On The Corner
5.37K subscribers
161 photos
22 videos
4 files
1.44K links
Привет, меня зовут Александр Аношин. Я сооснователь проекта «‎Джазист»‎ (https://jazzist.club/). Здесь пишу о джазе в свободной форме и хаотичном порядке

Обратная связь: @a_anoshin
Download Telegram
to view and join the conversation
On The Corner
Прощай, Пэт [2/2] Мартино точно было очень тяжело и почти наверняка – страшно. Как быть, если не получится удержать достигнутую другим, забытым собой, высочайшую планку. Что делать, если новые композиции не оценят и станут снисходительно похлопывать по плечу.…
Ещё немного о Мартино. В своём посте о Мартино британский гитарист Энт Ло выложил вот эту версию "Sunny". Это фестиваль в Умбрии, 2002 год, великий состав: Мартино – Джон Скофилд –Джоуи ДеФранческо – Байрон Лэндхэм. Впервые Мартино сыграл "Sunny" в начале 70-х, и позже она была включена в переиздание альбома "Consciousness". В вроде бы легковесную инструментальную версию поп-хита Мартино хитро спрятал одну из своих самых выдающихся фраз. И, конечно, не поддается осмыслению, как он смог её позже не только восстановить, но и доработать. Каждый раз, когда я пересматриваю это видео, начинаю бить ногой как бешеный заяц. Дело тут не только в гениальности фразы (а она гениальна), но и в репетитивности, еще одном приеме, который Мартино применял со свойственной ему гениальностью.

https://youtu.be/8q742ZgZC28?t=160
За всем, конечно, не уследишь, но такие вещи пропускать не стоит. В октябре вышел сборник композиций Пола Моушна, которые до этого вообще не исполнялись. Изданием сборника занимался молодой и малоизвестный (пока) лондонский барабанщик Фелан Бергойн.

Во-1, идея проекта прекрасна сама по себе. Моушн – гений, но как композитор он по-прежнему недооценен, и здорово, что появляются люди, которые готовы заниматься его творческим наследием.

Во-2, сборник проработан и составлен очень тщательно. Больше половины композиций исполняет трио Бергойна с гитаристом Робом Лафтом (Лёва Боровков, тебе нельзя пропускать этот альбом) и саксофонистом Мартином Спиком. Пять вещей соло играет пианист Кит Даунс, ещё одну – контрабасист Ларри Гренадье. Также в проекте участвуют мультиинструменталист Закари Гвирцман (аккордеон, дудук, кларнет, саксофон), саксофонист Николас Массон, контрабасист Фред Томас и гитарист Тай Яхалом. Компания пёстрая, и, как я понимаю, композиции записывались в разное время и в разных студиях, но результат получился очень цельным. «Yazgol» показывает, насколько великим, разнообразным и совершенно особенным композитором был Моушн. Это, мне кажется, главное.

В-3, уровень исполнения очень высок. В первую очередь это касается трио Бергойна (а к Даунсу, например, есть вопросы). Но Бергойн – это, конечно, открытие. Как последователь, если так можно выразиться, школы Моушна, очень хорош. Это становится ещё более очевидным, когда начинаешь слушать другие его лидерские альбомы, которые напрямую к Моушну уже не относятся, но всё равно следуют его принципам. Роб Лафт – лучший гитарист своего поколения, и точка. Играют свободно, тонко (понимают, как именно должна звучать музыка Моушна и исполняют прекрасно) и очень чисто. Первые три номера – «Uhm Hum», «Riff Raff» и «Night» – шедевры.

Рекомендую, рекомендую, рекомендую. Пока только на «Бэндкемпе».

https://phelanburgoynemusic.bandcamp.com/album/yazgol-an-anthology-of-previously-unrecorded-compositions-by-paul-motian
На прошлой неделе на «Джазисте» вышло крутое интервью Оксаны Григорьевой. Если вы его вдруг не почитали, обязательно почитайте. Побольше бы таких живых, драйвовых и очень врубных разговоров на редкие темы.

Оксана говорит о свободной импровизации в первую очередь как инструменталист-практик – без сложных концепций, но очень дельно. И как-то так получается, что музыка, к которой человеку не из круга знающих и понимающих сложно даже страшно подступиться, становится проще и понятней. Всё это щедро дополняется Оксаниными приколами и гэгами. Мой любимый, конечно, о разнице между «фри-джазом» и «джазом по-деревенски».

Ещё Оксана объясняет вещи, которые со стороны не так заметны. Например, как много (на самом деле, очень много), надо заниматься, чтобы стать музыкантом высокого уровня. Как долго и трудно надо помимо музыки работать над собой, чтобы правильно себя понимать и чувствовать. Как сложно найти наставника, который может всему этому научить. Как важно во время концертов быть ответственным перед собой и слушателем. Свободная импровизация только со стороны кажется хаотичной и бунтарской, а на самом деле требует большой внутренней зрелости. Вроде бы всё просто и понятно, но таких здравых и спокойных мыслей, как у Оксаны, почему-то всё равно не хватает.

Наконец, интервью становится ключом к пониманию музыки, которую сама Оксана создаёт. В частности, её новый альбом
«Ever After» сразу начинает восприниматься по-другому. Оксана вообще не давлеет над музыкой и дает ей развиваться, меняя формы, настроения и состояния. Мне кажется, это большое достижение. В начале кажется, что «Ever After» – это поиски и метания из стороны в сторону. Но после нескольких прослушваний возникает ощущение его силы именно как цельного высказывания. Цельность «Ever After» не в форме, а в содержании. В том, как Оксана свою музыку понимает и чувствует.

