Strategic Group - Sofia
399 subscribers
513 links
Середовище інтелектуальних текстів. Де розуміння - це не коньюктура фактів, а лише логіка контексту.
Download Telegram
#prismaподій (Виктор Щербина, SGS)
«8 февраля 2022г. в государственном приложении «ДИЯ» появилась функция опросов. Президент Владимир Зеленский назвал это первым масштабным инструментом электронной демократии и началом цифрового народовластия.
«Для миллионов украинцев – это возможность выражать свою позицию и влиять на решения, для государства – быстро узнать мнение граждан по любым вопросам в режиме реального времени и реальных цифр», – заявил он. Но каково реальное общественное содержание этого механизма?
Нововведение действительно создает новый способ общения органов власти с народом. Его применение создает ряд рисков, которые оставлены за рамками восприятия события.
Прежде всего фактом является то, что новый механизм взаимодействия государства и гражданина неизвестно как относится к основам их взаимодействия, которые зафиксированы в Конституции.
«Цифровое государство» и «цифровое гражданство» не учреждались Народом Украины как единственным источником власти.
Люди никогда не выражали такой воли – чтобы государство было «в смартфоне». Граждан никто не спросил, как они относятся к своему новому статусу «в смартфоне» и понимают ли они все вытекающие отсюда последствия. Значит действие идет от другого источника власти. Вопрос – какого именно?
Фактически это решение конкретной политической команды – оно так и будет восприниматься населением. Вместо ожидаемых от нее шагов, власть демонстрирует новые, все более экзотические инициативы. При этом понятно, что никакой альтернативы нововведению нет.
Решение о внедрении новой процедуры общения государства и власти принималось неизвестно кем и потому не было в достаточной степени легитимированным в общественном мнении. Следовательно, оно воспринимается как результат президентской воли. Именно ей должны подчиниться жители Украины – приняв статус «цифрового гражданина».
«Цифровое гражданство» никак не зафиксировано в Конституции. Результат - усиливается и без того высокий уровень общественного недоверия к общественным институтам. Объективно, вне зависимости от намерений экспериментатора, возникают «цифровые» и «нецифровые» граждане, которые обладают различными правами и возможностями.
Исходя из принципа равенства, все граждане должны иметь право и возможность выражать свое мнение. Это ключевой принцип публичного привлечения при принятии государственных решений. Право голоса на референдумах есть у всех. Не все 100% реально участвуют, но все 100% имеют такую ​​возможность. Опрос в «ДИЕ» принципиально не может обеспечить такого представительства или равного доступа всех людей к возможности высказать свое мнение.
Часть людей не имеет смартфонов, у части людей нет интернета, еще кто-то не имеет достаточных навыков, чтобы умело пользоваться такими приложениями. Часть людей не имеют доверия к государству и его способности защитить персональные данные.
Осторожное отношение к «ДИЕ» чаще может быть присуще людям, которые не поддерживают президента Зеленского и его партию. Поэтому результаты таких опросов могут иметь смещения в пользу сторонников «Слуги народа». Результаты опросов также, вероятно, будут непропорционально больше представлять мнения младших возрастов и жителей больших населенных пунктов, где лучший доступ к интернету и более распространенное умение пользоваться им.
Риск манипуляций состоит в том, что от того, какие вопросы выносят на обсуждение, как именно они сформулированы, и какие предложены варианты ответов, во многом зависит, какие результаты будут получены.
Все референдумы и опросы имеют эту уязвимость к манипуляциям, поэтому нуждаются в предохранителях, которые не позволяли бы использовать общественное мнение в манипулятивных целях. В случае референдумов определенным предохранителем от манипуляций является специальная процедура инициирования и объявления референдума. В случае социологических исследований предохранителем является репутация компании, которая проводит опрос. В случае с опросами через «ДИЮ» о возможных предохранителях обществу ничего не известно.
Упрощение всей сложности мира к одному или нескольким вопросам с ограниченным количеством ответов всегда д
ает возможность учесть одни варианты и отклонить другие. Задавая одни вопросы и не спрашивая о других можно влиять на конечный результат, который будет подаваться как «воля народа».
Корректность процедуры формулирования и постановки вопросов не менее важна, чем корректность процедуры сбора и подсчета ответов. Пока эта процедура не является ни прозрачной, ни публичной. Это не дает оснований ей доверять и быть уверенными, что она не уязвима к манипуляциям или неблагополучному влиянию.
Кроме прочего, существенно то, кто именно в новой системе голосования имеет право и возможность задавать вопросы и выносить определенные темы на общественное обсуждение, а кто такой возможности лишен?
