IWEPKZ (ИМЭП/ӘЭСИ)
840 members
13 photos
1 video
22 files
19 links
Download Telegram
to view and join the conversation
🔴Согласно представленным данным, в рейтинг ключевых рисков для Евразии в 2020 году вошли:

1. Афтершоки президентских выборов в США 2020 года

Действующий президент США Дональд Трамп уже начал кампанию по переизбранию на новый срок. Однако его противники грозят ему импичментом. Неопределенности в политическом развитии ведущей сверхдержавы мира способны повлечь серьезные риски для всей Евразии.

2. Глобальная экономическая рецессия

Спусковым крючком очередного экономического кризиса с глобальными последствиями могут выступить проблемы в развивающихся экономиках. На фоне оттока капитала валюты развивающихся рынков рискуют сильно упасть, что усугубит проблему задолженности компаний и закрутит спираль глобального кризиса.

3. Эскалация противостояния США и Китая

Риск усиления конфронтации между США и Китаем был отмечен на первой строчке прошлогоднего рейтинга. Проблема сохраняет актуальность и в 2020 году. Конфликт Вашингтона и Пекина может оформиться в полноценное стратегическое противостояние.

4. Новый этап глобальной гонки вооружений

В 2019 году мы были свидетелями распада Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД), ставшим в свое время символом процесса разрядки. В 2020 году мир вплотную столкнется с вероятностью тотального обнуления «правил игры» в сфере стратегических вооружений.

5. Обострение борьбы за технологическое доминирование

Можно ожидать, что геополитическая сегментация технологического пространства станет более очевидной. Кейсы с китайскими компаниями Huawei и ZTE являются своеобразной «обкаткой» механизма регионализации рынков сбыта IT-продукции.

6. Военная кампания против Ирана

Первым шагом на пути к еще большей эскалации конфронтации вокруг Ирана может стать расторжение ядерного соглашения. Противостояние Ирана с геополитическими конкурентами может широко распространиться и в киберпространство. Ситуация будет постоянно держать в заложниках всю систему безопасности на Ближнем Востоке.

7. Ядерный кризис на Корейском полуострове

Движение Северной Кореи к мирному договору и нормализации отношений с США идет слабыми темпами. Риск провала переговоров усиливается нарастающими расхождениями сторон. Причиной усложнения ситуации могут послужить также афтершоки президентских выборов в США 2020 года.

8. Новый всплеск терроризма

Несмотря на разгром ДАИШ, террористические группировки переживают новую фазу в своем развитии, расширяя географию действий. Химерным продуктом этой опасной эволюции выступают «волки-одиночки». Вместе с тем мир сталкивается с крайними проявлениями так называемого «белого» терроризма и терроризма других конфессий, жертвами которого становятся мусульмане и мигранты.

9. Волна агрессивного национализма и популизма

Превращение популизма в ведущий электоральный тренд и соблазн политиков к простому решению сложных проблем усиливают риск разрушительных социальных конфликтов, в том числе на этнической и религиозной почве.

10. Масштабные проблемы из-за климатических изменений

В 2020 году разногласия крупных держав рискуют окончательно парализовать процесс борьбы с изменением климата, из-за чего другим государствам будет легче проводить эгоистичную политику, оправдываясь национальными интересами.
Forwarded from Astana Club
Media is too big
VIEW IN TELEGRAM
Авторитетные политики и ведущие эксперты из 30 стран собрались в столице Казахстана на международной дискуссионной площадке «Астана Клуб». На повестке дня – актуальные вопросы безопасности в мире и Евразии. Короткое видео, о том как прошел первый день Astana Club 2019.
Forwarded from Astana Club
В рамках V заседания «Астана Клуба» Первый Президент Казахстана инициировал создание Глобального альянса лидеров за безъядерный мир, который должен стать авторитетной глобальной платформой для продвижения повестки ядерного разоружения и нераспространения.

- Мы не раз говорили о необходимости остановки эрозии действующих соглашений по ядерному разоружению. В преддверии обзорной конференции Договора о нераспространении ядерного оружия в следующем году нам снова следует задуматься о необходимости универсализации основных положений данного документа. Считаю, что необходимо ужесточить меры международной ответственности за выход из Договора, подкрепив их соответствующими резолюциями на уровне Совбеза ООН, - сказал Елбасы.
Насколько эффективна профилактика радикализации заключенных в казахстанских тюрьмах? По оценке эксперта Института мировой экономики и политики, социолога Серика БЕЙСЕМБАЕВА, в этом вопросе используются несовершенные инструменты.