Вообще как-то так незаметно получилось, что Оксана действительно делает очень многие вещи, которые кроме неё сейчас не делает никто. Речь и об альбоме «Ever After» в том числе. Очень здорово, что удалось с ней поговорить именно в этот момент. Спасибо за интервью Тае Радченко и Евгению Галочкину (@tawpot), за редактуру – Наташе Югриновой (@eastopia, главред «Джазиста»).

https://jazzist.club/oksana-grigoryeva/ // https://jazzist.club/oxana-grigoryeva-ever-after/
В эфире любимая рубрика нашего канала «‎Казалось бы, при чём здесь Шабака?». Иногда народные артисты возвращаются. На этот раз без «‎Comet Is Coming», зато с «‎Sons of Kemet». И не в «‎Стрелку», а в «‎Гараж». По такому случаю 7 декабря в Москве объявляется день воздержания от любого из известных в мире джазов – шаббак.

https://garagemca.org/ru/event/mosaic-music-2021-sons-of-kemet
Возобновляю вещание самым тривиальным способом – расскажу о новом альбоме, который мне очень понравился. Речь о «Smoke Sessions» Николаса Пэйтона. Я написал о нем эмоциональный абзац для топа «Джазиста». Процитирую его сначала, а потом ещё докину парочку мыслей.

Nicholas Payton // «Smoke Sessions» // Smoke Sessions, 2021

Николас Пэйтон — гений. Под этим утверждением наверняка подпишутся сразу несколько поколений музыкантов, с кем Пэйтон играл, играет и еще будет играть вместе. Однако за пределами достаточно узкого музыкантского сообщества гениальность Пэйтона размывается набором клишированных представлений о нем. Для одних он — «молодой лев» и последователь традиций, для других — отрицатель слова «джаз», для третьих — блогер-конспиролог с провокационными высказываниями, для четвертых — вечно расслабленный человек, утопающий в клубах несигаретного дыма.

Пэйтон сам как будто заинтересован в том, чтобы его выдающийся талант оставался знанием меньшинства. Вот и свой новый альбом он, словно намекая на отсутствие сложносочиненных амбиций, назвал именем выпускающего лейбла — «Smoke Sessions» — и издал практически без анонсов и промокампаний. А ведь, возможно, это лучший его альбом. За час с небольшим Пэйтон с невероятной легкостью успевает сделать так много сложных вещей, что умом не понять — остается только почувствовать сердцем. Он лихо проводит линию придуманной им же самим концепции Black American Music от постбопа 60-х и, в частности, так поразившего его в юношестве альбома Майлза Дэвиса «Four & More» к фанку, соулу и хип-хопу. Объединяет вместе джазовых легенд — контрабасиста Рона Картера и саксофониста Джоржа Коулмана — с барабанщиком и хип-хоп-продюсером Карримом Риггинсом. Признается в любви к Дэвису, Киту Джарретту, Херби Хэнкоку и встраивает их в уникальную систему собственных композиторских координат. Ухитряется отмачивать хулиганские гэги в композиции «Levin’s Lope», где Рон Картер с серьезным грувом воспроизводит басовую линию из пэйтоновского же электронного альбома «Quarantined with Nick». И в то же время достигает непостижимого уровня пронзительности в двухчастной балладе «Lullaby for a Lamppost (for Danny Baker)». Предстает одновременно в амплуа неординарного пианиста и трубача-виртуоза, создавая из двух разных миров — фортепианное трио vs. трио без гармонического инструмента — один общий.

Вокруг «Smoke Sessions» можно было бы сочинить с дюжину музыковедческих теорий и джазовых концепций, но Пэйтон уводит свою музыку в такое безграничное пространство свободы, где джаз и правда не более чем слово из четырех букв.

Youtube // «Джазист» // Album.link
On The Corner
Возобновляю вещание самым тривиальным способом – расскажу о новом альбоме, который мне очень понравился. Речь о «Smoke Sessions» Николаса Пэйтона. Я написал о нем эмоциональный абзац для топа «Джазиста». Процитирую его сначала, а потом ещё докину парочку мыслей.…
В продолжение предыдущего поста – тейк о Пэйтоне (часть 1).

Мне кажется, из поколения "молодых львов" 90-х (Макбрайд, Редман, отчасти Бланшар, еще более отчасти Гарретт) Пэйтон наиболее тонко и глубоко понимает джазовую традицию (хотя от слова "джаз" сам Пэйтон яростно открещиватся). Возможно, это утверждение покажется немного резким, но по состоянию на конец 2021-го Пэйтон в сравнении с теми же Макбрайдом и Редманом выглядит музыкантом совсем другого уровня. Дело не только в исполнительском уровне или композиторском мастерстве. Пэйтон – невероятно целостный артист, который способен на сильное самостоятельное высказывание. В этом смысле его хочется сравнить с Уинтоном Марсалисом, который старше Пэйтона на двенадцать лет.

Как это ни странно прозвучит, идейно Пэйтон и Марсалис очень близки. Они оба –последователи концепции критика Стэнли Крауча – видят в переосмыслении традиции единственную возможность вернуть музыку тем, кому она по праву создания принадлежит. Они оба построили свой творческий путь как борьбу за субъектность. Они вели и ведут сложную игру с индустрией, чтобы не быть использованными и не озвучивать, так или иначе, чужие программы.

