Barabanov.fm
1.35K members
75 photos
35 videos
1 file
695 links
Музыка и массовая культура с точки зрения музыкального журналиста Бориса Барабанова.

Для связи - barabanov.fm@gmail.com
Download Telegram
to view and join the conversation
Донни Маккаслин “Мы не властны над временем”

Трехкратный номинант Grammy, саксофонист, определивший звучание последнего альбома Дэвида Боуи “Blackstar”, Донни Маккаслин собирается выступить на фестивале “Усадьба. Джаз”. 3 июня в Архангельском на сцене “Сбербанк. Аристократ” он покажет материал нового альбома, а также собственные интерпретации песен Дэвида Боуи. Борис Барабанов расспросил Донни Маккаслина о его новом саунде и о взаимоотношениях с Дэвидом Боуи.

Вам не кажется, что благодаря таким людям, как вы или Камаси Вашингтон, саксофон возвращает себе сейчас былое величие ?
Думаю, да. Это такой гибкий инструмент, с его помощью можно передать столько разных эмоций, он в этом смысле - как человеческий голос. Среди прочего он отлично взаимодействует с электроникой.

Как в таком случае вы сейчас относитесь к понятию “джаз”?
С одной стороны, это, конечно, не то слово, которым можно описать мои нынешние занятия. Музыка в целом эволюционирует. С другой, я, конечно, вырос на джазовой традиции, она во многом меня сформировала. Просто джаз сейчас - это не столько некая акустическая импровизационная форма, сколько постоянно расширяющиеся и смешивающиеся субстанции. До сих пор я пытался исследовать пересечения импровизационной музыки и электроники, драм-н-бейса. Но то что я писал во время гастролей последних двух лет, было вдохновлено, скорее, альтернативной музыкой, нежели электроникой. В новых треках больше вокала, они стали еще больше похожи на песни, хотя импровизации там тоже хватает.

На вашем альбоме “Beyond Now” (2016) мы можем найти не только ваши вещи и мелодии Дэвида Боуи, но и, например, трек Coelacanth 1”, в авторах которого числится Дэдмаус, человек, впрямую связанный с электронной танцевальной музыкой, то есть, с прямолинейными музыкальными структурами, не предполагающими импровизации.
Дэдмаус - довольно серьезный источник вдохновения для меня. Звуковые ландшафты, которые он творит, очень затягивают, и я не в силах сопротивляться. В какой-то момент мне показалось, что этот трек буквально разговаривает со мной, как будто между нами с Дэдмаусом существует мост. Я почувствовал, какой может быть моя интерпретация его музыки.

Момент большого успеха в вашей жизни случился, когда вы записали альбом с Дэвидом Боуи. Вам к этому моменту было уже за сорок. Интересно, что это за чувство: ты всю жизнь делаешь что-то очень серьезное и новаторское, но только выход в поле популярной музыки приносит настоящие дивиденды.
Мы не властны над временем, но я не думаю, что этот прорыв случился в моей жизни поздно. Я в этой индустрии много лет. Вы не представляете себе, сколько перед моими глазами прошло молодых ребят, которых объявляли вундеркиндами, спасителями джаза. Но несмотря на поддержку лейблов и СМИ, я видел, как быстро их карьеры сходили на нет. Хочу вам сказать, что если бы вот этот шанс пробиться в мейджоры выпал, когда мне было 20 лет, я вполне мог бы не выдержать нагрузки из-за недостатка опыта. То есть, хорошо было бы записаться с Боуи в 20 и отправиться в бесконечный тур. Но сегодняшняя известность пришла, когда я действительно был готов ее оправдать, когда у меня было достаточно опыта, чтобы достичь максимально тесного контакта со слушателями. Да к тому же сейчас гораздо больше возможностей представлять свою музыку, чем было тогда.

