Marina Akhmedova
6.41K members
201 photos
15 videos
273 links
Авторский канал Марины Ахмедовой
Зам главреда «Русский Репортер» @marinaah
Download Telegram
to view and join the conversation
На Украине 28-летний мужчина похитил мощи Георгия Победоносца из церкви. Хотел исцелиться, вот и взял. Больше всего ржавым ножом слух режет вот эта фраза - "В ходе розыскных мероприятий мощи, добытые преступным путем, изъяты в качестве вещественных доказательств". Есть в ней что-то такое - противоестественное. Но, наверное, так противоестественно все и начинает быть, когда священников таскают на допросы в СБУ, будто своровавших, а саму церковь с треском дерут на части таким же ржавым инструментом
Завершив поисковую операцию по спасению людей, МЧС в Магнитогорске взялось за спасение домашних животных - кошек и собак. "Они тоже живые организмы" - говорят сотрудники министерства. Это называется - Гуманизм.
И хотя я читала жалобы на то, что СМИ и каналы сосредоточились на спасении маленького Вани, не обращая больше внимания на извлеченные тела мертвых, и, таким образом, обесценивают трагедию тех, кто погиб, скажу так: это - неправда. Не обесценивание это и не приуменьшение, совсем нет. Это защитная реакция, если хотите. К тому же... каждый извлечённый живой (даже попугай) усиливал эту трагедию, становясь антиподом смерти - как велика радость о живом, так велико и горе о погибшем. Как велико горе о погибшем, так велика и радость о живом. Понимаете? Была бы безразлична смерть, не было бы и такой радости о спасении жизни. Радость о выжившем усиливала и надежду - вдруг будет еще кто живой. Каждый живой становился сосредоточием надежды, поэтому на Ваню так реагировали - как на чудо, ожидая, что чудо будет еще и еще. Но чудо не повторилось. И горечь от этого больше.
Поэтому давайте и мы не будем плоско судить или говорить просто ради того, чтобы что-то сказать. В тот момент, когда сотрудники МЧС проявляют гуманизм даже к животным
Власти Украины решили разорвать договоры аренды УПЦ с Киево-Печерской и Почаевской лаврами. Интересно, с мощами в пещерах как власть поступит в случае выселения монахов и священников? Как с движимым имуществом? Отдаст? Заберет за долги? Даст попользоваться новым арендаторам?
Сейчас мы, к сожалению, наблюдаем не установление национальной церкви Украины, а разрушение властью веры - общей для всех.
Спасательная операция в Магнитогорске завершена и можно сделать несколько выводов из наблюдений за информационным пространством этих дней (простите, что некоторые из них повторяются с тем, что я писала выше, но я собрала все выводы воедино):

1. Тактика губернатора Дубровского, который, кажется, 24 часа в сутки находился на месте трагедии, сильно отличалась от поведения Тулеева после пожара в «Зимней Вишне». Это говорит о том, что некоторые чиновники начинают учиться на чужих ошибках. Но и, кроме того, говорит о том, что закончилось время кортежей, которые не могут проехать на место трагедии. Социальная обстановка в стране такова, что люди очень остро реагируют на высказывания чиновников, их поведение, а «кортежи» не пропускают ни в какие ворота.

2. Видно, что общественность от трагедии к трагедии сильно солидаризуется и сплачивается. Это говорит о многом. Например, о сильно подорванном доверии к верховной власти. Когда к ней доверия все меньше, люди все больше помогают друг другу сами. Потому что начинают рассчитывать на самих себя и друг на друга.

3. Были попытки запустить фейки, но фейки больше так не кружат головы, как это было с «Зимней Вишней». Уверена, что многие, постившие фейки тогда из добрых побуждений, хотели бы забыть об этом и, наверное, подтерли те посты. Значит, иммунитет к фейкам растет. Можно ли утверждать, что в Магнитогорске произошел теракт? Никак. Мы этого не знаем, как и не знаем обратного. Для меня показателен тот факт, что никто не взял на себя ответственность. Суть терроризма не столько в том, чтобы убить как можно больше людей, а в том, чтобы их запугать, чтобы они боялись выходить из комнаты. И, конечно, террористы в последнее время предоставляли доказательства дел своих кровавых рук.

