Екатерина Шульман
21.8K members
344 photos
9 videos
6 files
530 links
Российский политолог, специалист по проблемам законотворчества. Официальный канал: трансляция постов из фейсбука. Для связи: @Ekaterina_Schulmann
Download Telegram
to view and join the conversation
ОВД на стадионе "Лужники" по ЦАО постепенно разгружают. А там экзотическая была компания, включая Дёмушкина, главу Барвихи.
Головинское ОВД разгрузили, кого с помощью редакционных удостоверений, кого так. Если протоколы, то по ст. КоАП 20.2 п. 6.1. Таков предел правоохранительной фантазии на сегодня.

6.1. Участие в несанкционированных собрании, митинге, демонстрации, шествии или пикетировании, повлекших создание помех функционированию объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, связи, движению пешеходов и (или) транспортных средств либо доступу граждан к жилым помещениям или объектам транспортной или социальной инфраструктуры -

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей, или обязательные работы на срок до ста часов, или административный арест на срок до пятнадцати суток; на должностных лиц - от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей; на юридических лиц - от двухсот тысяч до трехсот тысяч рублей.
Из Таганского ОВД всех вывел Муратов. Но приз за неадекватность получает оно, на пару с ОВД Сокол, где людей на газончике держали. Остаются на ночь четверо всего по Москве, says ГУВД.
А ещё вчера, когда ехали из ОВД, Директор канала успел снять небольшое разъяснительное видео (сама пока не смотрела, прастити).

https://m.youtube.com/watch?feature=share&v=gFBdY_cBXhw
Многочисленными изображениями того, как я бдительно гляжу вдаль или в виде размытого пятна пробегаю мимо автозака, тоже не буду утомлять публику, их и так у меня полна лента.
А вот из видов вчерашнего мне такое понравилось: на Страстном бульваре, недалеко от того исторического здания с колоннадой, где, по легенде, Анри Бейль, будущий Стендаль, проживал у нас в качестве оккупанта в 1812 году, Росгвардия разбила палаточный штаб (!). Внутри палатки - столы, бродят какие-то люди, рядом машина с надписью Медицинская часть, за рулем которой красивая гвардейка с лошадиным хвостом делает селфи телефончиком. Обосновались, в общем, прочно, хозяйственно. Интересно, они сейчас ещё там, или съехали.
И ещё одно дело успела сделать вчерашним безумным днем (но это совсем уж занимает три минуты): забежать в центр сбора подписей на Рождественском и там расписаться. Всякий с паспортом может прийти, и, в зависимости от района, подпись его пойдет к тому или иному альтернативному кандидату в Мосгордуму. В нашем Мещанском, например, это Ilya Yashin, а весь список в центре есть - и, насколько я понимаю, он пополняется: https://shtab.navalny.com/hq/moskva/2167. Обратите внимание, тем самым вы не голосуете за кандидата, а даете ему возможность баллотироваться - выборы за право быть допущенным до выборов. Ибо мы за альтернативность, разнообразие и политическую конкуренцию. И да, это не муниципальный фильтр, можно ставить подписи за любое количество кандидатов в вашем районе. Но вообще это было второе за день соприкосновение с Законодательством, Которого Не Должно Быть. Не должно быть закона о митингах и статей КоАП, криминализующих хождение по улице.
Не должно быть системы сбора подписей для регистрации кандидатом - архаичной, коррупциогенной и запретительной, нарушающей права избирателей и убивающей электоральную конкуренцию - основной смысл выборной процедуры. Эту всю беду нужно отменять.
А я меж тем ещё вчера прилетела в Загреб, на большую конференцию ASEEES, одной из двух главных мировых ассоциаций славистов (на второй, British Association for Slavonic & East European Studies, я была в прошлом сентябре в Упсале). Здесь я веду аж две панели, одну про тоталитарные конституции (омномном), вторую про оппозицию в авторитарных режимах (омномномномном). Вторая панель, правда, мне досталась, потому что предыдущий chair заболел, но я эту мысль вытесняю, предпочитая думать, что это знак признания моих выдающихся научных заслуг. В Загребе жарко, влажно, липы доцветают и пахнут медом, чувствую себя немного Степой Лиходеевым, брошенным в Ялту из Москвы гипнозом Воланда.
Между прочим, вплоть до последних версий романа гипнозом Воланда Степу бросало не в Ялту, а в памятный автору Владикавказ. Сцена выглядела следующим образом (иногда жаль, что автор всё это вырезал):