В случае референдумов право инициирования не ограничивается органами власти или партиями, имеющими большинство в парламенте. То же касается опросов общественного мнения – исследование может заказать любой субъект общественной жизни, имея необходимые средства. В случае с опросами через «Действие» вопрос остается открытым.
Чтобы введенные опросы действительно являлись инструментом электронной демократии и народовластия, необходимо отказаться от их использования в политических целях, создать предохранители и обеспечить доступ к этому инструменту не только находящимся у власти партии или президенту.
Такие опросы могут использоваться для мобилизации людей вокруг выгодной их авторам тематики, а не для учета общественного мнения. Прежде чем участвовать в чем-либо, граждане должны понимать, какими именно будут последствия их участия и принятого таким образом решения, что будет дальше и в каком виде они получат ответ. Этого не просматривается.
Демократия – это целый комплекс институтов народовластия, она не сводится к процедуре голосования, которая как способ принятия решений или мнения имеет свои принципиальные ограничения.
Важные общественные вопросы очень сложно свести к ограниченному количеству вопросов с ограниченным количеством ответов. Все разнообразие вариантов, предостережений и опытов которые существуют в обществе, только с очень большим упрощением можно свести к закрытым вопросам. Иногда это действительно имеет смысл, но в большинстве случаев нуждается в дополнениях с помощью других инструментов.
В случае с референдумами таким дополнением являются подготовительные кампании, которые позволяют разным сторонам проводить агитацию, убеждать людей, приводить аргументы за и против, вести дискуссию.
В случае с социологическими исследованиями сочетают количественные методы с качественными: например, проводятся глубинные интервью или фокус-групповые дискуссии. Их цель — не столько получить ответ на вопрос, сколько выяснить причины, мотивацию, отношение разных людей к разным вопросам и ситуациям. Лишь в этом случае социология создает информацию о мнении людей.
Другим важным аспектом является разница в опыте и мотивации разных людей во время ответов. Кто-то напрямую сталкивается с проблемой в своей жизни, а кто-то знает о ней только из соцсетей или телевизора. Это влияет на информированность. Чья-то мысль сформирована и уверена, а другие люди имеют большие сомнения и могут менять позицию в зависимости от обстоятельств.
Чтобы учитывать эти факторы необходимо задавать дополнительные вопросы, формировать дополнительные выборки или специальные обсуждения, устраивать личные встречи и разговоры. Онлайн-опрос полезно сопровождать и дополнять другими методами коммуникации.
Простое голосование всегда фиксирует определенное разделение общества. Оно рисует картину, в которой есть большинство и меньшинство, выигравшие и проигравшие. Это увеличивает риски разделения и уменьшает потенциал интеграции, объединения.
В ситуации общественного раскола приоритетными должны быть методы, ориентированные на диалог и поиск консенсуса. Общественная дискуссия, «говорение и слушание», целенаправленный поиск точек соприкосновения, внимательность к другим мнениям, обмен аргументами крайне важны для поиска системных решений общественных проблем.
Опрос и мобильное приложение не предоставляют возможности для длинных и сложных коммуникаций, которые бы объединяли в единое пространст
во носителей различных интересов и точек зрения.»
Ермолаев Дмитрий, главред SGS: "Основы Голодомора 2.0 заложены и виной тому - рентоориентированная, спекулятивная по характеру, система организации государственной власти и ее социально-экономической политики. При сложении нескольких факторов в 2022-м году Украина с большой вероятностью встретится с крахом принятой деиндустриализированной модели развития «аграрной сверхдержавы». С ее несостоятельностью в качестве системообразующего экономического ядра, ставки на солирующий экспортный агро-промышленный комплекс. Решение требует ряда экстренных системных решений и новую политику." http://sg-sofia.com.ua/ukraine-2022-ugroza-goloda
В. Михеев, С. Луконин: "Пандемия COVID-19 и ее последствия как в самом Китае, так и в других странах, прежде всего основных импортерах китайской продукции, заставили Пекин активизировать усилия по переходу к относительно новой модели экономического развития, движение к которой обозначилось еще в начале 2000-х годов. Ее главная характеристика — расширение внутреннего потребительского спроса. Дополнительным толчком к такой активизации стал, как представляется, в том числе и внешнеполитический тупик, в который попал Китай, не сумев эффективно реализовать преимущества своего первенства в постпандемическом экономическом восстановлении. КНР продолжает оставаться для Запада “своим”, пусть и конкурентом, в сфере рынка и “чужим” в сфере идеологии. Причем при усилении конкуренции с Китаем, например, в высокотехнологичной сфере западные страны стали использовать его идеологическую “чуждость” как свое преимущество в рыночной борьбе." https://sg-sofia.com.ua/boleviye-tochki-pekina
Андрій Єрмолаєв, директор SGS: “О нашем "завтра".

