Запретное мнение
15.9K members
203 photos
7 videos
1 file
37 links
Говорим о том, о чем другие молчат. По всем вопросам связь с нашим менеджером: @IrvinPerchik
Рекламная сеть - @BelviorAd
Download Telegram
to view and join the conversation
Тезисно по ситуации в Беларуси:

— не секрет, что аббревиатура «ЧВК» — лишь прикрытие. «Вагнер» — это государственный проект. Все решения по «командировкам» и боевым задачам принимаются в Кремле, при участии высшего военного руководства Путинской РФ;

нанять боевиков «Вагнера» без ведома Кремля физически невозможно;

— после многочисленных «газовых конфликтов» и фактического демарша по «Союзному государству»(поглощения Беларуси) Путин затаил на Лукашенко личную обиду;

— в окружении Путина давно ходят разговоры, что «этот Батька себе слишком много позволяет»;

первые «многоходовочки» по ликвидации Беларуси были разработаны задолго до весны 2014;

на дестабилизацию обстановки в Беларуси выделены серьёзные деньги, а «ликвидаторами» назначены опытные спецы;

— на данный момент разработано несколько самостоятельных стратегий по дестабилизации. Предпочтительным считался «гибридный»: при участии боевиков «Вагнера» и «зелёных человечков»;

Лукашенко сейчас загоняют в угол. Любой его ход будет выставляться в крайне негативном свете;

в Кремле есть полная уверенность: «кто угодно кроме Лукашенко». Любой потенциальный сменщик рассматривается как слабый и неопытный политик, который в течение нескольких недель(при наихудшем стечении обстоятельств — месяцев) будет «сломан»;

проект «Союзного государства»(поглощения Беларуси) планируют завершить до конца нынешнего года. Потенциальный провал данной спецоперации будет рассматриваться как серьёзное геополитическое поражение, за которое с целой группы «сильных мира сего» слетят медальки, звания, а, возможно, и головы.
Когда Кремль разрабатывал «Многоходовочку» по «принуждению Беларуси к союзному государству» — никто, естественно, не брал в расчёт «фактор Хабаровска».

На сегодняшний же день он становится ключевым.

Путинскому режиму необходима информационная бомба, которая взрывной волной сбросит Хабаровские протесты с центральных новостных полос.

В качестве приятного бонуса — срежиссированный Кремлём «Майдан в Беларуси» должен наглядно продемонстрировать к каким ужасным последствиям приводят уличные протесты и пресловутая борьба за навязанную коварным Западом свободу.

«Хотите как в Беларуси?! Астанавитесь!» — запустят новую серию своего заезженного сериала федеральные СМИ и блогеры с пониженной социальной ответственностью.

Кремль не понимает(он вообще очень многого в последнее время не понимает), что Хабаровские протесты носят не политический, а системный характер.

Внутренний системный кризис невозможно решить за счёт переключения внимания на внешнеполитическую арену.

«Какая такая Беларусь? Что нам до неё?» — спросят жители Хабаровска у пустоты и продолжат свою борьбу.

Плохо когда власть не слышит свой народ, но ещё хуже когда она пребывает в иной реальности.
«Прежние механизмы отношений между гражданами и действующей властью сломаны».

Левада-центр опубликовал новые данные по рейтингам политиков, которые традиционно «льстят» правящей элитке, значительно завышая её реальные проценты.

Рейтинг НедоГаранта обнулённой Конституции ожидаемо продолжает снижаться — уже 23%(«Умчались солнечные дни, и птицы улетели»).

Прежние механизмы отношений между гражданами и действующей властью сломаны. Они перестали работать. Накапливается усталость и раздражение (причём взаимные).

Всё более становится очевидным тупик, в который эти отношения зашли.

Ни власть, ни народ не могут предложить друг другу ничего нового.

Любить Путина авансом желающих уже немного, а за реальные дела любить его желает ещё меньше.

Конечно, остаётся последнее средство — террор. Не просто превентивное и точечное запугивание, а уже по серьёзному.

Но ситуация меняется слишком быстро, а потому даже отправка карательных экспедиций выглядит рискованным мероприятием.

Задавишь в одном месте — вспыхнет в пяти других.

Если же учесть, что власть чудовищно запаздывает даже в осмыслении происходящего, ожидать, что она будет способна вовремя реагировать на текущую ситуацию (не говоря о превентивных и упреждающих мерах) попросту нелепо.
Политический вызов.