4. Кто-то пытался раскачать скандал и собрать трафик на том, что все СМИ говорят только о спасенном младенце Ване Фокине, не замечая погибших в этом доме. Но если бы людям были безразличны погибшие в этом доме, то они бы и не радовались так спасению Вани. Скандал глупо не получился. А потому что было ясно: чем больше радость о спасении, тем выше скорбь о погибших. Эта попытка была гнилой по сути.

5. После объявления о прекращении поиска людей, сотрудники МЧС объявили операцию по спасению животных. «Они тоже живые организмы» - так они прокомментировали свои действия. Это – гуманизм. Его в нашем обществе стало больше.
Но миллиардеры объективно не могли сделать всего того, к чему их призывает @Evinokurova Мне, по крайней мере, так кажется, и я думаю, что негоже требовать от людей того, на что они по натуре своей неспособны.
Мне рассказывали про олигарха (не стану называть его известного имени), который заказал в один из своих домов в Москве янтарную комнату. Поскольку я знала исполнителей заказа, то мне были известны и суммы, которые олигарх тратил на ту комнату. Например, там какая-то маленькая штучка (одна из многочисленных незначительных деталей интерьера) стоила 45 тысяч евро.
Я думала об этом человеке. Зачем ему Янтарная комната? Он же побывает в ней от силы раз пять за всю жизнь. У него же слишком много в его домах-музеях комнат, чтобы он успел побывать в каждой.
Он не поинтересовался, каким образом добывается янтарь - его везли с Украины. Это очень грязный бизнес, и сколько людей гибнет на браконьерской добыче янтаря, и как уничтожается этими копателями земля - наша планета. Он просто захотел янтарную комнату. Маленькая быстротечная блажь.
Пространство ю вокруг него искажено, он не видит того, что происходит в нашей реальной жизни - не в его жизни. И те люди, дети и животные, которым Катя призывает помочь, в его «янтарных комнатах» просто не существуют. Он - человек глубоко травмированный деньгами - ничего не знает о их существовании. И не имеет потребности знать.
Что я должна была делать с этой информацией? Только одно - приняв ее к сведению, я перестала покупать продукцию этого олигарха.
А с Клишасом против законопроекта буду помогать

https://t.me/ekvinokurova/7753
Дорогие друзья! Давайте не будем забывать, что главная тема сейчас для нас, православных христиан, - Рождество Христово! Наша радость о пришествии в мир Спасителя. Как бы ни пытались некоторые украинские политики с помощью стамбульского Патриарха украсть Рождество у миллионов верных на Украине - оно все равно наступит. Рождество, а не томос - бумага, являющаяся результатом неуемных политических и личных амбиций. Подписанная в нарушение канонов и потому не обладающая никакой канонической силой. С наступающим Рождеством Христовым!
С интересом слежу за тем, как российское фем-сообщество лепит себе нового идола, простите, жертву. Казахстанская инста-блогер Ширин Нечаева сфотографировалась с голой грудью в национальных украшениях и вызвала негодование казахстанской общественности. Не всей, но какой-то ее особо разъяренной кучки. И поводом, конечно, стала не голая грудь – в Казахстане масса блогеров, которые выкладывают неодетую грудь в Инстаграм. А, конечно же, национальные украшения. Только они и стали поводом возмущения. А девушка – ни разу не борец за женские права. Это говорю я вам – рассерженным представительницам третьей волны радикального феминизма. Напротив, она сочетает в себе все-то, что вам так не нравится и ненавистно. Ну, хотя бы объективизацию своего тела. Но когда фем-сообществу надо погудеть, оно перестает замечать очевидные вещи. А они таковы:
Грудь, еле прикрытая национальными украшениями – это провокация на национальной почве. Хайп был спланирован – если и не умело устроен, то, по крайней мере, правильно скопирован с других хайпов. И совсем не ради межгендерной борьбы, а ради лайков, внимания, подписчиков – короче, всего того, что вам так не нравится.
Конечно, девушка никакого закона не нарушила и имеет право фотографироваться в чем хочет. Другой вопрос, что и люди, находящиеся в своем национально-культурном контексте, будут однозначно возмущаться. Это – предсказуемо. Так что, дорогие мои, если не хотите окончательно маргинализоваться, правильно подбирайте символических жертв и пусть вашим оружием будут не только феминитивы.
Когда в Киеве уже случился переворот, а на майдане отстрелили сотню, которая потом на Востоке станет тысячью, тысячью и еще тысячью, у меня появилась привычка – уходить ночью работать в Кофе-Хауз, который еще был круглосуточным и стоял на самом майдане.
В одну из ночей я сидела там и что-то строчила в ноутбуке. Вошла компания с виду неблагополучных людей и уселась за столик рядом. К ним подошел официант.
- А что ты на русском заказ принимаешь? – спросили его по-украински. – Ты что – москаль, ты не патриот Украины?
Официанту стало ужасно страшно. Мне тоже. Какое-то время (оно показалось мне бесконечным) я наблюдала за унижением этого человека. Я говорила себе: «Видишь как – ты не можешь заступиться за этого человека. Ты сразу же попадешь в такую же ситуацию. И никто тебя не спасет. Поэтому ты только то и можешь, что сидеть тихо и молчать». «Но молчанием, - говорила я себе же, - я предаю человека в себе. Я больше никогда не смогу быть прежней, я стану хуже, ведь я буду знать, что я совершила предательство – не заступилась за того, кто слабей. Вот этим и опасно молчание. Вот этим и ужасно то, что происходит на этом майдане».
- А ну валите отсюда, - сказала я, - пока я не позвонила коменданту сотен.
Я взялась за телефон. У меня был номер коменданта.
Компания к моему невероятному удивлению быстро сдула свой националистический пузырь. Они отстали от официанта.
Но на следующий день, когда я видела, как толпа ведет по майдану человека со связанными за спиной руками чтобы линчевать, я уже промолчала. И с замирающим сердцем отошла подальше – не видеть, не видеть, только не видеть.
Для меня было очевидно, что из моего молчания и молчания многих, в котором мы предавали самих себя, выльется много бед. И одной из них, конечно же, станет автокефалия, которую не дрогнувшей рукой сегодня подписал Варфоломей, впрочем, знающий, что из-за нее прольется кровь.
Тут Владимир Легойда даёт ответы на вопросы о церкви, которые часто задают, но ответов, как правило, слышать не хотят. Ну, есть такие вопросы, которые задаёшь ради того, чтобы произнести сам вопрос, а не ради того, чтобы получить ответ. Их задают и задают. Владимир Романович отвечает и отвечает)
О бриллиантах.

