Bunin & Co
4.88K members
15 photos
2 files
203 links
Политическая аналитика от экспертов Центра политических технологий им. Игоря Бунина
Download Telegram
to view and join the conversation
Молдавия: двухмесячный протест идет на спад?

26 и 27 августа в центре Кишинева проходили очередные акции протеста против правящего режима олигарха Влада Плахотнюка и пророссийского президента Игоря Додона. Не в первый раз их инициаторами стали проевропейские партии «Платформа «Достоинство и правда» адвоката Андрея Нэстасе и «Действие и солидарность» бывшего министра образования Майи Санду.

Нэстасе 3 июня на выборах мэра Кишинева победил во втором туре кандидата от социалистов, но судебные инстанции отменили результаты голосования по формальным основаниям. После этого несостоявшийся мэр и его политический союзник Майя Санду сформировали Движение национального сопротивления «ACUM» и с 20 июня провели в Кишиневе серию акций протеста.

В целом новую протестную акцию проевропейской молдавской оппозиции нельзя назвать успешной. Людей собралось гораздо меньше, чем рассчитывали Нэстасе и Санду – не более 10 тысяч в воскресенье и пару тысяч в понедельник - в День независимости. Лидеры оппозиции принимали решение о массовой манифестации 26 августа еще в июне, когда предполагалось, что парламентские выборы будут в ноябре. Была надежда, что акция накануне Дня независимости положит начало протестной волне, которая продолжится до дня выборов. Но выборы назначили на 24 февраля 2019 года. В этой ситуации объявленный митинг с уже приевшимися лозунгами (отставка правительства, признание результатов выборов мэра Кишинева, отмена закона о переходе к смешанной избирательной системе, благоприятствующей партии Плахотнюка и Партии социалистов) не стал средством мобилизации сторонников подлинной европейской альтернативы.

Обращает на себя внимание еще одно обстоятельство. Президент Додон, который до избрания участвовал в совместных с партией Нэстасе уличных акциях против коррупционного режима, однозначно осудил протесты 26-27 августа. Он назвал их «позором для демократии» и отметил «опасность для страны, если эта ненависть и хаос переместятся с улицы в парламент». Обвинения со стороны Нэстасе в том, что Додон действует в политической связке с Плахотнюком сейчас уже не кажутся необоснованными.

Александр Ивахник
О заявлении Павла Дурова

1. Ключевой вопрос во взаимодействии Интернет-компаний и спецслужб – это принцип компромисса между свободой и безопасностью. Полная конфиденциальность невозможна – но есть механизм, позволяющий цивилизованно решать проблему. Это передача информации по решению суда, причем в отношении лиц, подозреваемых в терроризме. Не в оппозиционной деятельности, не в оскорблении чьих-либо чувств, даже не в «экстремизме по-российски» (где экстремистом может стать любой резко высказывающийся человек), а именно в терроризме. Другого, лучшего средства не найдено. Причем сам этот подход вырабатывается в условиях диалога, где государство и компании (в том числе крупнейшие транснациональные) ведут диалог и приходят к договоренностям.

2. Главные особенности современной России в этой сфере – приоритет темы безопасности и, как следствие, стремление вывести эту тему из сферы компромиссов в сферу жесткой иерархии (правоохранители требуют, компании исполняют). Плюс крайне расширительное понимание безопасности. При этом есть готовность большей части общества к тому, чтобы принять аргументацию силовиков. «Мы люди маленькие, нас это не касается», «мы ничего не нарушаем, поэтому пусть нас читают», «читать же будут свои, а не чужие» - такие аргументы восходят еще к советскому времени. Против выступает модернистская часть общества, которая составляет активное и ресурсное меньшинство.

3. Вариант, предложенный Дуровым, может быть реализован в России только при пересмотре подхода к теме безопасности на основе баланса интересов. В противном случае, он не будет работать. Признание доминирования силовиков лишит Дурова доверия пользователей – причем не только в России – на что он пойти не может. В то же время для того, чтобы компромисс был принят силовиками, необходимо политическое решение.

Алексей Макаркин
Об обращении Владимира Путина

1. Принятие на себя политической ответственности за реформу – теперь это не «реформа либералов», не «реформа Медведева». Акцент на вынужденности и безальтернативности пенсионной реформы и на возможных выгодах для граждан от повышения пенсий. Подчеркнутый отказ от популизма. Возврата к прогрессивному подоходному налогу не будет. Дополнительного обложения «нефтянки» тоже не будет. Продавать здания пенсионного фонда никто не будет (эффектно, но бессмысленно – да еще неясно, кто купит). Апелляция к экспертному мнению. Во многом аргументация Кудрина.