Не пишется в эти дни. Совсем.
Вся моя профессиональная жизнь была связана с Украиной-1991+. Той самой, которая рождалась из бурных 1990-х. Аналитика и проектные разработки, сотни страниц докладов и выступлений, законопроекты и программы развития, госслужба (почти 10 лет). А сейчас и правда нужно Украину отстраивать заново. Спасти, сохранить и отстраивать. И работать над этим уже сейчас, несмотря на войну.

Глобалитика Украины. Над этим работаю давно, правда, публиковал мало, намеками. Это про "пост-геополитику").

Новый миропорядок и континентальная политика Украины. Надеюсь, как члена ЕС и как сильной внеблоковой страны.

Хельсинки-2.0 и новая европейская система безопасности. Не комментирую. К этому идем.

Нео-индустриальная модель и политика "мягкого госкапитализма" после военного положения. "Модернизационные инвестиции", конкурентный госсектор и государственно-частное партнерство, новые модели региональной экономики и межрегиональные кластеры. Инновационная инфраструктура. и мн.др.

Новый украинский мир. Теперь это важно как никогда. И есть новая почва, уроки и новое понимание, рожденное войной.

Новые подходы к национальной безопасности. Тоже без комментариев. Потом.

Национально-образовательная инфраструктура. Это не про "Дію". Это про электронные библиотеки, национальную образовательную медиаплатформу с тв-каналами и видео-аудио-библиотекой, цифровизацию культурного наследия, новые университеты, и мн.др.

Думаю, что одной из ошибок нашего недавнего прошлого было то, что мы отдали тему "Большого", махнули рукой, остановились, что ли. В итоге - только "Большая война"...

А нужен Большой мир и Большой украинский проект "после войны".

Извините, что постом этим отвлек от грозной реальности. Хочу всех поддержать. Мы остаемся вместе, на родной земле, нам ее возрождать и подымать.

Сил и уверенности в эти ночи и дни. И тем, кто защищает Украину на фронте, и тем, кто в тылу, и тем, кто временно покинул свой край, оберегая жизни родных, но обязательно вернется.”
Андрей Ермолаев, руководитель SGS: “У черты

Сразу подчеркну: в этом блоге нет фамилий, ярких эпитетов, призывов и откровенных эмоций. Только сухие размышления о том, как все же пройти испытания войной, не потеряв страну. В канун третьего раунда украино-российских переговоров о войне и мире.

Из десятков вариантов и сценариев, которые живо обсуждаются во время войны, перед третьим раундом переговоров Украины и РФ (вернее, консультаций по поводу возможных договоренностей и их последующей имплементации), в "сухом остатаке" можно обсуждать лишь два. Условно А и Б.