В Хабаровске продолжаются протесты, а местные депутаты начинают предлагать решения, которые могут существенно ограничить возможности Кремля управлять своей дальневосточной колонией.

Так, депутат Сергей Иванов предложил внести поправки в Устав Хабаровского края, прописав пункт, согласно которому «Губернатором края может стать лишь гражданин, проживший в регионе не менее 10 лет».

Очевидно, что подобная поправка сама по себе мало что изменит. Однако это самый натуральный политический вызов праву Метрополии творить на покорённых территориях всё, что она сочтёт нужным.
Теоретически Хабаровск может совместить локальную и федеральную повестку, если сумеет выдвинуть не только местные требования, но и обозначить те, которые будут поддержаны другими регионами.

Хабаровчане ждут поддержку со стороны других российских регионов, но для этого они должны приложить собственные усилия.

Без создания списка требований, в котором найдёт отражение и локальная и федеральная повестка — их протест так и останется ярким, но безрезультатным событием.

Как вариант: досрочные выборы регионального парламента.

Данный шаг инициирует процесс создания Федеративного договора между регионами и Центром в рамках единого государства.

Остальным регионам можно будет предложить аналогичную повестку с тем же самым жёстким требованием к новому составу региональных представительных органов.

Смысл подобного требования вполне очевиден — проблема федерализации назрела давно.

В случае, если она начнёт разрешаться стихийно, то, скорее всего, решение будет найдено в сепаратизации.

Пусть не на региональном уровне, а на более крупном — макрорегиональном, но суть от этого не меняется.

Правило: «Не можешь предотвратить — возглавь» в данном случае требует именно от регионов взятия ситуации в свои руки.

Центр, очевидно, будет сопротивляться федеративному строительству до конца — в рамках работающей и полноценной Федерации возможности кооператива «Озеро» будут урезаны, а значит — он сам сойдёт со сцены.

Но вариантов нет: либо переустройство страны, либо движение к её распаду.

Здесь интересы региональных элит и населения вполне совпадают. Пусть и не во всём.

Если Хабаровск запустит процесс — значит, у него будет шанс изменить историю страны.

Не сможет — значит, будет кто-то другой.

Или не будет никого, и тогда процессы пойдут сами по себе.
«Аннексия Беларуси может позволить Кремлю продлить свою агонию».

Крайне нестабильная обстановка в Беларуси поднимает на повестку отложенный ранее вопрос о её аннексии, через формат «Союзного государства», Кремлём.

Логика в таком сценарии есть.

Любая система, попавшая в системный кризис, попадает в него по тривиальной причине — дефицит ресурса.

Несбалансированные противоречия пожирают весь имеющийся ресурс, обеспечивающий устойчивость системы, но даже его недостаточно, чтобы удерживать её.

Поэтому система начинает изыскивать этот ресурс внутри, буквально «съедая» себя, что и становится причиной катастрофы.

Вследствие этого поиск внешнего ресурса становится единственным сколь-либо рациональным решением, позволяющим продлить собственную агонию.

Путинская РФ сегодня как раз и находится в таком положении — Режим отчаянно нуждается в ресурсах, позволяющих ему тянуть дальше.

От этого и военные «Многоходовочки» Кремля за рубежом, к национальным интересам имеющие бесконечно далёкое отношение, а вот к интересам кооператива «Озеро» — очень даже прямое.

От этого же неприкрытый грабёж населения, захват собственности региональных кланов (и неизбежное их сопротивление — что видно по нарастанию региональных протестов).

Аннексия Беларуси входит в этот же ряд.

Она позволит Путинскому режиму перераспределить собственность и продлить агонию.

Ненадолго — на года полтора-два, ну, три. Не больше.

Но кто же смотрит так далеко?


Впрочем, помешать сценарию аннексии Беларуси могут внутренние проблемы в самой РФ — всё уже на грани.

По многим признакам мы уже в зоне начала катастрофы, а в этом состоянии перестают действовать решения, выглядящие рационально в ситуации кризиса.

Поэтому может получиться так, что Кремль с аннексией уже опоздал.
«Путинский режим трудолюбиво наносит удары по возникшей трещине».

Несмотря на ливневые дожди, в Хабаровске благополучно прошло уже традиционное протестное шествие.