Марсалис делает это, побеждая в политической и корпоративной игре. Он, в какой-то степени, сам сумел оседлать джазовую индустрию, возглавив Линкольн-центр, и сделал черный джаз престижным продуктом мирового уровня. Эго и влияние Марсалиса сейчас таковы, что ему не нужны половинчатые победы и фейки – он сам царь горы, которую с таким большим трудом построил.

Пэйтон, наоборот, желая исключить себя из цепочек чужих интересов, в какой-то момент ушел в осознанное подполье. Первые пятнадцать лет он делал карьеру по проторенному артистическому пути — "Верв", "Нонсач", "Блю Ноут", "Грэмми" – а потом исключил себя вообще отовсюду. Разорвал все контракты и запустил свой лейбл. Стал публично и жестко критиковать индустрию, называя ее расисткой. Отказался от слова "джаз". Начал делать всякую дичь: например, выпускать подчеркнуто антиджазовые альбомы, где все песни называл то буквами, то цифрами, или, наоборот, дерзко брался переигрывать "Sketches of Spain". Из классического мейнстримового музыканта, который фактически олицетворял собирательный образ джазмена в дорогом пиджаке, Пэйтон, начиная, наверное, с 2013 года, придумал себя заново и последовательно сделал так, чтобы его:

1 – не слушали за пределами Америки, потому что для европейца, который не выкупает джаз как перманентно меняющуюся музыку и видит в ней прежде всего стиль, Пэйтон так и продолжил играть "джазовый джаз", которому в Европе отвели довольно утилитарную функцию;

2 – ненавидели американские, особенно белые, традиционалисты, потому что для них Пэйтон, наоборот, стал слишком радикален с его нападками на слово "джаз", антирастисткой риторикой применительно к индустрии, и так далее;

3 – не воспринимали авангардисты, для которых Пэйтон все равно остался музыкантом, который оберегает традиционную форму, пусть и проводя внутри нее довольно радикальные эксперименты.

Пэйтон сознательно себя для многих маргинализировал, чтобы исключить возможность любого компромисса. Даже альбомы он перестал готовить и выпускать системно, уклоняясь от "продуктового" подхода. При этом он продолжал и продолжает изучать музыку, глубоко в нее погружаться и анализровать. Это сильно чувствуется при прослушивании "Smoke Sessions". На "SS" Пэйтон вообще соединяет несоединимое (например, сводит вместе противоложные форматы фортепианного и pianoless-трио) и делает сильнейшее высказывание в контексте им же самим разработанной концепции black american music. Пэйтон заходит на териитории и постбопа, и фанка, и R&B, и хип-хопа, но делает это по-своему. Он не играет стиль, не сращивает друг с другом разработанные другими паттерны,  а пишет свою не похожую ни на кого музыку.

Пэйтон создает внешне просто организованные композиции с цепкими мелодиями, в которых каждый музыкант получает достаточно пространства для самовыражения. Отчасти композиции Пэйтона отсылают к fake books с минимальным порогом входа – их можно исполнить даже без долгих репетиций.
On The Corner
Возобновляю вещание самым тривиальным способом – расскажу о новом альбоме, который мне очень понравился. Речь о «Smoke Sessions» Николаса Пэйтона. Я написал о нем эмоциональный абзац для топа «Джазиста». Процитирую его сначала, а потом ещё докину парочку мыслей.…
Тейк о Пэйтоне (часть 2)

Условно, если перегруженные композиции Виджая Айера может исполнить только он сам с постоянным составом, то композиции Пэйтона "открыты" для прочтения музыкантами с разным опытом. При этом они совершенны по форме. Это и есть великая традиция black american music. Собственно, Пэйтон, Картер и Риггинс, играют материал "Smoke Sessions" без изнурительных репетиций и делают это выдающимся образом. Понятно, что Пэйтон и Картер – великие мастера, а Риггинс – выдающийся барабанщик. Но во многом, так слаженно и чисто звучать у них получается именно благодаря уникальному композиторскому дару Пэйтона.

"Smoke Sessions" – один из лучших альбомов года, который создан так, что его скорее всего пропустят и не слишком высоко оценят в силу совершенно разных причин. Но, тем не менее, мне кажется, лучше его послушать сразу, и сделать это не один раз, а потом внимательно пройтись по всей дискографии Пэйтона – великого композитора, трубача и пианиста, чьё наследие надо начинать изучать уже сейчас.

https://youtu.be/YjNpKl1kGuo
«Only Now» – новый и, возможно, лучший альбом в карьере Игоря Бутмана [1/2]

Написал на «Джазисте» о новом альбоме Игоря Бутмана. Возможно, пережал с восторгами, не знаю, но мне альбом очень понравился. Так или иначе, мне кажется, пластинка «Only Now» – отличный повод поговорить о музыкальной деятельности Бутмана, которая, как правило, остается в тени его публичного образа. Тем более, на «Only Now» Бутман выступил еще и в роли композитора и по сути продюсера, что тоже дает дополнительную пищу для размышлений.