2. Смягчающие меры. Сохранение привычного пятилетнего разрыва между мужчинами и женщинами (в то же время «снижения повышения» для мужчин не произошло – «подарки» носят лимитированный характер, обусловленный состоянием бюджета). Восьмилетний лаг был заложен в реформу заранее как создающий возможность для «плановой уступки». Поощрение многодетных. Льгота для тех, кто выходит на пенсию в ближайшее время. Введение понятия «предпенсионный возраст» и трудовые гарантии – более жестко чем то, о чем говорил бизнес (предусматривается уголовная ответственность за нарушение трудовых прав). Преференции не только для народов Крайнего Севера (что было в предложениях «Единой России»), но и для селян (с 30-летним стажем работы в сельском хозяйстве). Уменьшение стажа для досрочного выхода на пенсию. Сохранение федеральных льгот – но на переходный период. Сохранение региональных льгот – скорее всего, тоже на это время (это компетенция региональной власти).

3. Главным адресатом выступления были «свои» - то есть сторонники власти, которые голосовали за Путина в марте, недовольны реформой, но не отказывают президенту в поддержке. Они готовы слушать рациональные аргументы, хотя и не во всем с ними соглашаются – и могут услышать президента. Сейчас по ВЦИОМу рейтинг одобрения деятельности президента 64% - этих людей Путин сможет удержать на своей стороне.

Алексей Макаркин
Орбан и Сальвини: альянс перед выборами в Европарламент

Во вторник в Милане встретились два европейских политика крайне правого толка, находящиеся у власти, – венгерский премьер Виктор Орбан и итальянский вице-премьер и глава МВД Маттео Сальвини. Внимание к встрече было приковано именно в силу того, что ее участники определяют политику своих стран по горячей проблеме миграции и в отношениях с Евросоюзом. Орбан не постеснялся оградить южную границу Венгрии забором из колючей проволоки, наотрез отказался принимать беженцев по квоте, утвержденной в Брюсселе, а недавно провел закон об уголовной ответственности за помощь нелегальным мигрантам. Сальвини игнорирует гуманитарные принципы миграционной политики ЕС, закрыв итальянские порты для судов с мигрантами из Северной Африки.

Вообще-то между Италией и Венгрией есть противоречия как раз по проблеме мигрантов. Рим настаивает, чтобы беженцы, попадающие в страну из Африки, сразу перераспределялись по другим странам ЕС. Будапешт игнорирует такие требования. Но Сальвини и Орбан умолчали об этом противоречии ради утверждения общего антимигрантского курса и общей критики решений Брюсселя. Они договорились о совместных усилиях по формированию всеевропейского альянса, который, по словам Сальвини, изолирует левые партии и вернет в центр политической жизни консервативные ценности. Такой альянс должен помочь добиться успеха на выборах в Европарламент, которые состоятся в мае следующего года.

Любопытно, что оба правопопулистских лидера назвали в качестве главного политического противника президента Франции Эммануэля Макрона, который говорил о намерении создать перед выборами в Европарламент широкую центристскую коалицию, отстаивающую ценности европейской демократии. Похоже, предстоящие выборы будут иметь как никогда большое значение для будущей политической конфигурации внутри ЕС. А Виктор Орбан, в последние годы уже создававший Брюсселю серьезные проблемы в качестве лидера Вышеградской группы, получив в союзники Италию, сможет резко увеличить политический вес правоконсервативных сил в институтах Евросоюза.

Александр Ивахник
Слухи о возможном переходе Сергея Шойгу на пост спикера Совета Федерации интересны в двух аспектах.

Во-первых, в связи с возможными большими перестановками в силовых структурах. В очередной раз обсуждается судьба Александра Бастрыкина (и СКР в целом) и Владимира Колокольцева.

Во-вторых, с «операцией Преемник», одним из вариантов которой является создание некоего аналога Политбюро в виде Госсовета. К этой идее периодически возвращаются, хотя решения так пока и не принято. И Шойгу в этом случае может стать одной из ключевых фигур Госсовета.