К Хабаровским событиям медленно, но верно продолжают присоединяться всё новые города и регионы, включая Москву, Санкт-Петербург, Новосибирск, Архангельск, Казань, Барнаул, Екатеринбург, Псков и многие другие.

Кремль так и не сумел разрешить возникшее противоречие.

Точка очередного разлома никуда не делась.

Если треснувшую стену слегка подмазать шпаклёвкой и покрасить место разлома, прочнее от этого она не станет.

Путинский режим, напротив, трудолюбиво наносит удары по этой трещине, кроша её и создавая всё новые разломы.

Чем подобный способ решения проблемы закончится — предугадать несложно.

Никакая шпаклёвка и изолента уже не помогут.

Ненависть к преступникам в Кремле продолжает
разгораться, а они лишь подливают масло в огонь.
«В Минске недовольство режимом Александра Лукашенко взято под курирование российских спецслужб, которые манипулируют практически всей оппозицией Беларуси».

Когда Кремль попадает в неприятные ситуации, зачастую связанные с раскрытием его подпольной и деструктивной деятельностью в соседних странах, то он начинает вести себя так, как ведёт пойманный «на горячем» вор, всеми своими заявлениями и действиями лишь подтверждая факт собственной вины.

Вот и в ситуации с задержанием 33 наёмников ЧВК «Вагнер» происходит ровным счётом то же самое: Москва сначала хаотично распространяла множество лживых версий, а после, вырабатывав одну согласованную(но не менее абсурдную), начала продвигать её на всех медийных и властных уровнях.

В первые часы скандального ареста в Беларуси, российские информационные площадки отчаянно пытались распространить нарратив о том, что «арестованные наёмники — украинцы». Чуть позже заявляли, что «россияне летели в Судан транзитом через Минск» (откуда не летают самолёты в Судан). И наконец была принята единая легенда: «мирные туристы летели в Турцию, а их арест — это инсценировка властей Беларуси для подъёма рейтинга Александра Лукашенко».

Не прошло и часа, с момента принятия «финальной» версии, как её в едином порыве подхватили не только все пропагандистские российские СМИ, но и официальные лица.

Даже Глава СВР РФ Сергей Нарышкин, который вообще не медийная персона и подобные события комментировать не его прерогатива, стал героем дня, заявив, что: «В европейских странах политические элиты квалифицируют случившееся, как срежиссированную акцию».

Удивительно, как вышестоящее руководство обязало Нарышкина побыть «говорящей головой» для распространения дополнительного нарратива, подтверждающего общепринятый сценарий.

Но, в целом, забота Сергея Нарышкина о судьбе среднестатистического пушечного мяса, посланного для дестабилизации предвыборной ситуации в Беларуси, способна подкупить исключительно аудиторию отечественного ЗомбиТв из средней полосы РФ.

Для остального населения Земли — это чёткий маркер того, насколько болезненным для Кремля является «Минский провал».

Ведь если свести воедино всю цепочку событий и взаимосвязей медийных персон, участвующих в президентской гонке, то мы видим игру Кремля в Беларуси, по крайне извращённому «Украинскому сценарию».

Очевидно, что нынешние события в Беларуси имеют в своей основе гипертрофированный аналог событий в Украине 2013-2014 гг.

Вот только, если в 2013 году события, получившие в мировой истории название «Революция достоинства», развивались на волне народного недовольства правлением Кремлёвской марионетки — Януковичем, причём без каких-либо определённых политических лидеров, то в Беларуси всё наоборот.

В Минске недовольство режимом Александра Лукашенко взято под курирование российских спецслужб, которые манипулируют практически всей оппозицией Беларуси, режиссируя события, схожие с Украинским Майданом.

Например, накануне в Минске был проведён митинг в поддержку Светланы Тихановской(той самой, что не любит вопросы про оккупированный Крым, и мужа которой консультировал политтехнолог Собчак).

Многотысячные митинги есть, что дальше?

Провокации? Диверсии? Накал страстей посредством реализации заранее срежиссированной конфликтной ситуации?

Собственно, для этого и нужны были бравые парни, «летевшие» через Минск в Судан. Или, как сейчас уже рассказывают — в Стамбул.

