Trash Economy
1.4K members
43 photos
8 files
115 links
Мусор в России - не проблема, а катастрофа. И большие деньги. Этот канал обо всем, что с ним связано, - объемах, вывозе, переработке, захоронении, тратах и возможностях заработать.

Идеи, вопросы, замечания - TrashEconomyBox@protonmail.com или @MYELYU
Download Telegram
to view and join the conversation
Для созданного недавно Российского экологического оператора (публичной правовой компании) уже написали проект устава и положение о наблюдательном совете. Документы основательные, полномочий много, ресурсов - с головой.

Но первое, что смущает, как правильно замечает @wasteconsulting - это ограничение сферы его ответственности только коммунальными отходами. А как же промышленные, на которые приходится львиная доля мусора и которые вывозятся в том числе на те же полигоны? А медицинские? Для них будут свои ППК?

К слову, четкого правового определения Коммунальных отходов при этом до сих пор нет. И это головная боль для всех участников рынка.
​​Не про мусор, но все равно интересно. Про ответственное потребление, о росте популярности которого мы уже писали, и про ответственное производство.

“Сухая” косметика – один из 100 главных трендов 2019 года, говорится в отчете The Future 100 J.Walter Thompson Ingelligence group, которая ежегодно обозначает главные тенденции из различных сфер жизни. Это продукция, при производстве которой использовано наименьшее из возможного количество воды, или совершенно безводная (не путать с сухой по текстуре косметикой).

В большинстве случаев косметические средства, которыми мы пользуемся, состоят на 70%-80% из питьевой воды, приводила статистику изданию Blueprint гендиректор Reed Exhibitions Russia Анна Дычева-Смирнова. Казалось бы, что такого, если в 300-миллилитровом флаконе геля для душа 210-240 мл воды, а хватит его на несколько месяцев. Но все немного сложнее. По расчетам Quantis International, в конечном товаре только 5% воды, использованной при производстве. Остальные 95% «утекают в трубу» еще на фабрике.

Здесь можно почитать, куда - на обогрев паром варочного котла, на его охлаждение, на мойку котлов. А тут - как и от чего приходится очищать сточные воды косметического производства.

На Земле населению доступен только 1% пресной воды, остальное - лед. Причем во многих странах уже сейчас нехватка питьевых ресурсов, и использование дефицитного ресурса в промышленности беспокоит уже и потребителей: если раньше экологичное производство и упаковка из вторичного сырья были пожеланием покупателей, то теперь они стали базовым ожиданием, подчеркивают авторы отчета J.Walter Thompson Ingelligence.

Это не могли не заметить и мировые гиганты - производители косметики и бытовой химии. И если одни ограничиваются повторным использованием сырья, то американская Estee Lauder, например, идет дальше - собирает и пускает в дело дождевую воду. Дошло до того, что французская L’Oreal пообещала к 2020 г. снизить потребление на 60% по сравнению с 2005 г. На заводе российской “дочки” компании в Ворсино Калужской области (один из трех “сухих” заводов L’Oreal) с 2011 г. по 2018 г. удалось снизить расход воды на единицу готового продукта на 79%. По тому же пути идет и нидерландско-британская Unilever. В США часть сетей салонов красоты компании стремится к снижению использования воды и предлагает услуги сухого маникюра. А в начале 2019 г. свой первый безводный бренд средств для кожи и бытовой химии еще и в биоразлагаемой упаковке запустила и американская Procter&Gamble.

Если на отказе от упаковки и потребитель, и производитель могут экономить до половины стоимости, то эффект от сокращения использования воды пока не очевиден. Некоторые участники рынка отмечают (https://www.glasshousejournal.co.uk/post/beauty-forecast-waterless), что, например, продукты пудровой консистенции в дистрибуции дешевле, потому что легче. А затраты на воду у производителей непрозрачны. В любом случае, ждать революции в косметической отрасли не стоит, косметика с добавлением воды останется на полках, а усиление тенденции на безводное производство растянется на 15-20 лет, усиленно заниматься проблемой будут страны, испытывающие нехватку воды уже сейчас: США, Китай и Индия.

Фото: Unslash
Помните про "синий зуб", 57 000 т арматуры, бетона, стекла и прочего и 10 поездов по 75 вагонов строительного мусора?