Известно, что помимо всех прочих талантов Дэвид Боуи был еще и профессиональным саксофонистом, это была его первая настоящая музыкальная специальность. Играл ли он на саксофоне во время студийных сессий, когда вы записывали “Blackstar”? Обсуждали ли вы с ним эту его сторону?
Конечно. Он рассказывал мне о своем первом преподавателе игры на саксофоне Ронни Россе. Годы спустя после их уроков Боуи нанял его для записи песни Лу Рида "Walk on the Wild Side". Росс только в самом конце понял, кто был его работодателем. Они долго смеялись над этим. Дэвид никогда не играл в моем присутствии на саксофоне. Но его саксофон звучал на демо-вариантах песен, которые он сочинил для альбома “Blackstar” и прислал мне. Мы
не говорили с ним о каких-то фундаментальных вещах, касавшихся саксофонной игры, мы не говорили об оборудовании или марках инструментов. Он говорил: “Я играю не лучше Билла Клинтона, но хочу передать ту же страсть, которая была у Джона Колтрейна”.
«Нет правильного или неправильного способа писать песни»
Ноэл Галлахер о новом альбоме, инстинкте и футболе Лидер и основной автор песен группы Oasis Ноэл Галлахер приедет в Россию с концертами в поддержку нового альбома своей группы High Flying Birds «Who Built the Moon?». 1 июня он выступит в санкт-петербургском клубе «А2 Green», а 2 июня — в столичном «Adrenaline-Stadium». Борис Барабанов расспросил Ноэла Галлахера о его взаимоотношениях с Деймоном Албарном, о том, как он пишет песни и что делает, если его концерт совпадает по времени с матчем любимой команды.

— Вы приезжаете в Россию вскоре после дня рождения, как планируете отмечать?

— Отмечу здесь, в Лондоне, с женой и друзьями, и вполне возможно продолжу в России с моей группой, это отличное место, чтобы что-то праздновать. Вот в Санкт-Петербурге я буду в первый раз, так что почему бы и не там? Как там погода, в Петербурге?

— Никогда не угадаешь.

— Логично. Возьму одежду на все случаи жизни. Снег возможен?

— Снег — это слишком, но в Москве в прошлом мае был. Нет, прогноз отличный, не переживайте… В прошлом году вам исполнилось 50. Как это было?

— Это была большая вечеринка. Большая-большая-большая вечеринка за городом, в красивом старом доме. У меня вообще за всю жизнь было две такие вечеринки — на 40-летие и на 50-летие. И мне кажется, то, что я сделал на свое 50-летие, вообще лучшая вечеринка из всех, на которых мне довелось побывать. Всем занималась моя жена, она просто золото. Мы гуляли три дня и три ночи. Люди до сих пор вспоминают.

— В прошлом году случился ваш сенсационный альянс c Gorillaz — вы записали песню «We Got The Power» с Деймоном Албарном. В 1990-е ваши группы, Oasis и Blur, серьезно конфликтовали. Кто сделал первый шаг?

— Деймон. Мы были на одной вечеринке, на которой у нас было много общих друзей. Он собрался уходить, я планировал остаться. Я говорю: «Ты как, в порядке?» Он: «Да, сейчас в студии работаю. О, кстати, заскакивай, кажется, для тебя есть одно дело!» Я говорю: «Давай!» Помню, мне еще кто-то позвонил и спросил: «Ты точно этого хочешь?» Я сказал: «Да!» Много времени это не заняло, а результат был замечательный. Мы даже спели вместе несколько раз, с удовольствием.

— Gorillaz тоже скоро приезжают в Россию. У вас с ними о совместных гастролях разговора не было?

— Нет. Gorillaz — это одна из самых больших штуковин в мире. То, что я делаю, все же немного поменьше, вот на столько. (Показывает руками.) Лично я был бы не против с ними поехать, это было бы круто, но у меня еще есть другие обязательства.

— Среди авторов этой песни Gorillaz, «We Got The Power», помимо вас указан Жан-Мишель Жарр. Что он делал?

— Э-э-э… Наверное, играл на клавишных? Я встретил его один-единственный раз на выступлении Gorillaz, он очень веселый! Помню, что бы он ни говорил, мы смеялись постоянно.

— Деймону Албарну недавно тоже исполнилось 50. Как вы его поздравили?

— О черт, а я и не знал, что у него день рождения.

— Когда вы составляете сет-лист для концертов High Flying Birds, как вы подходите к выбору песен Oasis для них? Есть ли желание показать какие-то песни, которым в свое время не уделили достаточно внимания?

