Bunin & Co
7.77K subscribers
19 photos
2 files
254 links
Политическая аналитика от экспертов Центра политических технологий им. Игоря Бунина
Download Telegram
to view and join the conversation
Лидер испанских социалистов Педро Санчес все-таки сумел получить вотум доверия в Конгрессе депутатов в качестве премьер-министра. 7 января во втором туре голосования он выиграл с ничтожным перевесом, получив поддержку 167 депутатов из 350, 165 голосовали против, 18 воздержались. Чтобы добиться этого, Санчесу пришлось согласиться на коалицию с левопопулистской партией Podemos и заключить соглашение с сепаратистской партией «Республиканские левые Каталонии» («РЛК») о будущих переговорах.

В итоге кандидатуру Санчеса поддержали соцпартия, Podemos, левая партия Más País и пять небольших региональных партий. Против голосовали Народная партия, крайне правая партия Vox, центристская партия «Граждане», две каталонские партии «Вместе за Каталонию» Карлеса Пучдемона и левацкая «Кандидатура народного единства, а также четыре партии из других регионов. «РЛК» и баскская EH Bildu воздержались. Голосование ярко продемонстрировало крайне высокую степень раздробленности нынешней партийной структуры Испании.

Если коалиционное соглашение социалистов с Podemos было заключено быстро, то переговоры с «РЛК» шли долго и трудно. Лишь после того, как генпрокуратура рекомендовала Верховному суду Испании выполнить решение Суда ЕС и освободить осужденного лидера «РЛК» Ориола Жункераса, избранного в Европарламент, руководство партии согласилось воздержаться при голосовании вотума доверия Санчесу. Но достигнутая сделка вызывает много вопросов. Она предусматривает, что через 15 дней после формирования нового правительства должны начаться его переговоры с региональным правительством относительно разрешения «политического конфликта» в Каталонии. Переговоры не будут иметь «ограничений по содержанию», но будущее соглашение должно соответствовать «рамкам политико-правовой системы», при этом важные решения должны выноситься на голосование граждан Каталонии.

Ясно, что в ходе будущих переговоров достигнутые договоренности будут трактоваться сторонами по-разному. Национальный координатор «РЛК» Пер Арагонес уже заявил, что каталонская сторона на переговорах будет добиваться согласия на проведение в перспективе референдума о независимости. Ситуация осложняется тем, что партия «Вместе за Каталонию», выдвиженец которой Ким Торра возглавляет правительство в Барселоне, не поддержала договоренности о будущих переговорах.

Коалиционное правительство меньшинства, которое возглавит Санчес, будет подвергаться сильнейшему противодействию оппозиции и по наиболее болезненной каталонской проблеме, и в связи с довольно радикальными планами в социально-экономической сфере (увеличение налогов на богатых и крупные компании, повышение до €1,200 в месяц национального минимума зарплаты). Нельзя не замечать и противоречий внутри самой правительственной коалиции. Так что можно быть почти уверенным, что весь срок своих полномочий правительство не проработает.

Александр Ивахник
В истории со скоротечным американо-иранским конфликтом есть несколько интересных особенностей.

1. Неготовность ни Ирана, ни США к серьезной войне. Обе страны находятся в фазе перенапряжения сил из-за внешнеполитических амбиций. В США ни один кандидат в президенты не выступает за даже теоретический рост военного присутствия за пределами страны. Напротив, все позиционируют себя как миротворцы. Иракская операция Джорджа Буша-младшего с ее тактической военной победой и стратегическим военно-политическим поражением оказала сильнейшее влияние на общественное мнение. Но перенапрягается и Иран, в котором люди выходят на улицы, протестуя против затратных внешнеполитических авантюр и требуя приоритета социальной политики. Звучат ностальгические воспоминания о временах шаха и резкая критика в адрес исламских деятелей. Иранские власти подавили выступления, но должны учитывать протестный фактор.

2. США после отставки Джона Болтона стали крайне осторожно относиться к контактам с иранской эмиграцией. Госсекретарь Майк Помпео – также сторонник жесткого курса в отношении Ирана – только что направил телеграмму всем американским представительствам за рубежом с приказом не встречаться с иранскими оппозиционными группами без специального одобрения. Трамп и Помпео не верят в потенциал этой оппозиции, опасаются ее радикализма (Организация моджахедов иранского народа известна своими террористическими методами), а, главное – хотели бы вынудить к уступкам действующие власти страны. При этом, в отличие от Барака Обамы, республиканцы, похоже, не делают ставки на диалог с иранскими реформаторами. Они хотят говорить с теми представителями истеблишмента, которые реально влияют на принятие решений.

3. Оптимизма не вызывает слабая предсказуемость дальнейших событий – балансирование на грани войны чревато срывом, особенно в условиях полного отсутствия у сторон доверия друг к другу. Можно вспомнить классический исторический пример - Агадирский кризис 1911 года удалось разрешить, а через три года договориться не смогли. Правда, сейчас речи о мировой войне нет, но и региональная может быть опасной не только своими жертвами, но и последствиями.

Алексей Макаркин
История с анонсированной Партией прямой демократии показывает, что новое – это если не хорошо забытое, то несколько подзабытое старое. Одним членов оргкомитета партии и главой ее пресс-службы является политтехнолог и военно-исторический реконструктор Тимофей Шевяков, известный своей деятельностью в политической блогосфере нулевых годов. Когда главным политическим «мозговым центром» власти считался Фонд эффективной политики, шла борьба за влияние на политический сегмент «Живых журналов», велись первые войны компроматов в блогосфере. А молодые провластные публицисты бравировали и своей крутостью, и именем Сталина, выражая тем самым свою ненависть в отношении либералов.