Например, состав. С Евгением Побожим и Олегом Аккуратовым все понятно: они – лидеры МДО и российского квинтета Бутмана. Так или иначе, Бутман делает на них ставку и способствует развитию карьеры. Гораздо более любопытная коллизия – выбор в качестве остальных участников барабанщика Антонио Санчеса и контрабасистов Мэтта Брюэра и Эдди Гомеса. По словам самого Бутмана с Санчесом он хотел записаться целенаправленно. И в общем-то понятно почему. Санчес, с одной стороны, умеет играть интенсивно и громко, и давать мощный грув; с другой – тонко чувствует лидера и прорабатывает ритмический рисунок до мельчайших деталей. Известно, что Бутман лично договаривался с Санчесом, и это и стало отправной точкой для создания альбома.

Ход с выбором сразу двух, причем абсолютно разных как поколенчески, так и с точки зрения стиля и понимания джаза, контрабасистов Мэтта Брюэра и Эдди Гомеса – тоже вполне рискованный и захватывающий. По ходу альбома Брюэр и Гомес меняют друг друга, и в конечном счете, таким образом разнородный вроде бы материал (от ритмически закрученного постбопа «Вердикт» до «Луча солнца золотого» Гладкова), сыгранный двумя составами (квартет и квинтет с участием Аккуратова) складывается в сюжетную линию с понятной драматургией.

Еще «Only Now» позволяет оценить Бутмана как композитора. Здесь в свою очередь импонирует стремление Бутмана к определенному упрощению: он прописывает яркую и цепляющую тему, четко и однозначно очерчивает стилистический контур композиции, а дальше – дает много свободы для импровизации (опять-таки в рамках заданного им вектора). Поэтому «Only Now» получается пластинкой не только про Бутмана, но и, например, про Побожего, который, пожалуй, впервые в записи звучит так полно и зрело. Или про того же Санчеса, которому приходится взаимодействовать как с двумя контрабасистами так и с лидерами, которыми на «Only Now» в разные отрезки времени оказываются и Бутман, и Побожий, и Аккуратов. В свою очередь Аккуратов получает достаточно времени, чтобы показать, насколько он без преувеличения, гениальный пианист. А тот же Брюэр с неожиданной стороны проявляется в такой необычной для себя композиции как «Луч солнца золотого». И так далее.

В этом смысле Бутман проявляет себя абсолютным приверженцем джазовой традиции как, в первую очередь, исполнительской музыки, и не передавливает партнеров собственным «я». Этим он, безусловно, вызывает большую симпатию. Опять же, такая россыпь сюжетных линий, которые образуются вокруг каждого из участников записи, не отменяет того, что «Only Now» остается очень личной записью Бутмана.

«Джазист» // «You've Got Email» // Album.link
«Only Now» – новый и, возможно, лучший альбом в карьере Игоря Бутмана [2/2]

(окончание, начало – в предыдущем посте)

Например, заглавную композицию, Бутман записал еще в восемнадцать лет, играл ее на фестивалях «Осенние ритмы» с первым своим квинтетом, а новую аранжировку для нее сделал такой важный в его жизни человек как Николай Левиновский (в 80-х Бутман играл у Левиновского в «Аллегро» вплоть до эмиграции, в 2009-м выпустил один из лучших с музыкой Левиновского «Moscow @ 3 a.m», и, так или иначе, их сотрудничество продолжается до сих пор). 77-летний Эдди Гомес принимал участие в записи первого альбома Бутмана «Falling Out» в 1993-м, и их повторная встрече 28 лет и 18 альбомов Игоря Бутмана спустя – это история о долгой музыкальной дружбе. На альбоме очень многое отсылает к влиянию, которое на Бутмана оказал Уинтон Марсалис, и, в частности, одну из своих лучших композиций, записанных в последнее время – «Blues for Wynton» – Бутман посвятил, как нетрудно догадаться, как раз ему (еще на альбоме исполняется хит Марсалиса «Baby I Love You»). Наконец, ключом к пониманию Бутмана не только как музыканта, но и, как мне кажется, как человека тоже, становится вариация на тему «Луча солнца золотого» Гладкова, которую Бутман за последние пять лет с момента выпуска альбома «Golden Sunray» довел до вполне себе совершенства и исполнил блестяще.

Примерно столько же, сколько про содержание «Only Now» и игру партнеров Бутмана по альбому, хочется думать и об исполнительской манере самого Бутмана, в игре которого не обнаруживается никакого бравирования техникой и рисовки, а наоборот, остается ощущение цельности и мастерства. На самом деле, в контексте теперешнего положения дел в российском джазе, стиль Бутмана и его представление о джазе во многом уникальны. Бутмана, наверное, можно назвать джазовым американистом, хотя он, конечно, совсем не сектант (собственно, материал и стиль исполнения на «Only Now» говорят скорее о прогрессивности взглядов), и, что еще важнее, его американский и новый российский опыты наслаиваются на советскую инструментальную школу, которая была очень мощной (а Бутман, как мы помним, играл в лучших составах того времени). В общем, возвращаясь к теме моих восторгов в рецензии на «Джазисте», действительно, как-то так получилось, что мне очень интересно с разных сторон прокручивать в голове достоинства альбома, а о недостатках, которые наверняка в «Only Now» тоже есть, думать совсем неинтересно. Вывод, получается, такой: рекомендую слушать.