— Можно сказать, я руководствуюсь инстинктом в выборе песен. Потом я смотрю, что из Oasis мы играли в предыдущем туре, и в том, который был до него, чтобы не повторяться. Ну и есть три песни, без которых я не могу обойтись: «Don’t Look Back in Anger», «Wonderwall» и «Half the World Away». Если я их не сыграю, живым меня не отпустят. В концертах нынешнего турне песен Oasis не так уж много, 6 из 22. Я прекрасно понимаю, что «Don’t Look Back in Anger» уже давно больше меня. Когда я только начинал сольную карьеру, у меня едва ли набралось бы своего материала на 40 минут. Но теперь у меня три альбома, там есть из чего выбирать! Поймите правильно, я не думаю, что когда-нибудь смогу обойтись вообще без песен Oasis. Более того, когда-нибудь я сыграю концерт, в котором будут только песни Oasis. Но пока приходится действовать инстинктивно.

— Давай
те представим себе человека, который никогда не слышал ни High Flying Birds, ни Oasis. Как объяснить ему, почему он обязан послушать альбом «Who Built the Moon?»

— Обязан? Вы меня поставили в тупик… Смотрите, у того, что мы делаем сейчас, нет одной конкретной основы, как у Oasis, назовите ее хоть брит-попом, хоть чертовыми The Beatles. Мы обращаемся к разным жанрам. Мы играем рок-музыку в самом широком смысле, понимаете? В нашей музыке есть поп, есть спейс-джаз, есть танцевальная музыка, много всего.

— Есть два типа сонграйтеров. Одни пользуются только своей фантазией. Другим для того, чтобы творить, обязательно нужен реальный конфликт. К какому типу относитесь вы?

— Конечно, к первому. Но вообще, нет какого-то правильного или неправильного способа писать песни. У каждого из сонграйтеров, которых я знаю, свой подход. Я, например, никогда не делаю никаких записей в блокноте, все держу в голове. Если песня удерживается в памяти, значит, она хороша. При этом я восхищаюсь тем же Деймоном, который творит, сидя в студии с 12 музыкантами. Я восхищаюсь тем, что 12 человек пишут одну песню и при этом остаются друзьями. Не понимаю, как это у него получается.

— Нам всем предстоит большое футбольное лето. Вы же болельщик, вам удается смотреть футбол, когда матчи совпадают по времени с вашими концертами? Например, Роберт Плант ставит телевизор прямо за кулисами и бегает его смотреть между песнями.

— Если играет «Манчестер Сити», весь мир должен остановиться. Вообще, если есть Wi-Fi, есть и футбол. Если мое шоу совпадает по времени с матчами, мой гитарный техник докладывает мне обстановку, когда меняет мне гитары. А иногда кто-то из-за кулис просто показывает мне счет на пальцах. А у меня зрение уже не очень, мне нужно надеть очки, и я такой: «В чем там дело, мужик?» Но некоторые коллеги доходят до того, что ставят iPad с трансляцией футбола прямо на сцену. Вот это, я считаю, уже слишком.
#премьера
Коллаборация пенсионеров. Игги Поп под музыку Underworld рассказывает о том, что в старые добрые времена можно было курить в самолетах. А в конце - перевернутая цитата из Гила-Скотта Херона: "Революции не будет, именно поэтому ее не покажут по телевизору".
#премьера
"Я хочу быть с тобой" meets "Дым сигарет с ментолом"
По-моему, абсолютный шедевр. Уж насколько меня коробит от творчества Максима Покровского последних лет, но здесь он прямо точно в кассу. Стоило только сменить поэта. Песня хороша по всем параметрам. Именно такие играют на репите, именно от таких режут вены.
#top10альбомов

10. Madonna "Ray Of Light"
9. Everlast "Eat At Whitey's"
8. Фрэнк Синатра "Duets"
7. Pink Floyd "The Wall"
6. Antony And The Johnsons "I Am A Bird Now"
5. Robert Plant "Fate Of Nations"
4. Freak Power "Drive-Thru Booty" , "More Of Everything For Everybody"
3. "Rogue's Gallery: Pirate Ballads, Sea Songs and Chanteys"
2. U2 "Joshua Tree"

Прежде, чем сообщить, кто на первой базе, могу честно признаться, что все альбомы попали в эту десятку исключительно по принципу их связи с моими совершенно немузыкальными воспоминаниями. Это не список тех, кто лучше, это список тех, кто сопровождал сильные чувства и яркие моменты. Я не собирался сравнивать Freak Power с Pink Floyd. Никаким музыкальным анализом здесь и не пахнет.