Вариант же непосредственного преемничества выглядит маловероятным – в 2024 году Шойгу будет 69 лет. Преемник же, скорее всего, будет существенно моложе.

Алексей Макаркин
ЕС намерен отказаться от перехода на зимнее и летнее время - об этом заявил Жан-Клод Юнкер. Основаниям для таких планов стали результаты беспрецедентно широкого онлайн-опроса европейцев на эту тему. В опросе, проведенном в разных странах ЕС в июле–августе, приняли участие 4,6 млн человек (из них 3 млн в Германии). Свыше 80% участников опроса высказались за отмену перевода стрелок часов дважды в год на один час. При этом большинство респондентов считают, что в течение всего года должно оставаться летнее время. Ранее Еврокомиссия пришла к заключению, что использование зимнего и летнего времени приносит лишь минимальную экономию энергии.

Правда, окончательное принятие решения об отмене перевода стрелок может и затянуться. После Еврокомиссии оно должно быть утверждено Европарламентом и всеми странами-членами ЕС. Европарламент не станет противиться столь явно выраженному общественному настрою, а вот среди государств, входящих в союз, консенсуса пока нет.


Таким образом, в кои-то веки Европа идет следом за Россией. Но с одной большой оговоркой. У нас навечно ввели зимнее время, сократив преобладающему большинству людей, живущему в городах, возможность заниматься делами и просто ходить по улицам при дневном свете. В Европе хотят прислушаться к мнению граждан. Но в чем-то мы сблизимся: разница во времени между Россией и Европой будет минимальной круглый год.

Александр Ивахник
Московский и Константинопольский патриархи поговорили в Стамбуле об автокефалии Украинской православной церкви. Судя по формулировке митрополита Галльского Эммануила (одного из самых влиятельных константинопольских иерархов), Константинополь ориентирован на предоставление автокефалии – речь идет об имплементации этого решения. Предложение Московского патриархата организовать международную конференцию с учеными докладами энтузиазма у Константинополя не вызвало, так как речь шла о затяжке времени без всяких обязательств.

Другое дело, что имплементация – то есть провозглашение автокефалии – может завершиться уже осенью, но это очень рискованный шаг, угрожающий расколом в православном мире. Кроме того, неясно, кому именно дать автокефалию. Митрополит Онуфрий хочет остаться в Московском патриархате. Неканонический патриарх Филарет, наоборот, желает возглавить автокефальную церковь, но он слишком скандален. В то же время информация агентства Associated Press о попытках взлома электронных почт трех влиятельных константинопольских митрополитов (в том числе и Эммануила) группировкой Fancy Bear, которую связывают с Россией, не прибавила теплоты в и без того прохладных отношениях между Москвой и Константинополем.

В связи с этим возможен вариант поэтапной имплементации. А именно – на первом этапе учреждения Киевской митрополии, подчиненной Константинополю и призванной стать центром притяжения для сторонников автокефалии. Понятно, что Филарет в нее не вписывается – он же не захочет быть разжалованным из патриарха в митрополиты. Но многие его подчиненные перейти могут. А дальше можно действовать по ситуации – этапов может быть много. Москве такой вариант тоже сильно не понравится, но и глобальный раскол из-за него значительно менее вероятен, чем в результате немедленного предоставления автокефалии.

Алексей Макаркин
Гибель Александра Захарченко вряд ли что-то принципиально изменит в российско-украинских отношениях - они уже испорчены. В то же время для обеих сторон широкомасштабные военные действия запредельно рискованны. У Украины для этого нет достаточных сил, в России же подобные события могут обрушить экономику, неготовую к мобилизации.

Возможны попытки продвижения украинской стороны в «серой зоне» (в частности, в районе Горловки) и закрепления на более выгодных позициях – но это происходило и раньше. Для зашедшего в тупик мирного процесса фигура Захарченко была не ключевой – как лидер он был сильнее совсем уж слабого экс-лидера ЛНР Игоря Плотницкого, но степень его самостоятельности все равно являлась ограниченной. Что касается преемника, то Александр Ходаковский – это самый обсуждаемый вариант, но далеко не самый реальный. В случае его прихода придется существенно менять немалую часть конструкции власти в ДНР, в том числе силовой – далеко не факт, что на это пойдут.

Алексей Макаркин
Русский Forbes в новых руках: что изменится?