Сейчас «Живой журнал» неактуален, а модным словом пока что является блокчейн, который собирается использовать будущая партия. Ее целевая аудитория понятна – молодые продвинутые избиратели, для которых традиционные политики выглядят архаично. Проблема в том, что их аполитичная часть на выборы не ходит, не желая отвлекаться от привычных дел. А протестная часть склонна голосовать за отчетливо оппозиционных политиков, которыми «прямые демократы» явно не будут. Вышедший партийный манифест – это набор слов об исчерпанности модели развития России и необходимости «продуманного капитального ремонта» существующей системы. Поэтому партия – если сможет пройти регистрацию – может столкнуться с хорошо известной проблемой дефицита электоральной поддержки.

Алексей Макаркин
Для президента Макрона наступила решающая фаза противостояния с профсоюзами в связи с планами проведения глубокой пенсионной реформы. 9 января профсоюзы провели четвертый национальный день протестов против реформы. Железные дороги по всей стране и метро в Париже почти не работали, более трети учителей не пришли на занятия, сократилась выработка электроэнергии. Более 50 тысяч человек участвовали в демонстрациях в Париже, сотни тысяч – по всей стране. А в целом это был уже 36-ой день стачечных действий. По продолжительности забастовка железнодорожников побила рекорд, установленный более 30 лет назад.

Напомним, пенсионная реформа предусматривает переход от запутанной системы с 42 особыми пенсионными режимами для работников госсектора к прозрачной универсальной системе с общими условиями формирования пенсий. Кроме того, возраст для получения пенсии в полном объеме через 7 лет должен быть увеличен с 62 до 64 лет. Профсоюзы настаивают, что реформа носит антинародный характер, покушается на завоеванные права и снижает стимулы для работы в госсекторе. Впрочем, профобъединения во Франции неоднородны. Одни, как воинственная экс-коммунистическая Всеобщая конфедерация труда, занимают непримиримую позицию. Другие, прежде всего крупнейшая Французская демократическая конфедерация труда, готовы к переговорам с правительством на предмет компромиссов.

На фоне происходящих бурных событий президент Макрон держится на удивление отстраненно. За время протестов он коснулся темы пенсионной реформы лишь в новогоднем телеобращении. Макрон признал, что реформа вызывает у некоторых французов опасения, призвал правительство активнее искать компромиссы, но заявил о необходимости ее полного осуществления. Твердость позиции Макрона, видимо, объясняется и субъективной значимостью для него пенсионной реформы как ключевого элемента программы модернизации страны, и внешнеполитическими соображениями. Убедительность его претензий на роль драйвера назревших реформ внутри Евросоюза была бы сильно подорвана неспособностью выполнить важнейшее предвыборное обещание у себя дома.

Надо признать, у Макрона есть основания для оптимизма. Масштаб пенсионных протестов идет на спад. По оценке МВД, в дне протестов 9 января приняло участие около 450 тысяч человек, в то время как 5 декабря – свыше 800 тысяч. Хотя продолжающаяся более месяца стачка транспортников создала большие неудобства французам и туристам, особенно в Париже, в целом она не парализовала жизнь страны. После беспокойных праздников заметно снизилась общественная поддержка продолжения стачечных действий. Так что можно ожидать, что в течение ближайших недель умеренная часть профлидеров после получения частных уступок от властей все-таки примет реформу в целом, и протестная активность постепенно снизится до обычного уровня.

Александр Ивахник
Нынешний январь в Абхазии выдался горячим  совсем не из-за глобальных климатических изменений. Начало нового политического года ознаменовалось здесь массовыми акциями протеста: демонстранты взяли штурмом администрацию президента, требуя отставки действующего главы республики Рауля Хаджимбы. Ситуация развивалась стремительно. Сначала депутаты при девятнадцати голосах за, четырех против и одном воздержавшемся приняли постановление с предложение президенту оставить свой пост. Затем в дело вступила высшая судебная власть. Верховный суд огласил решение о назначении повторных выборов главы республики. Именно этого добивалась оппозиция с первых минут после того, как абхазский ЦИК огласил итоги второго тура президентских выборов (они прошли в сентябре 2019 года). И, наконец, после вердикта Верховного суда Центральная избирательная комиссия Абхазии назвала дату новых досрочных выборов. Голосование назначено на 22 марта. 

     Можно ли считать происходящее неожиданностью? Какие сценарии будущего Абхазии просматриваются уже сегодня? Думается, что январские выступления оппозиции экспромтом не были. Для обострения ситуации было, как минимум, два повода. Первый, это оспаривание итогов сентябрьских выборов. Напомню, что действующий президент Рауль Хаджимба победил с мизерным преимуществом (1615 голосов!). Второй - ноябрьский криминальный инцидент в центре Сухума (стрельба у известного ресторана «Сан-Ремо»). Все это накладывалось на многолетний внутриабхазский раскол, дававший о себе знать уже не раз (наиболее яркими примерами стали выборы 2004-2005 гг., массовые акции протеста в мае - июне 2014 года, стоившие поста президента Александру Анквабу). 

      Еще до новогодних каникул Сухум с кратким визитом посетил один из ведущих оппозиционных лидеров Аслан Бжания, пропустивший выборы-2019 из-за отравления. К слову сказать, слухи и спекуляции вокруг этой истории также внесли свой вклад в общую дестабилизацию обстановки и снижение популярности действующей  власти. В январе 2020 года Бжания уже активно включился в политическую игру. Скорее всего, он станет одним из фаворитов будущей кампании. Но перевыборы - это тактическое, а не стратегическое решение. Они позволяют купировать текущий кризис, не допустить разрастания эскалации конфликта внутри абхазского общества. Но все те проблемы, с которыми сталкивался Хаджимба, достанутся в наследство его гипотетическому преемнику. Это и раскол политического класса республики, и наступление криминала, и дефицит новых подходов (апелляции к войне с Грузией и к историческому прошлому уже не дают прежнего эффекта). Тем более, не исключено, что на новом витке электоральный раскол снова будет воспроизведен, а предсказать победителя со стопроцентной вероятностью  сегодня не возьмется никто. 