«You've Got Email» // Album.link
On The Corner
«Only Now» – новый и, возможно, лучший альбом в карьере Игоря Бутмана [2/2] (окончание, начало – в предыдущем посте) Например, заглавную композицию, Бутман записал еще в восемнадцать лет, играл ее на фестивалях «Осенние ритмы» с первым своим квинтетом,…
Ну, и небольшой комментарий в сторону. Когда писал пост про Бутмана, залез кое-что глянуть в «Викидедию» про Эдди Гомеса, потом, как водится, отвлекся и залип в его дискографии, и зацепился глазом за его участие в альбоме пианиста Евгения Маслова «Face of Love» 2000 года. Альбом, конечно, хотя я о нем и думать забыл, замечательный, и следующим шагом я полез в Spotify и подобавлял все альбомы Маслова себе в медиатеку (тем более, на «Спотике» их всего шесть). Дальше наугад стал слушать пластинку «The Fuse is Lit» 2002 года, и это прямо мощь.

Вообще, интересно, как связаны между собой судьбы людские. Евгений Маслов родился в Новотроицке Оренбургской области в 1959 году (на два года старше Бутмана, получается), в 20 лет переехал в Ленинград и поступил там в училище им. М.П. Мусоргского по классу академического фортепиано (школа в его игре очень чувствуется), потом подружился со студентами эстрадного отделения, начал потихоньку выступать в составах. Потом вошел в квинтет молодого Игоря Бутмана, и выступал с ним на «Осенних ритмах» в 1983 – 84 годах, а значит, исполнял ту самую «Только сейчас» («Only Now»), которая стала заглавной композицией последнего альбома Бутмана. В 89-м он уехал в США, и в общем-то, смог довольно быстро сделать неплохую карьеру: он был востребован в клубах, выступал вместе с джазовыми звездами первой величины, и начиная с 1994 года достаточно регулярно записывался.

Любопытно, что именно с выпуска его альбомов начал свою деятельность лейбл Mack Avenue, который сейчас превратился в такого безоговорочного мэйджора, где выпускаются Крисчен Макбрайд, Кенни Гарретт и Джоуи ДеФранческо (это я по памяти три первых имени назвал – там, что ни релиз, то суперстар), а получение «Грэмми» – ежегодная рутина. Но начиналось все с трех альбомов Маслова «When I Need To Smile» (с Омаром Хакимом и Эдди Гомесом), «Face of Love» (с Вилли Джонсом, Эдди Гомесом же, Тутсом Тилемансом и, трам-пам-пам, Ширли Хорн) и как раз тем самым «The Fuse is Lit» (c Хьюбертом Лоузом, Борисом Козловым и Винни Колаютой). Все альбомы крутые, что нетрудно понять даже по составу, но «The Fuse is Lit» меня как-то прямо поразил, и поэтому я им делюсь.

Еще интересно, что в том же 2002 году, когда «The Fuse is Lit» вышел, Маслов приезжал в Москву на «Триумф Джаза», снова играл в квинтете Бутмана на сцене ГКЦЗ «Россия», причем исполнялись только его композиции. А потом, интересно даже, с чего вдруг, он не то, чтобы пропал, но как-то сник. В 2007-м у него вышел еще один альбом на лас-вегасском лейбле Blue Canoe, а после этого тринадцать лет не выходило вообще ничего, и никаких признаков серьезной активности не было видно. В прошлом году у него на том же Blue Canoe вышла пластинка с характерным названием «Holiday Classics», но эффекта в общем-то никакого не произвела (вот я, напимер, не полез бы сегодня в Spotify совершенно случайно и не узнал бы о ней никогда). Вполне возможно за всем этим угасанием (хотя может это так со стороны только кажется, а на самом деле нет) стоит какая-нибудь совсем прозаическая причина типа ссоры с менеджером, последующим отсутствием денег и необходимостью зарабатывать, например, частными уроками на жизнь. Вроде бы абсолютно нормальное развитие событий, но почему-то когда так начинаешь думать, на какой-то момент становится немного грустно, и поэтому в этих своих мыслях хочется ошибиться. Так или иначе, «The Fuse is Lit» – пластинка, которая должна остаться в уж по крайней мере нашей джазовой истории. Давайте ее послушаем.


https://youtu.be/R9w5dLqRLko // https://album.link/ru/i/339940048
Джаз-топ-чок-чок

Просматриваю джазовые топы за год. Практически каждый – от «Нью-Йорк Таймс» до «Джаз Таймс» – ведет либо к «Back To The Future» Sons Of Kemet, либо к «Promises» Floating Points. Не уверен, что стоит сильно рефлексировать по этому поводу, тем более, ну кому, кроме таких джазовых аддиктов как я это вообще интересно. Но факт, как говорится, налицо, и надо, наверное, его как-то отметить.

Если посмотреть на эту ситуацию без усталого раздражения, то выглядит все довольно логично. Сами по себе годовые топы – вещь довольно сиюминутная, в которой больше ценится даже не музыка, а все, что около нее: концепт, мессидж, стиль, медийный резонанс и так далее. По этой части «Back To The Future» и «Promises» выбивают сто из ста: у Sons Of Kemet мессидж такой, что прямо-таки ехал мессидж через мессидж; у Флотинг Пойнтс – имитация бурной концептуальной деятельности и сознательная работа по созданию моментального вау-эффекта. Собственно, «Promises» попал в джазовые топы только благодаря имени «Фэроу Сандерс» на обложке. Тот факт, что музыка на обеих пластинках как раз таки довольно одномерна и вторична по отношению к ловко придуманной упаковке, в конечном счете работает им только в плюс. Все ясно, понятно, прикольно, местами качает как надо, ну и чего вообще париться.