Решили написать про "умный снос" - технологию разбора или сноса зданий, при которой строительные отходы сортируют, перерабатывают и используют повторно.

С тех пор, как в Москве в 2017 г. объявили о масштабной реновации до 2032 г. (в ее рамках должны снести 5177 домов или около 16 млн кв. м жилья), словосочетание "умный снос" постоянно звучит из уст московских чиновников. Их традиционные выступления включают в себя следующие пункты:

- сейчас Москва ежегодно производит около 7 млн т строительного мусора;
- реновация добавит еще 1,5 млн т;
- мусор от реновации не будут вывозить за пределы московского региона (ну то есть Подмосковья);
- 80-90% "реновационного" мусора будет использоваться повторно;
- мощности по переработке стройотходов недозагружены на 30-40%.

Чего московские власти не говорят, так это сколько столичного строительного мусора сейчас перерабатывается и сколько просто вывозится на свалку. Видимо, доля переработки настолько мала, что произносить вслух эти цифры как-то неудобно. Хотя мощности для этого и впрямь есть: только в Москве утилизацией железобетонных отходов еще 5 лет назад занимались более 10-ти комплексов. А на днях вице-мэр Марат Хуснуллин проанонсировал строительство еще одного завода. Зачем он только, если мощности действующих недозагружены, непонятно.

Всего в России, по расчетам Петербургского государственного университета путей сообщения, перерабатывается лишь 5-10% от 15-17 млн т ежегодно образующегося строительного мусора (сравните: 7 млн т Москвы и 15-17 млн т - по России (!)). Но тема "умного сноса" все равно на задворках. Даже в нацпроекте "Экология" о нем ничего не говорится.

Когда в 2018 г. начали сносить первые дома по программе реновации, появилась надежда, что Москва сумеет повысить популярность "умного сноса", а регионы поспешат перенять передовую технологию. Во время разбора пятиэтажки на улице Константина Федина, на площадку приехал мэр Сергей Собянин и пообещал ее жителям, что "дом даром не пропадет": "Мы его аккуратно разбираем: стекло отдельно, дерево, пластик, металл - отдельно, так что все эти материалы пойдут дальше в переработку и в конечное использование". Потом сносили Ховринскую заброшенную больницу и тоже с помпой показывали, как работают дробилки. Технологию обещают применить при сносе еще 3-х домов, но всего-то их больше 5000.

Между тем, "умный снос" - вещь потенциально выгодная. В странах Евросоюза и США заводы по переработке строительного мусора строят с 1980-х гг. Сейчас процент переработкистроительного мусора в самых продвинутых странах Европы типа Швеции доходит до 90%.

Как повторно использовать продукты сноса? Бетон и кирпичи можно перемолоть в щебенку, из арматуры - отлить новую арматуру, из дерева - изготовить топливные брикеты, из асфальта придомовых тротуаров и дорог - сделать новый асфальт. Всего можно сэкономить до 25% по сравнению с затратами на "первичные" стройматериалы. А ведь по подсчетам Росстата, средняя себестоимость строительства 1 кв. м жилья в российских городах в январе-сентябре 2018 г. составляла 41 571 руб.

Рисунок: блок-схема использования строительных материалов, получаемых из отходов при разборке жилых зданий
​​Интересные цифры и инфографика к предыдущему посту

Снос здания занимает от нескольких часов до нескольких дней

Еще около 7–10 дней требуется для вывоза строительного мусора

Чтобы разобрать блочную пятиэтажку с использованием технологии “умного сноса”, требуется до 2 месяцев

1 кв. м
пятиэтажки дает порядка 5-7 куб. м строительных отходов

100 лет разлагаются обломки кирпича

10 лет разлагаются бывшие в употреблении доски

80% бетона можно использовать повторно в виде щебня

7 млн т строительного мусора в год от Москвы - чуть меньше объема генерируемых столицей бытовых отходов

3 млн т - ежегодный объем строительного мусора в результате сноса ветхого жилья в Санкт-Петербурге

25% в год - таковы темпы ежегодного роста объемов строительного мусора в России

Источники данных для инфографики: Сибирский федеральный университет
​​Если у вас не отображается блок-схема к предыдущему посту, то вот она. Приносим извинения.
​​​​Московский строительный мусор - еще одна головная боль для Подмосковья. Размещение бытовых отходов на ближайшее время, а их столица генерирует в объеме около 8 млн т в год, город и область вроде как согласовали. Но вот с отходами многочисленных строек - настоящая беда. Договоренностей о месте и объемах захоронения, насколько известно, между Андреем Воробьевым и Сергеем Собяниным нет.