Сергей Маркедонов
Индикатором общественных настроений в России часто является  кинематограф. Вот и сейчас сложилась интересная ситуация. Перед Новым годом и в течение новогодних каникул был создан режим наибольшего благоприятствования для двух российских фильмов – исторического «Союза Спасения» и фантастического «Вторжения». Не только была проведена мощная рекламная кампания, но и произошла сдвижка на более поздние сроки премьер западных фильмов в России.

Результат оказался примечательным. В конкуренции «Союза Спасения» и «Вторжения» победила куда менее притязательная комедия «Холоп», собравшая за три недели проката 2,3 млрд рублей. Это второе место по кассовым сборам среди современных российских фильмов после «Движения вверх» - причем для «Холопа» это еще не предел. Массовый зритель не захотел разбираться в тонкостях противоречий между монархией и декабристами почти 200 лет назад – кстати, судя по отзывам, подрастающему поколению, все-таки добравшемуся до этого фильма, декабристы понравились (молодые, красивые, стильные). О сути споров и «охранительной логике» авторов фильма подростки не думают. Несколько лучше результаты у мрачноватого «Вторжения» - но идти на фильм, где много переживаний, россияне, пребывавшие в расслабленном настроении, тоже не очень захотели.

На этом фоне «Холоп» выглядел весьма привлекательно. Легкая комедия с элементами «попаданчества» в другую эпоху (оказавшегося, впрочем, мнимым) – следовательно, веселая костюмная история. Отпрыск миллионера наказывается за свои дурные качества, но не очень сильно – зрители не кровожадны. Вся история завершается «хеппи-эндом», что тоже приятно. Можно сходить на фильм с ребенком без опасения, что ему будет скучно (или он станет задавать вопросы, ответы на которые родители позабыли после сдачи школьного экзамена) или страшно.

Ситуация напоминает позднесоветское время, когда рейтинги тогдашних активно продвигавшихся государством идеологических фильмов оказывались ниже ожидаемых, несмотря на организованный привод школьников (нечто подобное происходило и сейчас с «Союзом Спасения»). А чемпионом проката 1982 года стала комедия Леонида Гайдая «Спортлото-82» - далеко не самое удачное творение мастера, которое хоть как-то вытягивал лишь Михаил Пуговкин. Или же 1985 год – на первом месте «Самая обаятельная и привлекательная», а официозная «Победа» на 18-м, хотя и опережала по количеству копий. Людям хотелось отдохнуть с семьей в кинотеатре от текущих забот – такое желание было эффективнее любой пропаганды.

Алексей Макаркин
До старта праймериз Демократической партии США, которые определят оппонента Дональда Трампа на выборах в ноябре, осталось три недели. Чего от них ожидать?

Вполне возможно – затяжной интриги. Лидер рейтингов – бывший вице-президент Джо Байден (29%), но его преследуют сенаторы Берни Сандерс (20%) и Элизабет Уоррен (15%), а также мэр маленького городка Саут-Бенд Пит Буттиджич (8%). Поскольку демократы (в отличие от республиканцев) распределяют делегатские мандаты между сторонниками не  одного победителя, а всех кандидатов, набравших на праймериз более 15%, не исключен сценарий, что явного фаворита не появится, и тогда даже «супервторник» 3 марта, когда в 13 штатах будет избрано 1345 делегатов съезда, не назовет победителя.

В феврале голосуют всего четыре штата (в сумме – 155 делегатов), но от этих «ранних штатов» зависит, кого демократические избиратели определят в качестве и фаворитов, и неудачников. Успех порождает успех.

ДЖО БАЙДЕН – если выиграет первый раунд в Айове и не отстанет сильно от явного фаворита вторых праймериз (Нью-Хэмпшир), останется фаворитом, а четвертые праймериз февраля – в Южной Каролине не принесут ему чистой победы только если он сильно провалится на первых трех. Там – самая высокая доля афроамериканских избирателей, среди которых Байден популярнее своих соперников.

БЕРНИ САНДЕРС – поборется в Айове почти на равных с фаворитом, скорее всего выиграет Нью-Гемпшир. И все же только провал Байдена сделал бы его фаворитом.

ЭЛИЗАБЕТ УОРРЕН, осенью почти догнавшая Байдена, потеряла ветер в парусах. Почти везде идет на третьем месте, что позволит ей оставаться в гонке еще достаточно долго.

ПИТ БУТТИДЖИЧ – главная сенсация кампании – никогда еще политик столь «мелкого масштаба» не составлял столь сильной конкуренции партийным тяжеловесам,  ему удается собирать большие пожертвования на кампанию (явный запрос на новые лица в партии). К тому «мэр Пит» (так его зовут в Америке, чтобы не ломать язык мудреной мальтийской фамилией) – одновременно католик и открытый гей. У него неплохие рейтинги в Айове и Нью-Хеммпшире, и только успех в этих двух штатах позволит ему продолжить борьбу, хотя победителем гонки его вряд ли кто-то видит.

Наконец, еще одна интересная фигура – бывший мэр Нью-Йорка миллиардер Майкл Блумберг. По рейтингам он – пятый, и в первых праймериз – не фаворит. Скорее всего, его стратегия уповает на то, что ни Байден, ни остальные не «уйдут в отрыв», и тогда от включит  свою избирательную машину на полные обороты.

Проблем у демократов хватает: так и не появился сильный кандидат из более молодого поколения (разве что Буттиджич), электорат слишком сильно отклонился влево (причина успеха Сандерса и Уоррен). А пока оппозиционная партия не решила проблему сильного кандидата в президенты, прогнозы о неминуемом поражении Трампа в ноябре выглядят явно преждевременными.