Я не сбрендила, конечно, чтобы ни с того, ни с сего начинать разговоры о бриллиантах. Прочла кое-что. Впрочем, из такого источника, на который внимания лучше не обращать. Но в данном случае не могу не обратить – давно хотела говорить о бриллиантах. А тут – такой повод. Неужели надо упустить?!

Бриллианты я люблю и ношу. Люблю те конкретные бриллианты, которые ношу. У меня их два. По 0,77 карат каждый. Чистые, да. Один я получила, став лауреатом премии «Искра» за лучший репортаж. Накануне я побывала на спецоперации в Махачкале и написала о бандподполье. Второй я получила, снова став лауреатом «Искры», за репортаж «Крокодил», в нем я описала жизнь и смерть людей, пользующихся наркотиком крокодил - дезоморфином. Некоторое время я пожила с наркоманами. Мне совсем не стыдно носить такие бриллианты. Я их заработала.

А что, на мой взгляд, отвратительно и старомодно:

- Утверждение о том, что женщине должно быть стыдно признаваться в том, что ей никогда не дарили бриллиантов. Мне никогда не дарили. И что-то мне не стыдно. Бриллианты – это тот подарок, который может подарить один единственный человек. И этот человек настолько один единственный, что подарки с ним обсуждаются. Странно просить себе бриллианты, когда вокруг много тех, кому нужно помочь, и ты о них знаешь.

- Утверждение о том, что мужчина должен дарить бриллианты. Оно старомодно, от него пахнет молью. Оно вызывает презрение, граничащее с отвращением, еще и потому, что тем самым женщина как будто заявляет – «Я выбрала себе того мужчину, который может дарить крупные бриллианты». Не удивлюсь, если и сам мужчина, понимающий, чем был обусловлен выбор, смотрит на такую женщину как на вещь – временную в использовании.

- Кичиться бриллиантами. В нашей стране многие люди живут за чертой бедности. Их несложно заметить – нужно только посмотреть. Достаточно съездить в регионы и поинтересоваться, чем люди живут, как зарабатывают, из чего состоит их продуктовый набор, ждут ли они скидок в сетевых магазинах для того, чтобы купить себе определенный вовсе не входящий в число дорогих продукт.