Вот и первое место... этот альбом здесь не потому, что он лучше Led Zeppelin или Radiohead . Просто с ним у меня связан самый физиологичный опыт контакта с музыкой. Я отлично помню это чувство: вступление к песне " Welcome To The Jungle" при первом же прослушивании приподняло над землей.

Мне кажется, главное, что нужно понимать о Guns N'Roses, это то, что они стоят в стороне от мелодичного хард-рока вроде Poison или Motley Crue . GN'R всегда играли и сочиняли как бы больше, чем следовало, больше, чем от них ждали. В них было очень много панка и в то же время очень много попсы. Думаю, их, по большому счету, так и не оценили по достоинству. Запомнили только цилиндр и бандану.

Если бы мне тридцать лет назад сказали, что однажды я приведу своих детей на детский праздник, посвященный GN'R...

В общем, первое место:

1. Guns N'Roses "Appetite For Destruction" (1987)

13 июля идем на концерт в Москве
20 фактов о фильме “Лето” , которые вам пригодятся .

Отдельная благодарность - второму режиссеру фильма Надежде Илюкевич.

В фильме “Лето” Майк Науменко исполняют песню “Лето” еще до знакомства с Виктором Цоем. На самом деле она была написана на спор с Цоем и даже имеет официальный подзаголовок “Песня для Цоя”.

Литературной основой фильма “Лето” являются воспоминания супруги Майка Науменко Натальи. В титрах также указана книга исследователя творчества Виктора Цоя Виталия Калгина. По словам Калгина, создатели фильма взяли из первых глав биографии Цоя его авторства информацию об обстоятельствах общения Виктора Цоя и Майка Науменко.

Корейский актер Тео Ю, сыгравший Виктора Цоя, знал о нем еще до того, как получил предложение об участии в фильме, так как изучал истории корейцев, ставших большими фигурами в культурах других стран.

Несмотря на то, что Тео Ю дублировали и в песнях, и в диалогах, он выучил весь свой текст на русском языке, для чего ему был нанят репетитор.

Участник группы “Чай вдвоем” Денис Клявер озвучил корейского артиста Тео Ю, сыгравшего роль Виктора Цоя. Озвучание каждой реплики Тео Ю утверждалось с Кириллом Серебренниковым через его адвокатов.

К созданию аранжировок зарубежных песен, звучащих в фильме “Лето”, приложил руку лидер группы Tesla Boy Антон Севидов. Он же выступил в эпизодической роли Андрея Тропилло, звукорежиссера, ответственного за главные альбомы ленинградского рока. Интересно, что сам господин Тропилло заклеймил проект Кирилла Серебренникова позором. Как и многие - задолго до выхода фильма на экраны.

Анимационные фрагменты фильма придумывали и делали Кирилл Серебренников и художник Дмитрий Булгаков. В числе прочего они отталкивались от рисунков Майка Науменко, которые получили из петербургского музея “Реалии русского рока”.

В роли коллекционера, у которого Цой и Наталья покупают чашку с кофе, занят легендарный радиоведущий Сева Новгородцев. Он специально приехал в Санкт-Петербург, чтобы сняться в этом коротком эпизоде.

В фильме “Лето” использованы настоящие гитары 1980-х. Они полностью идентичны гитарам Майка Науменко. Благодаря гитарному мастеру Павлу Башмакову, удалось добиться аутентичного и в то же время профессионального звучания инструментов.

Образ организатора квартирника в кожаном пиджаке, которого сыграл Антон Адасинский, собирательный и не имеет прототипа. Этот персонаж был придуман во время съемок.

В сцене в электричке занят актер Александр Баширов, игравший вместе с Виктором Цоем в фильмах “Асса” и “Игла”.

