Лига нежных
288 subscribers
68 photos
8 videos
4 files
65 links
искристые протоколы

picture by Alisa Oleva
heart by Sasha Zubritskaya
Download Telegram
(карточки сделаны Катей Пысларь)
(выставка сделана Сергеем Бабкиным и Анной Журбой)
Над подготовкой следующей беседы, случившейся в рамках "Бесцельных сессий", трудились семь женщин. Оргкомитет "Лиги нежных" (Елена Ищенко, Мария Сарычева) вместе с независимой кураторкой Жоаной Монбарон решили пересечь мыслительные траектории двух художественных дуэтов, "Добро Пожаловать В Кукольный Дом!" (Ульяна Быченкова, Жанна Долгова) и Young Girl Reading Group (Дорота Гаведа, Эгле Кулбокайте).

При первом неловком взгляде их художественная практика кажется близкой — оба дуэта можно определить как "феминисткие", "работающие с языком", "исследующие практики совместного чтения, письма и цитирования", при пристальном всматривании обнаруживаются непроходимые, непереводимые и фундаментальные различия. Чтобы отразить движение мысли, медиаторы беседы в лице оргкомитета "Лиги нежных" приняли решение сохранить оригинальную речь участниц разговора — на русском и английском языках, а также тем самым признать провальность своего любительского перевода (осуществлённого последовательно Еленой, Марией и Жоаной и опущенного при подготовке публикации).

Для этой публикации Лена Ищенко выбрала самый подходящий заголовок This is not our first language, Жоана Монбарон оставила самые верные вопросики на полях, Жанна Долгова написала самый развернутый комментарий по итогам запутавшейся реплики, Ульяна Быченкова собрала самый интригующий ссылочно-визуальный слой, Эле Кулбокайте поддержала скромную переписку, Дорота Гаведа решила ответить первой от лица дуэта. Вычленить труд каждой из нас — непростая задача, но я радуюсь, что не всегда можно друг с другом соглашаться, что можно писать друг другу письма и сообщения, что можно чествовать подружку. Спасибо Добро Пожаловать В Кукольный Дом! за то, что рядом.

О том, как распределяются роли в женских дуэтах, зачем нужны конфликты и можем ли мы найти общий язык: "Лига нежных" пытается поговорить с Доротой Гаведой, Эгле Кулбокайте, Жанной Долговой и Ульяной Быченковой: https://syg.ma/@league_of_tenders/this-is-not-our-first-language
В MMK во Франкфурте открылась выставка Crip Time с красивым эпиграфом квир художницы Джоанны Хедва (у которой в био на сайте написано, что она выросла в семье ведьм): «Вас не нужно чинить, мои королевы, — это мир нуждается в починке».

https://www.mmk.art/en/whats-on/crip-time/

На сайте есть голосовые гиды от участни_ц, среди которых, например, Кристин Сан Ким и Джесси Дарлин, увидев работы которых я (не могу подобрать слово).
Сегодня я сижу на тротуаре с каким-то особым чувством, пока Лена летит на самолете со своим каким-то особым чувством, пока Саша Зубрицкая постит в инстаграмм со своим особым чувством, пока Даша Юрийчук читает лекцию со своим особым чувством, пока Алиса записывает аудиосообщение со своим особым чувством, пока Саша Мелентьев красит дверной косяк со своим особым чувством, пока Настя Дмитриевская гуляет с псом со своим особенным чувством, пока Аня Литовских делает выставку со своим особенным чувством, пока Катя Хасина идет по Мытной со своим особенным чувством, пока Степа плывет в бассейне со своим особенным чувством, пока Вася выглядывает на улицу со своим особенным чувством, пока Колька отвечает на письмо со своим особенным чувством, пока Динка думает о Рыське со своим особенным чувством, пока Тоня открывает окно со своим особенным чувством, пока Надя Ишкиняева смотрит на другого человека со своим особенным чувством, пока Лена Клаб читает книгу со своим особенным чувством, пока Катя смеется со своим особенным чувством, пока Надя Стрига прислушивается к звуку рядом со своим особенным чувством— к этим вторничным особенным чувствам добавились другие, новые, вызванные тем, что Стас записал со своим особенным чувством новый микс и посвятил его Лиге Нежных.
Forwarded from the rest is xz
Мой новый микс из вчерашнего эфира NTS можно послушать на клауде или сайте радио, кому как удобнее. Спасибо Паше Милякову и его прекрасной передаче (обязательно пошарьтесь в архиве).

Второй раз в жизни собрал так много собственных работ — почти половину, и почти все из них неизданные. В оставшемся потоке можно найти близкую мне по духу музыку, звучащие фрагменты из архивов экспедиций/повседневностей, а заодно и отрывки из будущих релизов Klammklang, которые готовятся к выходу в этом и следующем году. В числе последних — исследования перкуссии и реверберации туринского музыканта Николаса Ремондино, документация краснодарского перформанса Уго Эскинки, часть новой полноформатной работы Никиты Бугаева, а также лейбловые дебюты от британского мультижанрового коллектива Katz Mulk и московской художницы Дианы Романовой.

Микс приурочен к выходу нового альбома на Warm Winters (в следующую пятницу) — также ещё эти искристые протоколы посвящаются любимым коллективностям, прославляющим неровности, шероховатости и шрамы
"Давай ты будешь это делать" — это фраза с давней эрмитажной конференции про ар-брют, которую Саша вспоминает в контексте разговора о пересечениях социальной работы и музейных обязанностей.