А - компромисс, в котором не будет однозначной победы ни у кого. Украина может пойти на признание сепаратистских республик ЛДНР в качестве независимых государств (границы - еще тема для переговоров, не все так просто), и может согласиться с аннексией Крыма. Тема кровоточащая, но, по большому счету, не имеющая каких-то других решений сейчас. Кроме войны, конечно. Вне-блоковость Украины, особенно на фоне последних решений НАТО, кажется уже просто очевидной. Будет ли она обеспечена статусом нейтральности с закреплением в СБ ООН - вопрос открытый. Я не буду детально останавливаться на теме "ударных вооружений" в рамках т.н. "демилитаризации", потому что все это тесно связано со статусом. Пожалуй, единственное, на чем бы я настаивал категорически - подтверждение участия Украины в ДНЯО и своего безъядерного статуса. Игры в слова вокруг "Будапештского меморандума" зашли слишком далеко.
.Россия в этом варианте отказывается от попыток "федерализировать" всю Украину, что просто нереально и грозит новыми конфликтами, выводит войска к границам, прекращает игры в "расширение Крыма", соглашается с тем, что угрозы национализма от Украины нет. Фиксированно соглашается. Также РФ должна взять на себя обязательства по безопасности границы с Украиной и ее демилитаризации (особенно учитывая трагичный опыт бесконечных "южных" и "белорусских" учений).
Сроки вывода войск РФ - фиксированные и обязательные. Разведение войск и прекращение операций, тушение "котлов" и обмен пленными, гуманитарные коридоры для пострадавшего населения, меры по срочной помощи в местах бедствия и мн.др., - все это требует серьезной, но быстрой и компетентной проработки. Слишком много горя и крови в этой войне, чтобы тянуть.
Важная опция : в эти дни переговоров и решений Украина должна получить дополнительные гарантии безопасности от стран ЕС - по гарантированному членству Украины в ЕС после короткого срока подготовки, а также - по демилитаризации стран ЕС-НАТО, которые являются поводом для угроз и ультиматумов РФ (прежде всего, страны Центральной Европы, разместившие ракетные комплексы НАТО). Кстати, это и позволит усилить ЕС ту самую субъектность и "стратегическую автономию", о которой так много говорят, но лишь говорят. Это позволяет и от РФ требовать частичной демилитаризации своей западной границы и неразмещения в Беларуси ядерного оружия. Но это уже немного другая история.

Кроме того, уже сейчас нужно готовить инициативу и процедуры проведения условного Хельсинки 2.0. По вопросам новой европейской и континентальной безопасности. Тоже не откладывая, готовить в 2022 году. Союзники в этом у Украины точно будут.
(о миропорядке, архитектуре и системе, новых стратегиях - в соответствующих текстах и немного позже).

Вариант А (а его основные компоненты сейчас все чаще звучат в контексте 1-2 раунда переговоров) - это украинский "брестский мир". Но он решает главное - спасает страну от фрагментации и травм, несовместимых с жизнью самого государства. И евросоюзовская перспектива - очень важный элемент этого выбора.

Б - это если стороны не договариваются, и война продолжается с новой силой. Аргументы украинской власти известны: РФ не выдержит санкций, российское общество входит в свой внутренний кризис, нужно потерпеть и продержаться еще, помощь в виде оружия и добровольцев поступает. Первое и второе - верно, РФ УЖЕ в кризисе. Только проблемы с кризисом наберут силы через месяцы, а война будет катиться по Украине ближайшими днями, охватывая все новые и новые территории.
Вот этот трагичный момент мы обязаны учитывать. Потому что третий аргумент с терпением и помощью может оказаться роковым. Ведь Кремль не остановится. И ввод дополнительных сил, ужесточение конфликта в таком случае более чем вероятны. Тогда уж до предела. Об этом уже предупреждают Украину партнеры с Запада. Трагедии "котлов", гибели новых тысяч военных и гражданских, разрушение инфраструктуры страны и ее экономического потенциала, экологические бедствия территорий дополняться и еще одной угрозой - угрозой рассечения страны на западную и восточную часть, и попытку силовой смены власти. Как это может проходить - даже не буду предполагать, не вижу смысла. Но рассечение - это не просто фрагментация, это угроза "гуляй-поля" и краха государства как государства, на обломках которого будут попытки слепить какие-то новые образования. Судьбы миллионов людей, ставших беженцами, переселенцами, вынужденными мигрантами - просто повисают в воздухе. Не говоря уже о тех, кто будет невольным участником таких переделов "внутри". Вот в этом вижу главную жизненную угрозу для Украины и для нас всех.

