Ксения Лурье
1.01K members
323 photos
4 videos
2 files
411 links
Соединяю людей с книгами.

Пишу о книгах то тут, то там (ссылки на статьи и другие литературные проекты будут появляться на канале).

Поговорить — @kseniyalurye

Книжный клуб — https://t.me/joinchat/AAAAAFK67MNKwKdgPxsW9A
Download Telegram
to view and join the conversation
Опубликован длинный список «Большой книги» 2019 года. И пока коллеги-блогеры говорят о том, что в него попало всё, что по сусекам наскребли, или что невозможно сравнивать нон-фикшн и фикшн (комментарии, безусловно, дельные), я порадуюсь этому разнообразию.

Мне нравится, что здесь есть и своеобразный янг-эдалт, который на границе детского и взрослого, что-то такое, для аудитории, для которой писался гениальный «Дом, в котором» Мариам Петросян («Живые и взрослые» Кузнецова, «Калечина-малечина» Некрасовой).

Здесь есть и нон-фикшн, заметьте, не только про Шкловского или Ерофеева, но в том числе и про женщин (Вирджиния Вулф, Лиля Брик — название у книги очень удачное). Есть и социально-направленный нон-фикшн («Наверно я дурак» Клепиковой), и полудокументальный-полухудожественный («Восстание» Кононова).

Если возвращаться к художке, то тут мы найдём тексты про литературу, поэзию и слово («Опосредованно» Сальникова — любимый и, по моему скромному мнению, лучший), про постапокалипсис, неотрывно от классики и Чехова («Остров Сахалин» Веркина), про антинасилие над природой, животными, миром — актуальную тему на Западе, у нас ещё только выпочковывающуюся («Все, способные дышать дыхание» Горалик), острый современный роман («Раунд» Немзер, «Открывается внутрь» Букши), роман-эксперимент с автобиографической подложкой («Призрачная дорога» Снегирёва), ну и по традиции многим известные имена самых продаваемых, больших российских писателей (Пелевин, Водолазкин, Яхина).

Я далеко не всё из списка читала, но рада к примеру, что туда попал Афлатуни и его «Рай земной». Это очень хорошая проза, несколько поэтичная, оттого для кого-то кажущаяся странной — не такая, как обычно все привыкли.

Немного расскажу про роман. Типовая пятиэтажка на краю поля, где в конце тридцатых расстреляли поляков. На разных этажах этой пятиэтажки, как будто бы оторванной от мира людей, живут Натали и Плюша. Девушка со странным именем кошки работает в музее репрессий и читает рукописи православного священника Фомы Голембовского, который, скорее всего, погиб там же, в том поле возле пятиэтажки, около ее нынешнего дома. Роман Афлатуни составлен из коротких кусочков, маленьких заметок и по стилистике напоминает ту же «Призрачную дорогу» Снегирёва, но всё же это другая история: нежная, наивная, благодаря немного юродивой героине, тихая, про природу, историю время и внутренний танец жизни, про вот эти все различные чувства — боль, печаль, гнев, несправедливость, — которые в итоге, во всеобщем сгустке всё равно составляют счастье. Счастье жить.

Ну и да, признаюсь, мне такая проза ближе, чем витиеватая с претензией на интеллектуальность книга Ставецкого «Жизнь А. Г.», которую я пока не берусь обсуждать, так как не дочитала.

Ещё в ближайших планах из списка «Гнев» Ханова и «Рюрик» Козловой (к которой из-за ее предыдущего романа у меня неприятие и предвзятость, посмотрим, сможет ли новая книга эту предвзятость разрушить).
​​Очень редко удаленная работа копирайтером в издательстве дарует максимум удовольствия. Момент настал. Только что я получила перевод первой книги последнего романа Харуки Мураками «Убить командора» (с японского переводил Андрей Замилов) и планирую наслаждаться чтением в майские праздники (не завидуйте, у меня ещё внушительная стопка книг по работе и стопка книг для личного удовольствия — иногда, как сейчас, эти стопки запараллеливаются, и это безусловное счастье).

Насколько я поняла, роман «Убить командора» будет издан в двух книгах, как в японском варианте. В английском он издан в одном тяжеловесном томике.

Кстати, год назад с этим романом Харуки Мураками случился скандал. Эту книгу было приказано снять со стендов очень важной для Азии книжной ярмарки в Гонконге, которую ежегодно посещают порядка миллиона человек. Причина удивительная — местная комиссия по печатным изданиям признала эту книжку порнографией.