У русской версии журнала Forbes второй раз за три года сменился владелец. Нынешняя сделка по покупке издания выглядит необычно: до последнего момента она держалась в секрете как от журналистского сообщества в целом, так и от сотрудников издания, при этом была проведена масштабная подготовка к самой сделке и ее «правильному» пиар-сопровождению. Договоренность с руководством американского Forbes и с предыдущим владельцем, колонка на РБК в день покупки издания, возвращение Мазурина и всей редакции, приглашение в совет директоров Осетинской, Муртазаева и Кашулинского – говорит как минимум о серьезной подготовке и желании дистанцироваться от прошлого и от обвинений в возможном вмешательстве в редакционную политику. На данный момент ситуация выглядит как полная и безоговорочная «победа» редакции над предыдущим собственником – она настроена позитивно по отношению к новому собственнику и после редакционного собрания нормальная работа издания будет восстановлена.

Однако остается ряд серьезных вопросов – это характер бизнеса Мусаева, который сотрудничал с братьями Магомедовыми, степень готовности Мусаева обеспечить стабильное финансирование издания, а также отсутствие у него опыта медиа-бизнеса (есть немало прецедентов того, что политические риски и непонимание специфики издательской сферы вели к конфликтам между собственниками и журналистами).
Медведев: побег от реформы?

Основная версия «исчезновения» Медведева – нежелание связывать свои имя с непопулярной пенсионной реформой. Рейтинги премьера и его правительства уже существенно снизились – и теперь есть перспектива того, что Медведев будет прочно и надолго связан с пенсионной реформой. Известно, что Медведев не привык к принятию непопулярных решений – в качестве президента он стремился понравиться и либералам, и консерваторам, делал шаги навстречу и модернистским слоям общества, и Русской православной церкви. Как глава правительства он также старался избегать мер, которые могли бы вызвать сильное общественное недовольство. Теперь же пролонгация его полномочий в качестве премьера была обусловлена реализацией пенсионной реформы и повышением НДС – и возникает вопрос, насколько Медведев может «держать удар».
Путин-Алиев: итоги встречи

Сенсации не случилось. На переговорах между Владимиром Путиным и Ильхамом Алиевым 1 сентября не обсуждалось членство Азербайджана в ОДКБ, как не было достигнуто соглашений о каком-то интеграционном сотрудничестве. Итоги встречи скромнее. Подписано 16 документов, касающиеся энергетики, таможенного регулирования, трансграничных отношений, промышленного производства, а также каспийской темы.

Однако в канун встречи президентов в азербайджанских СМИ активно обсуждалась тема возможного вступления их страны в ОДКБ. Но никаких реальных шагов на этом пути сделано не было. В чем же причина такого интереса? Очевидно, Баку пытается извлечь максимальную пользу из нынешней ситуации в армяно-российских отношениях. Москва не слишком довольна тем, как новые власти пытаются произвести «расчет с прошлым». После прихода к власти Пашиняна в Армении значительно выросла роль гражданских активистов, которые в своем отношении к Москве свободны от условностей кабинета министров. Этот фактор также вносит определенную раздражительность. Кремль не стремится к какому-то радикальному пересмотру отношений, как не хочет их и Ереван. Но имеющимися проблемами искусно пользуется Баку. Отсюда и тезисы о самом надежном партнере России в Закавказье, звучащие из уст близких к азербайджанской власти экспертов. Но все это выглядит, как зондирование почвы, а не серьезный геополитический разворот.

Азербайджан адекватно оценивает свой экономический потенциал. Он самый сильный в Закавказье. И позволяет республике проводить политику дистанцирования от ведущих мировых центров силы. Тем паче, Запад видит в Баку важного энергетического партнера, с помощью которого зависимость стран ЕС от энергоресурсов из РФ можно снизить. В таком контексте Азербайджан вряд ли будет делать окончательный выбор в пользу Москвы. Но к прагматическим отношениям Баку имеет интерес. Особенно, если при этом удается активизировать информационные атаки на главного оппонента.

Сергей Маркедонов
Ситуация с протестами по поводу пенсионной реформы носит противоречивый характер. С одной стороны, акции 2 сентября оказались неудачными. В Москве прошли два конкурирующих митинга – КПРФ и всех остальных протестующих. На митинг «всех остальных» пришли полторы тысячи человек – от «Справедливой России» и «Яблока» до протоиерея Всеволода Чаплина, в последние годы превратившегося в эпатажного крайнего консерватора, троллящего патриархию. В митинге КПРФ, по данным «белого счетчика», участвовали около 9 тысяч человек, но тот же «счетчик» зафиксировал, что около половины из них покинули проспект Сахарова уже через час. Это напоминает не поведение идеологически заряженных активистов, стремящихся подольше пообщаться друг с другом, а предвыборной массовки (в Москве 9 сентября выборы мэра, на которых кандидат от КПРФ претендует на второе место).

