Как спасти американоцентричный миропорядок?

Российская спецоперация на Украине бросила вызов существующему миропорядку – последние сомнения на этот счет окончательно развеялись теперь и в Вашингтоне. Старший научный сотрудник Корпорации RAND Майкл Мазарр предлагает некоторые интересные размышления на этот счет.

Мазарр считает, что после 1945 г. США удалось сконструировать «самый институционализированный за всю историю миропорядок основанный на правилах»:

«Экономическое объединение могущественных стран позволило этим странам установить стандарты — в верховенстве закона, финансовой и валютной политике, совместимости технологий и во многих других областях — и затем привлечь новых сторонников, стремящихся извлечь выгоду из такой координации. Страны, которые искали передовые технологии, прямые иностранные инвестиции или поддержку международных финансовых организаций, оказались, по крайней мере, частично ограниченными правилами и нормами [американо-центричного] миропорядка. Исключение из экономического порядка оказалось экономически фатальным, заставляя подавляющее большинство стран скорректировать свое поведение, по крайней мере, до некоторой степени, чтобы оставаться привязанными к международной системе. Послевоенный порядок часто считается суммой его институциональных частей, но реальным источником его силы является его более широкий гравитационный эффект».

Решение Москвы о начале СВО на Украине «спустило на Россию всю мощь этого миропорядка» - ключевая группа ведущих промышленных (Мазарру приятнее определять их в терминах «демократические» - ну ок) государств и ряд негосударственных акторов устремились на защиту этого миропорядка. И вот тут логика Мазарра сильно отличается от того, о чем говорят у нас:

«Послевоенный порядок — это гораздо больше, чем просто продукт могущества США: эти государства и негосударственные субъекты, далекие от того, чтобы слепо соглашаться с американскими требованиями, защищали систему по своей собственной воле и в своих предполагаемых интересах».

Фронтальные атаки на миропорядок, таким образом, только укрепляют единство бенефициаров этого миропорядка. Стало быть, заключает автор, не этой угрозы стоит опасаться, но того, что ослабляет консенсус вокруг норм и принципов.

А в этой категории больше всего миропорядку угрожают
⭐️«амбиции архитекторов действующего миропорядка – которые могут зайти в своих внешнеполитических целях так далеко, что вызовут отторжение других» - так и случилось, по мнению Мазарра, в случае с расширением НАТО и противодействием России и в случае с распространением идей либерального интервенционизма;
⭐️растущее влияние средних держав, которые в конфликте великих держав удерживаются от того, чтобы занимать чью-либо сторону.
Число таких стран растет, как растет и их удельный вес в мировой политике. Но если все больше этих стран увидят для себя выгоду в сотрудничестве с «осью Россия-Китай» и станут отходить от США, это ослабит [существующий] миропорядок. И тревожные признаки этой тенденции автор усматривает в реакции этой части мира на российскую СВО.

Что делать?

«Чтобы сохранить послевоенный международный порядок, Вашингтону придется умерить и ограничить продвижение норм порядка и соблюдение его правил… В момент, когда большая часть мира настроена против российской агрессии, может показаться нелогичным предлагать Вашингтону уменьшить интенсивность своей обороны и продвигать порядок, основанный на правилах. В конце концов, этот порядок дал США огромное конкурентное преимущество.. Но война на Украине обнажила хрупкость системы. И если США не примут более прагматичный и гибкий подход к его поддержанию, послевоенный порядок может рухнуть в новую эру конфликта».