. Положите рядом фотографии Гротендика и Фуко и найдите десять отличий. ;) Я неспроста привожу их в пример, ведь как и в литературе, в математике ценятся загадки, игры и знание фольклора, а никаких внешних критериев для установления целей нет.

Поэтому, думаю, "масонство" французских математиков совершенно естественно, по-другому люди просто не могут. Вот, скажем, "горчичные часы" Жирара (http://iml.univ-mrs.fr/~girard/mustard/article.html) — чем не зодческая работа? :) Какой-то только им понятный смысл во всем этом есть, но, боюсь, попытки разобраться не стоят усилий.

(*) Есть такой русский сайт, посвященный поступлению в американские аспирантуры — gradus.org. ;)
Другой читатель спрашивает, почему англичане не оставили советскому пакистану Украине ядерное оружие, ведь индийская украина Пакистан его получил, что делает невозможным объединение Индии.

Объединение Индии и Пакистана невозможно вовсе не из-за ядерного оружия, а потому что их такими вырастили. Индия провела первое ядерное испытание только после ТРЕТЬЕЙ индо-пакистанской войны. Проиграв её, Пакистан тоже приступил к разработкам, но до первого испытания дошел только 20 лет назад. Так что, может быть, у Украины еще все впереди. ;)

Англичане не могут бесконтрольно размещать ядерное оружие по миру — американцы не дают. Вспомните, что ядерное разоружение Украины, Белоруссии и Казахстана произошло, в том числе, и под гарантии США. Для американцев сокращение ядерного потенциала бывшего СССР было первейшим приоритетом. Они также оказывали РФ гуманитарную помощь по утилизации списанных боеголовок. Похоже, настолько обрадовались "открывшейся возможности", что упустили из виду многое другое. Вообще, не надо думать, что воссоединение России это самый страшный кошмар англичан. Понятно, что русским нравится так думать, но у англичан есть проблемы и посерьезнее.

Если посмотреть на историю распространения ядерного оружия, то почему-то оно распространяется только на территории, связанные с Британией. ;) Индия, Пакистан — понятно. Обеспечили Северную Корею, на подходе Иран. Почти до конца довела разработку Швеция. Интересна также совместная программа ЮАР и Израиля. Обе территории были британскими, но контроль над ними был упущен. Поэтому их программу американцам удалось свернуть, хотя евреи делают вид, что оставили заначку. ;)

Стоит помнить, что наличие ядерного оружия на какой-то территории не означает возможности его применения по нажатию кнопки. Только США, РФ, Британия и Франция имеют готовые к бою заряды. Китай, Индия, Пакистан держат свои на складах в разобранном виде. Видимо, тоже была достигнута какая-то договоренность.
Рассел начал моду на эссе, озаглавленные "почему я не [название идеологии]". Поскольку подавляющее число подписчиков вышло на меня через "правые" каналы, стоит пояснить еще раз, "почему я не правый". Вспомните, что Рассел "не христианин" не потому что "сатанист", а потому что "атеист". Соответственно, "не правый" значит не "левый", а "вне публичной политики". Т.е. "конспиролог". ;)

"Ах, неужели западные страны не понимают, куда катятся со своей борьбой за равенство?" Все всё прекрасно понимают. Не надо считать других глупее себя. Пока Милль писал об эмансипации негров и женщин, Дарвин писал о видовом и половом отборе. Это игра с простыми правилами: повелся — проиграл.

Применений у игры множество. Скажем, "внутреннее" — управление средним классом. Мещане постоянно стремятся подражать благородным. Те в условиях "женского равноправия" живут столетиями — для работы по дому и воспитания детей всегда были слуги. Мещанин купил жене стиральную машину, отвез детей в школу, теперь можно стричь лужайку. Почти что наследный лорд! Но ситуация для него новая, и она сама по себе лишь карикатура на чужой образ жизни. Поэтому неизбежно развод, а дом, машину, детей — бывшей жене. Повелся — проиграл.

Или "внешнее", т.е. неоколониализм. Борьба с евроцентризмом дело архинужное и архиважное. Одним народам лучше подходит евразийство, другим — панафриканизм, третьим — социализм с китайскими характеристиками, четвертым — идеалы боливарианской революции. Некоторые небелые страны постарше думают, что просекли западную фишку и не поведутся. Вот, например, японка жалуется, что в Японии практически нельзя заниматься "гендерными науками": http://isa-global-dialogue.net/on-becoming-a-feminist-in-japan/ Все думали, что над японцами американский протекторат, а они вон как вывернулись! Но это такая игра, где неучастие равняется проигрышу. Не развел других — все равно проиграл.

Поэтому разговоры о "красных таблетках" в приличном западном обществе считаются дурным тоном, и на "борцов с борьбой" смотрят косо. Не столько потому, что они портят малину и распугивают фраеров, а потому, что они попросту недалекие. Если человек воспринимает игру буквально, то он тоже повелся. А раз повелся — проиграл.