В результате книжку на ярмарке продавать, правда, разрешили, только в плотно заклеенных пластиковых пакетах и с пометкой, что роман содержит непристойный контент и запрещен для лиц младше 18 лет.

Так что пойду и я проверю роман на порнографию (вот теперь можете завидовать).
​​И все-таки не могу избавиться от мысли, что «Погребенный великан» Нобелевского лауреата Кадзуо Исигуро так или иначе повлиял на сценаристов «Игры престолов» или на Мартина, если тот подсказал сценаристам основной смысл победы Короля Ночи — убить Брана, то есть погрузить мир в беспамятство.

Только что досмотрела третью серию финального сезон, раз пять пересмотрела финальный эпизод, потому что это было так неожиданно и так красиво (а ещё мой любимый персонаж спас всех, как тут не радоваться). Поражаюсь, как же режиссёры и сценаристы достигли нужного эффекта затянутости и напряжения в течение целого часа. Переслушиваю саундтрек. Восхищаюсь актерской игрой и умением свести множество сюжетных ниточек в какую-то систему жертвенности, где каждый герой оказывается на том самом месте, к которому он шёл все долгие годы, сквозь боль и потери. Но всё равно мысль о влиянии Исигуро не отпускает. Почитайте «Погребенного великана», если ещё не. Это лучшая легенда о теме памяти и беспамятстве. Правда, если в «Игре престолов» ясно, что память обязательно должна победить, то роман Исигуро привносит некую неуверенность в данное утверждение.
​​​​Главный редактор издательства «Фантом Пресс» Игорь Алюков опубликовал прекрасную обложку нового сборника рассказов Этгара Керета в переводе Линор Горалик «Внезапно в дверь стучат». Напомню, что книгу мы ждали к нонфику, а теперь получим на книжном фестивале на Красной площади. Там же, если всё пойдёт по плану, 8-9 июня сможем увидеть самого Керета.

Рассказы Керета прекраснейшие, смешные, грустные, мимолётные, искренние, счастливые (я говорю о них, как о людях, и это так — они живые).

Хочу отдельно подчеркнуть шикарную обложку. Андрей Бондаренко снова делает прорыв в книжном дизайне. Еще совсем недавно я думала, где все эти амарантово-пурпурный, горько-сладкий, дикая клубника, аквамариновый Крайола, берлинская лазурь, византийский, королевский синий и карибский зелёный по Pantone? Где? Заходишь в книжный и всё так приглушённо и чинно. Где мода на цвет? Вот оно, наконец-то! Обложка розового цвета — цвета ягодной пастилы, щербета, гвоздики, цвета «пощекочи меня», вот ровно так, до слез и смеха, что и делают рассказы Керета. Ро-зо-вый!

А ещё там целых две фотографии Керета, и они вписаны в дизайн. Вот вы когда-нибудь видели, чтобы с фотографией автора книги делали такое? Когда фото писателя не просто так для галочки, а работает на смысл и привлекает внимание? Я — нет. Но теперь уже — да.

Чудно.
Прочитала то ли роман, то ли сборник пронзительных рассказов мексикано-американской писательницы Сандры Сиснерос «Дом на Манго-стрит».

Я знала о Сиснерос раньше, но к ее самому известному роману «Дом на Манго-стрит» (тираж — более 6 миллионов экземпляров, переведен на более чем 20 языков) пришла только сейчас. Она начинала как поэтесса и только позже пришла к прозе, которая была для нее побегом от реальности, пристанищем, позволяющем вспомнить и осознать то, что она пережила и рассказать об этом каждому. Ведь миллионы человек до сих пор живут в бедности, сотни тысяч женщин и девочек подвергаются насилию из-за того, что насилие — норма в той среде, где они растут.

Сандра Сиснерос родилась в гетто в Чикаго в 1954 году. В своем творчестве Сандра исследует формирование идентичности чиканы (так называют мексиканцев, проживающих в США), изучает проблемы, возникающие между мексиканской и англо-американской культурами, включая женоненавистническое отношение и проблему бедности.

«Дом на Манго-стрит» начинается весьма безобидно — девочка вместе с семьей переезжает в новый дом с распухшей дверью, окнами-щелочками и крошащимися красными кирпичами. Каждая небольшая глава занимает от одной до пяти страниц. Каждая посвящена одному маленькому событию или новому персонажу. Мы знакомися с одноклассницами и подругами героини и постепенно понимаем, насколько мир, в котором она живет, опасен для девочек. Везде их подстерегают опасности и даже благополучно выйдя замуж (т.е. исполнив мечту родителей, да и свою — сбежать из опасного места), можно подвергаться побоям, сидеть взаперти в квартире, боясь выйти из дома, получить мужа-алкоголика или стать вдовой.