Шабака Хатчингс и Сэм Шепепд (Floating Points) получили, что хотели, и с этой точки зрения, все сделали качественно. Кстати, их успех во многом напоминает ситуацию с количеством номинаций «Грэмми» Джона Батиста (отработка запроса на «позитивный» BLM) и Леди Гага (использование 90-летнего Тони Беннета в качестве таранного оружия) с поправкой на ЦА. То есть, тактика прямого действия, особенно в условиях конъюнктурного давления и перманентного дефицита времени, вполне себе эффективна. Другое дело, что вряд ли кто-то из тех, кто сейчас форсит Хатчингса и Шеперда, будет слушать их после выхода с новогодних каникул, но это в конце концов, не более, чем предположение.

Еще, наверное, можно заметить, что хайп вокруг «Back To The Future» и «Promises» неслучаен не только с точки зрения механики их создания и продвижения, но и более общей тенденции. Сейчас в джазе возник очередной виток спроса на «сознательность». Джаз с правильными ценностями противопоставляет себя «обычному» музыкантскому и переключает внимание на себя. В отдельных случаях за этим стоит расчет, но чаще всего это неосознанное следование за крупными трендами. Помимо Хатчингса и Шеперда в этом году так или иначе были на слуху альбомы Дэймона Локса, Irreversible Entanglements, (и вообще всего охипстеревшего чикагского джаза), Налы Синефро (это уже ближе к Шеперду), серии Jazz Is Dead, арфистки Брэнди Янгер, Джеймса Брэндона Льюиса (он более трушный, но тоже эксплуатирует мессидж будь здоров) и так далее.

Ничего из вышеперечисленного не является интересным с точки зрения собственно музыкального языка, но компенсирует это аппелированием к повестке (от BLM до глобального потепления). Но и в коммуникационном поле на самом деле не проговаривается ни одной новой мысли: в оборот берутся старые лозунги из авангарда 60-х и превращаются в элемент стиля. Протест остается декларативным, конфликт обезопашивается, становится бесконфликтной частью индустрии и конвертируется в коммерческие метрики вроде количества кликов или прослушиваний. В мире все всегда устроено не так, как кажется, поэтому нет сейчас больших конформистов чем те, кто в любой форме противопоставляет себя традиции. Шабака Хатчингс и Сэм Шеперд отлично поработали на индустрию, и получили свои ачивки, победив конкурентов по ремеслу. Как в таких случаях говорят в корпорациях, well done.

(простите, если получилось душно – в этом году я частенько бывал джаз-дед-ворчуном; ну и для примера прикручиваю две характерных ссылки: первая – результаты голосования американских джазовых критиков, как средняя температура по больнице, вторая – джазовый топ brooklyn vegan (да, там тоже стали интересоваться джазом) – как пример сверхмякотной селекции): https://hullworks.net/jazzpoll/21/totals-new.php/ https://www.brooklynvegan.com/12-great-jazz-albums-from-2021/)
On The Corner
Джаз-топ-чок-чок Просматриваю джазовые топы за год. Практически каждый – от «Нью-Йорк Таймс» до «Джаз Таймс» – ведет либо к «Back To The Future» Sons Of Kemet, либо к «Promises» Floating Points. Не уверен, что стоит сильно рефлексировать по этому поводу,…
Ну и, наверное, надо как-то обозначить, что я как человек, с детства увлекающийся статистикой, списки изучать и составлять по-прежнему люблю. Но в случае с музыкальными топами мне как раз хочется видеть в них больше субъективного, когда чувствуется, что человек выбирает те альбомы, которые внимательно послушал и полюбил в соответствии со своей системой взглядов. Это для меня сейчас намного более ценная штука, чем просто перечисление, допустим, сорока самых резонансных или, наоборот, редких альбомов года. Раньше я сам перебарщивал с рекомендациями, но теперь думаю, что это скорее тупиковый путь. Всего нового джаза не переслушаешь, а проходного фастфуда без смысла, вектора и биографии, который делается только ради моментальных прослушиваний, намывается непозволительно много.

Один из таких субъективных, но осмысленных, на мой взгляд, списков составил Фред Каплан из Slate. Вообще Каплан совсем не из джазовой тусовки и пишет о политике, но чувствуется, что за джазом следит внимательно и вдумчиво, и фильтры у него настроены очень четко. Например, в этом году он выделил New Masada Quartet Джона Зорна, который очень хорош, и в соответствии с принципиальной позицией Зорна – недоступен в стримингах. Но уровень альбома действительно стоит того, чтобы заморочиться по поводу его скачивания через торренты. И тут же, следом за Зорном, он поставил в списке альбом Джулиана Лажа, который играет в новом квартете Зорна и вообще плотно взаимодействует с лейблом Tzadik, и в контексте его сушествования сразу в двух параллельных мирах вроде бы стандартную и слегка "грязноватую" блюноутовскую пластинку переслушивать становится намного интереснее. Еще он интересно подсветил альбом Билла Чарлапа, где главный интерес – это ритм-секция братьев Вашингтонов, которых, по-моему, страшно недооценивают. Ну, и наконец, выбор в качестве первого места пластинки Дэвида Сэнфорда я горячо одобряю – это один из лучших биг-бэндовых альбомов года, без вопросов.