Вот в таких социальных условиях рассуждать о бриллиантах – все равно, что бросать спички в сухом еловом лесу. А наша страна сейчас – в какой-то степени сухой еловый лес. Да, из Москвы это не очень видно. Но мне не хочется, чтобы из регионов пришли люди в Москву, давно считающие ее государством в государстве, и затолкали мне в горло пирожное, которое я им есть не предлагала.
Куда теперь ни зайди, везде Путин и дети. Исполняет их мечты, катает на яхтах, летает на вертолетах или просто выходит из машины к девочкам, расплакавшимся от того, что не успели с ним сфотографироваться.
Навязчиво очень администрация отрабатывает образ доброго дедушки. Напрасно надеется поднять то, что упало после пенсионной реформы.
Это не я вам говорю. Это так говорят в «Одноклассниках». А я же тогда буду надеяться, что с Наташей из Сафоново, писавшей Путину письмо и повесившейся после получения своеобразного «ответа» от его администрации, всего лишь вышло маленькое недоразумение. А так доброты Путина хватило бы на всех - и на эту девочку.
Очередной журналистский кейс: IZ.RU публикует текст с заголовком "Патриарх Кирилл призвал отказаться от использования гаджетов". В ФБ издания все обсуждают заголовк и первое предложение заметки, где сказно, что Патриарх именно призвал отказаться использовать гаджеты. Мало кто посмотрит само интервью. А тот, кто посмотрит, увидит, что Патриарх не призывал отказаться от гаджетов. А лишь сказал о том, о чем и без него много говорят: что эт может привести к тотальному контролю над человеком. Судите сами: "— Если продолжить тему свободы, то Вы как-то говорили, что чрезмерное увлечение современными гаджетами ограничивает свободу. Вы что, против технического прогресса?
— Я не против технического прогресса, совсем нет! <…> Христианство не может быть против науки, против научного прогресса, потому что вся история развития науки связана с христианским культурным контекстом. Именно в недрах христианской Европы и развивались научные знания. Но вот что вызывает озабоченность. <…> На человека оказывают сильное влияние два обстоятельства, два целеполагания. Одно — это удобство, и второе — это удовольствие. <…> Те же самые гаджеты — это удобно, это открывает путь к удовольствиям, и в этом смысле гаджет очень привлекателен. Но ведь мало кто знает, а, может быть, даже знают, но не придают этому большое значение: всякий раз, когда вы пользуетесь гаджетом, хотите вы этого или не хотите, включаете вы геолокацию или не включаете, кто-то может точно знать, где вы находитесь, точно знать, чем вы интересуетесь, точно знать, чего вы опасаетесь. Поэтому всемирная сеть гаджетов дает возможность осуществлять вселенский контроль над человеческим родом. И если не сегодня, то завтра могут появиться и методология, и технические средства, которые обеспечат не просто доступ к этой информации, а использование этой информации. Вы представляете, какая власть будет сконцентрирована в руках тех, кто владеет знаниями о том, что происходит в мире? <…> И не должно быть единого центра, по крайней мере в обозримом будущем, если мы сами не хотим приблизить апокалипсис. Поэтому гаджеты хорошо с точки зрения удобства и удовольствия, но с точки зрения контроля над человеческой личностью — это опасное дело.»
http://www.patriarchia.ru/db/text/5337895.html @dddjournalism - в вашу копилку.
Священник потерял сознание рядом с Порошенко во время подписания томоса. Видео доступно в сети.
Украина – конечно, мистическая страна. Траурный венок накинулся на Януковича в 2011 году, и он стал при жизни политическим трупом. В 2014 году во время инаугурации Порошенко ему под ноги свалился в обморок солдат. И сколько солдат украинской армии полегло в Донбассе в тот год. Не хочется теперь даже думать, дурным предвестником чего станет упавший в обморок священник в 2019-м.
Практически все новостные агентства написали об усыплении белого медведя Норда в Таллине. Медведь был подарен Эстонии Россией - Московским зоопарком. Поэтому и новость проходит под заголовками - "Эстония усыпила белого медведя, подаренного Россией". Из чего можно сделать вывод - это она его усыпила из ненависти к России. Отношения между странами - не очень. Заголовок собирает трафик.
Дальше в заметках говорится о хронической ране на лапе, которая вызывала поведенческие расстройства у Норда и которую нельзя было лечить. Действительно ли усыпляют медведей из-за всего лишь раны на лапе? Хотелось бы знать. Жаль, что у изданий, работающих ради трафика впопыхах, уже не остается времени на то, чтобы проконсультироваться со специалистом и дать его комментарий. Совсем недавно это было одной из неоспоримых заповедей журналистики.
"Начнем с того, что Марина Ахмедова — классный репортер. Я даже не знаю, кто может с этим поспорить. Материалы Ахмедовой для «Русского Репортера» всегда имеют свой особый почерк — полное погружение в экстремальные ситуации, неожиданная оптика; ее тексты честные, но без чернухи и всегда с верой в жизнь и в людей. Литературный талант автора очевиден, так же, как и народная любовь. На презентации книги я своими ушами слышала, как молодой человек сказал Марине: я вырос на ваших репортажах, я читаю их десять лет".
Да, было дело, я сначала вздрогнула, когда он это сказал, но потом выяснилось, что парню всего 16 лет) https://gorky.media/reviews/naivnaya-zhivopis/
У нас в храме через дорогу свечница (так я не совсем правильно называю женщину средних лет, которая продает свечи) - больно разговорчива. "Опять прибежала? - так она обычно встречает меня. - А что ты бегаешь? Вчера ж была. Бегает и бегает. Вот...".