Я хорошо понимаю желание и даже требование учитывать вариант В - военной победы над РФ. Признаюсь честно - не вижу достаточных сил для этого. Угроза столкнуть Запад и РФ, НАТО и ОДКБ на украинской территории - это угроза ядерной войны, которая в секунду станет трансконтинентальной. Об этом открыто говорили лидеры ведущих ядерных держав. И поэтому очень осторожны в решениях. Ну а "отжать" силы ВС РФ к границам своими силами - просто не готов оценивать, может кто-то другой сможет это сделать, зная больше и объемней. Поэтому в тексте варианта В - нет.

Вместе с тем.
Власть РФ продемонстрировала свою полную некомпетентность и непонимание того, что собой представляет современная Украина. И я не про элиты (в Кремле привыкли к досье, компроматам и проч.), а именно про Украину как про страну, которая очень изменилась за тридцать лет после УССР. И Украина точно не Россия, несмотря на память, язык, советское и более глубокое прошлое. Украинское общество действительно еще не завершило создание гражданской нации. Оттого так много шатаний, перекосов, бросания в крайности. Но потенциала для этого в украинском обществе на порядок больше, чем в России.

Война с Украиной, применение армии в городах, гражданском секторе, "принуждение к правильной истории", вообще открытая российско-украинская война, сталкивающая на смерть не только армии, но и народы, - это историческое преступление. Независимо от аргументов о судьбе Донбасса.
Я много говорил и писал об этом, повторяться не буду. Не хочу вдаваться и в эту бесконечную полемику про "истории". Если вопрос истории решается ракетами и танками, и гибнут мирные люди, - это уже не про историческую правду. Это - про насилие, жестокость и злодеяние. Поэтому остановить войну, выровнять ситуацию (именно ситуацию, потому что души "не ровняются") - это первостепенная задача для тех, кто за все это в ответе.

Разбираться с решениями и поступками нашей власти сейчас не буду. Важно выйти из войны. Сейчас люди слышат власть, доверяют ее представителям. Но именно власть отвечает за жизни миллионов. Поэтому меньше бы патетики, больше прагматики и адекватности.

Сейчас, когда решения крайне тяжелы, важно восстановить взаимодействие и контакты разных украинских политических сил, элитных групп (те, кто не сбежал, конечно). Власть выглядит "окуклившейся", самоизолированной, а нужен серьезный внутриэлитный диалог. И не когда-нибудь, а буквально сейчас. Пора забыть про рейтинги, их нет на войне. Ведь чем убедительнее будет позиция украинских политиков, представляющих разные регионы и разные настроения, тем понятнее будет людям, почему и какое решение принимается. Не орать, а объяснять. Не агитировать, а аргументировать. Тогда мы сможем избежать внутренних конфликтов. Слишком много крови и оружия, чтобы еще внутри конфликтовать.

Люди ждут мира. Даже самые воинственные - ждут. Даже те, в сердце которых уже стучит "пепел Клааса", - тоже ждут. Потому что можем потерять еще больше.
А нам нужно сберечь страну Украину и людей, потому что одно без другого просто не существует.”
перевод от SGS. ФУКУЯМА:
Собственная страна
- Либерализм нуждается в нации: «Либерализм в опасности. Основами либеральных обществ являются терпимость к различиям, уважение прав личности и верховенство закона, и все они находятся под угрозой, поскольку мир страдает от того, что можно назвать демократической рецессией или даже депрессией. Нет никакого необходимого противоречия между либеральным универсализмом и потребностью в национальных государствах. Возврат в ядро либерализма ценности национального государства является ответом на вызовы вопросов мирного сосуществования.» https://sg-sofia.com.ua/fukuyama-svoya-strana-2022