В общем, всего десять альбомов, и три переиздания, а подумать в связи с этим можно много о чем. Рекомендую.

https://slate.com/culture/2021/12/best-jazz-albums-2021-nina-simone-charles-mingus-frank-kimbrough.html
Любимое-2021

Nicholas Payton «Smoke Sessions»

Оксана Григорьева «Ever after»

Esperanza Spalding «SONGWRIGHTS APOTHECARY LAB»

Marcin Wasilewski Trio «En Attendant»

Anna Koroleva «Antigravity»

***
Ну раз уж мы сегодня о топах, поделюсь и своим личным выбором. Каждую из пяти выбранных для «Джазиста» пластинок я люблю за разное и по-своему. И все же есть в них один общий и очень важный для меня признак – способность обнаруживать за кажущейся необязательностью гораздо большую глубину и сложность.

Николас Пэйтон только выдает свой альбом за написанный как бы между делом традиционный джазовый мейнстрим. На деле «Smoke Sessions» оказывается серьезнейшим иссоедованием черной американской музыки, в которой джаз – основополагающий, но отнюдь не единственный элемент. Марцин Василевский всеми силами заставляет нас поверить, что его альбом – проходная вещь, на которую не стоит обращать внимания. Прикрывшись завесой банальности, он вкладывает в, казалось бы, полностью отработанный материал все свое мастерство и понимание импровизационной музыки.

Эсперанса Сполдинг под видом набора душеполезных песен маскирует пластинку, с которой по степени глубины проработки и объединения самых разных традиций американской музыки, уровню исполнительского мастерства и студийной работы не сравнится ни одна распиаренная пенталогия.

Говорить об Анне Королёвой мне сложно – «Antigravity» выпущен на лейбле JAZZIST – и легко одновременно. Я знаю, выйди альбом Королёвой в любом другом месте, все равно полюбил бы его так же сильно. «Antigravity» только прикидывается нормативным постбопом проамериканского толка, чтобы раскрыться бесконечной, с точки зрения возможности разнообразных прочтений, музыкой.

Наконец, Оксана Григорьева, изображая несерьезность и хаотичность, обманула многих, включая и меня. То, что поначалу выглядело как метание из стороны в сторону в поисках собственного языка, оказалось признаком зрелости и понимания себя в импровизационной музыке. «Ever After» – самый цельный, содержательный и небанальный импров-альбом из услышанных мной в этом году.

Если получится, к каждому из выбранных мной альбомов я постараюсь написать более развернутые тейки. Пока же прикручиваю ссылку на «Джазист», где помимо меня высказались Лёва Боровков (@thelostchords) и Наташа Югринова (@eastopia).

https://jazzist.club/best-of-2021/

(расширенную версию своего списка сделаю в посте ниже)
On The Corner
Любимое-2021 Nicholas Payton «Smoke Sessions» Оксана Григорьева «Ever after» Esperanza Spalding «SONGWRIGHTS APOTHECARY LAB» Marcin Wasilewski Trio «En Attendant» Anna Koroleva «Antigravity» *** Ну раз уж мы сегодня о топах, поделюсь и своим личным…
Любимое-2021 (версия дополненная и расширенная):

Nicholas Payton «Smoke Sessions»
(https://album.link/ru/i/1583842534)

Оксана Григорьева «Ever After»
(https://album.link/ru/i/1590224077)

Anna Koroleva «Antigravity»
(https://album.link/ru/i/1584477260)

Esperanza Spalding «SONGWRIGHTS APOTHECARY LAB»
(https://album.link/ru/i/1584908392)

Marcin Wasilewski Trio «En Attendant»
(https://album.link/ru/i/1576705280)

Pat Donaher «Occasionally»
(https://album.link/ru/i/1554892871)

Arturo O'Farrill «...dreaming in lions»
(https://album.link/ru/i/1577846867)

Jakob Bro «Uma Elmo»
(https://album.link/ru/i/1545929400)

Charlie Ballantine «Reflections/Introspection: The Music of Thelonious Monk»
(https://album.link/ru/i/1570855447)

Евгений Гречищев «Прелюдии»
(https://album.link/ru/i/1559637526)

Pino Palladino, Blake Mills «Notes with Attachments»
(https://album.link/ru/i/1548394424)

Frank Kimbrough «Ancestors»
(https://album.link/ru/i/1577270683)

Ralph Peterson «Raise Up Off Me»
(https://album.link/ru/i/1564714898)

[Ahmed] «Nights on Saturn (communication)»
(https://astralahmed.bandcamp.com/album/nights-on-saturn-communication)

Charles Lloyd & The Marvels «‎Tone Poem»
(https://album.link/ru/i/1550230419)

Archie Shepp & Jason Moran «Let My People Go»
(https://album.link/ru/i/1542406129)

Thumbscrew «Never Is Enough»
(https://cuneiformrecords.bandcamp.com/album/never-is-enough)

Henry Threadgill Zooid «Poof»
(https://henrythreadgill.bandcamp.com/album/poof)

Franco Ambrosetti Band «Lost Within You»
(https://album.link/ru/i/1545351169)

Gonzalo Rubalcaba, Ron Carter, Jack DeJohnette «Skyline»
(https://album.link/ru/i/1586508537)

Ну и, если вдруг интересно, заглядывайте в мой бесконечный поейлист – я весь год кидал туда понравившиеся мне композиции и планирую подкинуть еще: https://open.spotify.com/playlist/0C3aF0lgd4IoUBkoxJzzpQ?si=f43LNyf8SVGJXnma8G0ULA&utm_source=copy-link.
Викрам Рузахунов [1/2]

Этот канал далек от политики, но сегодня СМИ сообщили, что на территории Казахстана по подозрению в участии в массовых беспорядках задержали человека, который впоследствии оказался джазовым музыкантом из Бишкека Викрамом Рузахуновым. МИД Кыргызстана объявил задержание ошибочным и призвал Рузахунова освободить, ситуацию в своих соцсетях прокомментировал президент КР Садыр Жапаров. Дело серьезное, и поскольку оно, так или иначе, имеет отношение к джазу, игнорировать его, наверное, неправильно.