Борис Макаренко
Когда Рауля Хаджимба уже был обречен на отставку с поста президента Абхазии, его администрация успела выдвинуть последний аргумент против своих оппонентов – что в протестах против него участвовали граждане Украины. Аргумент оказался неудачным, так как гражданами Украины оказались защитники «русского мира» из ДНР. А лидером массовых протестов в Абхазии, приведших к отставке Хаджимбы, стал Ахра Авидзба. Это представитель нового поколения абхазских полевых командиров. В отличие от многих абхазских политиков он против Грузии не воевал, так как родился в 1986 году и во время завершающего этапа грузино-абхазской войны только пошел в школу. В 2008 году поехал воевать в Южную Осетию, но в боевых действиях из-за скоротечности войны принять участие в ней не успел. В 2014 году отправился в Донецк, где воевал против украинцев, быстро выдвинулся, стал командиром батальона «Пятнашка», получил звание полковника ДНР и звезду Героя республики. В политике до нынешнего года успехов не добивался – дважды баллотировался в абхазские депутаты, но избран не был.

После того как 22 ноября 2019 года в Сухуме был убит его двоюродный брат Алхас Авидзба, имевший репутацию вора в законе, Ахра вернулся домой и возглавил протесты. Уже в начале декабря со своих постов были уволены глава МВД, генпрокурор Абхазии и их заместители. А после того, как по обвинению в причастности к убийству задержали охранника Хаджимбы, Ахра Авидзба с соратниками добился и отставки президента. Таким образом «эффект ДНР», связанный с политической активностью ветеранов боевых действий 2014-2015 годов, неожиданно сработал в далекой от Донецка пророссийской Абхазии.

Алексей Макаркин
В Британии оживленно обсуждается очередная идея-фикс главного организатора кампании 2016 г. за выход из ЕС и ключевой фигуры недавней предвыборной кампании тори Доминика Каммингса. После убедительной победы на выборах главный советник премьера Бориса Джонсона выдвигает на первый план задачу коренной трансформации британской гражданской службы, т.е. правительственной бюрократии, насчитывающей в своих рядах более 400 тысяч чиновников.

Каммингс является давним критиком традиционной корпоративной культуры гражданской службы. В своей лекции 2014 года он характеризовал ее как структуру, в которой «почти никого никогда не увольняют, а неудача является нормой». Он назвал устаревшей саму концепцию автономной гражданской службы и высказался за отмену должностей постоянных внепартийных заместителей министров. Помимо недостатка ответственности недовольство Каммингса вызывает преобладание среди чиновников выпусников «Оксбриджа» с гуманитарными степенями, которые являются «специалистами общего профиля», слишком часто меняющими позиции в бюрократической иерархии. При этом сам Каммингс окончил как раз Оксфорд, получив степень по истории.

Толчок к нынешней полемике дало нестандартное объявление о найме, которое Каммингс поместил в своем блоге 3 января. Он написал, что для работы в офисе премьер-министра в качестве специальных советников и чиновников требуются люди с необычным бэкграундом и квалификациями, а не «самоуверенные выпускники частных школ». Главный советник премьера пояснил, что ждет заявлений от аналитиков данных, программистов, экономистов, менеджеров проектов, а также от «чудаков и изгоев со странными навыками». При этом Каммингс добавил, что уволит тех, кто не подходит, в течение нескольких недель.

Столь необычное объявление было истолковано авторитетами гражданской службы не только как нарушение законодательно закрепленных процедур найма чиновников, но и как выражение недоверия к профессиональному правительственному аппарату и намерение перетрясти его. Они резонно отмечали, что Каммингсу для достижения успеха в реформировании правительственного механизма придется работать с Уайтхоллом, а не против него, поскольку один человек не сможет изменить такую большую машину без множества союзников.

Конфронтационная позиция Каммингса встретила неприятие и внутри кабинета. По данным газеты Sunday Times, ряд министров настаивают, чтобы Борис Джонсон не позволил Каммингсу начинать «контрпродуктивную битву» с гражданской службой. Один из них заявил газете, что производительность гражданской службы резко упадет, если офис премьер-министра решит развязать борьбу с ней. Позиция самого премьер-министра пока неизвестна. Многое прояснится после масштабных перестановок в правительстве, которые ожидаются в феврале сразу после брексита.

Александр Ивахник
Предложенные Президентом поправки в Конституцию требуют внимательного осмысления. Так что пока только первое впечатление по тем из них, которые влияют на государственный строй.

Российская республика остается - по политологической классификации - президентско-парламентской, т.е. главным форматором исполнительной власти остается президент. Роль парламента остается пассивной: он может отклонить предложенную президентом (или номинированным им премьером) кандидатуру, но не может выдвинуть альтернативную. Но роль парламента возрастает: утвержденные им премьер и министры не могут быть отклонены Президентом, кандидаты в "силовые министры" проходят консультации в Совфеде. Возрастает и роль премьера, который сам представляет на утверждение парламента кандидатуры членов кабинета. Вместе с тем, в полном объеме сохраняется полномочие Президента по отправке в отставку министров и правительства в целом.

Решение - единственно возможное. Парламентская республика (или премьер-президентская, в которой главу исполнительной власти выдвигает парламентское большинство) работает хорошо только в условиях развитых и ответственных политических партий. Это пока не про Россию. Так что пусть парламент освоит свои новые полномочия, а там будем думать дальше.

Борис Макаренко
О послании президента.

1. Как и предполагалось, публично на первом месте – социальная сфера. Соответствует общественному запросу – люди устали от геополитики. Даже в конституционные поправки включены социальные нормы (о МРОТе и индексации пенсий).

2. Тезис о сменяемости власти – официальный сигнал о начале транзита (неофициальный был дан на декабрьской пресс-конференции, когда возник вопрос о двух президентских сроках «подряд»).