Лучше бы Кремлёвские пропагандисты не выпускали на медийную арену такого персонажа, как Сергей Евгеньевич, ибо шапка у вора и так горела ярче некуда, а теперь натуральный Везувий какой-то полыхает.
«Разногласия и недовольства постепенно начинают выходить наружу, порождая всё новые конфликтные ситуации».

В парке Горького во время празднования дня ВДВ произошла массовая драка между десантниками и сотрудниками Росгвардии.

Причина конфликта — задержание одного из десантников, за которого заступились друзья.

Копившиеся в течение нескольких десятилетий Путинизма разногласия и недовольства постепенно начинают выходить наружу, порождая всё новые конфликтные ситуации.

На этот раз в центре происшествия — десантники, которые являются одной из «скреп» Путинской РФ. «Герои, защитники Родины, настоящие мужики».

Это вам не либералы, 5 колонна и прочая «русофобская и вечно недовольная интеллигенция».

В Хабаровске на протестные марши выходят обычные среднестатистические граждане. В центре Москвы сопротивление бойцам Росгвардии оказали десантники.

Кремлю, чтобы всё это объяснить, необходимо в срочном порядке переписать методички. Старые — безнадёжно устарели и более не отвечают на современные «угрозы».
Путинская РФ пребывает в состоянии, когда ни один политолог не может однозначно сказать, что послужит предпосылкой для очередного конфликта.

Арест Губернатора, убийство криминального авторитета, невыплата зарплат работникам концерна и т.д. И т.п.

Атмосфера накалена. Раскол проходит по сотням различных вопросов. Путинский режим лишился «молчаливого большинства».

В обществе имеется запрос на перемены, которые должны принести новые возможности и надежды. Стать «лучом света в тёмном Путинском царстве».

Пресловутая «стабильность» наскучила, утомила и более не воспринимается чем-то хорошим.

Постаревшая(в первую очередь морально) власть предложить что-то новое не в состоянии. Оппозиция разбита и вынуждена действовать в строгих рамках.

При таких раскладах социальные(а за ними и политические) кризисы начинаются стихийно, когда их никто не ждёт.

Ни в Шиесе, ни в Хабаровске не было конкретных лидеров протеста, но был разгневанный действиями властей народ.

С лидерами масс бороться достаточно легко — их можно: подкупить, запугать, посадить, в крайнем случае убить.

С недовольной массой(когда она действительно масса) бороться куда сложнее. Для этого нужно уметь в дипломатию, а вчерашние гопники из питерских двориков все вопросы решают исключительно силой.
Вопрос стоит ребром: либо «крестьянский бунт», либо освобождение страны от Путинской Диктатуры.

Хабаровские протесты довольно показательны с точки зрения продолжения и развития протестного движения в Путинской РФ.

Они имеют всё тот же локальный характер, и всё так же кроме моральной поддержки со стороны пусть и миллионов людей в других регионах, ничего создать не могут.

С другой стороны, события в Хабаровске сразу начались с политической повестки и политических лозунгов, что показывает понимание людей:

«в рамках действующего режима никакие иные лозунги уже не работают».

Предельно враждебный по отношению к народу Путинский режим никогда и ни при каких обстоятельствах не будет решать их проблемы, наоборот, создавая всё новые.

Тем не менее пока хабаровский протест — классический «крестьянский бунт», когда восставшие крестьяне очень хорошо понимают, что им нужно делать на 1 этапе и совершенно не понимают, что делать, когда они выгонят помещика и сожгут его усадьбу.

Тактические решения не переходят в стратегию действий. Поэтому любой «крестьянский бунт» всегда рано или поздно давится властью.

Рецепт здесь, в сущности, известен. Необходимо в рамках протеста создать индукционный эффект.

Лозунг «Делай как Я». Повестка должна быть понятной и близкой для людей, живущих в других регионах. Тогда эффект приобретёт характер лавины, распространяясь всё дальше.

Политика — это всегда борьба за власть. Всё остальное — её имитация.

Если протесты перешли на уровень политических требований, то вопрос о власти неизбежно должен будет возникнуть.

Сейчас или потом, в другом месте — неважно.

Примерно ясно, что именно должны (и будут в конечном итоге) делать протестующие.

Они должны создавать свои собственные органы и структуры самоуправления, в рамках которых и будет формироваться структура протеста, возникать лидеры, рефлексироваться идеи.

Политика рано или поздно потребует от протестующих решать вопрос о власти на местах.

Это объективный процесс, и важно здесь, скорее, лишь то, кто первым его запустит.