«Отец хочет, чтобы дочь стала телеведущей и вела прогноз погоды либо вышла замуж и родила детей. Но она не хочет становиться телеведущей. Или выходить замуж и рожать детей. Не сейчас. Возможно, позже, но пока жизнь полна вещей, которые нужно сделать. Путешествовать. Научиться танцевать танго. Написать книгу. Пожить в других городах. Выиграть грант Национального фонда искусств. Увидеть северное сияние. Выпрыгнуть из торта».

Здесь нет послесловия, потому что оно выглядит как отдельная глава под названием «Мой родной дом». Героиня превращается в автора и рассказывает о том, какой она была девочкой, как она смогла выбраться из нищеты и как ее творчество, поэзия и рассказы о детстве помогли ей купить дом с винтовой лестницей, ведущей в собственный кабинет, как у Исабель Альденде, где Сиснерос теперь пишет свои истории и стихи.

Удивительно, но по силе, пронзительности и искренности вот этот «реальный» рассказ, где ты уже знаешь, что автор говорит про себя и про свою жизнь, а не пишет от лица маленькой девочки, — самый сильный. Быть может потому, что ты понимаешь, как сложно заработать на хлеб творчеством. Быть может потому, что таланта не хватит, чтобы пробиться (Сиснерос шутит, что лучшие друзья женщин-писателей — это не бриллиианты, а литературные агенты). Быть может потому, что всё для Сандры уже позади. Быть может потому, что она исполнила свою мечту, когда никто в нее не верил. Но на своей первой встрече-конференции писателей она была все еще единственной женщиной с темной кожей среди белых цисгендерных мужчин.

Но даже тогда она по-прежнему боится.

«Чего боится девушка на фотографии? Она боится идти от машины до квартиры поздно вечером. Она боится звуков драки, доносящихся из-за стен. Она боится влюбиться и остаться в Чикаго навеки. Она боится призраков, глубокой воды, грызунов, темноты, вещей, которые движутся слишком стремительно, — машин, самолетов, собственной жизни. Она боится, что придется вернуться в родительский дом, если не хватит храбрости быть одной».

Отличные рассказы. Краткие, емкие, лаконичные. Отличное послесловие, в котором важно подчеркнуть вот эти размышления об искусстве и писательстве с множеством риторических вопросов, на которые я не буду пытаться отвечать, вот этот вот абзац:
​​«Как же искусство может изменить мир? Об этом в Айове никогда не говорили. Должна ли она учить студентов писать стихотворения, в то время как все, что им действительно необходимо знать, — это как постоять за себя? Может ли произведение Малкольма Икс или Гарсии Маркеса уберечь их от их каждодневных проблем? И как быть с теми, кто отстал от школьной программы настолько, что не может осилить даже детскую книгу от Доктора Сьюза, но в то же время так хорошо рассказывает устно, что она вынуждена за ними записывать? Должна ли она забыть про писательство и заняться чем-то полезным, например, медициной? Как она может научить студентов распоряжаться своей судьбой? Она любит этих студентов. Что ей сделать, чтобы защитить их?»
Сегодня у моего дедушки юбилей 80 лет. Подарили картину-коллаж, где все мы — дети, включая взрослых. Меня абсолютно легко распознать. Forever young, книжки forever!
Книжный шлак

С тех пор, как я работаю в издательстве копирайтером (скоро будет год), я читаю очень много шлака.

Раньше я думала, что каждая книга нужна, ведь кому-нибудь она да понравится. Теперь считаю, что плохо написанные книги (= или же отвратительно переведённые, недавний печальный пример, до сих пор ножом по сердцу — «Мой год отдыха и релакса» Отессы Мошфег) обкрадывают вас. Они отнимают не только 2-4 часа вашего времени, которое можно было бы потратить на чтение чего-то действительно хорошего, одухотворяющего или полезного. Они ещё и отбирают у вас способность видеть, какой текст хорош, какой не очень, что стоит читать, а что нет.

Это знаете, как с окружением. Говорят, что чтобы добиться важной цели, зарабатывать значительно больше или осуществить мечту, например, написать сценарий к сериалу, необходимо сменить своё окружение. Проще говоря, чтобы быть проактивным, надо общаться с проактивными людьми. Чтобы быть счастливым — со счастливыми. Чтобы смело мечтать — с теми, кто не боится самых смелых идей и генерирует их ежедневно.