Практически не было московского среднего класса, что неудивительно. Во-первых, тема пенсионной реформы не вызывает у него сильных эмоций – эти люди привыкли рассчитывать на себя. Во-вторых, его представителям не хочется стоять под красными знаменами, участвовать в минуте молчания, посвященной памяти Александра Захарченко (что было на митинге КПРФ) или общаться с протоиереем Чаплиным. Что же до представителей бедных слоев общества, то им не до митингов – они едва сводят концы с концами, и многие из них вынуждены брать микрокредиты, чтобы собрать детей в школу. Нет и популярных лидеров общероссийского масштаба, способных возглавить протест. Зюганов надоел, Шеин малоизвестен. Немаловажно также, что даже протестные слои уверены, что реформу все равно примут - а раз так, то зачем тратить время.

В чем же противоречие? В том, что по данным Левада-центра, 53% россиян декларируют намерение участвовать в протестных акциях против реформы. Абсолютное большинство из них на улицу не идут по причинам, указанным выше. Но опрос показывает внутреннее раздражение, которое выражается в перепостах и лайках в Интернете, в разговорах на кухнях (по советской традиции), в ответах на вопросы социологов. И эту тенденцию не стоит недооценивать.

Алексей Макаркин
Пока в России слово импортозамещение становится все менее модным (первоначальная эйфория уступила место скепсису), то американцы целенаправленно им занимаются. Понятно, что не во всем, а в стратегически важной для них сфере. NASA заключила контракты с компаниями Boeing и SpaceX на отправку своих астронавтов на МКС с 2019 году. Тогда истекает соответствующий контракт с Роскосмосом, который отправляет американцев на МКС на своих «Союзах». Уже на апрель 2019 года запланирован первый испытательный полет корабля Dragon, разработанного SpaceX, с астронавтами на борту. Впрочем, сохраняется возможность того, что если у американцев возникнут проблемы, то контракт может быть продлен – но ненадолго.

А пока Роскосмос разбирается с историей с отверстием в корпусе «Союза», которое привело к разгерметизации. Прежде всего подумали, что «виновным» оказался космический мусор, пробивший обшивку снаружи – такие случаи бывали и раньше. Потом выяснилось, что отверстие сделано изнутри – и, по данным источника из ракетно-космической отрасли России, речь идет об ошибке сотрудника на Земле и неудачной попытке виновного ее скрыть, которая выявилась уже в космосе. Но новый глава Роскосмоса Дмитрий Рогозин дал понять, что не исключает диверсию на орбите – то есть со стороны западных членов экипажа. Это неудивительно, так как Роскосмосом руководит политик, который известен своим жестким противостоянием с Западом. Только отечественной космической программе такие инвективы не помогут.

Алексей Макаркин
Нормандский формат после убийства Захарченко

В связи с убийством главы ДНР Захарченко глава МИД Сергей Лавров по существу поставил крест на «нормандском формате». Во вторник вечером в эфире программы "Большая игра" на Первом канале Лавров заявил: «Сейчас было бы просто неуместно и кощунственно этот нормандский формат собирать, особенно когда ни Берлин, ни Париж не высказали своего осуждения этого политического убийства, которое произошло в Донецке. В более широком плане в условиях, когда ни Берлин, ни Париж не могут повлиять на президента Порошенко, который продолжает манкировать своими обязанностями уже не первый год». Он также отметил, что контактная группа, включающая представителей Украины и республик, может принести результат.

Слова Лаврова неизбежно вызывают ряд вопросов. Во-первых, какую позицию Германии и Франции по убийству Захарченко хотела бы услышать Москва в условиях, когда нет никакой ясности в вопросе о заказчиках, мотивах и исполнителях устранения бывшего лидера ДНР? Выраженная Москвой уверенность в том, что теракт совершили спецслужбы Украины, ничем не подкреплена. Обстоятельства убийства вызывают большие сомнения в этой версии. По крайней мере не меньше оснований имеет версия, что убийство Захарченко стало результатом борьбы в верхушке ДНР за передел ресурсов и финансовых потоков.

