Меланж, 25 р/р
12 subscribers
411 photos
31 videos
18 files
100 links
Виктор Пучков и его окрестности, @solomatoday @victorpuchkov
Download Telegram
Заболел. Сильно. Бодрюсь.
This media is not supported in your browser
VIEW IN TELEGRAM
Короче, начал выздоравливать. Но кашляю приступами. И насморк. Но получше. Получше.
(Я снова болею, хуже прежнего)
Тем не менее, у Психеи отличный альбом
Острый гайморит. Возможен прокол.
Forwarded from Солома.
68.

Выбилось смирное. Обдумывая детали, есть причина не доходить до конца. На мокром асфальте вырезали горловину, чтобы не было лужи. Стираются пустыри, расстраиваются наличники. Из горла все еще высыпаются ненужные капли. А я думал, выздоровел. Думал о хорошем. Фуфайка липнет к спине, не отбежишь. Не прикроешься. Люблю, когда помещение ловит начало ночи, за окном еще светло и грустно, но дом все опережает, даже собственную судьбу, поэтому дома быть трудно, всегда знаешь, чем все закончится. На подоконнике разложены случайные вещи, емкости, яблоки, вазы, мензурки, остатки хлеба на завтра, чашки, одна их сторона светлая, другая, та, что смотрит внутрь, темная. В эти моменты нужно жать на клавиши фоно или расчески-ионики, не ради музыки, а ради той пружины, что издаёт звук, только в опережении мы можем приблизить к себе значение почти любого движения. Например, взмах крыла. Инстинкт - это звук. Поэтому птицы поют. Нет никаких чашек на подоконнике. Дом все видит наперед. Мне нравится скрип клавиши, похрустывание пыли в зазорах, бег ресницы, дорога неожиданной слезы, которая говорит мне, что жизнь совершилась.
67.

Что же это такое
То ли горб вырос то ли поклон
Памяти ку́зница
Улица
Сон

Что же это такое
Родименькое родное
Роса на лице
То ли камень на ножницы
Или влага
Или

Сердце делю на остатки
Не слушается бумага
Что же это такое
Новое озорное
Я сидел напротив художника И. Мы почти не разговаривали, скорее, я следил за его работой. Все время хотелось научиться рисовать, поступить в Суриковку, я с радостью поддерживал разговоры о художниках, тусовался на худграфе, когда учился в институте, даже позировал пару раз. Я чувствовал себя уютно в комнатке И., которую он решил назвать мастерской. Уже 20 лет он рисовал небо. Как будто вчера начал, но небо ему никак не давалось, как любой неудачник, он зациклился, и я его хорошо понимал. Уже 20 лет я пишу роман, который мне не очень даётся. Время не властно над нами, сперва ты думаешь, что что-то упускаешь, думаешь, что процесс течет мимо тебя, хочется же отклика, но спустя три года это проходит, ты остаёшься один раз один с небом, как художник И. Мой дед был художником, знаменитым даже, если вы коллекционируете марки, то наверняка у вас есть много его работ, еще он рисовал гербы малым городам, а также в конце жизни царя Николая Второго на коне. Говорили, что мы какие-то родственники царю, прабабка всю жизнь пряталась от советской власти, меняла фамилию. В общем, этот дед-художник, его звали Герман, разрыл всю историю, а после уничтожил все документы, так никому ничего особенно и не рассказав. Я помню эту картину с Николаем, здоровая, метра два высотой, и жест царя, похожий на жест Пожарского, надо сказать, что на царя он вообще не был похож. Возле одного из двух центральных переездов Ногинска есть дом, вы его сразу узнаете, у него выложенный камнями забор, такой не перепутаешь. Там жил художник, но умер. Я был у него дважды, картины его мне не очень нравились, но говорят, что однажды почти все его картины купил Березовский. Картины фэнтезийные, с драконами и так далее, странно даже, что Березовский такое купил. Классный дом. Сейчас пустой, я мечтаю его купить, когда напишу роман и получу деньги. Впрочем, этому идет 20-й год, поэтому мечта вряд ли исполнится. Я говорю художнику И., что раз небо не получается, то надо заменить небо фигурами, которые ему удаются лучше. Но он отвергает эту идею. Еще бы, самое глупое будет сдаться, не покорив небо. Это свойство металла, говорил мне механик, который костоправит машины. Ланжеронная часть редко поддается сразу, нужна нагрузка и время. Я думаю, какую нагрузку нужно мне дать, чтобы написать роман и сколько для этого нужно времени. Я даже начал думать, что смерть - это лучший роман. Как у деда, не закончил царя, документы из архивов выдрал, умер. Сюжет? О! - кричу я словами полотера из "Я шагаю по Москве". Но странный сюжет. Тогда я понял, что роман - это пересказ, иначе говоря, нечто ситуативное, я начал разговаривать со всеми и делать роман в комментариях. Но потерпел неудачу. Разговор - недостаточная нагрузка. В таком случае нужно идти физикой до конца, я подумал, что роман должен иметь вполне физическое выражение, эквивалент. Сейчас я думаю, что любая слеза - это роман, я стал их коллекционировать, как настоящий сентименталист, я стал смотреть на слезы и изучать их. Слеза - это небо, говорю я художнику И. Но он молчит, небо его съело целиком. Я один в комнате. Пово́ю немного, закрою окно, подумал я. И.
This media is not supported in your browser
VIEW IN TELEGRAM
Станция МИР, 1990, первое живое существо (из известных науке), рожденное вне Земли, канарейка.
Одна из лучших сцен.
Стайл вообще
31.

Увидел у Мойи Пальк пластиковый ланч-бокс, как у меня.
Конечно, никакой не бокс - а контейнер
Узнал, наконец, что значит слово Glow. Свечение. Все языки забыл.
Дети нашли где-то черновики. Не помню, когда я это писал, точно еще до детей. Это повесть про Молостова, врача по сердцам (не знаю, как правильно сказать, кардиолог, короче), там прочел такое, например:
- Бывает такое с отцами, - продолжал Ждан, когда они сели в его Тойоту, - ломается унитаз, да так, что заливает полдня.
- И вы сами чините?
- Сам, все сам...
Сегодня чинил унитаз монеткой, до этого чинил унитаз в другой квартире, видимо, тогда и написал про это. Бывает такое с отцами. Помню, отослал начало этой повести на конкурс под женским именем. И выиграл почти, сказали, что не закончено, потому давай у следующий раз, а псевдоним хороший. Говорила Василенко, а смеялся Василевский. Еще Пустовая зачем-то там была.
Сегодня был офигенный день. Санча уехала на съёмки, в мы втроем гоняли на велосипедах, ели мороженое, разнесли слегка детскую площадку, потанцевали в парке, погнали в Макдональдс, потом на футбол, потом купили клубнику, приехали, я всех уложил. Устал. Но день хороший.