"Давай ты будешь это делать" — это фраза о перекосе в музейном постсоветском пространстве, где социальная работа становится неотрефлексированной хаотичной проектной нагрузкой для уже давно выгоревших музейных сотрудников, где профессионализм тесно связан с твоей личной социальной ответственностью.

"Давай ты будешь это делать" — это о тех непреодолимых коммуникационных разрывах, где внутри рабочих переписок невозможно поговорить о болезненных социальных вопросах, о страхе конфликта, об отсутствии языка, о боязни провала.

Третья дискуссия в рамках "Бесцельных сессий" Лиги нежных и Жоаны Монбарон — это разговор о ксенофобии, расизме и социальной работе в музеях и других учреждениях культуры. В разговоре участвует Теожен-Октав Гакуба — доктор педагогических наук со специализацией в области межкультурной психологии Женевского университета и преподаватель Высшей школы социальной работы в Женеве и Александр Иванов — работник культуры, куратор и педагог.

Разговор состоялся на французском, английском и русском языках и был переведён на русский Жоаной Монбарон и Еленой Ищенко.

https://syg.ma/@league_of_tenders/davai-ty-budiesh-eto-dielat
Готовлюсь тут к одной истории и снова думала про то, как превратить институцию в игровую площадку (кажется, в этом мы преуспеваем не только в Лиге, хаха). Перечитала для этого протокол Четвёртого съезда Лиги и так расчувствовалась от всего написанного и увиденного. Столько всего точного и чуткого в этих обрывочных репликах!

В общем, решила во что бы то ни стало все-таки сделать протокол Пятого съезда. Как раз даже в Краснодаре выпал снежок, самое время вспомнить наводнение, цепную реакцию норавируса, какое-то наслаждение всей этой беззащитностью человека и мощью нечеловечного и коллективность заботы, конечно.

Ну а вы пока можете прочитать (перечитать) протокол Четвёртого съезда: http://typography-online.ru/2020/12/01/league_4_protocol_rus/
Мучаясь от менструальных болей в зале ожидания аэропорта Краснодара, где во время встречи нового года пересекли свои пути, тела, мысли и ритмы коллективности участники и участницы Лиги, строители и строительницы Типографии, а также рабочая группа Работай больше! Отдыхай больше! цепляюсь взглядом за строки Одри Лорд, которые кажется немного описывают Лигу:

«Потребовалось время, чтобы понять: наше особое место было именно домом разнообразных различий, а не убежищем для какого-то одного из них.»
Можно забыть о том, как нам построить и заселить мир, в котором все веселит, вдохновляет и укрепляет чувство солидарности с другими, если у нас нет жизненного опыта наслаждения этими явлениями на пути.

Новый девиз Лиги нежных, как всегда от Мегги Нельсон 💖
Сегодня мы узнали самую темную сторону заботы.
Forwarded from the rest is xz
This media is not supported in your browser
VIEW IN TELEGRAM
Акция Татьяны Сухаревой как иллюстрация (политической) агентности голоса: «У меня отобрали голос, но я должна кричать — нет войне!»
Ну, блин, я не считаю, что аппроприация русского жестового языка как метафора отсутствия голоса — это супер, инвалидность — это не метафора, русский жестовый язык — это не метафора, а официально признанный язык российской федерации с 2012 года. В этом плане это хорошо работает как перевод антивоенного высказывания, но не иллюстрация (короче, всем советую думать про русский жестовый язык скорее как о языке малых народностей, нежели чем как жестовом языке в данном случае). Я думаю, что если бы русскоговорящая художница встала бы возле Кремля и стала говорить на каком-то из языков малых народностей, мало бы кто из нас радовался.
Forwarded from the rest is xz
Интересно, как рассмотрение разных вещей через призму своей дисциплины может оставлять за рамками важный контекст. Спасибо Маше Сарычевой из «Лиги нежных», специалистке по доступности, за развернутый комментарий по поводу перформанса постом выше — о том, что, обращая внимание только на аспекты звукового и звучащего, можно потерять чуткость и не обратить внимание на то, что в данном случае гораздо больше подходит под определение «политической агентности»:

«Апроприация русского жестового языка как метафора отсутствия голоса и агентности звука — это плохая идея по нескольким причинам. Инвалидность — это не метафора, русский жестовый язык — это не метафора, а официально признанный язык российской федерации с 2012 года. Отсутствие звука не означает отсутствие голоса, глухие — не немые (именно поэтому термин «глухонемой» является оскорбительным). Голосовые связки никак не связаны с нарушением слуха, у каждого глухого есть голос, просто по большей части глухие не стремятся его использовать (это создает иерархию внутри сообщества + это связано с орализмом всей культуры + это связано с насильственными методами обучения).

Это работа в этом смысле ни чем не лучше фильма «Страна глухих», она всегда будет притягательна для слышащих и будет циркулировать в культуре слышащих людей, которые склонны романтизировать жестовые языки, не учитывая интонацию, мимику, диалект, контекст жеста и в итоге, и в очередной раз кидающая тень на ржя, за который сейчас (и всегда) у глухих шла политическая борьба. Вместо этого мы можем сосредоточиться на изучении русского жестового языка, чтобы сократить дистанцию между глухими и слышащими художниками, заниматься адаптацией наших сложных зубодробительных текстов, делать субтитры в наши видео и другими способами снимать информационные и социальные барьеры, с которыми сталкиваются глухие и слабослышащие люди.

Война отметает наше прошлое, но из прошлого мы можем взять методы для строительства нового будущего, ещё прежде не виданного: инклюзивного и деколониального».