Так вот, чтобы хорошо разбираться в литературе и уметь критиковать, надо читать качественную литературу, а не только сплошной шлак и книги, написанные по шаблонам (этим часто грешит young adult или жанровая литература).

К чему это я?

Да просто сейчас опять мучаюсь с прочтением шлаковых книг, устала и хочется на них поругаться. Решила спустить собак в своём телеграме, правда называть книги я не буду, конструктивной критике мне только учиться и учиться (дорасти до «Стоунера» @stoner_watching_you пока ещё не получилось), да и не обижать же фанатов.
Кстати, новый Мураками необычайно хорош. А иностранные обложки — это какое-то торжество. Книга как предмет искусства, коллекционный предмет.
Перечитываю «Иуду» Амоса Оза к сегодняшней встрече книжного клуба (кстати, приходите, кто внезапно свободен, читал и хочет обсудить — в 16:00 в павильоне Книги на ВДНХ) и снова нестерпимо хочу в Израиль. Один из самых сильных, невероятных, настоящих романов в моей жизни.
В прошлую субботу было, на мой взгляд, одно из лучших обсуждений книжного клуба. Мы говорили о последнем романе Амоса Оза «Иуда» (изд-во «Фантом Пресс» в переводе Виктора Радуцкого), который я бесконечно люблю и наслаждаюсь при каждом перечитывании (надо сказать, что из-за нехватки времени я редко могу себе позволить что-то перечитывать с таким восторгом, обычно всё на бегу и без промедления, а тут счастье остановиться и читать-читать-читать, забыв обо всём).

Конечно, тема предательства — тема сложная. Абсолютно ясно, что каждый герой в романе так или иначе выступает предателем для кого-то близкого, для своей семьи или для нации в целом (Абрабанель, кажется, «преуспел» и в том, и в этом). Но мы затронули эту тему, пытаясь понять каждого героя, погрузившись в тёмную атмосферу дома, где кроме двух людей (на несколько месяцев зимы трёх) живут призраки тех, кого невозможно отпустить, забыть, оставить.

Основные споры вызвал главный герой вечный студент Шмуэль Аш и его взросление. Кто-то считал, что он остался прежним инфантильным мужчиной, полуребенком, а кто-то — что он однозначно повзрослел к финалу. Я держусь второй точки зрения, более того, этот дом для Шмуэля — это перерождение, не зря при первом посещении дома автор сравнивает тёмные коридоры, по которым Шмуэлю надо пройти к свету, с утробой.

Это обсуждение заставило меня пересмотреть отношение к дому, где живут Гершом Валд и Аталия. Если раньше я была заинтересована этой таинственностью, которая пропитывает коридоры и комнаты ветхого дома, то теперь дом ассоциируется у меня со смертью и с запустением. Это место, пройдя сквозь которое, Шмуэль должен выжить, то есть уйти, покинуть дом и тех людей, которые стали для него как родители, то есть повзрослеть. Останься он, и погибнет.

Кто-то пришёл на обсуждение, не дочитав роман, и после встречи признался, что словил массу спойлеров. Но по мне в этой книге не существует спойлеров, это такой вязкий, полнокровный, магический, живой текст, что читать его — чистое наслаждение.

А в следующий раз мы обсуждаем «Эйфорию» Лили Кинг. Прикрепляю ссылку на регистрацию.

https://fgbuk-gmvts-rosizo.timepad.ru/event/966331/
Записалась на openedu.ru на курс по современной русской литературе от СПбГУ. Там есть мой любимый Шишкин, по творчеству которого я писала диплом.
В фейсбуке Анастасия Завозова просила поделиться (https://www.facebook.com/1550614636/posts/10218913051767887/) последним прочитанным, рассказав, что в последнее время какую бы она книгу ни взяла в руки, всё не то.

Я написала о том, что перечитала «Иуду» Амоса Оза и наслаждаюсь последним романом Харуки Мураками «Убить командора». Эти книги сейчас спасают меня от многочисленного книжного шлака и текстов, заставляющих громко вздыхать и закатывать глаза.

А потом поняла — и Мураками, и Амос Оз, по сути, пишут раз за разом один и тот же роман, совершенствуя своё мастерство.

К примеру, герой «Иуды» увалень-добряк Шмуэль Аш очень похож на Фиму из одноименного романа, который периодами то такой же восхищенный щенок, то большое пуховое одеяло, раскинувшееся на кровати без возможности сдвинуться с места, встать и что-то начать делать.