Будет ли это Хабаровск или это начнётся с другой протестной локации. Иначе проблема не решается.

Вопрос стоит ребром: либо «крестьянский бунт», либо освобождение страны от Путинской Диктатуры.

Другого выбора у тех, кто выходит на протест, всё равно нет.
Промышленность РФ лежит на дне третий месяц подряд.

Промышленный спад, который российская экономика пережила весной на фоне «Путинских каникул», приобретает всё более затяжной характер.

Июль не принёс существенных улучшений фабрикам и заводам обрабатывающего сектора, которые, согласно Росстату, по итогам второго квартала сократили выпуск на 8,5%.

Индекс деловой активности в несырьевых отраслях промышленности (PMI), по итогам месяца опустился с 49,4 до 48,4 пункта.

После рекордного в истории провала в апреле и мае деловая активность промпредприятий так и не вышла из зоны рецессии, сохраняя индекс PMI ниже критических 50 пунктов.

Хотя «Путинские каникулы» завершились больше 2 месяцев назад, а Кремль охарактеризовал меры поддержки бизнеса и экономики, как «беспрецедентные», — в июле производственный сектор Путинской РФ сделал шаг назад.

Продавать готовую продукцию стало сложнее: объём заказов сократился как на внутреннем, так и на внешнем рынке.

Девальвация рубля ударила по финансам промышленных компаний: цены на импортное сырьё резко выросли рекордно с марта 2019 года, при этом переложить расходы на потребителей бизнесу сложно, так как спрос остаётся низким.

В ответ на кризис промышленный сектор вынужден сокращать штат, увольняя сотрудников и воздерживаясь от найма новых.

По данным Росстата, максимальный в этом году спад промышленность пришёлся на май (9,6%), а в июне он замедлился лишь до 9,4%.

Перед промышленным бизнесом сохраняются весьма существенные проблемы, с точки зрения восстановления прервавшихся снабженческо-сбытовых цепочек (сырьё, материалы, комплектующие, оборудование и др.).

Закрытые границы могут вызывать дополнительные логистические трудности, особенно для крупных предприятий, осуществляющих серьёзную экспортно-импортную деятельность.

По итогам года промышленность РФ упадёт, как минимум, на 6,4%, а процесс восстановления будет медленным и растянется на долгие годы.
«Отвлекающий манёвр должен действительно отвлекать».

Жёсткий кризис, в котором сейчас пребывает Путинская РФ, требует от Путинского режима реакции. Просто отсидеться в бункере не получится.

Реакции, в широком понимании, может быть лишь 2:

— реальные действия по вытягиванию страны из болота(находящаяся у руля братва так не умеет, да и не желает, ибо при таком сценарии с народом придётся делиться награбленным);

— переключение внимания с внутренних проблем на внешнеполитическую арену(данный приём с разной степенью успешности применялся уже неоднократно и пользуется большой симпатией среди чекистской элитки).

Не нужно быть авторитетным политологом, чтобы догадаться какая реакция будет взята на вооружение.

На этот раз внутрення ситуация действительно очень сложная. Мы одновременно столкнулись с целым рядом различных кризисов(от имеющих экономическую и социальную основу, до самых что ни на есть, политических).

При таком раскладе «отвлекающий манёвр» должен действительно отвлекать.

Мелких провокаций, серии терактов и рассказов о «распятых мальчиках» уже недостаточно.

Кремлю необходима новая гибридная война.
Когда сценаристы некогда кассовой кинофраншизы находятся в творческом тупике — они включают конвейер и начинают выпускать одно и то же, лишь добавляя больше графики, крови и прочих зрелищ.

Кремль сейчас пребывает в точно таком же творческом тупике.

«Что в последние годы находило поддержку у глубинного народа? О! Аннексия Крыма и горячая фаза «Гусского мира». Можем повторить!»

Но уже не на территории одной Украины, а с добавлением, допустим, Беларуси и Грузии.

Обстановка в Беларуси уже дестабилизирована. В настоящий момент к её границам перебрасываются «зелёные человечки». Для запуска спецоперации необходима лишь команда «поехали!».

Для «взрыва» Грузии будут использоваться осенние выборы в Парламент.

Среди участвующих партий значительную часть составляют пророссийские, получающие финансирование из Кремля. Их ключевая задача — накалить атмосферу до предела и перевести противостояние к уличным столкновениям.