Все заявления об «умном сносе» при реновации жилья с учетом замалчивания доли переработки и имен переработчиков, участвующих в программе, выглядят как профанация, а объемы строительного мусора - как настоящая угроза. 7 млн т (а ведь помимо реновации Москва еще много чего строит и, соответственно, сносит) работающие подмосковные полигоны, их осталось всего 15 из 39, вряд ли потянут. Есть, правда, канавы и овраги, но реновационный мусор для них - слишком заметная ноша.

Снова в другие регионы (хотя во многих контрактах указан вывоз строительного мусора в пределах 25-50 км)? Тогда какие? Ярославль, Владимир, Тверь уже отказали. Архангельская накалена до предела. Калужская? Вы о чем думали, Сергей Семенович, когда начинали свой масштабный проект?

Фото: официальный сайт мэра Москвы
​​Первым региональным оператором, который несмотря на пробелы в законодательстве начнет взимать дифференцированную плату за вывоз ТКО (то есть не по установленным тарифам, а по факту с учетом раздельного сбора), может стать ижевское «Спецавтохозяйство».

Компания вместе с Общественной палатой Удмуртии запускает эксперимент, в рамках которого 10 многоквартирных домов Ижевска в течение года будут складывать «полезные» отходы (пластик, стекло, металл и бумагу) в отдельные контейнеры и платить только за то, что не пойдет на переработку.

С 1 января 2019 г. население регионов, вступивших в мусорную реформу, оплачивает вывоз мусора исходя из количества жильцов или площади жилья (такой порядок предусмотрен федеральным законодательством, базу для расчета тарифа определяют региональные власти). Оплата по факту законом не запрещена, но ее порядок не регламентирован.

Жители Удмуртии платят в зависимости от количества прописанных. Услуги регоператора для многоквартирного дома обходятся в 98,48 руб. на человека, для частного - в 95,2 руб. Тарифы рассчитывались с учетом установленных в республике нормативов накопления мусора (281 кг в год для жителей многоквартирных домов и 339 кг - для жителей индивидуального сектора) и численности населения.

Но такое ценообразование сыграло со «Спецавтохозяйством» злую шутку: количество проживающих превысило расчетные показатели (а, может, еще и нормативы накопления не соответствуют реальным значениям). Фактические же данные для регоператора недоступны: их не раскрывают ни управляющие компании, ни полиция, ни другие искушенные ведомства, ссылаясь на защиту персональной информации. В результате, компания терпит убытки и не понимает, как прогнозировать свои будущие расходы и доходы.

Раздельный сбор может компенсировать часть превышения фактических объемов над запланированными, тем более что помимо этой беды в республике довольно высокие тарифы на захоронение. Какую часть, «Спецавтохозяйство» пока не знает. Ровно для этого и затеян годовой эксперимент, который убьет сразу несколько зайцев: позволит накопить данные о реальных объемах мусора с учетом раздельного сбора, понять, есть ли в этом процесс сезонность, провести ревизию нормативов и выяснить, насколько сократится для населения сумма платежей.

Опыт раздельного сбора у ижевцев уже есть: тестировать бережное обращение с отходами они начали еще с прошлого года, до появления отдельной строчки в платежке за ЖКУ. За несколько месяцев “Спецавтохозяйство” отработало и сортировку, и отправку мусора на переработку даже в другие регионы (в республике можно переработать только пластиковые бутылки).

«Спецавтохозяйство» обслуживает жителей Ижевска более 75 лет, а в прошлом году стало единственным региональным оператором во всей республике. Чтобы осилить масштабы, пришлось брать в помощь несколько десятков подрядчиков. Контракт подписан на 10 лет. Сумма - 29 млрд руб. Выручка компании в 2017 г. - 38,8 млн руб. Убыток - 16,5 млн.