– Мы видим формализм, зацикленность на теологическом аспекте, отсутствие полноценных программ реабилитации. При этом наблюдается чрезмерный рост расходов на политику профилактики и противодействия экстремизму: на первом этапе (2013–2017 годы) – 100 миллиардов тенге, на втором (2018–2022) – 280 миллиардов тенге.

Борьба с экстремизмом политизируется, конструируются границы между “правильным” и “неправильным” исламом. В обществе происходит рост враждебности и нетерпимости, – подчеркнул эксперт и привел данные официальной статистики.

За последние 9 лет в Казахстане совершено 16 актов насильственного экстремизма, более 500 граждан присоединились к террористическим движениям в Сирии и Ираке, около 100 из них погибло, более 1 тысячи казахстанцев получили тюремный срок за терроризм и экстремизм. Последний показатель стабильно растет в течение последних пяти лет.

– Требуется более совершенная превентивная политика, основанная на учете опыта других стран; от информационно-пропагандистских мер нужно переходить к мерам социально-психологической поддержки; использовать потенциал местных сообществ; совершенствовать концептуальные основы религиозной политики, перейдя к инклюзивной модели, – считает Серик Бейсембаев.

Между тем, как сообщил недавно заместитель начальника антитеррористического центра Сергей ШВЕЙКИН, в Казахстане проживает порядка 20 тысяч последователей деструктивных религиозных идеологий.

– Значительное их число зафиксировано в Атырауской, Актюбинской, Туркестанской, Карагандинской областях, городах Алматы и Нур-Султане. Поэтому наша главная задача – оздоровление религиозной ситуации как в наиболее уязвимых регионах, так и в целом в стране, – сказал полковник КНБ.

#ИМЭП_Социология #Религия #Общество
Эксперт ИМЭП Лидия Пархомчик анализирует ход визита президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева в Кыргызстан.

«Двустороннее сотрудничество с Кыргызстаном всегда имело приоритетное значение для Казахстана. Нур-Султан и Бишкек находятся в тесной экономической связке, что обуславливает потребность в поддержании открытого диалога и оперативного решения возникающих разногласий. Не случайно в рамках своего первого государственного визита в Кыргызстан наш президент подчеркнул, что такого уровня двухсторонней институционализации нет ни с одним государством мира.

Так, в 2007 г. был создан Высший межгосударственный совет (ВМГС), заседания которого призваны придавать новый импульс в деле практической реализации инициатив казахстанско-кыргызского взаимодействия. Нужно отметить, что результаты прошедшего V-го заседания ВМГС наглядно отражают стремление сторон поступательно расширять казахстанско-кыргызское партнерство. Об также свидетельствует также подписание в рамках визита К. Токаева Комплексной программы сотрудничества между РК и КР на 2020-2022 гг.», - говорит Л. Пархомчик.

Яркой демонстрацией приверженности глав Казахстана и Кыргызстана развивать добрососедские отношения эксперт считает всестороннее обсуждение вопросов развития транспортно-логистического потенциала. Данный аспект неизбежно затрагивает вопрос о режимах работы пунктов пропуска на государственной границе. «Очевидно, что граница с Казахстаном является прямым коридором для поставок кыргызских товаров на рынок Евразийского экономического союза. В подобных обстоятельствах становится понятно повышенное внимание партнеров к вопросам организации логистики», - добавляет аналитик ИМЭП.

На сегодняшний момент приоритетной задачей двух государств является имплементация подписанного в 2018 г. Протокола о внесении изменений в Соглашение о пунктах пропуска через государственную границу от 25 декабря 2003 г. В частности, придать автомобильным пунктам пропуска Сартобе-Токмок и Аухатты-Кен-Булун международный статус, а также модернизировать пункты пропуска Кордай-Акжол.

Продолжение 🔻🔻🔻
#ИМЭП_Политика
Часть 2️⃣. Визит президента Казахстана в Кыргызстан.

В данном контексте подписанное в рамках визита Президента Казахстана в Бишкек Соглашение между правительствами РК и КР о совместных действиях по строительству нового моста и реконструкции существующего моста между пунктами пропуска Карасу и Ак-Тилек является неотъемлемой частью данной инициативы.