Врать не буду, о Викраме Рузахунове я раньше не слышал и деятельностью его не интересовался. Но даже беглый гуглинг позволил найти о нем достаточно информации, которой хочется поделиться. Во-первых, Рузахунов оказался пианистом очень высокого уровня. У Рузахунова отличная техника, он музыкален и эрудирован, прекрасно владеет джазовым репертуаром. При этом мне кажется важным, что его становление как музыканта происходило только на родине: он закончил Кыргызское государственное училище имени Мураталы Куренкеева и после этого сразу же начал активную творческую деятельность.

Стажировок в Беркли и европейских джазовых академиях в его биографии не значится, никаких шильдиков типа «его услышал, поучил и благословил такой-то великий» – тоже, но в тоже время его исполнение джазовых стандартов говорит о серьезной проработке материала. Рузахунов вполне мог двигаться на Запад и сложить о себе легенду как о кыргызском самородке со всеми вытекающими, но предпочел идти другим путем. Помимо исполнительского мастерства Рузахунов, похоже, вырос в толкового и понимающего лидера. Он управляет сразу несколькими составами, включая мощный биг-бэнд, с довольно разноплановым репертуаром. В одном из них (см. ссылку в конце поста) он, например, исполняет этно-фьюжн и увлекательно переосмысляет народные традиции. Звучит материал прилично и при этом довольно развлекательно – можно выступать как на вполне серьезных фестивалях, так и на корпоративных мероприятиях для приехваших в Бишкек туристов.

Есть все основания предполагать, что Рузахунов, с учетом того, что Кыргызстан практически не затронул жесткий локдаун, был востребован на рынке и вряд ли нуждался в деньгах. Сделав выбор быть первым у себя дома, Рузахунов не прогадал и стал не только востребованным музыкантом, но и менеджером. Он уже несколько лет входит в попечительский совет фонда «Central Asia – Arts Management» и отвечает там за музыкальный блок. В частности, как исполнительный директор занимается фестивалем «Джаз Бишкек». Фестиваль проходит минимум два раза в год. Минувшей осенью на нем выступило трио немца Матиаса Линдермайера. Линдермайер производит мелодичный хипстерский джаз, его прошлогодний альбом попал в подборку журнала Jazzwise и кураторские плейлисты в Spotify и Apple Music, а сам состав стал востребован в Европе. Забукировать немцев в Бишкек можно было только при хороших отношениях с агентами и участии в грантовых программах. Это говорит в том числе о связях и менеджерских компетенциях Рузахунова, очевидно, умеющего работать с бюджетом.

Инстаграм Рузахунова, который он почему-то завел только в этом году, показывает его человеком далеким от политики: много музыкальных упражнений, зарисовки с исполнением джазовой классики, фрагменты живых выступлений и немного немузыкальной деятельности. Второе образование Рузахунова – Академия Управления при Президенте КР. Пять лет он развивал IT-компанию, занимающуюся разработкой сайтов и интеграцией несложные CRM-системы. Компания существует до сих пор и работает вполне успешно. В прошлом году он ездил в Сочи на тренинг, где, похоже, проходил курсы по партнерскому маркетингу. Если учесть, что у Рузахунова есть свое агентство, продающее кавер-группы с женским и мужским вокалом с прицелом как раз на Казахстан, то представить его человеком, который за 200 долларов пойдет грабить и бить витрины, крайне сложно. По всем признакам он – представитель аппер-класса.

https://youtu.be/IJ7UR7Gi0mQ
Викрам Рузахунов [2/2]

Возможно, он приехал в Алматы отработать с кавер-бэндами праздничные мероприятия. Тогда наверняка должны объявиться участники групп из числа местных музыкантов, которые смогут это подтвердить. Вероятно, цель могла быть как-то связана с немузыкальным бизнесом. Если это так, то попав в алматинский ад без возможности улететь, он, скорее всего, начал выбираться на попутках и в этот момент был задержан. Надеюсь, произошла ошибка, все разрешится в ближайшее время, и Рузахунов сможет вернуться домой.

https://youtu.be/Ylqqa8nOL0I // https://youtu.be/nzPODBoywJ4


(UPD: Пишут, что Рузахунова освободили, и слава богу)
Еще любопытно, что в разные годы на джазовый фестиваль в Бишкек приезжали Игорь Бутман (не один раз) и главный редактор "Джаз.ру" Кирилл Мошков. Инстаграм Рузахунова хранит эти воспоминания в в виде памятных фотографий. "Джаз.ру" в свое время делал оттуда содержательные репортажи (один из них прикреплю по ссылке), и там, например, есть фото, где Рузахунов, указанный как "исполнительный продюсер", стоит на одной сцене с главной мировой звездой кыргызского джаза, пианистом Эльдаром Джангировым.

https://www.jazz.ru/2014/05/16/jazz-bishkek-spring2014/