"Открыв глаза, он увидел себя в громаднейшей тенистой аллее под липами. Первое, что он ощутил, это что ужасный московский воздух, пропитанный вонью бензина, помоек, общественных уборных, подвалов с гнилыми овощами, исчез и сменился сладостным послегрозовым дуновением от реки. И эта река, зашитая по бокам в гранит, прыгала, разбрасывая белую пену, с камня на камень в двух шагах от Степы. На противоположном берегу громоздились горы, виднелась голубоватая мечеть. Степа поднял отчаянно голову вверх и далее на горизонте увидал еще одну гору, и верхушка еебыла косо и плоско срезана. Сладкое, недушное тепло ласкало щеки. Грудь после Москвы пила жадно напоенный запахом зелени воздух. Степа был один в аллее, и только какая-то маленькая фигурка маячила вдали, приближаясь к нему. Степин вид был ужасен. Среди белого дня в сказочной аллее стоял человек в носках, в брюках, в расстегнутой ночной рубахе, с распухшим от вчерашнего пьянства лицом и с совершенно сумасшедшими глазами. И главное, что, где он стоял, он не знал. Тут фигурка поравнялась со Степой и оказалась маленьким мужчиной лет тридцати пяти, одетым в чесучу, в плоской соломенной шляпочке. Лицо малыша отличалось бледным нездоровым цветом, и сам он весь доходил Степе только до талии. 

«Лилипут», — отчаянно подумал Степа. 

— Скажите, — отчаянным голосом спросил Степа, — что это за гора? 

Лилипут с некоторой опаской посмотрел на растерзанного человека и сказал высоким звенящим голосом:

— Столовая гора. 

— А город, город это какой? — отчаянно завопил Степа. 

Тут лилипут страшно рассердился. 

— Я, — запищал он, брызгая слюной, — директор лилипутов Пульс. Вы что, смеетесь надо мной? 

Он топнул ножкой и раздраженно зашагал прочь. 

— Не смеешь по закону дразнить лилипутов, пьяница! — обернувшись, еще прокричал он и хотел удалиться. Но Степа кинулся за ним. Догнав, бросился на колени и отчаянно попросил: 

— Маленький человек! Я не смеюсь. Я не знаю, как я сюда попал. Я не пьян. Сжалься, скажи, где я? 

И, очевидно, такая искренняя и совсем не пьяная мольба ... что лилипут поверил ему и сказал, тараща на Степу глазенки: 

— Это — город Владикавказ. 

— Я погибаю, — шепнул Степа, побелел и упал к ногам лилипута без сознания. 

Малыш же сорвал с головы соломенную шляпочку и побежал, размахивая ею и крича: 

— Сторож, сторож! Тут человеку дурно сделалось!" 
Пруфпик, что я действительно в Загребе. Гостеприимные местные жители привели утомленного модератора поесть.

https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=1275566812603130&id=100004494696844
Анна Константиновна Федермессер - большой человек, и у неё много ещё всего впереди, к нашему общему благу. Мосгордума, не в обиду остальным кандидатам будет сказано - вообще не её уровень. Политическому менеджменту федеральному и региональному надо отучаться затыкать свои прорехи (что-то нас совсем никто не любит, давайте отсосем стакан чужой крови с высоким содержанием железа, и так ещё немного продержимся) за счет людей, которые слишком велики для этого. Отлично всех расставили, этого туда, того сюда, тех меняем на этих, тут рыбу заворачиваем. Но у людей есть своя воля, как коллективная, так и индивидуальная. Все эти идиотские схемы гладко укладываются только в совершенно плоской голове. И помните, что лозунг новой эпохи - "А что, так можно было?!" Да, так можно было. Когда вам в следующий раз будут предлагать "невыносимый выбор" - попробуйте отказаться. Так тоже можно, оказывается.
А что, Тартюф - это трюфель?
(внезапное озарение в магазине сыра)