Прототипом персонажа по имени “Леонид” является Алексей Рыбин, участник раннего состава группы “Кино”, известного, как “Гарин и гиперболоиды”. Как и многие петербургские рокеры, Рыбин находится в непримиримой оппозиции по отношению к фильму. Кроме того, он заявлял о желании снять собственный фильм о Цое. О судьбе проекта ничего не известно.

В сцене квартирника заняты среди прочих художник Евгений Митта, заместитель Кирилла Серебренникова в “Гоголь-центре” Алексей Кабешев, режиссер и продюсер Андрей Савельев, продюсер Кинотавра" Полина Зуева , модельер Светлана Тегин, продюсер Павел Буря, а также артисты и сотрудники “Гоголь-центра”. Кирилл Серебренников решил, что добиться достоверности в этой сцене можно, если в кадре будут люди, которые хорошо друг друга знают.

В коридоре квартиры в одной из финальных сцен ровными рядами висят обложки “фирменных” виниловых пластинок. Вряд ли кто-то мог в начале 1980-х вешать конверты от дисков на стену, как постеры, - это была слишком большая ценность. Однако, Кирилл Серебренников решил составить из них в фильме своего рода иконостас, который попадает в кадр, когда группа Shortparis играет песню Дэвида Боуи “All The Young Dudes”. Принять участие в съемках группу пригласил режиссер - она ему очень нравится.

Интерьер “Ленинградского рок-клуба” в фильме “Лето” очень похож на реальный “Дом самодеятельного творчества”, располагавшийся по адресу ул. Рубинштейна, 13. Однако, съемки проводились не там, а в клубе моряков в Кронштадте.

Массовка в сценах концертных выступлений -
обычные молодые люди, отобранные Кириллом Серебренниковым и его коллегами, хотя среди них встречаются и знаковые персонажи, например, люди из модного питерского клуба “Ионотека”. Некоторые из участников массовых сцен не знали, кто такие Майк Науменко и Виктор Цой, и скачивали себе их альбомы прямо во время съемок.

Среди персонажей фильма “Лето” присутствует музыкальный критик Артемий Троицкий, которого сыграл Андрей Ходорченков. Артемий Троицкий консультировал Кирилла Серебренникова на стадии написания финальной версии сценария, бывал на съемочной площадке и дал интервью для документального фильма “После “Лета” “, премьера которого состоится 21 июня в “Гоголь-центре” .

Сцена с Еленой Кореневой и Ромой Зверем придумана Кириллом Серебренниковым. И персонаж Кореневой, и вся сцена выросли из песни группы Blondie “Call Me”, которая упоминается в фильме. Интересно, что фильм Татьяны Лиозновой “Карнавал” с песней “Позвони мне, позвони” снят в 1981 году, тогда же происходит действие фильма “Лето”.

В одном из эпизодов фильма “Лето” появляется портрет Леонида Брежнева размером со стену дома. Это не традиционный парадный портрет анфас, а “пишущий Брежнев”, вероятно, пишущий “Малую землю”. Именно мимо такого Брежнева юный Кирилл Серебренников ходил в школу в Ростове-на-Дону.

Режиссер Алексей Учитель сообщил о начале съемок фильма, по сюжету которого тело погибшего в автокатастрофе Виктора Цоя везут из Риги в Ленинград. В 1987 году Алексей Учитель снял Виктора Цоя в фильме “Рок”.
#разговор

Артемий Троицкий: «Я не способен ни к бизнесу, ни к серьезному менеджменту»

В рамках Beat Film Festival прошла премьера фильма Андрея Айрапетова «Критик», посвященного судьбе самого авторитетного российского музыкального критика, а с некоторых пор – продюсера и общественного деятеля Артемия Троицкого. Борис Барабанов поговорил с героем ленты перед показом в столичном кинотеатре «Октябрь».

В фильме «Критик» Андрей Макаревич произносит следующую фразу: “Артему Троицкому в музыке всегда интереснее социальная составляющая, нежели просто музыка”. Уверен, это натянутая и грубая формулировка. В то же время я не припомню в ваших текстах глубокого музыковедческого анализа с соответствующей терминологией.