Раньше компания находилась в муниципальной собственности, но в 2012 г., по данным СПАРК, стала частной. С того момента владельцы менялись несколько раз; последние изменения произошли в 2018 г. накануне и сразу после конкурса по выбору регоператора. Сейчас их формально трое: бывший заместитель главы администрации Ижевска Сергей Климов, некий Айнур Гимранов и москвич Яков Чернин, полный тезка отца члена Общественной палаты России Сергея Чернина. С биографией Чернина-младшего можно познакомиться тут – весьма интересно. Чернин-старший владеет не только удмуртскими, но еще московскими и ульяновскими мусорными активами.

На фото: Монумент "Дружба народов" в Ижевске
Фото: Арбитражный суд республики Удмуртия
​​«В уютном курортном городке строят суперсовременный мусоросжигательный завод. Жители протестуют: их пугают черный дым и выбросы с завода, кроме того, их не устраивает, что с его появлением в городе умерла переработка (теперь их заставляют весь свой мусор в обязательном порядке сдавать на завод — иначе ему не хватает топлива). Особенный гнев вызывает то, что завод, как назло, построен в самом бедном районе — авось жители дешевых домов не станут жаловаться, да и уехать им некуда.

Современная Россия? Китай? Нет, Англия начала XX века. В 1902 году власти небольшого городка Торки на побережье решили построить модный на тот момент деструктор…»

Интересно?

Почитайте на досуге прекрасную работу Esquire «Таймлайн: эволюция методов обращения с мусором от Средневековья до 2019 года».

Только обязательно до конца – чтобы расправить плечи.
​​Москва возместит операторам, участвующим в эксперименте по 15-летнему обслуживанию многоквартирных домов, рост ставки НДС с 18% до 20%. Об этом, как обнаружил TrashEconomy, столичные чиновники и 5 первопроходцев (“Хартия”, “МКМ-Логистика”, “Эколайн”, “МСК-НТ” и “Спецтранс”) уже подписали соответствующие допсоглашения. Сумма невелика: 1,8 млрд руб. на все 9 контрактов. То есть вместо 142,3 млрд руб. нужно говорить о 144,1 млрд. А возместит - потому что контракты предусматривают не единовременную оплату, а ежемесячные платежи.

Ничего экстраординарного в этом нет: еще до Нового года правительство Москвы подписало распоряжение, по которому цены всех договоров, заключенных до 1 января 2019 г. на срок не менее чем 3 года стоимостью более 1 млрд руб., должны быть пересмотрены. Сказали - сделали, ничего лишнего.

Так что пользуйтесь табличкой и не тратьте зря время в поисках злого умысла или сговора олигополистов и власти.
Немного про РСО в столице.

«Любимые» 15-летние контракты по обслуживанию многоквартирных домов в 9-ти московских округах, заключенные в 2012-2014 гг. Условия в них немного отличаются, но каждый из документов вменяет подрядчикам организацию на подотчетной территории раздельного сбора мусора. Не сразу, конечно, а постепенно, но еще год назад доля РСО в общем объеме собираемого мусора должна была быть не менее 20%(!), а к 2021 г. - не менее 20-30% (умолчим о надлежащем исполнении обязательств, операторы скромничают и не бравируют своими успехами, а столичный Департамент ЖКХ предпочитает рассказывать о монтаже статуй на фонтане «Дружба народов»).

Цель таких требований вполне понятна: жители разделили, оператор собрал, отсортировал, отправил на переработку - снизил нагрузку на переполненные полигоны. Дело хорошее, решили соискатели и подписали бумаги. Но затем возникли непредвиденные проблемы (мы не про письма заказчика с дополнительными «просьбами», а про сами соглашения).

Во-первых, в госконтрактах содержатся довольно странные характеристики «вторичных материальных ресурсов», сбор которых необходимо обеспечить. Звучит это так: макулатура, стеклянная тара, ПЭТФ-тара, алюминиевая тара. Детальных описаний того, что именно нужно собирать, нет (в более ранних договорах отсутствовала и такая классификация, но затем их «подлатали» и привели к общему знаменателю).

Но погодите, ПЭТФ - хотя и самый популярный пластик, но далеко не весь, алюминий - тоже не все бытовое железо, а использованная бумага вообще имеет столько марок, что в них могут запутаться даже бывалые заготовители.

