Рмн Бскрнв
13 members
4 photos
11 links
Много работал и имел некоторые продвижения, но сколько-нибудь значительных достижений не имею. Все усилия оказались бесполезны.
Download Telegram
to view and join the conversation
Рмн Бскрнв changed group name to «Рмн Бскрнв»
Вот как заканчивает свою - мелкую пагубную! - мысль о развитии паранормальных способностей у попугаев А.Б. Воробьёв-Гладков:

"Забудьте про яркость попугаев (напр. Эклектус), про их лексическое развитие также забудьте. Яркость происходит от их беспокойства приобрести определённый оттенок — в весёлом наряде больше птичьего, чем в грустном присматривании ко всему, что вокруг, в унылой постоянной тревожности и горечи, которые даже с моей высоты не берёт мысль. Сосредоточиться на этом, задуматься, ведь это от беспокойства. Сотни и десятки попугаев вновь и вновь оперяются разноцветно, оперяются ярко, и не стремятся, не оглядываются, умирают — и так проходят десятки тысяч лет и пройдут еще десятки".

Стоит ли говорить, что благодаря таким тварям как Воробьёв-Гладков, ярчайшие представители пернатых обделены сколько-нибудь предметным исследованием со стороны учёного сообщества.
земля мой дом
луна моя машина
юпитер моя расчёска
Все элементы оформления,
присутсвующие в журнале,
можно не воспринимать.
лёгкий градус моцарта
заиграл в голове
у меня была
самая лучшая лошадь
но в последнее время не всё гладко

Последний Vesalius оч крут.
https://vk.com/doc202927000_462659941
Как выглядит смех? Не смеющийся человек, а смех как таковой, в чистом виде? Задавшись этим вопросом, художник Дмитрий Никитин нарисовал целую серию работ — тут есть и мягкий безумный женский смех, и красный смех, и даже хохот желтого дьявола:

https://discours.io/expo/image/drawing/vidy-smeha
Если материя — это объективная реальность, данная нам в ощущениях, то работы Дмитрия Никитина — это попытка сделать обратный переход, запечатлеть ощущение в материальной форме. При помощи масляных красок, бумаги и обычных пуговиц он фиксирует ускользающие щущения перевариваемого мяса, веселой ярости или пойманной рыбы:

https://discours.io/expo/image/drawing/oschuscheniya
Сегодня на спецуроке проблем
наш профессор поднял черную книгу и сказал: "эта книга очень хорошая".
И мы все такие: "Нет". А он: "Да, хорошая". И мы опять: "Это не так".
Он повернул книгу, а она сзади хорошая. И он сказал: "Не говорите никому".
Кряхтя возвращается из гастрономического по ступеням. Вернее, сначала посредством двери с тугой пружиной, а ещё первей посредством тротуара. Тротуар, дверь, лестница — в таком порядке. Когда в возрасте, порядок важен. Молодой человек, который не поможет принести полную сумку съедобных объектов бежит мимо и вверх. Ничего. Вот и дом. Дома сладкий не ядовитый чай. Ничего. Сначала отставить тяжесть. Так. Теперь разогнуться. Так. Теперь ключи. Так. Проклятые пальцы. Дёргаются. Ближе к возрасту всё конечности в споре, каждый орган против, здоровье колебается, а самый маленький орган располагается в груди и колет. Ключи падают, а испуганная рука, вместо цепкой хватки, выполняет взмах. Отшвырнутая связка издаёт звонкий бряк, эхом прилетевший вверх, через пять лестничных пролётов. Замер. Ужасное обстоятельство. Безвыходные положения бывают. В возрасте большинство положений безвыходное. Но не это.

Сжимает пальцы обеих рук в трясущийся замок, закрывает глаза и издаёт неприятный звук. Серое облако пердя выходит из него и густеет сзади. Облако пердя уносится в пролёты и скоро возвращается с ключами, бросает связку под ногу. Так. Ключи. Так. Теперь разогнуться. Так. Не забыть покупочки. Облако пердя зависает и окутывает. Облако пердя впрыгивает в квартиру вперёд хозяина. Облако пердя висит у ослепшего от пыли окна.
Вот история в которой таракан крупнее человека, а люди уменьшаются до насекомых. Это точно — проспиртованный жучок оказался гигантом. Не могу только понять — это было до или после?

Мы расселись на детской площадке. Луна ползла вверх. Фиолетовые наши тени как будто специально спустились с чёрных небес, тянулись и качались, ломались в ямах, изгибались по неровностям, рябили на траве. Сливались друг с другом и разделялись силуэты мрака нашего в ночном уродстве парка 40-летия ВЛКСМ. Наглые голоса моих друзей и пьяный смех их скакали по лунным полянам, пугали. Я посмотрел в пластиковый стакан с водкой, всё неслось по кругу. Я сидел на корточках, она стояла рядом. В водке плавал таракан. Я испугался его. Я вздрогнул. Я плеснул на неё. Ребята вскочили моментально — кинулись гурьбой, намереваясь побить меня, видимо, но она всех остановила и сказала: не надо, ребята.

Я сидел. Все застыли. Разбуженные птицы прыгали по веткам. Дикий, взбешённый зверь топтался перед мной. Его сдерживала девушка, в спортивном костюме, со стаканом в руке. Рассматривать её было счастьем, которого я никогда не испытывал употребляя алкоголь с друзьями на лавочке, а досада от пролитой выпивки исчезла, когда она плеснула мне в стакан из своего. Награда? За что?

Как мне в ваш простой мозг из моего простого мозга переложить произошедшее? Это было по меньшей мере непривычно. Поэтому я захотел, наверное, вспомнить что-то такое, что-то, что из детства. Мне вспомнился прерывающийся и многогранный вид вокруг нашего дома. В детстве этот вид мои глаза, мои мысли, всего меня настраивал на какой-то особый лад. За любой переменой в местности, а они были частыми, виделась воля, проступала чья-то фантазия и, может быть, кто-то пролегал где-то за горизонтом, какой-то великан и двигал холмики и кустики, я не знаю, но это очень успокаивало, давало надежду, я смотрел на ландшафты и становился спокойным, сильным человеком, мне делалась понятной красота позы, красота поведения, и конечно, я всё понял, когда она не дала моим друзьям прибить меня.

В одном фильме какой-то пацан, отправляясь на работу, молчит. Я молча, прямо с корточек, улетал в открытый космос. Таракан оказался тем великаном. Он дунул, нас швырнуло, и мы больно ударились друг об друга.
Maria Kokunova "To commit the act"
Одного героя рассказа Романа Бескровного соседи по деревне ненавидят, ко второму обращаются за помощью, но кроме краткого «хорошо» от него ниче не слышат, третий живет в лесном домишке и, никому не нужный, сходит с ума. В жизни каждого из них есть питомец, для которого ставится у порога молоко, которое пристально щурится на хозяина перед сном. Для одних домашнее животное — единственная отдушина в жизни, однако для других оно может оказаться главной опасностью в жизни.

https://discours.io/expo/literature/prose/holodnoe-moloko
четырнадцатилетний мальчуган-велосипед
сказал мне сквозь сугроб — дорога тварь
убила вместо научить
что взвизгнул снег и дети
что телу в свете фар тяжеловато
что дороговато обошёлся мозг а велосипед ещё
дороже