Это популярная точка зрения, но она не соответствует действительности. Эта телега по поводу меня покатилась, когда я полюбил панк-рок и новую волну. Люди старой закваски имени The Beatles, Джими Хендрикса и Led Zeppelin панк и new wave музыкой не считали. То, что я полюбил эту новую музыку, они относили на счет социальной составляющей или того, что я модник и люблю эпатировать . В последнее время в пользу этой точки зрения говорит тот факт, что я активно пишу какие-то комментарии на политические темы, то есть продолжаю заниматься тем же, чем раньше, но на новой территории. Хотя я полностью разделяю эти два занятия. На самом деле музыку я полюбил в возрасте 8 лет, отнюдь не из-за социального месседжа - текстов The Beatles, The Rolling Stones и прочих я поначалу не понимал. Правда, хотел понимать, поэтому и выучил английский язык - только за тем, что на нем разговаривал Леннон. Но до сих пор музыку я воспринимаю в первую очередь на слух, анализ текстов не на первом месте. Даже если взять пример группы “Центр”, которую я полюбил в 1980-е и которую многие обвиняли в консерватизме, национализме и т.д., мне они в первую очередь нравились как музыканты. Я никогда не призывал никого из своих друзей-музыкантов писать политические песни и давать политические комментарии. Что же касается сугубо музыковедческого анализа, то я считаю, что это никому не интересно. Вся многомиллионная когорта любителей рока вообще не оперирует понятиями “ноты”, “тональности”, “размеры” и прочее. К тому же в рок-н-ролле в 9 из 10 случаях размер 4/4. Людям было интересно читать о том, что это за стиль, какая гитара, какой хайр, какие приключения и скандалы за всем этим были. И, конечно, о чем они поют. Вот об этом и были все мои ранние статьи.

Вкус у массовой отечественной рок-аудитории сформировался таким образом, что людей до сих пор очень интересует все, что связано с хард-роком и гитарной музыкой 1960-70-х, но, например, такие фигуры, как Боб Дилан и Дэвид Боуи остались на периферии внимания, интерес к ним усилился только в последние годы. Однажды я спросил у Севы Новгородцева, не чувствует ли он себя ответственным за это, и он сказал, что рассказывал в своих передачах о том, о чем его просили рассказывать слушатели. Вы тоже в большой степени сформировали этот вкус.

Я думаю, Сева не лукавит, такой запрос у аудитории появился еще до того, как Сева и я появились “на сцене”. Мои первые статьи в “Ровеснике” действительно рассказывали о Led Zeppelin, Deep Purple, Pink Floyd и так далее. Позже я предпринял максимум усилий, чтобы с этой стези свернуть, а Сева остался в консервативной канве. Я думаю, причина того, что вкус сформировался именно так, в следующем. С точки зрения чистой музыки Led Zeppelin, Deep Purple и группы, игравшие heavy metal, были наиболее эффектны - они играли быстрее и громче всех, у них были самые голосистые певцы, то есть, они представляли собой самый сильный контраст “совковым” представлениям о музыке. Что такое Боб Дилан для советского слушателя 1960-х? Это Александр Галич. В чем прикол-то? А ты послушай Роберта Планта! Уау! Отсюда же история с Боуи. Его популярность основана на картинке. Но в колонках она не видна, а журналы с мутными черно-белыми фотографиями ее не вполне четко передавали. Так что и глэм-рок прошел стороной, за исключением Элиса Купера - его у нас полюбили за хард-ро
ковую составляющую.

Мне всегда было интересно, как первопроходцы русскоязычной музыкальной журналистики подходили к вопросу переложения английской терминологии на русский язык. Вы, мне кажется, все же пытались избежать кальки, в ваших текстах была узнаваемая нота иронии.

Отчасти потому, что ирония у меня в характере, отчасти - она спасала в неоднозначных цензурных ситуациях. На иронию можно бы свалить какую-то апологетику. В тех случаях, когда меня упрекали: «Уж слишком ты их хвалишь!» А я тогда говорил: «Вы же видите, это я как бы шутя!» Что касается терминологии, то я без малейшего удовольствия наблюдаю в сочинениях некоторых нынешних журналистов смесь русского с английским. Везде, где только возможно, я использовал русские слова, писал не «саунд», а «звучание», не «рифф», а «последовательность аккордов» и т д . Ну, слово «рок» все же осталось «роком». Вообще, меня всегда раздражало, например, почему русские артисты на конкурсе «Евровидение» поют по-английски, а потом еще говорят о каком-то патриотизме.