Во-вторых, в условиях, когда и в ДНР, и в ЛНР сейчас нет мало-мальски легитимных лидеров и система власти в них является совершенно непрозрачной, очень странным представляется акцент Лаврова на встречи в рамках минской контактной группы. Кто собственно может там адекватно представлять интересы самопровозглашенных республик?

Если переговариваться с Берлином и Парижем по украинскому вопросу в обозримой перспективе бессмысленно, то, может быть, сделать ставку на достижение договоренностей с Вашингтоном? Но и перспектив договориться с США по урегулированию в Донбассе Лавров не видит. По его мнению, единственный интерес США на Украине – «создать новый долгосрочный опасный раздражитель непосредственно у границ РФ». Да и вообще американцы направляют туда боеприпасы, вооружение и своих военных инструкторов.

Похоже, что убийство Захарченко, как и прошлогоднее отстранение от власти Плотницкого, стало для Москвы очень неприятной неожиданностью и вызвало определенное замешательство. В этих обстоятельствах налицо резкое ужесточение официальной российской риторики в адрес Киева и стремление свести к минимуму роль западных игроков.

Александр Ивахник
У информации о подозреваемых в отравлении Скрипалей и способе транспортировки «Новичка» (кустарный флакон духов) два основных адресата. Первый – британское общественное мнение, которое в этом вопросе находится на стороне Терезы Мэй, но ждет новых доказательств (на слово политикам после иракской войны верят неохотно). Второй – и это важнее для России – США, которые намереваются ввести второй этап санкций по «делу Скрипалей», если Россия не допустит американских инспекторов на российские предприятия и в лаборатории (а это невозможно).

Теперь США получают дополнительные аргументы для введения, как минимум, трех из шести мер. А именно: запрет прямого или косвенного финансирования России американскими банками; обязательство США голосовать против любой поддержки России международными финансовыми организациями; запрет любого импорта из России; запрет американского экспорта в Россию, кроме продуктов питания; прекращение рейсов «Аэрофлота» в США; снижение уровня дипломатических отношений (отзыв посла, которого заменит временный поверенный). «Второй пакет» санкций может быть введен уже в текущем году.

Алексей Макаркин
8 сентября в Москве состоится встреча Владимира Путина и Никола Пащиняна – уже третья по счету. В отношениях Москвы и Еревана сложился парадоксальный расклад. В стратегических отношениях, на первый взгляд, нет проблем. Новое правительство, вопреки обвинениям в прозападничестве, не поставило под сомнение ни пребывание российской военной базы в Гюмри, ни присутствие крупного капитала в экономике Армении, ни членство закавказской республики в ЕАЭС и ОДКБ.

В то же время, создается ощущение психологического дискомфорта в отношениях государственных деятелей двух страны. Глава МИД РФ Сергей Лавров уже дважды выразил озабоченность положением дел в Армении. В последний день лета Владимир Путин официально поздравил экс-президента Роберта Кочаряна, который сегодня является фигурантом следственного дела о событиях 1 марта 2008 года. И по факту он - главный раздражитель для кабинета Пашиняна. Как совместить верность союзничеству и разночтениями по внутриармянским проблемам?

Российские власти опасаются революций, страшатся радикальной риторики. И армянские политики сегодня дают немало поводов для опасений. Так, во время предвыборной встречи кандидат в мэры от пашиняновского блока «Мой шаг» Айк Марутян заявил о том, что против «светлых сил борются силы темные». Для консерваторов из Кремля и Смоленской площади, наученных горьким опытом Грузии и Украины, такие действия – нарушение преемственности власти, хаотизация. Отсюда недалеко и до пересмотра основ двусторонних отношений. Но если Грузия и Украина соответственно до «революции роз» и двух «майданов» уже рассматривались, как «отрезанные ломти», то Армения - ценный стратегический союзник. Но и надо понять и логику Пащиняна. Оседлав народный протест и войдя во власть благодаря ему, премьеру трудно мгновенно «переодеться», сменить амплуа трибуна на расчетливого прагматика. Ему еще предстоит осваивать византийские хитрости аппаратной игры. Важно, чтобы эта психологическая «притирка» прошла бы для Еревана и Москвы с меньшим количеством издержек.

Сергей Маркедонов