3. Цена вопроса, связанная с преемничеством, снижается – теперь президент не только сможет находиться у власти максимум 12 лет, но и должен поделиться прерогативами по формированию правительства с парламентом.

4. Усиливается роль Госсовета, статья о котором будет включена в Конституцию. Но Госсовет не будет аналогом Политбюро, так как Политбюро – это узкая группа лиц, а не собрание губернаторов.

5. Ключевой правовой вопрос – о приоритете международного права. Здесь предлагается воспроизвести уже существующую в российском законодательстве норму о том, что главным документом является Конституция. Однако статья 15 Конституции, в которой говорится о международном праве, входит в главу первую, которую может изменить только Конституционное собрание – а его созывать не планируется. Возможно, это положение будет включено в другой раздел Конституции – возможно, в статью 125 о Конституционном суде.

 Алексей Макаркин
Отставка правительства, последовавшая вслед за посланием президента, означает, что Дмитрий Медведев «выведен в резерв», получив должность зампреда Совета безопасности, которая вряд ли будет иметь самостоятельное значение. В последнее время в публичном пространстве обсуждался вопрос о возможном новом преемничестве Медведева – его возвращении на пост президента на один срок. Но такой вариант выглядит не слишком вероятным – он противоречит запросу на обновление системы и, кроме того, избиратели вряд ли забудут, что именно правительство Медведева повысило пенсионный возраст. В то же время отставка правительства позволит сформировать новый кабинет по нынешним правилам – то есть без утверждения министров депутатами. Так что новые правила будут распространяться на нового президента.

Алексей Макаркин
Вчера состоялся последний – до начала праймериз – раунд дебатов кандидатов в президенты от Демократической партии. И он скорее выявил слабости партии, а не сильные стороны.

Кандидаты искали уязвимые места друг у друга – и находили. Все это, никаких сомнений, внимательно фиксировалось командой Трампа, чтобы накопить аргументы против будущего оппонента – победителя Демократических  праймериз.

Главную атаку на фаворита – Джо Байдена – предпринял Берни Сандерс. На дебатах – попрекал его поддержкой войны в Ираке в 2003 (в чем Байден уже давно покаялся), а накануне  дебатов – упрекал Байдена за компромисс с республиканцами в 2010 по теме Social Security (Байден тогда – как вице-президент, искал выход из затяжного бюджетного кризиса). Эта атака – не только столкновение личностей-конкурентов (идущих нос-в-нос по рейтингам на первых двух праймериз), но и программный спор между центристом и «левым» - Сандерс пытается сыграть на модном в молодом городском электорате левом тренде. По ощущениям, Байден, скорее, «отбился».

Второй большой спор – между Сандерсом и Элизабет Уоррен: несколько дней назад Уоррен заявила, что в 2018 г. Сандерс убеждал ее, что женщина не может выиграть президентские выборы. Сандерс это категорически отрицает, но Уоррен настаивает, и похоже, большинство (включая подыгравшего ей модератора дебатов) верит скорее женщине. К тому же она напомнила, что из всех кандидатов только она «за последние 30 лет»  выигрывала выборы у республиканского инкумбента (сенатора от Массачусетса), а попытка Сандерса напомнить, что он тоже обыграл действующего конгрессмена республиканца менее 30 лет назад (в 1990) выглядела неуклюже.  А после дебатов Уоррен проигнорировала протянутую для рукопожатия руку Сандерса. Сандерс  этот «поединок» скорее проиграл, но и для Уоррен результаты не блестящие: в последнее время она выстаивала свой образ как «примирителя», «золотую середину» между центристом Байденом и слишком левым Сандерсом. А такая конфронтация этому образу не полезна.  

Повторим: эти распри Демократичесую партию отнюдь не усиливают. Но накануне первых – очень символически важных праймериз – они, наверно, неизбежны.

Борис Макаренко
В Британии прошел первый этап борьбы за пост лидера Лейбористской партии. Казалось бы, когда консерваторам Бориса Джонсона гарантированы пять лет правления, вопрос о новом лейбористском лидере не имеет особого значения. Однако предстоящие годы чреваты для Джонсона тяжелыми испытаниями. Здесь и ловушки пост-брексита, и угрозы сохранению целостности Соединенного Королевства, и трудная задача удержать депрессивные округа северной Англии, впервые завоеванные на декабрьских выборах. Так что за пять лет тори могут растерять всё свое преимущество. Тем не менее, лейбористы имеют шанс прорваться к власти лишь в том случае, если партию будет возглавлять человек, которому избиратели смогут доверить управление страной. Уходящий Джереми Корбин не был таким человеком.

Первоначальный барьер – получение номинаций от 10% лейбористских членов Палаты общин, т.е. 22 депутатов – прошли пять кандидатов. Теперь предстоит вторая стадия, в ходе которой до 14 февраля им нужно получить номинации от минимум 33 окружных партийных организаций или трех аффилированных организаций, включая два профсоюза, представляющих 5% всех аффилированных членов. Из пяти кандидатов лишь трое имеют серьезные шансы преодолеть второй барьер. Это члены теневого кабинета сэр Кир Стармер и Ребекка Лонг-Бейли и рядовой депутат Лайза Нэнди. В случае успеха им предстоит пройти через прямое голосование рядовых членов партии (около 500 тысяч) и аффилированных организаций. Его итоги будут объявлены 4 апреля.

Ожидается, что основная борьба будет происходить между Стармером, который позиционирует себя в роли центристского объединителя партии, и Лонг-Бейли, входящей в ближний круг Корбина. Фаворитом сейчас выступает Стармер, который заручился поддержкой 88 депутатов и крупнейшего профсоюза Unison. Стармер из простой семьи, но получил юридическое образование и стал известным адвокатом. С 2008 по 2013 год он возглавлял Королевскую прокурорскую службу, за что и получил рыцарское звание. Стармер стремится заручиться поддержкой хотя бы части левого крыла партии, заявляя, что не хочет «выбрасывать в корзину» ни опыт последнего лейбористского правительства, ни годы лидерства Корбина, и выражая решимость бороться с неравенством и повышать налоги на богатых. Что касается брексита, то он предлагает относиться к нему как к свершившемуся факту, но бороться за сохранение тесных связей с единым рынком и таможенным союзом ЕС.