А у Харуки Мураками сюжеты романов состоят из вечно повторяющихся деталей: главный герой переживает расставание с женой, которая внезапно исчезает или уходит куда-то; обязательно должны присутствовать девушки с особенностями, вроде примечательная мочек ушей, а также коты, магические сновидения, спагетти и джаз, а ещё тёмные субличности вроде человека без лица или какого-нибудь родственника, занимающегося таинственными темными делами и какое-то невероятное место вроде колодца («Хроники заводной птицы») или одинокого дома в горах, по одну сторону которого светит солнце, а по другую льёт дождь («Убийство командора»).

И вот вроде раз за разом читаешь один и тот же текст, но всё равно интересно и оторваться невозможно. Так что все эти сюжеты (и спойлеры) — вообще не такое главное, как кажется, настоящий роман — это язык/мир, в который хочется возвращаться.
Для любителей «Одинокого города» Оливии Лэнг, попыток отскрести от песка и ила некогда забытые воспоминания, плыть по реке памяти — ждите, совсем скоро, этим летом, можно будет окунуться в дебютный роман Лэнг о ее паломничестве на реку Уз в графстве Суссекс, где 28 марта 1941 года утопилась Вирджиния Вулф. Книга о волнах памяти.
Порой фейсбучная лента по-литературному смешит и радует.
Еееее!!! Я вот долго думала, кто бы смог, перебирала варианты, но такое — это прям подарок.
Forwarded from Книги жарь
Все-таки фильм https://bit.ly/2E753cQ

А правда есть что-то общее в поэтике современности у Сальникова и у Серебренникова в том же "Изображая жертву", например

#новости_жарь
​​​​Без мнимых спойлеров. Не читайте, если трепещите по поводу малейших намеков на сюжетные детали последнего сезона «Игры престолов».

Дичайше разочарована финальной серией. Такое чувство, что сценаристы считают зрителей за дураков и так явно и без намёков проделывают вот это всё с железным троном. Нет, я думала, что подобное произойдёт, но не так же буквально это вот показывать?! Ну и новые советники нового короля/королевы (так уж и быть, зашифруюсь) — это тоже бесконечно наивно.

Два момента понравились мне в финале: как разрешилась судьба Арьи (кажется, этот герой навсегда останется для меня самым любимым) и как все посмеялись над предложенной Сэмом демократией — интеллигенция явно не готова отдавать бразды правления народу. В остальном печаль. И Джона Сноу бесконечно жаль, конечно. Хотя вот эти противопоставления между Новым и Ветхим заветом в сериале как бы говорили, что у него все равно спокойной жизни не будет. Делаем вывод — сразу бери то, что твоё по праву, даже если пока не знаешь, что с этим делать, потом разберёшься.

Прощай, грандиозный сериал, очень жаль, что ярчайший, местами артхаусный, независимый продукт в последние годы превратился в масс-маркет. Одна надежда на Мартина и на то, что он успеет дописать жёсткую и более реалистичную историю.
В общем, тут такое дело. Практически все знают, что я веду книжный клуб в павильоне Книги на ВДНХ. В эту субботу состоится восьмая по счету встреча. Ссылка на регистрацию:

https://fgbuk-gmvts-rosizo.timepad.ru/event/966331/

И тут я задалась вопросом, а надо ли проводить книжный клуб летом. Всё, собственно, зависит от тех, кто приходит. Поэтому если вы точно знаете, что хотите посетить наши обсуждения, то напишите мне в личные сообщения @kseniyalurye развёрнутую петицию или просто нажмите на кнопочку голосования внизу.

Напоминаю, что книжный клуб бесплатный. Обсуждения проходят свободно в уютной обстановке. Это не лекция, а именно общение. Я выступаю как модератор, задаю вопросы, говорю о книге на равных. Мне не нравится лекционный формат в книжных клубах, поэтому хочу именно это подчеркнуть.

Ну и в общем, тут такое дело, что я вновь не уверена, буду ли осенью в Москве, поэтому если мы примем решение книжный клуб на лето закрыть (всё пока в подвешенном состоянии и зависит от собственно вас, тех, кто хочет ходить), то встреча в эту субботу будет последней.

Собственно, послезавтра я ещё поговорю с организаторами и всё точно решится, и я во всеуслышанье объявлю: «Да! Продолжаем» или «Извините, но как бы всё, трон сгорел». А пока что у нас тут демократия, в отличие от вселенной «Игры престолов», и я вас, собственно, спрашиваю. Каждый голос будет учтён. Голосуйте, если точно уверены, что будете/ не будете посещать наши встречи.