С такими ограничениями РСО выглядит, скорее, как профанация, а не инструмент для стимулирования разумного потребления и утилизации. Возникает масса вопросов. Собирать только то, что указано или можно больше? Пластиковые бутылки и алюминиевые банки в переработку, а канистры и тару из-под консервов - на полигон? Как тогда операторам выходить на намеченные уровни в 20-30%? Что будет, если на них не выйти (в контрактах об этом напрямую ничего не сказано)? Вот и приходится каждому оператору решать, каким путем идти хотя бы к намеченной в госконтракте цели.

А тут возникло еще и во-вторых. РСО в госконтрактах прописали, а про отсутствие законодательства о нем забыли. В результате конфликты с управляющими компаниями и, прежде всего, с ГБУ «Жилищник», которые держат на балансе контейнерные площадки. Поставить бак для раздельного сбора вместе с обычными баками для ТКО – поставить крест на всем проекте: люди не смотрят, что на нем написано и кидают туда совсем не то, что нужно. А откатить в сторону не разрешают управляющие – не положено. Откатил – заплати штраф. Убрал совсем - народ злится: «Куда делся контейнер?»

Тут все зависит от самого оператора, его сознательности, наличия сортировочных мощностей, партнерских отношений с переработчиками, умения хоть как-то договориться с местными властями и управляющими компаниями, ну и рентабельности, конечно. А вот с этим засада. С учетом низкой мусорной грамотности населения, недружелюбия со стороны управляющих компаний и, в первую очередь, ГБУ «Жилищник», высоких транспортных и прочих инфраструктурных затрат РСО сейчас - убыточный бизнес. Обработка (вывоз, сортировка, транспортировка на полигон и переработчикам) тонны бытовых отходов стоит компаниям примерно 850-900 руб., а тонны раздельно собранных отходов - более 1000 руб.

Но если бы проблемы удалось решить, то, чем, как говорится, черт не шутит. «Эколайн» уверяет, что на РСО вполне можно если не зарабатывать, так не нести убытки. Для этого просто нужны дополнительные контейнеры в шаговой доступности, критическая масса сознательных граждан (минимум 60 человек в доме) и разъяснительная работа «что и как сдавать». Тогда доля отбираемых для переработки отходов вырастает до 60%-65%, а то и больше (без разъяснений - в лучшем случае 30%).
Из соглашения с ООО "Хартия" по Восточному административному округу
​​А вот, кому интересно, и обязательства операторов по внедрению РСО.

По ЮЗАО был подписан самый первый договор, и в нем как раз не было слов про действие норм в последующие годы. Допсоглашения об изменении текста, как это было сделано по другим контрактам, мы не нашли.
Практическая сторона вопроса, поднятого в нашем предыдущем посте про раздельный сбор мусора в российской столице.

Если вы разделяете свои бытовые отходы и даже больше - моете пластиковые лотки, пакеты от майонеза, консервные банки, не поленитесь сделать еще один шаг и посмотреть на маркировку упаковок. Дело в том, что “мой - не мой", а далеко не каждая марка может быть переработана.

Причем это еще полбеды. Как выяснил Trash Economy, ассортимент принимаемого операторами вторсырья заметно отличается друг от друга. Например, упаковки “Тетрапак”, как мы уже писали, можно сдать только в центре и на севере Москвы; на юго-западе и западе с пластиковыми стаканчиками от йогурта не стоит даже заморачиваться - поедут на свалки, а вот на востоке, северо-востоке и северо-западе на помойку отправятся жестяные банки и крышки.

Но на большинстве контейнеров вы этой информации не найдете: “Хартия”, “Эколайн”, МСК-НТ указывают просто “пластик”, “стекло”, “бумага”, “металл”, стараясь не обременять людей сложными для запоминания данными. Что бы ни было написано на баках или сетках, люди все равно будут кидать туда лишнее, объясняют операторы, и без досортировки не обойтись. Увеличить долю полезной выборки помогает разъяснительная работа, но пока 60-65% считается очень хорошим результатом.

Все данные операторов мы свели в одну таблицу. Ее можно скачать или просмотреть в виде фотографий. Обратите внимание на позиции, которые вообще никто не принимает в качестве вторсырья. А такие предметы окружают вас повсюду. Например, большинство колбасных изделий упаковано в пластик с маркировкой “7” или “7 Other”.