Ребекка Лонг-Бейли настаивает на том, что партия должна сохранить свою радикальную социалистическую повестку. Недавно она оценила лидерство Корбина на 10 баллов из 10. Считалось, что сила Лонг-Бейли как кандидата заключается в поддержке со стороны крупного тред-юниона Unite и активистской организации Momentum, созданной приверженцами Корбина. Однако корбинисты сильно деморализованы тяжелейшим поражением на выборах, и кампания Лонг-Бейли пока не набрала большой динамики.

Александр Ивахник
Ликбез: много за последние сутки рассуждений про президентскую, парламентскую и смешанные республики, про Госсовет и тп. И много неграмотного.
Позвольте вмешаться политологу-компаративисту, напомнить базовые истины этой дисциплины.

Республика ПРЕЗИДЕНТСКАЯ, если в ней всенародно избранный президент сам возглавляет исполнительную власть, должности премьера нет.

Республика ПАРЛАМЕНТСКАЯ, если в ней президент не избирается всенародно (а парламентом - или если это конституционная монархия, хотя тут есть конфликт в терминах).

ПОЛУПРЕЗИДЕНТСКИХ республик - два типа, различающихся тем, кто является реальным formateur исполнительной власти. Она - ПРЕЗИДЕНТСКО-ПАРЛАМЕНТСКАЯ, если форматор - президент, а у парламента - лишь пассивное право утвердить/не утвердить премьера (иногда и министров), но не выдвигать своих кандидатов. Она - ПРЕМЬЕР-ПРЕЗИДЕНТСКАЯ, если премьером может стать лишь лидер партии или коалиции парламентского большинства, каковое и выступает в роли форматора.
С этой точки зрения США - республика президентская, Франция, Финляндия, Португалия, Ирландия, Австрия и большая часть западных посткоммунистических государств - премьер-президентские. А Россия - президентско-парламентская, и останется ею даже после принятия поправок, поскольку форматором был и останется президент. Но при этом полномочия парламента несколько расширятся, а институциональная автономия премьера - возрастет.

Статус Госсовета еще предстоит определить, но чтобы наделить его властными (а не консультативными) полномочиями, их надо у других властных институтов отнять. А про это вчера ничего не говорилось.  

Борис Макаренко
Приедет ли российский министр иностранных дел Сергей Лавров в Тбилиси? Этот вопрос в начале наступившего года стал  едва ли не главным сюжетом в грузинских СМИ и в общественно-политических дискуссиях в этой стране. Данной теме уделяют внимание и в российских изданиях. Однако, в намного меньших объемах. Причина здесь проста и очевидна. Для Грузии Россия - внешнеполитический вопрос номер один, тогда как для РФ грузинское направление не столь актуально, особенно по сравнению с политикой в отношении США, ЕС, Китая, стран Ближнего Востока. В чем же причина столь пристального внимания к гипотетическому визиту главы МИД РФ, к тому же, пока не подтвержденному официально?

    Дело в том, что Грузия получила председательство в Совете Европы. В 2019 году исполнилось двадцать лет с момента ее вступления в эту интеграционную структуру, которую Тбилиси рассматривает, как важный приоритет на пути углубления сотрудничества с «единой Европой» и своеобразный «приготовительный класс» для  возможного присоединения к ЕС. Как бы то ни было, а в рамках грузинского председательства в мае 2020 года намечена встреча глав МИД стран-членов Совета Европы. Она пройдет в Тбилиси. Как следствие, актуализация темы визита Сергея Лаврова. Забегая вперед, грузинская оппозиция уже пригрозила российскому министру акциями протеста против «оккупации» Абхазии и Южной Осетии. И едва ли не повторением «ночи Гаврилова», спровоцировавшей новый кризис в отношениях между Грузией и Россией, которые и без того переживали не самые лучшие времена.

    При этом обращает на себя внимание то, что в  информационно-политическом пространстве оппозиция ведет себя намного более активно. Власти стремятся излишне не педалировать тему визита, обещая в случае такового донести «принципиальную позицию» Грузии по «деоккупации».  И все это на фоне предстоящих парламентских выборов, главной кампании в стране. Не говоря уже о падении популярности правящей партии «Грузинская мечта». Оппозиция использует любые возможности для мобилизации голосов в свою пользу. И игра на «патриотическом поле», как нельзя лучше подходит для этого. Таким образом, снова российская тема становится не столько вопросом о собственно отношениях двух стран, сколько блюдом внутриполитического меню Грузии.  Главной мишенью оппонентов Бидзины Иванишвили, призывающих привлечь Лаврова к ответственности за нарушение законодательства об «оккупированных территориях», является не столько российский министр, сколько грузинский кабинет министров и действующая власть в целом. До главы МИД РФ они, скорее всего не достанут. Но использовать с выгодой для себя спекуляции по поводу его возможного приезда в Тбилиси, они в состоянии. При этом более осторожная власть, чтобы не ударить в грязь лицом перед избирателем, вынуждена задирать «патриотическую планку». В этой связи, очевидно, что ждать серьезных прорывов в деле двусторонней нормализации пока что не приходится.