Далее — по знакомой классике: российские войска поспешат «защищать» Абхазию с Южной Осетией, «заблудятся» и окажутся вблизи Тбилиси.

С Украиной, благодаря наличию на её территории террористических образований «ДНР» и «ЛНР» всё ещё проще. Достаточно спившихся скрепной бояркой «героев ополчения» заменить на профессиональных военных(такой трюк уже использовался в 2014 году).

В эту цепочку может быть также включено Приднестровье.
Решение о стягивании войск к границе с РФ и объявлении 25-дневной мобилизации было принято официальным Минском после подтверждения разведданных о создании в Брянской области тренировочного лагеря «зелёных человечков».

В подготовке к спецоперации против Беларуси принимают участие исключительно проверенные бойцы — очень много «ветеранов» крымских событий.

Стоит отметить, что в начале года в Беларуси прошли аресты среди военного командования, в результате чего было зачищено пророссийское лобби.

В данный момент Лукашенко считает, что армия находится под его полным контролем.

Дано распоряжение «о жёстком реагировании на любые провокации со стороны РФ».

Незаконное пересечение российско-белорусской границы «зелёными человечками» будет считаться актом военной агрессии. Со всеми вытекающими из этого последствиями.
Лейтмотив послания Лукашенко парламенту и народу Беларуси: «братских отношений с Путинской РФ больше нет, а Кремль — главная угроза для суверенитета страны».

Стоит отметить, что согласно последним опросам общественного мнения, такая повестка среди беларусов весьма популярна: население больше симпатизирует коллективной Европе, нежели Путинской РФ.

На протяжении двух десятилетий Батька придерживался стратегии под названием «усидеть на двух стульях», в зависимости от конкретного интереса заигрывая то с Москвой, то с Западом.

В последние годы договариваться с Путинским режимом было всё сложнее, а «пряников» становилось всё меньше.

Отныне «брататься» с Москвой никто не собирается. Вектор развития ясен, последующие шаги читаемы.
Потенциальная потеря Беларуси наглядно демонстрирует уровень дипломатии правящей элитки РФ.

Питерская братва из кооператива «Озеро» умудрилась рассорить Россию абсолютно со всеми союзниками и друзьями.

На данный момент с РФ готовы «дружить» исключительно за деньги отечественных налогоплательщиков.

Венесуэла Мадуро, Сирия Асада, Додон, фактически лишившийся власти в Молдове, да кучка безымянных вождей африканских племён каннибалов — вот и весь «Отряд самоубийц».

Был ещё мятежный Фельдмаршал Хафтар, да сгинул где-то в ливийской пустыне.

Главная проблема Кремля — он слишком многого требует, но предложить взамен, по большому счёту, ему нечего.

Амбиции не соответствуют способностям, что порождает детскую обиду и злость.

«Не хочет Петя со мной дружить?! Я поломаю его куличики и отберу новую машинку! Будет знать! То-то же!»

И вот люди с таким мышлением пытаются строить СверхДержаву.

Неудивительно, что в итоге получается СмехДержава с кучей боевиков, которых она запускает по всему миру, вместо нарисованных и нелетающих ракет.
«Выдача проКремлёвских боевиков Украине приведёт к окончательному разрыву с Кремлём и станет жёсткой пощёчиной Путину».

Сегодня состоялся разговор между Владимиром Зеленским и Александром Лукашенко, относительно выдачи Украине задержанных в Беларуси наёмников ЧВК «Вагнер», которые в составе террористических образований «ДНР» и «ЛНР» принимали участие в боевых действиях на оккупированной части Донбасса.

Зеленский подчеркнул: «Надеюсь, что все подозреваемые в террористической деятельности на территории Украины будут нам переданы для привлечения к уголовной ответственности согласно с действующими международно-правовыми документами».

И это очень важное событие в двухсторонних отношениях между Украиной и Беларусью.

Украина в 2014 году подверглась гибридной атаке со стороны Путинской РФ, в результате чего был аннексирован Крым, а на Юго-Востоке были созданы террористические ячейки.

В настоящий момент то же самое, но уже по другому сценарию, Кремль пытается провернуть в Беларуси.

Выдача проКремлёвских боевиков Украине приведёт к окончательному разрыву с Кремлём и станет жёсткой пощёчиной Путину.