В фильме «Критик» хорошо видно, что в пору расцвета московского и ленинградского рока вы из журналиста превратились в продюсера – поддерживали артистов, организовывали концерты, фестивали. Не было ли конфликта между Троицким-критиком и Троицким-продюсером?

Я считаю, что конфликта интересов у меня не было, его и не может быть, если человек поступает искренне и бескорыстно. На своих промоутированиях и продюсированиях я не заработал ни рубля. Даже если я мог их заработать, я отказывался, говоря, что просто получаю от этого бешеное удовольствие, и мне этого вполне достаточно. Моя активная фаза «писания» закончилась в начале 1990-х. После этого я, практически, не занимался критикой, большую часть моего времени занимали радио и ТВ. И вот там я своих любимых артистов продвигал со страшной силой.

В какой-то момент возник намек на целый холдинг: у вас были радио- и телепрограммы, свой рекорд-лейбл, своя концертная компания. Но музыкальным магнатом вы так и не стали.

Дело в том, что по каждому из этих направлений у меня были разные партнеры. Концертами мы занимались сначала с Надеждой Соловьевой, потом с Ириной Щербаковой. На радио все началось с «Радио 101», потом была «Европа +» , потом «Эхо Москвы». На телевидении сначала был «Первый канал», потом «Россия», потом «НТВ». Эти векторы пересекались в одной точке – это я. Всё. Я не способен ни к бизнесу, ни к серьезному менеджменту. Предложения были, но иллюзий на собственный счет у меня не было. Доли в каких-то компаниях? Я всегда бежал от этого, как от огня.

Фильм «Критик» отчасти иллюстрирует тот же период, который показан в фильме Кирилла Серебренникова «Лето». Вы его видели? Там же и вы есть среди персонажей.

Нет, фильм я не видел, но я читал сценарий, присутствовал на съемках и консультировал Кирилла по каким-то мелким вопросам. Он записал со мной не меньше часа интервью. Насколько я понимаю, водораздел в отношении к этому фильму пролегает как раз по границе «Москвы» и «Питера», как всегда. Питерские все ненавидят этот фильм. Я говорил с Борисом Гребенщиковым, с окружением «Аквариума» и «Зоопарка», с Лешей Рыбиным – они все люто против. Москвичи, правда, не музыканты, а, в основном, кинематографисты и журналисты, настроены благожелательно. Что касается меня, то сценарий у меня вызывает сильнейшие сомнения, но Кирилл – режиссер выдающийся, и из любого , даже фальшивого сценария он может сделать что-то стоящее. Дело здесь даже не в фактологической точности, здесь может быть множество претензий. Дело в атмосфере, в изображении среза тусовки.
Лето. Фестивали. Земфира, Стивен Уэстон, Дмитрий Емельянов.
#боль

Первые впечатления от первого дня фестиваля «Боль» .

Бакей - я видел его в Таллинне, там он был более смешной. На Боли более жесткий. Все равно крутой.

Ic3peak - ничего не понял.

Гречка - Земфира этого поколения, Монеточка - его Лобода.

Открытие дня - девушка Дакука . Обожание полное, все подпевают.

«Прыгай киска» - шутка для своих . Но этих своих - толпа. Говорят, когда они начали саундчек , жители окрестных домов немедленно вызвали ментов . Не уверен , что и я бы хотел , чтобы в 2 часа дня мои дети слышали такое количество мата. Пришлось перенести выступление в зал.

Shortparis - надуманная, вычурная, высосанная из пальца шняга. Не хватает просто качественных песен. Народа полный стадион, но мало кому хорошо.

Cabbage - британское качество.

Монеточка - для неё выбрали самый неудобный зал. Так что я не могу сказать даже, стоя она выступала или сидя.
Вот здесь можно посмотреть довольно интересный разговор об истории успеха Монеточки, Pompeya, Хаски , Гречки и группы Пасош.
Моя журналистская мечта - найти среди соотечественников кого-то , кто был на концерте The Beatles.