Сергей Маркедонов
Голосование по поправкам в Конституцию пройдет не в формате референдума, так как обеспечить 50%-ную явку на голосование будет крайне затруднительно. Даже с учетом социальных тем о МРОТе и пенсиях – они и так есть в действующем законодательстве, ничего нового не предложено. В обществе распространены усталость и апатия. Конституционные вопросы далеки от повседневных интересов граждан. Даже на думские выборы 2016 года пришли 47,8%. На президентские в 2018-м явка, впрочем, была выше – 67,5%. Но выборы президента, с точки зрения россиян, это выбор судьбы, что никак не связано с конституционными поправками.

В результате могла возникнуть нежелательная коллизия. Поправки были бы приняты по всем правилам (обе палаты парламента и законодательные собрания регионов проголосуют без проблем) и вступали в силу. А референдум мог быть признан недействительным из-за недостаточной явки – получалось, что россияне отклоняли поправки. Поэтому избран вариант «голосования без референдума», но для него нет нормативной базы, которую, видимо, придется принимать одновременно с разработкой поправок.

И главный вопрос – а зачем это голосование вообще нужно? Видимо, для действующего президента принципиальна новая конструкция власти, включая и ограничения для потенциальных кандидатов на его пост. И он хотел бы «затвердить» эти поправки, чтобы их было труднее пересмотреть в будущем, если такое желание возникнет. Но проблема (только уже не юридическая, а политическая) все в той же явке – если она окажется небольшой, то вопрос о народном одобрении поправок может «подвиснуть».

Алексей Макаркин
«Между Сухуми и Тбилиси должен быть диалог. В каком формате, в какой форме, не имеет значения». Заяви этот тезис представитель политологического сообщества из России США, любой европейской страны, он прошел бы незамеченным. Но процитированный выше фрагмент – это позиция Аслана Бжании, лидера Блока оппозиционных сил Абхазии, прозвучавшая 16 января 2020 года в его интервью.     

    Впрочем, после того, как президент Рауль Хаджимба покинул свой пост (в том числе и под влиянием переговоров с Бжанией при посредничестве российской стороны), вопрос о том, кто в Абхазии власть, а кто оппозиция, дискуссионный, как минимум. Тем более, Бжания уже объявил об участии в повторных выборах, намеченных на 22 марта. И его рассматривают сегодня, как явного фаворита предстоящей гонки. Таковым он был и  в прошлом году, но после отравления был госпитализирован и из борьбы за президентское кресло выбыл. Сегодня он, как никогда готов к тому, чтобы встать во главе Абхазии. 

    Означает ли это, что один из ведущих абхазских политиков готов к принципиальной «смене вех» во внешней политике республики, последовательно выступавшей за отделение от Грузии? И означает ли это поворот Сухуми от Москвы в сторону Тбилиси? Думается, с выводами спешить не стоит. Во-первых, различные абхазские политики не раз высказывались о необходимости диалога с Грузией. Про это, например, публично говорил экс-министр иностранных дел и бывший премьер Абхазии Сергей Шамба. Собственно, ничем иным, кроме как поиском компромиссов занимаются представители Сухуми на Женевских переговорах. Хотя там они и не имеют официального статуса,  в Женеве абхазы - полноценные участники дипломатических консультаций. Во-вторых, в предложениях Бжании сегодня, а Шамбы вчера речь не о вхождении в состав Грузии и об отказе от самостоятельности. Тот же Бжания говорит об экономике. Заметим, и Москва не раз поднимала вопрос об открытии транспортных коридоров из России через Абхазию в Грузию. Во многом согласие Тбилиси на вступление РФ в ВТО было «завязано» на этот сюжет. Таким образом, Бжания не противоречит и российским подходам. Экономические контакты поверх неразрешенных статусных проблем – не только кавказское ноу-хау. Достаточно посмотреть на днестровский или кипрский опыт. В этой связи прагматизм не должен восприниматься, как некая готовность к далеко идущим политико-правовым уступкам.

Сергей Маркедонов
А все-таки интересно, приедет ли Владимир Путин 19 января в Берлин на конференцию по урегулированию в Ливии. С одной стороны, ему сейчас вроде как не до Ливии. Правильная организация начала транзита власти и формирование нового правительства для президента России бесконечно важнее, чем замирение главы Правительства национального согласия Фаиза Сарраджа и командующего Ливийской национальной армией фельдмаршала Халифы Хафтара. К тому же Хафтар, отказавшись подписать в Москве, в отличие от Сарраджа, соглашение о перемирии, поставил под вопрос посредническое влияние России, чем, вероятно, неприятно удивил Путина.

С другой стороны, если подходить спокойно и непредвзято, у Хафтара были свои резоны для отказа. Содержавшийся в проекте соглашения пункт об отводе его войск от Триполи и недавно захваченного Сирта для фельдмаршала, конечно, неприемлем – не для того он с апреля прошлого года потратил столько сил и средств для установления контроля над западной Ливией. Можно понять и требование Хафтара о разоружении в трехмесячный срок исламистских вооруженных формирований, которые формально подчиняются Правительству национального согласия, а на деле скорее контролируют это правительство, по сути не имеющее регулярных войск. Конечно, другое требование Хафтара – о полном исключении Турции из международных посредников в ливийском урегулировании – не исполнимо, хотя бы потому, что Турция является единственным реальным патроном Сарраджа, а Москва, находящаяся в сложном взаимодействии с Эрдоганом и в Сирии, и в Европе («Турецкий поток»), не может позволить себе резких антитурецких движений.

Тем не менее, до сравнительно недавнего активного вмешательства Турции в ливийскую ситуацию Москва, сохраняя корректные отношения с международно признанным правительством Сарраджа, на деле поддерживала усилия фельдмаршала Хафтара по установлению контроля над страной. Именно в нем Россия, как и Франция, видит единственную сильную фигуру, способную восстановить развалившееся после Каддафи государство и навести порядок, в том числе в нефтедобыче и организации экспорта нефти. А российское Минобороны, развившее тесные отношения с Хафтаром, вероятно, было бы не прочь приобрести на южном побережье Средиземного моря важную военно-морскую базу.