Очевидно, что стороны заинтересованы максимизировать темпы роста взаимной торговли. Согласно подсчетам, Министерство торговли и интеграции, Казахстан имеет возможность нарастить свой экспорт в Кыргызстан по 70 товарным позициям на сумму $53 млн. Более того, кыргызские партнеры заинтересованы в формировании устойчивых механизмов поставок казахстанских ГСМ. Соответствующее соглашение по беспошлинным поставкам бензина в Кыргызстан железнодорожным транспортом находится на финальной стадии согласования.
Плодотворно проходит казахстанско-кыргызское взаимодействие по линии энергообмена. Так, в 2019 г. Казахстан и Кыргызстан договорились обменяться 270 млн. кВт/ч электроэнергии. Тем самым был решен вопрос обеспечения поливной водой для сельскохозяйственных угодий в вегетационный период.

«В целом нужно отметить, что стороны нацелены на продуктивное сотрудничество, которое помимо общих границ подпитывается и процессами экономической кооперации в формате ЕАЭС», - резюмирует Л. Пархомчик.

#ИМЭП_Политика
Часть 1️⃣. Айман Жусупова об опросах для оценки местной власти

"Президент Касым-Жомарт Токаев в своем первом послании народу Казахстана в сентябре 2019 года высказал идею о необходимости оценки населением деятельности местной власти. Он говорил о системе оценки населением эффективности работы местной власти путем опроса или онлайн-голосования в качестве пилотного проекта" - говорит эксперт ИМЭП, социолог Айман Жусупова.

“Если в результате опроса или онлайн-голосования более 30% жителей считают, что аким города или села неэффективен – это основание для создания администрацией президента специальной комиссии с целью изучения возникшей проблемы с внесением соответствующих рекомендаций”, – привел пример глава государства.

В рамках данной статьи обсуждается не политический аспект вопроса, а технический – те проблемы, которые могут возникнуть на пути реализации этой инициативы. Какие плюсы и минусы есть у этого формата? Насколько этот метод релевантен для принятия политических решений?

Трудности социологов

Для получения релевантных данных применимости данных при проведении опроса общественного мнения, в первую очередь должны
быть соблюдены главные условия проведения самого процесса – исследования общественного мнения. Речь идет об обеспечении анонимности данных участников исследования и соответствии выборочной совокупности генеральной совокупности. То есть важно, чтобы в исследовании принимали участие граждане по специально разработанной выборке. Тогда как предлагаемое решение – когда оценки выставляют посетители специального сайта, может повлечь очень большую ошибку выборки. Такая модель открывает возможности для давления на участников опроса со стороны акиматов или контролирующего органа и прочих манипуляций.

❗️ Продолжение 🔻🔻

#ИМЭП_Политика
Часть 2️⃣. Айман Жусупова об опросах для оценки местной власти

Стоит вспомнить самую главную ошибку, на которую традиционно указывают, когда пытаются объяснить важность обеспечения репрезентативной выборки. Это история скандала вокруг американского журнала «Литературный дайджест», когда в 1936 году журнал в очередной раз провел опрос общественного мнения о вероятных результатах грядущих президентских выборов в США и при огромном числе опрошенных ошибся в предсказании победителя. Опрос проводился среди зарегистрированных автовладельцев и пользователей телефонов, которые отличались более высоким доходом в отличие от остального населения страны.

Во всех регионах РК имеются информационно-аналитические службы и центры, собирающие интересующую руководство регионов информацию. Однако далеко не везде обеспечивается регулярность проводимых исследова­ний, необходимый уровень методологической и методической базы, а также такое важное условие, как степень независимости измерений. К ограничителям в подходе к оценке путем опроса относят сложность получения объективной социологической оценки вследствие опасения опрашиваемых о возможных последствиях опроса, даже в условиях гарантий анонимности.

❗️ Продолжение 🔻🔻
Часть 3️⃣. Айман Жусупова об опросах для оценки местной власти

Трудности с информированностью
Важная проблема – уровень информированности граждан о тех проектах, которые реализуются в регионе. Могут ли граждане дать адекватную оценку результативности и эффективности органов местной власти? Насколько хорошо они осведомлены о компетенциях и полномочиях представителей местной власти?