Заходя, я чаще всего попадаю на очередь из двух-трех представителей какого-нибудь семейства, с которыми она дотошно обсуждает, какую рубашечку те купят для крестин, мальчика будут крестить или девочку, где крестные ("хоть показали бы!").
- Ну бери, бери, - говорит со вздохом она, когда я не выдержав, обхожу очередь и беру свои три свечи. - Только машинка опять не работает. Так что убирай свою карту. Завтра занесешь. Все равно ты быстро бегаешь.
7-го января 2019 года я снова застала очередь к ней - женщину и очень высокого мужчину.
- Вам очень идет этот цвет, - серьезно сказала свечница ему.
- Желтый что ль? - спросил он.
- Синий, - без привычной своей усмешки ответила она.
Я посмотрела в спину мужчины, одетого в синюю куртку. Ничего желтого, по крайней мере сзади, я на нем не нашла.
Он повернулся ко мне и улыбнулся своей шутке. У него была неестественно желтая кожа, обтягивающая худое костистое лицо, и большие ввалившиеся глаза. Я видела такие лица, поэтому тоже улыбнулась ему.
- А я, между прочим, вчера еще вспоминала вас! - крикнула ему свечница, когда он пошел к иконам. - Еще думаю: посмотреть бы, как химия помогла!
Мужчина обернулся.
- А я верю! - крикнула она. - Я верю, что все будет хорошо!
Подошла моя очередь, я стояла над коробками со свечами и думала - до чего же знаком его взгляд. По одному этому взгляду можно узнать смертельно больного человека. Но как этот взгляд объяснить? Открытый, беспомощный, детский? Взгляд человека, знающего, что он скоро умрет и поворачивающегося к каждому встречному уже без опаски - чего ему теперь опасаться? - чтобы тот успел сделать ему добро, пока еще есть время, или, по крайней мере, улыбнуться.
- Ну что ты свечи не берешь? - заворчала на меня свечница. - Ждешь, пока я тебе их подам? Может, мне еще есть и пить за тебя?
В таких случаях я обычно ей отвечаю - "Уж поем и попью я за себя сама". А она говорит - "Ну в этом-то я не сомневаюсь!".
А в этот раз я промолчала. И она мне тогда сказала - "А я, правда, верю в то, что у него все будет хорошо потому что по-другому верить нельзя".
Не то чтобы я теперь начала отслеживать судьбу всех детей, пишущих письма Путину. Но дело в том, что мне уже эти истории присылают. Псковские издания написали о девочке и ее маме из деревни Томсино. Я видела: в комментариях к статьям люди просят контакты мамы, чтобы собрать на этот мини-трактор. А если бы не было никакого письма Путину, а девочка просто попросила добрых граждан помочь на трактор, то никто бы и не полез со своей помощью. Конечно, Путин не может купить каждой деревенской семье трактор, но речь не о том. А о том, что люди предлагают помощь потому, что маму снова на работе за письмо отругали – как в Сафоново. Действует принцип – «Путин отказал, тогда поможем мы». И это еще одно подтверждение моего тезиса – чем меньше доверия к власти, тем выше уровень сплоченности и взаимовыручки
Госдума поддержала законопроект, приравнивающий распространение в СМИ и интернете недостоверной общественно значимой информации к призывам к экстремизму и устанавливающий за это административную ответственность.
На самом деле, этот законопроект, который как будто борется с фейками, фейки поддерживает и делает все для того, чтобы они жили и крепли. Жизнь показывает: практически все фейки, вброшенные во время последних трагедий, так или иначе довольно быстро были разоблачены и умерли естественным образом. Постепенно растет тот отдел общественного мозга, который отвечает за их распознание. Все это происходит как естественная эволюция человека, резко погруженного в информационное пространство. Зачем же бороться с тем, что общество итак учится фильтровать?
Откуда берутся фейки? Они растут от противного – от вранья пропаганды. Не было бы вранья в телевизоре, не было бы нужды у людей в таком количестве альтернативных источников. Какие-то альтернативные источники оказываются фейкомётами – это неизбежно и тоже вполне себе логичное развитие процесса. И если уж взять фейки и пропаганду, сравнить их между собой, то, честно говоря, противны оба. Нужно что-то третье – то, что будет посередине. Именно вот этого третьего и боятся в Госдуме, и власть именно этого боится. Ведь третье - то, что не пропаганда и не фейк – то, что родилось посередине, будет правдой и той силой, которая способна двигать политические плиты. По сравнению с этим любой фейк – фигня, легкая рябь на воде информационного пространства. Власть это понимает и стреляет своим законопроектом не по фейкам сейчас, а по вот этому зарождающемуся третьему. Однако в результате яростной и отчаянной борьбы Госдумы с фейками у нас постепенно останется только один большой фейк – наша телевизионная пропаганда. Ну еще, пожалуй, некоторые законы – они ведь тоже принимаются без учета реального состояния общества и его социальных проблем. Такие законы тоже можно было бы назвать фейками – они как бы для людей, но на самом деле против людей. Фейк? Фейк. Вполне ясно, что этот законопроект – принятие такой государственной монополии на создание фейков и сильно обнажившийся страх власти перед интернетом. Я бы не рекомендовала демонстрировать свои слабости на публику. Страх – слабость.
Опять моя страница во ВКонтакте заблокирована. В прошлый раз якобы за сбор на кошечек, который, как на зло, пришёлся на самый разгар обсуждения пенсионной реформы. Тогда обе стороны - я и ВКонтакте - сделали вид, что в эту версию поверили. Но с тех пор я не собирала во ВКонтакте на кошечек. Как это грустно
Читаю «Зимнюю дорогу» Юзефовича.