Учитывая, что в берлинской конференции по Ливии будут принимать участие, помимо прочих, представители Франции, Египта, ОАЭ, т.е. стран, поддерживающих Хафтара, не исключено, что там удалось бы добиться соглашений, в большей степени устраивающих фельдмаршала, чем при двустороннем посредничестве России и Турции. А значит, и получить практически осязаемый результат в деле урегулирования. В таком случае участие Владимира Путина в берлинских переговорах подчеркнуло бы значимость роли России в разрешении внутриливийского конфликта.

Александр Ивахник
В Брюсселе разразился громкий скандал. 15 января журнал Der Spiegel сообщил, что германские прокуроры ведут расследование в отношении бывшего высокопоставленного дипломата ЕС, работающего ныне в лоббистской структуре, и двух сотрудников другой лоббистской фирмы. Они подозреваются в том, что передавали закрытую информацию Министерству государственной безопасности Китая. Неназванный бывший дипломат из Германии занимал важные посты в Еврокомиссии, а затем до 2017 года был послом ЕС в ряде стран. Генпрокуратура Германии подтвердила эту информацию и сообщила, что были проведены обыски в офисах и квартирах в Берлине и Брюсселе, а также в федеральных землях Баден-Вюртемберг и Бавария.

По данным издания Politico, эта новость «пустила ударную волну» в Брюсселе в тесно взаимосвязанных кругах политиков, чиновников и лоббистов. Они уже оживленно обсуждают возможные последствия сенсационного разоблачения. Ожидается, что в ЕС будут ужесточены явно дырявые протоколы безопасности и правила поведения для ушедших в отставку сотрудников Еврокомиссии. Но еще более важно то, что проблема китайского вмешательства в дела ЕС теперь будет восприниматься более серьезно. В Европе давно растут страхи в отношении китайских сетей шпионажа, пропаганды и кибератак. Сомнения в отношении безопасности особенно касаются поставщиков телекоммуникационного оборудования Huawei и ZTE. Тем не менее, до сих пор страны континента и ЕС в целом не предпринимали решительных действий. Крупнейшие государства ЕС пока откладывают принятие решения относительно допуска Huawei к развитию мобильных сетей пятого поколения.

К осторожности европейских лидеров побуждает, в частности, торговый конфликт между президентом Трампом и Китаем и возможное развязывание Вашингтоном торговой войны с ЕС. В этих условиях в наступившем году в ЕС были запланированы меры по значительному усилению взаимодействия с Китаем в сферах торговли и внедрения технологий. В конце марта в Пекине должен состояться саммит Китай – Евросоюз. В сентябре в Лейпциге Ангела Меркель будет проводить еще один саммит с лидерами ЕС и председателем Си Цзиньпином. Меркель заявила о желании заключить на этом саммите широкое инвестиционное соглашение между ЕС и Китаем. Однако в Брюсселе уже высказывают мнение, что свежая история с китайским шпионажем затруднит соответствующие переговоры, поскольку в них будут значительно усилены аспекты, связанные с обеспечением безопасности.

Александр Ивахник
«С нетерпением ожидаем работы с Вами для продвижения европейских и евроатлантических устремлений Грузии и придания еще большей динамичности стратегическому партнерству между Грузией и США», - с таким обращением к новому американскому послу 17 января выступил грузинский премьер-министр Георгий Гахария. 

     В Тбилиси работают многие дипломатические миссии и  представительства известных международных организаций и фондов. За весь период после распада СССР сложилась определенная традиция: в тех случаях, когда государство или интеграционная структура не может открыть свой офис во всех закавказских странах, его открывают в столице Грузии. Однако американское посольство в сегодняшней Грузии – это не просто одно из зарубежных диппредставительств. Во многом США позиционируют себя в качестве гаранта грузинского национального суверенитета. И ведущие политики в Грузии (не важно, провластные или оппозиционные) поддерживают этот дискурс. Ведь именно Вашингтон в отличие от стран «старой Европы» продвигает идею форсированного вступления своего закавказского союзника в НАТО. США и Грузию связывает Хартия о стратегическом партнерстве. В прошлом году исполнилось десять лет подписанию этого документа. Вот и новый посол США Келли Дегнан (в этом качестве она принесла присягу в Госдепартаменте 16 января) констатирует: «Подобно Америке, и Грузия боролась за достижение свободы. Но эта с трудом обретенная независимость остается под угрозой из-за России». В наращивании грузино-американской стратегической кооперации многим в Тбилиси видится возможность для «сдерживания» Москвы и восстановления территориальной целостности. Другой вопрос, насколько реалистичны подобные взгляды, но сегодня превалируют именно они. 

     От США многое зависит и в плане международной легитимации грузинских выборов. То, что Келли Дегнан начинает свою миссию в год важнейшей избирательной кампании в стране парламентской о многом говорит. Парадоксально, но факт: с конца марта 2018 года, после того, как свою миссию завершил Ян Келли, пост посла США в Тбилиси был вакантным. Американцы скрупулезно подбирали кандидатуру, стараясь избежать назначения дипломатов, слишком привязанных к экс-президенту Михаилу Саакавшили. Но сегодня и Госдеп, и Белый дом активно советуют грузинским властям «укрепить демократию», что в переводе на обычный язык означает: что давления на оппозицию Вашингтон не потерпит. Как минимум, это давление должно быть ограниченным. В США понимают, что «Грузинская мечта» продолжает следование евроатлантическому курсу и замена этой партии на другие силы не приведет к существенным переменам. Но там же осознают, что стремление «мечтателей» увековечить свой статус правящей партии грозит Грузии внутренними потрясениями. С точки зрения американских стратегов, в этом случае лишь Россия станет бенефициаром. Такого сценария они допустить не хотят. 

Сергей Маркедонов