Эффективность деятельности органов местной власти определяют исходя из количественного соотношения целевым образом израсходованных ресурсов (финансовых, трудовых, информационных и др.) и результатов регионального управления. Но что граждане в действительности знают об объемах затрат (бюджетных, кадровых и иных), а также о параметрах или показателях, которые могли бы дать четкое, измеримое понимание эффективности реализуемой политики местными властями?

То же самое можно сказать и о таком критерии оценки, как результативность управления, или степень достижения заданного результата властно-управленческой деятельностью (например, достижение стратегических ориентиров развития области в соответствующем году). Исходным условием корректной оценки результативности является информированность граждан об ожидаемых результатах, которые фиксируются в различных стратегиях, программах, проектах, частных решениях исполнительной власти.

❗️ Продолжение 🔻🔻
Часть 4️⃣. Айман Жусупова об опросах для оценки местной власти

С правительствами в одной лодке

Будут ли граждане при опросах учитывать, что эффект развития и функционирования реализуемых проектов проявляется в отдаленном будущем? Поэтому целесообразно производить оценку эффективности не только по результатам, но по текущим результатам и по качеству деятельности.

Сюда же можно отнести и трудности, связанные с низкой информированностью граждан о предмете их оценке, полномочиях, компетенции местной власти. Поскольку большое значение имеет и то, что в сознании большинства респондентов нет понимания относительно полномочий и их разграничения между местными и центральными органами исполнительной власти, поскольку оценка выставляется состоянию всей сферы и объектов ее инфраструктуры. Это особенно важно, потому что значительная часть действий местных властей регламентируются на центральном уровне.

❗️ Продолжение 🔻🔻
Часть 5️⃣. Айман Жусупова об опросах для оценки местной власти

Не решение, но проблема

Учитывая все перечисленные вопросы, напрашивается один вывод: опрос, как метод определения эффективности местной власти в современном Казахстане представляется больше проблемой, нежели решением.

Инициатива может повлечь дополнительные бюджетные расходы, но не привести к желаемому результату, и, напротив, усилить отчуждение общества от власти.

В долгосрочной перспективе проведение социологических опросов может повлечь за собой риск проявления так называемого «стратегического поведения». В результате такого поведения происходит рост интенсивности деятельности без улучшения конечных результатов. Эта стратегия, которую условно называют стратегией «снятия сливок». Концентрация на отдельных индикаторах эффективности будет подавлять достижение лучших результатов. Соответственно, при проектировании системы показателей и критериев оценки эффективности важно учесть проявление «стратегического поведения», а также своевременно обнаруживать возможность его проявления и вносить соответствующие изменения в систему индикаторов.

Мировой опыт свидетельствует, что опросы вполне успешно используются в качестве инструмента, позволяющего определять эффективность – в том числе и местной власти. Этот путь является достаточно показательным в силу того, что граждане, буквально «на себе» могут оценить деятельность руководителя проживающие в оцениваемом ими регионе. Данный метод оценки эффективности деятельности местной власти может использоваться и в Казахстане, тем не менее, в учет должны быть взяты все трудности, которые возникнут при использовании данного метода обратной связи.

Граждане должны быть информированы о том, какую именно работу местной власти они оценивают, какие сферы и участки подотчетны оцениваемыми ими акимам и исходить также из понимания того, как долго тот или иной руководитель области находится на занимаемой должности. Определяющее значение для применимости полученных данных также будет иметь обеспечение необходимого уровня методологической и методической базы проведения исследований, независимости измерений.

❗️ Продолжение 🔻🔻
Часть 6️⃣. Айман Жусупова об опросах для оценки местной власти

Необходимо избежать попадания в ловушки субъективизма и манипулирования. Потому многие исследователи настаивают на разработке интегральной (общей) оценки, которая бы базировалась не только на измерении удовлетворенности населения, но и включала в себя и количественные и качественные показатели. Интегральная оценка должна осуществляться на основе комплексной оценки, включающей сравнительный анализ на основе статистических показателей, экспертную оценку на основе критериев и степень удовлетворенности населения по отдельным предметам и в общем.

Субъективизмом могут страдать и эксперты, которые в своем большинстве не отслеживают ситуацию в регионах. Большое значение будет иметь и подбор высококвалифицированных экспертов, владеющих пониманием ситуации в регионах.

Интегральный показатель – институциональная эффективность – объединит количественные и качественные показатели, будет учитывать субъективные и объективные факторы, соотношение цели и средств управленческой деятельности, сиюминутную результативность и отдаленные социальные последствия принятия и реализации решений.