Беларусь и Украина должны объединить свои усилия в борьбе против чекистской агрессии.
«С каждым новым протестом пружина ненависти (причём взаимной) будет только сжиматься».

Хабаровский протест (вне зависимости от того, с каким практическим результатом он завершится) выявил, а если быть точнее, подчеркнул принципиальную проблему Путинского режима.

Он не может реагировать на протестные выступления в провинции привычным сплошным террором, как в столицах.

Во-первых, потому что классовый и социальный состав карателей в столицах и провинциях принципиально отличается — в регионах это преимущественно местные жители, а вот в Москве и Петербурге — в значительной мере «варяги» за исключением спецподразделений.

Соответственно, разная реакция личного состава на происходящие протесты.

Поэтому в особо кризисных ситуациях надёжность местных правоохранительных органов, с точки зрения организации массового террора, выглядит для Кремля сомнительной, в следствие чего приходится десантировать в регион карателей из-за его пределов.

Так было в Ингушетии, в Екатеринбурге, летом прошлого года в Москве — где наличных сил для разгона буквально нескольких тысяч протестующих оказалось недостаточно.

Во-вторых, столицы будут держать любой ценой, поэтому террор в отношении даже одиночных пикетов будет вестись до самого конца, пока каратели гарантируют выполнение любых, включая и преступных, приказов.

В этом смысле жестокость по отношению к мирным протестующим будет неадекватно высока, и если потребуется бить женщин в печень — будут бить.

Стрелять — тут вопрос сложный, пока до этого, к счастью, не доходило, но ситуация деградирует, и возможно всё.

С регионами ситуация иная, но именно в регионах и возможно применение оружия на поражение раньше, чем в столицах. Просто потому, что возможностей для нелетального удержания обстановки существенно меньше.

В политическом поле Кремль не в состоянии вести диалог с населением.

Он попал в парадоксальную ситуацию, созданную им же самим — разговаривать, по большому счёту, ему не с кем.

У всех без исключения протестов, проходящих сейчас в стране, нет явной оргструктуры, нет лидеров. Не потому что нет, а потому, что их в режиме нон-стоп «выкашивают», потому даже если проблему можно решить переговорами, то разговаривать не с кем.

Вести же диалог на площади режим не способен.

Примеров выхода на улицу к протестующим нет. И, видимо, не будет — эту публику к такому не готовили.

Дегтярёв не просто так не выходит к протестующим, хотя вообще-то говоря, позиция у него вполне выигрышная: однопартиец Фургала вполне мог заговорить зубы и надавать массу обещаний, но не может. Не учили. Не было никогда такой необходимости.

Собственно, поэтому режим не будет вести диалог ни по какому, даже самому простейшему вопросу. Он будет либо игнорировать, сколько сможет, либо давить. Разговаривать — исключено.

Что, понятно, обстановку не разряжает, а наоборот, лишь усугубляет.

И с каждым новым протестом пружина ненависти (причём взаимной) будет только сжиматься.

Хабаровск уже продемонстрировал — люди сходу начинают выдвигать строго политические лозунги, так как прекрасно понимают, что содержательного разговора по проблемам, которые и вывели их на улицу, не будет.
«К весне катастрофа Путинского режима будет носить уже более масштабный характер».

Осень-зима нынешнего года будут накапливать взрывной протестный потенциал, тем более, что в сентябре в ряде регионов пройдут выборы, которые могут завершиться «неожиданными результатами».

К весне катастрофа Путинского режима будет носить уже более масштабный характер, а потому в некоторых точках к этому времени стоит ожидать серьёзное обострение.

Мы уже находимся в сюжете катастрофы. Обратного хода нет.

Первая точка экстремума в любом случае проявится быстро, а вот в зависимости от того, куда именно после неё свернёт развитие событий, можно будет моделировать дальнейший ход происходящего.

Пока системный игрок на поле один — это Кремль.

Первая бифуркация либо разрушит его системность, либо создаст ещё одного системного игрока — стихийные структуры самоуправления на местах (за которыми немедленно, хотя и неявно, встанут региональные элиты).

Это и есть тот выбор, который будет сделан в ходе идущей катастрофы.

Таких выборов будет несколько — возможно, три.

В зависимости от того, куда именно свернёт катастрофа, можно будет понять, какой будет вторая бифуркация и когда её примерно можно будет ожидать.