Очень спокойно, без истерик автор рассказывает о гражданской войне прошлого века. Два офицера - белый и красный - движутся на вихрях истории навстречу друг другу, сами пока ещё не зная о существовании друг друга. В какой-то точке они сойдутся.

«Зимняя дорога» очень созвучна тому, что я видела на войне в Донбассе. (Для новых подписчиков: я находилась там три года и знавала почти всех командиров по обе стороны).

Мне нравится, как Юзефович делает выводы - так, будто он и не считает себя право имеющим их делать. Вносит в текст их скромно, будто стесняясь. Не навязывает их, но получается правдиво и глубоко.

А я читаю и спрашиваю себя - «Ну почему, почему в истории человечества все повторяется? Как похожи та гражданская война в России, и эта - в Донбассе. И ведь когда начиналась эта война на Украине, не прошло ещё полных ста лет с тех пор, как закончилась та. Почему же люди не учатся на чужих ошибках, когда они так отчетливо прописаны в истории?».

Я задавала себе эти вопросы, и мне кажется, я нашла на них единственно возможный ответ - «Тот опыт гражданских войн - он общечеловеческий. И так, принадлежа всему человечеству, он может не принадлежать отдельно взятому человеку. К примеру, молодой человек читает книги и из них может почерпнуть горький опыт гражданских войн. Но опытней он не становится. Он жаждет все это сам пережить - в своей жизни, своей кожей. Молодым нужен личный опыт. И это - причина войн. И так из века в век - неопытные новые поколения начинают новые войны».

Впрочем, дух времени захватывает и опытных - тех, кто не хочет воевать, заставляя и их подчиниться новым обстоятельствам. Дух времени оказывается сильнее любого опыта.

Читайте «Зимнюю дорогу»!